Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса (Antifragile. Things that gain from disorder) – 2012

То, что меня убивает, делает других сильнее

 Нассим Талеб — фигура одиозная. За его именем неразлучно следует скандальная слава. Он знаменит в узких кругах, даже несмотря на то, что он не политик, не кинозвезда и даже не олигарх. Так чем же он так прославился? А прославился Нассим Талеб тем, что обличал некомпетентных людей в политике, государственном и корпоративном управлении. Но делал он это не огульно, а на вполне резонных и научных основаниях. Да, кстати, точно так же он поливал и поливает грязью большинство ученых, кто пытается работать в области, в которой сам Талеб скушал не один пуд соли. Так что же это за человек такой?

Нассим Николас Талеб урожденный ливанец. Он потомственный православный христианин (на востоке есть не только иудеи и мусульмане), как и его предки. Предки Нассима были имениты на его родине, в Ливане. Они были врачами и государственными деятелями, политиками. Однако, с началом гражданской войны в Ливане, его семья эмигрировала в США, где и осела вместе с Нассимом. В США он смог получить неплохое образование в области экономики и теории вероятности, работал трейдером на фондовой бирже, получил степень MBA и защитил докторскую диссертацию. Но прославился он вовсе не этим.

Нассим Николас Талеб. Антихрупоксть.

Нассим Николас Талеб. Антихрупоксть.

Изучая вероятности и случайности, Талеб старался применить получаемые знания в своей профессиональной деятельности, а именно в торговле на рынке ценных бумаг. Как известно, в торгах обычно выступают два вида участников. Одни занимаются инвестированием и вкладывают средства в перспективные акции и облигации, надеясь на долгосрочную выгоду. А другие, напротив, привыкли спекулировать и играют на колебаниях курсов котировок за короткий период времени. Именно эти вторые и приковывают взгляды всех пускающих слюни от вида дорогих автомобилей, престижных часов и холеных костюмов. А золотая мечта каждого трейдера состоит в том, чтобы предвидеть будущее, а может быть, даже и не будущее целиком, а хотя бы только движение цены на конкретную ценную бумагу на ближайшие несколько дней или может быть даже минут.

Дело в том, что именно на подобных колебаниях цен и стараются заработать большинство трейдеров. Строятся различные модели, проводятся тысячи сложных ретроспективных анализов с целью понять динамику и характеристику тренда. И в конечном итоге предугадать будет ли повышение или же наоборот понижение цены на конкретную ценную бумагу. Но сделать это чрезвычайно трудно, поскольку механизмы формирования цен, за исключением случаев манипуляции рынком или действий крупных игроков, полностью стохастические. Тысячи, десятки тысяч трейдеров самостоятельно формируют цену опираясь на свое чутье либо это делают специальные алгоритмы, запрограммированные опять же человеком. А факторов, оказывающих действие на разношерстную публику, жаждущую наживы, просто и не сосчитать.

Итак, работая со случайностями и вероятностями, он набирался опыта и все глубже и глубже погружался в предметную область стохастических процессов. Но постепенно, Нассим Талеб пришел к очень интересным выводам. И у него родилась, выкристаллизовалась, теория «Черного лебедя». Талеб понял, что нельзя спрогнозировать непрогнозируемое, как бы человек не пытался это сделать. Свои познания и открытия, Талеб старался и старается донести до людей. Он выступает с лекциями, он пишет книги и научные статьи. Из-под его пера вышло около пяти книг и с десяток научных статей. А книга «Антихрупкость» — крайняя книга Нассима, в которой он обобщает все знания и теории, которые он сумел познать или выработать за годы своей деятельности. Сейчас можно смело считать, что труд Талеба «Антихрупкость» настоящий апофеоз его знаний.

Любую из книг Талеба тяжело читать. Английский язык неродной для Нассима и может быть именно по этой причине автор пишет категорически вычурно. Читать его книги на английском языке занятие очень тяжелое для не носителя языка. И даже в хорошем переводе прочитанная информация требует определенного времени для осмысления. Не рассчитывайте, что удастся прочитать «Антихрупкость» за день — два, на усвоение материала у вас уйдет не меньше месяца.

Перевод на русский язык книги «Антихрупкость», выполненный Николаем Краевым, не плох. Он не идеален, но это все равно лучше, чем ничего. Переводчик старался изо всех сил, находил нужные словоформы, приводил переводы цитат известных произведений, встречающихся в книге, в том виде, к которому привык массовый читатель. Но культурные различия внесли свою лепту даже в этот не простой труд. Смешение восточной и западных культур у автора привели к некоторому хаосу с терминологией, особенно это касается понятий выпуклости и вогнутости. Но это далеко не вина переводчика. Талеб вторгся на еще очень мелкотравчато изведанную территорию математической теории. Тут ступала нога редкого человека и устоявшейся терминологии пока еще не сформировалось. Именно по этой причине, читать книгу нужно вдумчиво, стараясь понимать суть предлагаемой идеи своими мозгами. Но одно хорошо, вся книга состоит из нескольких разделов, каждый из которых содержит множество небольших глав, что существенно облегчает восприятие информации.

Да, в книге речь ведется не только о случайности. Вернее, о ней, но автор пытается отойти от канонического смысла случайности и на живописных примерах дать читателю возможность лучше понять свои идеи. Поэтому книгу «Антихрупкость» нельзя относиться как к чисто научной публикации. «Антихрупкость» это больше научно-популярное издание, изобилующее притчами и жизненными сюжетами. Однако, удовольствие от чтения получит не только праздная публика, решившая поразминать свои мозги, но и узкие специалисты, работающие с вероятностями и случайностями. Именно для них, в конце книги, даны выкладки с математическими формулами. Кстати, не стоит путать вероятность и случайность. Это хоть и ягоды одного поля, но смысл у них разный.

Особый интерес при чтении книги вызывает невероятное обилие различного рода исторических и обычных житейских врезок. Автор рассказывает поучительные истории, перемежает их событиями и происшествиями из собственной биографии. Так, шаг за шагом читатель погружается в таинственный мир случайностей, опциональностей, штанг и «черных лебедей». Ниже я приведу коротенькие выдержки из книги, которые показались мне наиболее интересными. И по возможности разбавлю их своими комментариями. Если вам неинтересен подобный конспект книги, то можно смело перемещаться на последний абзац обзора.

Эффект беговой дорожки

Эффект беговой дорожки был описан и исследован Дэнни Канеманом. Все началось с банального исследования так называемых гедонических состояний у человека. Бывало ли у вас такое состояние, когда вам до кровавых мальчиков в глазах хотелось бы заполучить в собственность какую-то вещь? А потом после того как она попала к вам в руки, интерес к ней полностью пропадал, а сознание начинало возжелать уже новый объект обожания. Ровно тоже самое состояние возникает у человека, когда он идет в поход за новинками в магазин или же занят апгрейдом программ на их обновленные версии. В российском сегменте интернет, данный феномен называется «гедоническая беговая дорожка». К сожалению, сам феномен не настолько подробно описан в статьях в сети, хотя он вполне имеет место быть и находит вполне адекватное применение в такой дисциплине как маркетинг. Именно по этой причине, я позволю себе добавить выдержку из другой книги, которая подробно иллюстрирует эффект «беговой дорожки».

Гедоническая беговая дорожка

"Давайте рассмотрим понятие гедонической адаптации — процесса привыкания к местам, в которых мы живем, к нашим домам, партнерам в романтических отношениях и к множеству других объектов.

Переехав в другой дом, мы можем прийти в восторг при виде блестящего паркета из ценных пород дерева или, напротив, расстроиться из-за неприятного известково-зеленого цвета кухонного гарнитура. Через несколько недель все эти факторы отходят на второй план: нас перестает раздражать цвет шкафов на кухне, однако и красивый паркет уже не радует, как прежде. Этот тип эмоционального выравнивания, при котором исчезает и позитивное и негативное восприятие, испытываемое нами с самого начала, и называется гедонической адаптацией.

Подобно тому, как наши глаза быстро адаптируются к изменению степени освещенности или к состоянию окружающей среды, мы, люди, можем приспособиться к изменениям наших изначальных ожиданий и опыта.

К примеру, исследования Эндрю Кларка показали, что степень удовлетворенности британских рабочих своей работой была гораздо больше связана с фактом изменения размера заработной платы как таковым, чем с ее новым размером. Иными словами, людям свойственно быстро привыкать к текущему уровню своей зарплаты (как низкой, так и высокой). Мы всегда воспринимаем повышение зарплаты как благо, а ее снижение вызывает у нас раздражение вне зависимости от того, какова его величина.

В рамках одного из самых первых исследований гедонической адаптации Филип Брикман, Дэниел Коутс и Ронни Янофф-Булман сравнивали уровень удовольствия, получаемого от жизни, среди представителей трех групп: паралитиков, победителей лотереи и обычных людей, не страдавших от серьезных заболеваний и не отличавшихся повышенной удачливостью. Если бы сбор данных происходил сразу же после того, как людей разбил паралич (или они выиграли в лотерею), можно было бы предположить, что паралитики чувствуют себя куда хуже обычных людей, а победители лотереи — значительно лучше всех остальных. Однако сбор данных происходил через год после случившихся событий. Оказалось, что, несмотря на имевшиеся различия в данных по трем группам, они, эти различия, оказались не столь велики, как можно было ожидать. Хотя паралитики были удовлетворены жизнью меньше, чем победители лотереи, показатели тех и других оказались на удивление близки к показателям людей, живущих обычной жизнью. Иными словами, хотя происходящие в жизни важные события, такие как серьезное заболевание или выигрыш в лотерею, оказывают серьезное влияние на уровень удовольствия, со временем этот эффект исчезает.

Значительное количество исследований, проведенных за последние десять лет, помогло подтвердить справедливость старой мысли о том, что, хотя возникшее ощущение счастья и способно вывести человека из спокойного состояния, со временем все возвращается на круги своя. Не имея склонности приспосабливаться к абсолютно каждой новой ситуации, мы тем не менее адаптируемся к значительной их доле — будь то новый дом или машина, новые отношения, новые травмы, новое место работы или даже тюремное заключение.

В целом адаптация представляется для человека довольно удобным свойством. Однако гедоническая адаптация может стать проблемой для принятия эффективных решений, так как зачастую мы не можем заранее предсказать степень нашей способности к ней. Давайте еще раз вспомним о паралитиках и победителях лотереи. Ни они сами, ни их близкие или друзья не могли предсказать, в какой степени эти люди смогут адаптироваться к своей новой ситуации. Разумеется, то же самое применимо и к другим обстоятельствам: разрыв любовной связи, невозможность получить продвижение на работе, проигрыш нашего кандидата на выборах. Нам кажется, что, если дела пойдут криво и косо, мы останемся в печали до конца наших дней, — и точно так же считаем, что в случае исполнения наших желаний будем счастливы вечно. Однако в большинстве случаев наши прогнозы совершенно не связаны с реальностью.

Подводя итог, можно сказать, что, хотя мы и можем достаточно точно предсказать реакцию наших глаз при выходе из темного кинотеатра на яркий солнечный свет, но не можем с высокой точностью заранее определить ни степень, ни точность нашей гедонической адаптации. Мы склонны ошибаться в своих прогнозах относительно и первого и второго и в долгосрочной перспективе чувствуем себя не столь счастливыми (или не столь печальными), как нам казалось изначально.

Почему нам так сложно предсказать степень нашей гедонической адаптации? Одна из причин заключается в том, что при создании прогнозов мы обычно забываем принять во внимание тот факт, что жизнь вокруг нас продолжается и что со временем на наше самочувствие будут влиять совершенно другие события (как позитивные так и негативные). Представьте себя, к примеру, профессиональным скрипачом, для которого весь смысл жизни — исполнение произведений Баха. Вы занимаетесь музыкой не только для заработка, но и потому, что это доставляет вам удовольствие. Однажды вы попадаете в автомобильную аварию, лишаетесь левой руки, а вместе с ней и возможности играть на скрипке. Сразу же после аварии вы наверняка впадете в сильную депрессию. Еще бы! Смысл вашей жизни, заключавшийся именно в музыке, исчез. Однако, пребывая в страдании и расстройстве, вы не способны понять, насколько невероятно гибко ваше «я» на самом деле.

Позвольте рассказать вам об Эндрю Потоке, слепом писателе, живущем в городе Монпелье (штат Вермонт). Поток был одаренным художником, но начал постепенно терять зрение из-за наследственной болезни — пигментного ретинита. Однако случилось нечто необычное: Поток начал понимать, что может «рисовать» с помощью слов точно так же, как делал это с помощью красок. Он смог написать целую книгу о том, как постепенно становился слепым. «Я думал, что вот-вот упаду вниз, разобьюсь о скалы и утону в грязи, но каким-то магическим образом ко мне пришло освобождение, — делился он своими ощущениями. — Однажды ночью мне приснился сон о том, как из моего рта льются слова — подобно навязчивой мелодии, которую обычно насвистывают, сами того не замечая. Эти слова были окрашены в прекрасные цвета. Я очнулся от сна и понял, что открыл для себя нечто новое. Я почувствовал легкость в сердце, а из моей груди вырвались слова благодарности. К моему удивлению, произносимые мной слова оказались интересны и другим людям. И когда они были опубликованы, я понял, что стал новым и более могущественным человеком».

«Одна из самых больших проблем слепоты состоит в замедлении, — добавляет Поток. — Вы так заняты осознанием того, где находитесь, что теряете контроль над временем. Возникает ощущение, что все вокруг подгоняют вас свистом. Но в один прекрасный день вы понимаете, что медлительность не так плоха, и начинаете уделять больше внимания связанным с ней преимуществам, а затем у вас появляется делание написать книгу под названием "Похвала медлительности"», разумеется, Поток сожалел о том, что ослеп, потому что новое состояние приносило ему кучу бытовых неудобств. Но слепота для него превратилась в своего рода визу в новую страну, посетить которую он раньше даже и не предполагал.

Теперь снова вообразите себя скрипачом без руки. В конце концов, вы, вероятно, измените свой образ жизни и займетесь чем-то новым. Вы можете установить новые связи, проводить больше времени с любимыми людьми, профессионально заняться исследованиями в области истории музыки или совершить путешествие на Таити. Все это, вне всякого сомнения, окажет значительное воздействие на ваше состояние ума и займет все ваше эмоциональное внимание. Вы всегда будете сожалеть о случившейся аварии. Вы будете испытывать физические неудобства и размышлять о том, как могла бы сложиться ваша жизнь, но произошедшее окажет на вашу жизнь гораздо меньшее влияние, чем вы могли изначально предположить. Выражение «время лечит» является совершенно точным, и по прошествии нескольких лет (а может, и месяцев) вы сможете хотя бы частично адаптироваться к своему новому миру.

Неспособность предвидеть степень гедонической адаптации приводит к тому, что мы как покупатели склонны наращивать объемы наших покупок, надеясь, что новые вещи помогут нам почувствовать себя более счастливыми. Конечно, обладание новой машиной приносит положительные эмоции, но это чувство, к сожалению, продлится не более нескольких месяцев. Мы привыкнем к машине, и радость открытия постепенно угаснет. Тогда мы начнем искать что-то новое, способное сделать нас счастливыми, — новые солнечные очки, новый компьютер или другую новую машину... Этот цикл, побуждающий нас «жить не хуже людей», известен также под названием «гедоническая беговая дорожка». Мы хотим получить вещи, которые (как нам кажется) сделают нас счастливыми, но не понимаем, насколько недолгим будет это счастье. Адаптировавшись к своему приобретению, мы сразу же начинаем искать что-то новое. «Теперь-то, — говорим мы сами себе, — эта вещь сделает меня счастливым на долгое время».

Это иллюзия. Вы можете позволить себе покупку нового автомобиля или кухни, но в конечном итоге ваш уровень счастья не изменится. Как говорится в пословице, «куда бы ты ни пошел, на самом деле ты уже там».

«Дэн, я была в экстазе от машины, которую мы купили в прошлом году, но сейчас она совершенно перестала меня радовать. Как насчет того, чтобы сделать что-нибудь новенькое с нашей кухней?»

Хорошая иллюстрация этого принципа была предложена Дэвидом Шкейдом и Дэнни Канеманом. Они решили проверить истинность распространенного мнения о том, что жители Калифорнии являются одними из самых счастливых людей на земле — хотя бы потому, что живут в таком месте, где всегда хорошая погода. Обнаружилось, что жители Среднего Запада действительно считают жителей Калифорнии с ее прекрасным климатом более удовлетворенными своей жизнью. Калифорнийцы также считают, что обитатели Среднего Запада значительно меньше удовлетворены жизнью, потому что им приходится страдать от долгих зим с температурами ниже нуля. Следовательно, и те и другие ожидали, что житель Чикаго, переехавший в солнечную Калифорнию, почувствует существенное улучшение жизни, а переезд жителя Лос-Анджелеса на Средний Запад приведет его в более депрессивное состояние.

Оказывается, эти прогнозы в какой-то степени действительно точны. Люди, переехавшие в другие регионы, действительно ощущали улучшение или ухудшение качества жизни вследствие изменения погодных условий. Но, как и во всех остальных случаях, после адаптации и привыкания к новому городу воспринимаемое ими качество их жизни вернулось обратно к уровню, предшествовавшему переезду.

Итог: даже если в краткосрочном периоде вы испытываете по отношению к чему-то сильные чувства, в долгосрочной перспективе ваш уровень счастья останется на прежнем уровне".

Ариели Д. «Позитивная иррациональность». М.: Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2010. Стр. 164-171.

[свернуть]

Определение неудачника

Судя по всему, Николас Талеб по совместительству неплохой философ и психолог, ему удается найти рациональные зерна, исправляющие внутренние неверные установки сознания. Например, в своей книге он дает следующее определение неудачника «совершив ошибку, неудачник не анализирует ситуацию, не извлекает выгоду из своей оплошности, приходит в замешательство и замыкается в себе — вместо того, чтобы радоваться, что он узнал нечто новое; он пытается объяснить, почему ошибся, вместо того, чтобы двигаться дальше. Такие типы часто считают себя жертвами заговора, плохого начальства или скверной погоды». Подобное определение никого вам не напоминает? Вообще золотые слова, которые нужно вышить бисером и повесить на притолоке над дверью. И тогда жизнь закружится радостным водоворотом, а руки не будут опускаться при виде каждой новой неразрешимой проблемки.

Пара мыслей о прокрастинации

В современном обществе, разделенном на множество изолированных групп, многие люди начинают страдать от недостатка социализации. Все работают с компьютерами, переписываются по электронной почте и обмениваются короткими сообщениями через мобильный телефон. Мы теряем навыки социального общения и в результате многие из нас заражаются так называемой прокрастинацией. В таком состоянии человек постоянно откладывает на потом то, что ему было бы хорошо сделать именно сейчас. Как правило, к подобным задачам относятся различного рода необходимости в контакте с другими людьми. Иногда мучительно не хочется кому-то звонить, к кому-то идти на встречу. Да и вообще, не хочется выбираться из своего уютного кокона и соприкасаться с внешним миром.

Психологи с переменным успехом борются с прокрастинацией. Выдумывают различного рода техники и трюки, дабы вывести человека из этого подобия транса ничего неделания. Но у Талеба есть свое мнение на этот счет. Он вполне разумно полагает, что прокрастинация возникла у человека не просто так, а как некий природный механизм компенсации, позволяющий избежать неприятностей. Другими словами, по Талебу, прокрастинация далеко не всегда плохо, а в некоторых случаях даже и благо. И автор приводит следующие мысли на этот счет «Есть латинская поговорка: festina lente — спеши медленно. В древности римляне были не единственным народом, уважавшим акт сознательного бездействия. Китайский мыслитель Лао-цзы стал автором доктрины у-вэй, пассивного достигания».

Желающим поближе познакомиться с тем, что же такое прокрастинация, рекомендую начать ее изучение, хотя бы с Википедии.

О стабильности и прогнозах

Работая с рисками и случайными событиями Талеб столкнулся с тем, что мы совершенно не можем прогнозировать некоторые события. Единственное, что нам может помочь в прогнозировании чего-либо это анализ исторической ретроспективы, да собственный здравый смысл. Но далеко не все события могут быть предвидены на основе событий прошлого. Талеб приводит очень простой пример подобного заблуждения. Он пишет об обычной индюшке, которую в США принято подавать в жаренном виде на день благодарения. С точки зрения индюшки, от момента ее рождения каждый новый день не привносит ничего нового. Ее кормят, поят, убирают отходы. Жизнь стабильна и оглядываясь назад, никаких катастроф не предвидится. И такая стабильная идиллия длится до дня, отстоящего ото дня благодарения примерно на неделю. И тут для индюшки происходит поистине катастрофа.

Иногда же наоборот, небольшие колебания в ситуации воспринимаются как настоящее бедствие. Представьте, что некий пунктуальный человек приходит с работы домой в одно и то же время. Разница обычно не выходит за пределы 3 — 5 минут. И вот, однажды, данный гражданин задерживается в пути аж на 20 минут. Понятно, что в таком случае у него дома будет царить настоящая паника среди домочадцев.

Или пример из мира финансов, предположим, что есть валюта государства с категорически твердым обменным курсом. И в случае если курс валюты изменяется немного более существенно, чем он изменялся до этого, то на бирже и среди населения начнется настоящая паника. Люди будут сбывать валюту, чем вызовут еще большее колебание курса. Впрочем, подобная ситуация происходит в России с завидной регулярностью, некоторым даже недосуг провести анализ прошлых колебаний, все бегут в обменные пункты да на биржу.

Многие думают, что стабильность — залог успешного развития. Однако, по мнению Талеба, слишком высокая стабильность рано или поздно приведет к настоящей катастрофе. И это правило работает как для экономики, так и для обычной жизни. Любой небольшой экономический кризис для страны, в которой десятилетиями все шло ровно и гладко, станет настоящим потрясением с разрушительными последствиями. С другой стороны, государство постоянно подверженное действию различного рода неурядиц, даже от широкомасштабного экономического кризиса скорее не столько потеряет, сколько приобретет. И наконец, самый показательный пример — лес. Обычный лесистый лес с деревьями. Каждый год в таком лесу погибает некоторый процент деревьев, которые высыхают и падают на почву. Если оберегать лес от регулярно происходящих пожаров, которые локально очищают его от старых веток и рухнувших деревьев, то в один прекрасный момент может случиться так, что накопившееся сверх меры древесное топливо вспыхнет и просто уничтожит весь лес накорню. Именно по этой причине Николас Талеб полагает, что стабилизирует систему именно небольшой беспорядок, который очищает систему и делает её более крепкой. Причем сам беспорядок лишь только поддерживает систему в тонусе, не приводя к серьезным разрушительным последствиям.

По поводу прогнозов различного рода и толка, у автора имеется еще более резкое мнение. Он категорически против прогнозов и прочих советов, в случае, когда дающий их сам избегает последствий от неверного предсказания. Звучит сложно? Но на самом деле все просто. Проблема нынче заключается в том, что люди или компании публично, или частным образом делающие прогнозы на будущее или же просто дающие советы, совершенно безнаказанны. Более того, часто риск от неверного предсказания вообще переносится на третьи стороны. Представьте, что некая аналитическая компания консультирует управляющую компанию пенсионного фонда. Опираясь на поставляемую аналитику трейдеры, на деньги пенсионеров, покупают акции на фондовом рынке. И если аналитические прогнозы оказались неверными, то пострадают именно пенсионеры, а не одна или другая компании. Наоборот, аналитики с трейдерами как раз заработают, а заплатят за все это как раз пенсионеры. По этому поводу Талеб пишет следующее «Худшая проблема нового времени — это пагубный перенос хрупкости и антихрупкости с одной группы людей на другую; в итоге одни извлекают выгоду, а другие вынуждены мириться с потерями (хотя они ничего не делали)». Более того, по данным представленным Талебом, прогнозы, а особенно прогнозы с цифрами, лишь только повышают риск принятия неверного решения, даже если человек принимающий решения, знал о том, что прогноз неверен.

Как же бороться с подобной напастью? Средство тут может быть лишь одним — ответственность за прогнозы, действия и решения. У Талеба мы находим вполне зрелое решение «Ральф Нейдер придумал простое правило: у каждого, кто голосует за войну, должен быть по крайней мере один потомок (сын или внук), который отправится на фронт. В Древнем Риме инженеры обязаны были какое-то время жить под мостом, который построили, — хорошо бы сегодня требовать того же самого от финансовых инженеров. Англичане пошли дальше: у них под мостами жила еще и семья инженера».

Богатство = рабство

Да-да, именно так. Нассим Талеб вполне справедливо полагает что, обретая материальное богатство, человек теряет свою свободу. Он становится рабом своих вещей, своих накоплений. И с автором очень трудно не согласиться «Когда вы богатеете, боль от мысли об утрате состояния сильнее, чем радость от прибавления богатства, так что вы живете в перманентном эмоциональном стрессе. Богач попадает в плен вещей: имущество контролирует его жизнь, заставляет по ночам страдать от бессонницы, увеличивает концентрацию гормонов стресса, лишает чувства юмора; иногда богача поражают диковинные недуги, скажем, у него начинают расти волосы на кончике носа». И действительно, многие из нас изо всех сил стараются обрести богатство, да побольше. Часто кладут целую жизнь во благо своего обогащения, но приобретая, мы теряем намного большее, то что действительно нам нужно. И никакой радости типа новых приобретений предметов роскоши, да пополнения банковского счета, нас уже не радуют. Налицо все тот же самый эффект беговой дорожки, рассмотренный выше. С Талебом согласен и Луций Сенека, римский философ-стоик, «благосостояние заставляет нас тревожиться о переменах к худшему и превращается в наказание, так как мы впадаем в зависимость от собственности».

Но кроме собственно материального богатства, человек склонен попадать и в эмоциональную зависимость, в эмоциональное рабство. В таком случае человек уже не контролирует свои действия, вместо него правят эмоции и желание их переживать раз за разом. Вполне себе рабская зависимость.

Механизм versus Организм

Ранее я не встречался ни с определениями механизма или организма, ни тем более, с их противопоставлением. Кажется, что понимание того, что такое механизм или организм, понятно каждому из нас и знание это приходит само собой. Однако у Талеба, в его произведении, приводится не только нехитрое определение и того и другого, но и проводится весьма дельное сопоставление обоих понятий. Мне доподлинно неизвестно — это измышление самого автора или же он опирался на выкладки других людей. По Талебу механизм и организм — достаточно сложные конструкции, но организм помимо повышенной сложности обладает еще и функциями восстановления. И организм, и механизм изнашиваются, но организм в отличие от механизма при неразрушающем воздействии самостоятельно восстанавливается. Именно тут кроется механизм гиперкомпенсации. Именно таким образом, подвергая свое тело небольшом ущербу с последующим восстановлением, спортсмены постепенно улучшают свои результаты. Понятие и разделение механизма от организма играют значительную роль в рассуждениях Талеба, а если покинуть пределы его книги, то можно с легкостью заметить их проявление и в реальной жизни.

Основным различием между механизмом и организмом, помимо способности последнего к восстановлению, особо стоит отметить еще и влияние на стрессоры. По мнению автора, и я полностью его разделяю, для механизма наличие стрессоров всегда означает только ухудшение состояния. Стрессоры приводят только к износу механизма. Так кочки и колдобины приводят к повышенному износу ходовой части автомобиля, а в случае человека и разумного количества кочек с колдобинами, они служат причиной усиления опорно-двигательного аппарата. Организм, с присущей ему «слепой» адаптацией, приспосабливается к неблагоприятным условиям окружающей среды, тем самым неровностям на дороге.

Механизм стареет, иными словами изнашивается, по мере его использования. А организм стареет по мере его неиспользования, атрофируется. «Машины: используй и выбрось; организмы: используй или выбрось». Казалось бы, прописные истины, но мало кто их понимает и воспринимает всерьез. Хотя и в стане более-менее сложных механизмов могут наблюдаться определенные параллели с организмами. В частности, автомобиль на котором регулярно перемещаются, может прослужить дольше, нежели машина брошенная и гниющая у подъезда. Так, в двигателях внутреннего сгорания, которыми долгое время не пользуются, кислоты, образующиеся из остатков от сгорания топлива, разъедают стенки цилиндров и разъедают их ровно так, как расположены поршни в цилиндрах. А от длительного простоя дубеют и выкрашиваются резиновые уплотнители, да рассыхаются прокладки.

А чтобы включался механизм гиперкомпенсации, на организм должны действовать стрессоры, которые наносят ему небольшой вред. И организм, реагируя на вред, старается устранить его последствия с небольшим запасом. А этот запас и является тем самым улучшением организма. Так происходит обучение и научение не только самого организма, но и самого живого существа, человека в конце концов. Талеб упоминает в этом разрезе детей, существ, которые активно обучаются для жизни в этом негостеприимном мире: «Детям нужно разрешать совсем немного играть со спичками и чуть-чуть обжигаться, чтобы в будущем они умели обращаться с огнем».

Очевидные заблуждения в логике

Читая книгу Талеба, то и дело натыкаешься на его комментарии и тыканье заостренной палочкой в глупости человеческие, связанные с элементарными логическими ошибками, которые мы совершаем почти ежедневно. И чем более заумно образованный человек, тем больше вероятность, что именно такую ошибку он и свершит. Кажется, что образование не развивает мышление, а только заводит его в дебри, где за деревьями просто уже не видно леса. Одним из самых ярких примеров можно назвать заблуждение, достаточно распространенное, связанное с тем, когда доказательство безвредности путают с недоказанностью вреда. Звучит немного сложно? Вот простой пример — если у человека отсутствуют симптомы болезни, это еще не доказывает что он не болен. Другими словами, отсутствие доказательств чего-либо еще не означает, что верно обратное утверждение. И разумеется, тут сразу же всплывает на свет известная всему миру проблема — отсутствие убедительных доказательств существования бога, вовсе автоматически не означает, что бога нет и в помине.

Ученый мир

Многие авторы, в большинстве своем «альтернативщики», часто ругают сложившуюся научную среду. Дескать, тут и фильтрация знаний, и обычная геронтократия, и негибкость, и прочее, прочее, прочее. Не обошла сия чаша и книгу «Антихрупкость». Только против науки Нассим Талеб выдвигает такие аргументы, что любой уважающий себя научный деятель просто обязан сжечь книгу Талеба на костре, поскольку она порочит честь и достоинство всех без исключения ученых мужей. А самого еретика-писателя нужно предать анафеме и навсегда лишить его всех ученых степеней и отлучить от научного мира, дабы он не осквернял и не святотатствовал.

Приведу лишь пару наиболее едких цитат «По большей части мы видим религиозную веру в безусловную мощь ученого сообщества, которая заменила абсолютную веру во всемогущего бога в организованной религии» и «Чаще всего ее определяют как применение научного знания к практическим проектам, заставляя нас думать, что поток знания главным образом, а то и целиком направлен от благородной науки (она организована вокруг жрецов, добавляющих к своим именам научные степени) к пошлой практике (ею занимаются неофиты без интеллектуальных достоинств, которые позволили бы им стать членами жреческой касты)». Кстати, практически идентичного взгляда на некоторых представителей от науки, да и в целом на все научное сообщество придерживается и «скандалист» местного разлива, небезызвестный Александр Никонов, чихвостящий в своих книгах официальную науку и в хвост, и в гриву.

Кстати, про школу Талеб отзывается ничуть не лучше, чем про науку. Не удержусь и приведу всего одну небольшую цитату «что школа — это заговор, цель которого — лишить нас возможности стать эрудитами». Увы, эту фабрику конформизма многие просто обоготворяют, вспоминая о беззаботных деньках детского безделья, когда дни, недели и месяцы были не заполнены беспросветной рутиной «дом – работа – дом». Хотя, если разобраться, то действительно образование, в той форме, в которой оно до сих пор существует, уже изжило себя. Однако, государственные и частные институты (в плане крупных объектов, таких как школа, высшая школа и т. п.), слишком велики и закостенело неповоротливы, чтобы следовать за потребностями изменчивого мира. Подобную точку зрения всячески пропагандирует и американский профессор Митио Каку. Ему уже давно стало ясно, что человек будущего не может обучаться так же, как и человек каменного века. Нужно меняться вслед за изменениями социума и требований, которые он предъявляет к своим членам.

В частности, Каку замечает, что «Действующая система образования готовит специалистов прошлого. Мы учим их для того, чтобы они шли на работу, которой уже не существует. Поэтому в мире такой высокий процент безработных» и предлагает несколько тезисов направленных на исправление ситуации:

  • Учеба не должна базироваться на запоминании (а на понимании).
  • Мы должны быть более автономными (нам не нужны органы контроля и надзора, мы должны нести ответственность за себя и свои поступки сами).
  • Дипломы должны исчезнуть (образование — это не только обучение в институте или университете, а бесконечный процесс, да и одного диплома будет мало, вместо этого предлагается использовать систему сертификации).
  • Должны активно развиваться детские образовательные сервисы (основной упор делается на несистемное образование, как позволяющее раскрыть персональные таланты каждого человека с малых лет).
  • Креативность — главный навык (равно как и воображение, инициатива, лидерство. Человек должен развивать то, что недоступно роботам и компьютерам).

Не вдаваясь в подробности, у Митио Каку есть что почитать интересного, кроме его размышлений про образование будущего. Так, что рекомендую. Читая книги умных людей и сам становишься как-то немного умнее.

Про бизнес

Бизнес-среда — суть набор строго недетерминированных проблем с отсутствием априори верного решения. Бизнесмены вынуждены действовать в постоянной неопределенности и любое решение, принимаемое бизнесменом, по большому счету, есть компромисс между потерями и приобретениями. Возможно по этой причине, Талеб уделил существенный объем своей книги темам, так или иначе, связанным с экономикой и бизнесом. А начинать можно прямиком с управления проектами.

Вроде бы ничего сложного в управлении проектами нет. Сиди себе, попинывай исполнителей, да отмечай вехи на календарном плане. На тему управления проектами написаны тонны теоретических книг, а на ниве подготовки руководителей работают такие, монстры как PMI, Oracle и Microsoft. Да и вообще, вся работа по управлению проектами уже давно стандартизирована и не нужно быть семи пядей, чтобы руководить проектами. Однако, в реальной жизни все совершенно не так, как в действительности, вернее в теории. Руководители проектов из кожи вон лезут, чтобы хоть как-то совладать с непослушным спрутом, который использует свои многочисленные щупальца, чтобы развалить весь проект. Это в маленьких проектах, кажется, что все у тебя под контролем. Но с ростом размера возникают такие трудности, о которых раньше никто даже и не предполагал. Например, очевидно и банально, что ошибка в реализации проекта, даже будь она связана не с самим ведением проекта, а пускай с его инжиниринговой частью, будет стоить тем дороже, чем на более поздней стадии она была обнаружена. А ведь люди склонные совершать ошибки. Талеб приводит следующую цитату «Специалист по управлению проектами Бент Фливберг привел веские доводы в пользу того, что увеличение масштаба проектов ведет к ухудшению результатов и росту затрат, связанных с потерей рабочего времени». И дело тут в первую очередь именно с размером. Крупные структуры становятся уязвимыми под воздействием внешних факторов и относится это не только к проектам. А крупные конгломерации могут обрушиться вообще без воздействия внешних факторов, а просто под действием собственной тяжести. Кстати, любителям и профессионалам проектного управления, рекомендую ознакомиться с книгой Фливберга «Мегапроекты и риски. Анатомия амбиций», как минимум, полезно для собственного развития.

После проектного управления, Нассим справедливо замечает, что «стратегическое планирование оказывается на деле всего лишь суеверной чушью». Фактически, если принимать тезис о невозможности прогнозирования будущих событий, то никакого стратегического планирования быть не можем. Как «стратег MBA» я не в полной мере согласен с автором. С одной стороны, действительно — никакие маркетинговые исследования и прочие анализы ни в коей мере не дадут вам правдивую картину на какой-либо стратегически значимый период времени в будущем, но с другой стороны, вполне можно определять векторы движения и применять корректировать воздействия в случае отклонения от заданного направления.

Одной из проблем управления, наравне с вниманием к прогнозам и предсказаниям, Николас называет «агентскую схему». Смысл агентской схемы в том, что собственники компаний нанимают менеджеров с целью управления их компаниями. А наймиты, в свою очередь, очень слабо мотивированы для сохранения и приумножения богатства акционеров (читай истинных владельцев компаний). Единственное, чем они рискуют своей зарплатой и своими бонусами в этой конкретной компании. Но ведь в экономике миллионы компаний и в случае неудачи можно спокойно перейти в другую, оставив владельцев пожимать плоды слишком самоуверенной и слишком рискованной политики управления. Талеб пишет «увы, с самоуничтожением та беда, что менеджеры на него чихать хотели – из-за агентской проблемы они лояльны только к собственным наличным. Менеджеры становятся причиной катастрофы, однако сама катастрофа им не вредит – они сохранят премии, потому что сегодня не существует понятия негативного менеджерского вознаграждения». По мнению некоторых исследователей, «агентская схема» привела, в том числе и к мировому финансовому кризису 2008 года.

И действительно, если разобраться, то менеджеры, управляющие и руководители, обычно ничем не рискуют и если они разумно осторожны, то даже уголовная ответственность им не грозит. Талеб недоумевает: «Хуже того, общественность уверена, что эта система базируется на стимулах и якобы отвечает принципам капитализма. Считается, что интересы менеджеров совпадают с интересами акционеров. О каких стимулах идет речь? Выгода менеджеров налицо, но потерять они ничего не могут; ничто их не ограничивает». Хотя, в некоторых странах есть определенные нюансы в местном законодательстве. Так, например, в РФ члены совета директоров несут ответственность за свои решения. Но, во-первых, это нужно еще и доказать, а во-вторых, ответственность все равно не связана с лишением свободы.

Кстати, проблема «агентской схемы» присуща не только бизнесу, но и управлению государством, особенно там, где свирепствует демократия. Избираемым президентам и прочим правителям, нет никакого резона беспокоиться о нуждах своего народа и своей страны. Задачей выборного руководителя страны состоит обычно в том, чтобы набить свой собственный карман, прикрываясь при этом интересами простого народа. Ведь даже в случае самого откровенного провала, бывшему не грозит ничего, ведь в законах таких стран обычно существует гласная оговорка, что никакое преследование бывшей главы невозможно. И даже если такой оговорки нет, то используется свое наработанное влияние и завязанные интересы с бывшими соратниками в силовых и правовых структурах. Другое дело правящие монархии. Тут либо радеешь своим животом за свой народ и свою страну до самой своей естественной кончины, либо народ тебя просто оденет на кол и позовет правителя из конкурирующей династии. Интересно, не так ли? Нассим Николас упоминает и про показатели «благополучия» экономики на уровне государства «что касается ВВП (валового внутреннего продукта), добиться того, чтобы он рос, можно очень легко — за счет долга будущих поколений, вот только экономика будущего может разрушиться из-за необходимости выплатить этот долг». Ничего не напоминает? Есть даже целые страны, живущие именно по этому принципу.

С другой стороны, монархия далеко не единственный способ разумного управления на уровне страны. Вполне жизнеспособно и децентрализованное государство, когда бо́льшая полнота власти отдана на откуп местному самоуправлению. И именно такое построение общества есть не что иное, как истинная демократия, работающая на уровне одного полиса, а не то, что нам пытаются продать различного рода политики, радеющие только о собственном достатке. Примером такого государства Талеб называет Швейцарию и не прекращает ей восторгаться, где центральная государственная власть практически отсутствует, а управлениям занимаются на местах.

В серии статей про «правильную еду» я несколько раз упоминал о том, что то, что мы потребляем часто совсем не здоровую пищу, а по большому счету это совсем не еда, а так, эрзац-продукты питания. По моему мнению такое происходит из-за глобализации продуктовых компаний, из-за их попыток к стандартизации и уравнению априори неравных и нестандартизируемых продуктов. Компании вынуждены применять заменители, химию, консерванты и прочее. Что конечно же сказывается на продукте далеко не лучшим образом. Нассим Талеб в своей книге подсказывает еще одну причину, еще один стимул, почему крупный бизнес старается пичкать нас всяческой отравой, типа сладкой газировки. По его мнению, такая деятельность сильно завязана на конкурентную оптимизацию в компаниях производителях: «оптимизация так и работает: с одной стороны, это максимизация (образа и упаковки), с другой — минимизация (стоимости и усилий)». Если переложить мысль автора на бытовой язык, то получается, что компаниям выгодно изготовить свой продукт максимально дешево, а за счет маркетинга продать его как можно дороже. И если поразмыслить немного мозгами, то например, без активной и постоянной рекламы рынок газировок сожмется до неимоверно малых размеров (а люди, в особенности школьники и молодежь станут немного здоровее).

Бизнес — это всегда вызов, это всегда риск. Бизнесмены вынуждены рисковать, это часть их жизни, часть работы. Понимая всю сложность действий в условиях неопределенности и невозможности применения методов прогнозирования с достаточным уровнем достоверности, Талеб выдвигает идею опциональности. Собственно, вокруг нее строится добрая часть его произведения. Опциональность всегда должна вознаграждать за риск премией. Вроде бы это один из постулатов бизнеса, но из-за его простоты про него обычно все всегда забывают, погружаясь в лавину расчетов, прогнозов и предсказаний. Понимая всю глубину проблемы, Талеб сформулировал несколько тезисов, которые могут помочь бизнесменам в принятии верных решений:

  1. Ищите опциональность и обязательно ранжируйте явления по их опциональности;
  2. опциональность берите предпочтительно с неограниченной, а не заранее известной отдачей;
  3. вкладывайте деньги не в бизнес-планы, а в людей, ищите тех, кто способен менять профессии по шесть — семь или больше раз (эта концепция часть modus operandi венчурного инвестора Марка Андриссена);
  4. удостоверьтесь, что вы используете стратегию штанги с поправкой на ваш бизнес.

О здоровье

Рассуждать о здоровье и здоровом образе жизни можно часами. Вон по телевизору, каждые будни пенсионеров по телевизору потчуют аж двумя конкурирующими программами о здоровье. А темы-то у них не иссякают. Не обошел своим вниманием тему здоровья и Нассим Николас Талеб. Но не обошел ее, совершенно не отклонившись от основного вопроса. Талеб оперирует опциональностью в отношении здоровья (и неважно, будь то здоровье больного человека или же экономическое здоровье государства) и вводит в обиход термин «ятрогения». Сущность ятрогении в том, что вред последствий от вмешательства может быть выше, чем излечение того, ради чего было вмешательство. Другими словами, стоит сто раз подумать прежде чем удалять шрам на пятке, если существует риск гибели от наркоза (собственно наибольшее негативное последствие для организма и есть его гибель). Ятрогения вокруг нас, она везде, в том числе и в медицине. Представьте, что врач — это представитель научного круга (читай жрец науки), он входит в агентскую схему (благодаря круговой поруке и бюрократии он почти полностью защищен от последствий неверных решений), а вы попали к нему на прием. Что делать? Талеб дает весьма ценный совет: «У психолога Герда Гигеренцера есть простое эвристическое правило. Никогда не спрашивайте врача, что вам нужно делать. Спросите его, что он сделал бы на вашем месте. Вы удивитесь разнице между ответами». А в качестве одного из исторических фактов ятрогении автор приводит случай с появлением героина: «Героин, самое опасное из веществ, вызывающих привыкание был получен как заменитель морфия в противокашлевых средствах, якобы не обладающий побочными эффектами».

«Мы то, что мы едим» — автор сего изречения неизвестен, его имя кануло в Лету, но смысл до сих пор актуален. Николас Талеб относится к еде с должным почтением и распространяет на пищу свои изыскания. Автор придерживается теории стрессоров и в качестве одного из них воспринимает голодание, во время которого активизируется механизм аутофагии «клетки пожирают сами себя или расщепляют белки и рекомбинируют аминокислоты, чтобы получить материал для создания новых клеток. Часть ученых сегодня считает, что возникающий при аутофагии эффект пылесоса — это и есть секрет долгожителей. Однако моя концепция естественности не зависит от этих теорий: нерегулярное голодание полезно для организма — и это самое главное». Да и в обычном питании автор пытается придерживаться нестабильного поглощения пищи «случайная структура среды диктует общий принцип: когда мы травоядные, мы едим размеренно; когда мы хищники, мы едим беспорядочно. А значит, белки по статистическим причинам должны поглощаться нерегулярно».

Бытует мнение, что если раньше вы не были знакомы с книгами Нассима Талеба, то достаточно прочитать только одну «Антихрупкость». Но я не соглашусь с ним. В книге встречается множество отсылок к теории «черных лебедей», хотя и дается некоторое пояснение этой теории. Но на мой взгляд, перед чтением «Антихрупкости» стоит ознакомиться и с одной из последних редакций книги «Черный лебедь». Тогда восприятие текста про антихрупкость будет идти легче. В целом с книгой про антихрупкость должен просто обязан, ознакомиться любой человек считающий себя образованным. Воздействие идей, изложенных в книге, равнозначно перевороту мира после окончания обучения по MBA, да, они меняют восприятие мира и всех процессов, протекающих вокруг человека. Именно по этой причине решительно рекомендую ее к прочтению.



Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса (Antifragile. Things that gain from disorder) – 2012: Один комментарий

  1. Уведомление: Превращаем бочку для сжигания мусора в стильный садовый аксессуар. Очумелым ручкам на заметку. | Многобукфф

Добавить комментарий