Конец вечной энергии

КонецВечнойЭнергии-CoverSite

Акт 1

Глава 1

Мерзкий звук звонка в мобильном телефоне начал аккуратно пробираться в мозг, отгоняя прилипшее сновидение. Ненавязчивая мелодия повторялась и повторялась, пока наконец, последние попытки остаться в царстве грез не улетучились, словно лесные феи при появлении заплутавшего грибника. Все еще находясь в полудреме, Пол в потемках нащупал переливающийся цветной радугой мобильник, обхватил его рукой и провел по экрану, отвечая на звонок.

- Голдфинч! — прокричала трубка.

- Да, — хриплым и тихим голосом ответил Пол, наконец поднеся аппарат к уху.

После крепкого ночного забвения в неудобной позе, даже гортань и голосовые связки отказывались нормально функционировать. В комнате простирался полумрак, хотя через плотные шторы можно было предположить, что на улице уже день или около того. Краем глаза Пол Голдфинч подметил, что на электролюминесцентных часах в углу комнаты еще нет и девяти утра. Слегка повернув голову в другую сторону, он кинул взгляд на свою супругу. Кристин недовольно свернулась калачиком, замоталась в одеяло, накинув его себе, в том числе на голову, и отвернулась в сторону от Пола. Тем временем из динамика телефона опять полилась какая-то настойчивая речь.

- Минуту, — прохрипел Пол в трубку, прижал ее к груди, с трудом нащупал ступнями тапки и встал.

Стоять голыми ступнями на кафельном полу, даже летом в Техасе, очень неприятно, тем более спросонья. Зато в кондиционированном воздухе можно было не умирать от палящего июньского зноя. Пол встал с помятой после ночного сна кровати и прошаркал на кухню, стараясь беззвучно притворить за собой дверь. Будить свою молодую супругу, а она как-никак на пятнадцать лет младше его он не хотел. Пускай выспится. Зато не будет потом ворчать.

- Да, слушаю, — прохрипел в трубку Пол. Организм все еще не перешел в нормальный режим функционирования, в голове шумело, глаза резало от яркого света.

- Слушай, Голдфинч! —той стороне явно не нравилось, что его, вернее ее заставили ждать. — На часах еще без пятнадцати девять, а меня уже разбудил шеф и велел тебя вызвать на происшествие.

- Анжелика, привет, — все так же вяло ответил Пол, отпивая из пластиковой канистры с молоком. Пока на той стороне трубки брюзжали, он успел открыть холодильник и выудить оттуда целый галлон молока.

- Да ты меня не слушаешь! — в трубке продолжал негодовать женский голос.

- Да, прости, — после нескольких глотков холодного голос Пола наконец-то избавился от утренней хрипотцы. — Так что ты говоришь случилось?

- Пол, не нервируй меня! Меня разбудил этот старый пердун Ортега полчаса тому назад, произошел взрыв в какой-то лаборатории или заводике, не помню уже. Дело проучили тебе! Я тебе звоню уже битых пятнадцать минут и все бестолку!

- Слушай, Анжелика, сегодня же суббота, — пол поморщился только от одной мысли, что сегодня его хотят припахать к работе. Вчера они так отлично погудели, что сегодня нужно, просто необходимо, дать своему организму время на восстановление. — Может быть, сделаем вид, что ты меня так и не нашла?

- Ха! Как бы не так! Голдфинч и не думай у меня юлить! Дело поручили тебе! И никому другому!

- Ну ладно, хорошо, — Пол отхлебнул еще немного из фляги, — так что там? Говори, я буду записывать.

- Ну, слушай. Сегодня произошел какой-то взрыв, в какой-то лаборатории…

- Сегодня?

- Да, сегодня. Не перебивай. На место выехала полиция Бушленда, это миль десять от Амарилло. Ну и они вызвали на подмогу нас. У них ведь там вообще ничего нет. Ни криминалистов, ни экспертов, ни следователей. Никого, только старик шериф и все.

- Так-так. Понимаю. Продолжай.

- Ну, вот они нам дело и передали сразу, как окружной полиции. Разбудили шефа, потом меня. Похоже, что дело серьезное. Вот тебя и подключили как следователя. Другого никого свободного нет. Кто в отпусках, кто на обучении. В офисе два калеки осталось, не больше!

- Звучит заманчиво. Когда говоришь произошло происшествие?

- Взрыв-то? Ну, я даже не знаю. Может быть ночью или вчера. Но шефа, похоже, кто-то простимулировал, так как он орал нечеловеческим голосом. Вспоминал не только всех святых, но и множество своих родственников.

- Да, действительно, похоже, что дело нешуточное, — Пол задумался. — У меня есть шансы отказаться? Тут домашние мероприятия планировались на сегодня. Да вчера попойка была.

- Ну, если только ты очень этого захочешь, — Анжелика сделала особое ударение на слове «очень». — Да и то, придется разбираться с шефом лично. У тебя есть пятнадцать минут, я могу подождать, а тебе дать подумать.

- А где, ты говоришь, это произошло?

- На запад от города, местечко Бушленд. На машине доедешь за пятнадцать минут. — Анжела немного помолчала, потом добавила, — мне кажется, что это какое-то громкое дело и у тебя будет возможность выбраться из той ситуации, в которой ты находишься сейчас.

- Ой, Анж, и не говори. Дай мне подумать немного. После вчерашнего голова совсем пустая. Ты меня из кровати подняла. Через пятнадцать минут позвоню. — И Пол дал отбой, не дожидаясь ответа с той стороны линии.

Он постоял немного, посмотрел в окно кухни, где уже вовсю копошился новый день. Куда-то собирались соседи, несмотря на выходной, укладывая кемпинговое снаряжение в свой универсал. В небе не наблюдалось ни облачка. Ни намека на обещанный вчера торнадо. А солнце уже начинало безжалостно нагревать несчастную техасскую землю. Нет, Пол ничего не имел против Амарилло, да и Техаса в целом. Просто он привык к бо́льшему размаху, к намного более яркому течению жизни. В Детройте он чувствовал, что живет и проживает полную жизнь. А тут какое-то болото в виде небольшого одноэтажного городка, затерявшегося где-то в центре страны. И если бы не тот инцидент с погибшим наркоманом, то он бы уже был главой отдела у себя в участке и в крупном городе, а не в забытом всеми городке посреди континента. Хотя, что уж тут вспоминать. Его просто попросили уйти, уехать в другой штат, и полюбовно расстались без взаимных претензий с записями в личное дело. Все могло бы кончиться куда хуже. А сейчас…

Сейчас предстояло начинать жизнь практически с нулевой отметки. И Пол благодарил небеса каждый вечер, что его супруга последовала за ним. Не бросила его в трудный момент, не убежала от него, не стала попрекать и не ссылалась на свою очень важную работу. А просто взяла и уехала вместе с ним сюда. Из центра мира, ее и его мира, в захолустье на обочине цивилизации. И хотя в Амарилло можно было найти квалифицированную работу на одном из военных предприятий или же на производстве в нефтяной промышленности, но душа ныла и рвалась на части от того, что его молодая жена сбежит от него к более удачливому юнцу-проныре. Ведь когда он ходил в старшую школу, она еще только-только делала свои первые шаги по планете. И эта разница в возрасте никак не давала Полу покоя.

Отхлебнув еще несколько глотков молока, Пол вытер растекающуюся белую жидкость по лицу и поставил канистру обратно в холодильник. В голове роились мысли. С одной стороны, он никак не хотел расстроить свою дражайшую, свою ненаглядную Кристин, а с другой… На другой половине весов располагалась его карьера. Его пять лет в академии, затем еще пять лет на улицах одного из самых неспокойных городов севера и вот уже как полгода в самом спокойном месте Техаса. Что тут могло такого произойти? Ну какие-нибудь заезжие негры грабанут пару домов на отшибе или же реднеки напившись в местном баре откроют спьяну стрельбу по бутылкам прямо над стойкой, а бармен разрядит пару рожков из китайского «АК» в ответ. В таких стычках даже раненных не бывает, так, только мелкое хулиганство, пара царапин максимум. Тут выслужиться и восстановить свое честное имя просто невозможно за обозримый срок. И любое сложное дело было бы для него настоящей соломинкой, которая хоть и не переломит спину верблюду, но позволит выбраться из трясины.

Подойдя к кровати, Пол осторожно залез под одеяло и прижался к Кристин. Он нежно обнял ее за талию, благо она все еще лежала к нему спиной и приблизился ртом к ее уху, отыскав его под складками теплого одеяла.

- Кристи… Кри-и-исти-и-и… — шепотом позвал Пол.

Кристин недовольно поморщилась, затем зашевелилась, попыталась перевернуться на спину. Но на середине движения внезапно остановилась и продолжила мерно посапывать, всем своим видом показывая, что просыпаться сейчас совершенно не входит в планы ее уставшего организма.

- Кристи! — уже настойчивее и громче произнес Пол, одновременно слегка покачивая тело супруги. — Проснись же, дело есть!

- Ну чего там? Чего тебе? Торнадо начался? — все еще с закрытыми глазами пролепетала та в ответ.

Пол помедлил с ответом, а вместо этого крепко сжал супругу в объятиях:

- Послушай… Тут такое дело…

Пол мешкал, старался подбирать слова. Но нужные слова он никак не мог найти в своем лексиконе. За окном прогрохотал какой-то грузовик, так, что даже стены слегка задрожали, а пол завибрировал.

- Кристин… — продолжил Пол, — тут такое дело. Вернее, происшествие произошло. Ну инцидент… Не торнадо, нет. Судя по всему, он обошел нас стороной. Да, я помню, что мы сегодня с тобой вдвоем собирались пойти на вечер к семейству Димитриуса. Но…

Пол внимательно слушал как женщина с двумя именами Кристин-Катрин и его фамилией Голдфинч дышала. С каждым его словом ее дыхание становилось все глубже, а интервал между вздохами укорачивался. Создавалось полное впечатление, что эта хрупкая женщина, лежащая сейчас с закрытыми глазами перед ним, переживает настоящий эмоциональный подъем. Но подождав еще немного и поняв, что его жена лишь просто спит, а не набирается сил перед разрушительным смерчем недовольства, решил продолжить.

- Кристи-и-ин, — ласково потянул Голдфинч и потеребил спящую за плечо.

- Ну чего тебе? Будет торнадо, разбуди меня, — потягиваясь в постели и стараясь перевернуться на другой бок, промямлила не желающая просыпаться женщина.

- Слушай, мне это важно. Ты спишь?

- Пол, ну в самом же деле, такая рань на дворе. Дай поспать.

- Погоди. Меня сегодня срочно вызывают на службу.

- Прямо сегодня? В субботу? — известие о необходимости ее мужу выходить на работу в субботу кольнуло Катрин, и она даже смогла разлепить глаза, коими и уставилась на Пола в недоумении.

- Да, — замялся Пол, — видишь ли. Да, я помню про Димитриуса, но меня самого разбудила Анжелика из офиса и передала, что мне поручили новое дело. Дело о каком-то там взрыве где-то за городом. Судя по тому, что сам шеф всполошился, дело может быть весьма и весьма интересным. Ну, в смысле, не то, чтобы интересным, а скорее статусным для меня. Поможет разобраться с той ситуацией, в которой я тут оказался. Но я могу и отказаться, ведь решение я еще не принял. Выходной сегодня, а дело могут передать дежурному следователю. Вернее, ему его и должны были передать, только его нет на месте. А у меня вот выходной насыщенный событиями и который я хотел провести со своей семьей.

Пол тараторил и тараторил, приводя многочисленные доводы в пользу того, что ему хорошо бы получить это дело и разобраться с ним по быстренькому. Но с другой стороны, время, проводимое с Кристин, для него более ценно, чем все остальное.

- Пол, подожди, — Кристин глубоко зевнула и посмотрела на мужа глазами полными влаги.

Пол замер в ожидании, не зная, чего и ожидать, он в действительности оказался меж двух огней.

- Мы же сегодня идем к Димитриусам, ты забыл? — моргнув и согнав капельки утренних слез в уголки глаз протянула Катрин.

- Да-да, конечно помню. В 7 вечера мы должны быть уже у них дома. Там ведь собирается почти весь свет нашего городишки. Но сейчас-то еще утро, я думаю, что успею вернуться к началу гарантировано.

- Слушай, налей мне немножко, а то голова совсем ничего не соображает, — Катрин изобразила гримаску нечеловеческого страдания. — И как я вчера так набралась? А еще этот постоянный грохот.

Пол ужом выскользнул из-под одеяла, встал, шаркая тапочками по кафельному полу подошел к журнальному столку, на котором стояла ополовиненная вчера бутылка виски.

- Грохот? Какой грохо… — не успел он договорить, как дом опять содрогнулся под действием проезжающего мимо тяжелого грузовика. — Ах, это. Так в конце улицы развернули стройку очередную. Вот и возят туда чего-то.

- Давай быстрее, — Катрин простонала.

Пол приблизился к ней и протянул руку со стаканом, в котором плескалось грамм пятьдесят маслянистой жидкости. Женщина приподнялась на локте, при этом ее длинные черные волосы благородным водопадом откинулись назад, а свободной рукой она перехватила и поднесла бокал к губам. Сделав два жадных глотка Кристин упала обратно на подушку, прикрыв глаза. Пол еле успел подхватить опустошенную посуду и с удивлением уставился на свою жену. Но она молчала и создалось полное впечатление, что супруга благополучно уснула.

- Катрин, ну, сколько можно! — в голосе Пола чувствовалась нотка досады. — Я же не просто так тут с тобой разговариваю! Пришел посоветоваться, как мне быть!

- У ты какой хитрый, — Катрин приоткрыла правый глаз, повела им в пространстве, пока не поймала в фокус мужа, — хочешь переложить все со здоровой головы на больную? Тьфу. Вернее, наоборот… Ой, ты меня совсем запутал.

Женщина повернулась на бок, опять закуталась в кокон одеяла, подоткнула его конец себе под щеку так, что наружу остался торчать только нос:

- Пол, я знаю, как для тебя важна твоя работа, вернись назад к выезду. И иди, не шуми. Дай мне поспать, а то, что-то мне нездоровится сейчас…

Пол подождал еще немного в надежде, что временно пришедший в себя организм его супруги будет способен выдать еще что-то осмысленное, но ничего кроме натужного сопения не последовало. Похоже, что добиться еще чего-то от Катрин он просто не сможет.

- Анж, говори адрес. Я еду, — прорычал в телефонную трубку Пол, стоя в комнате около отпертого ростового сейфа с десятком отличных образчиков огнестрельного оружия, избытком патронов и парой дымовых гранат.

По своей детройтской привычке, он облачился в легкий пуленепробиваемый жилет с кевларовыми пластинами. Винтовочную пулю с близкого расстояния такой не остановит, но от короткоствола спасает гарантировано. Даже 45 калибр не способен пробить дыру в полицейском жилете, ребра сломает, гематому на половину торса обеспечит, но никакого проникновения. Работа есть работа. И никогда заранее не знаешь с чем придется столкнуться. Со старушкой, у которой кошка залезла на дерево и никак не может с него спуститься или же с вооруженным до зубов громилой, который наглотался колес и стал невосприимчивым к боли.

Глава 2

Утренняя атмосфера ужасно парила. Вроде бы солнце только встало и еще не успело нагреть воздух до максимальных температур, но рубашка под кожаным пиджаком почти прилипла к спине Пола, пока он шел по лужайке до своей машины. Зеленая подстриженная травка, регулярно поливаемая из распылителей, приятно пружинила под ногами. Пол при каждом шаге слегка подпрыгивал и все никак не мог взять в толк, почему его автомобиль стоит наполовину на тротуаре, почти уткнувшись бампером в фиолетовый «Дайхатцу» супруги.

События вчерашнего вечера упорно не хотели всплывать в памяти. А путь домой вообще стерся из нее. Боковым зрением Пол заметил, что соседи, все еще собиравшиеся в какое-то путешествие или на природу, замерли и как-то не очень одобрительно провожают его взглядом. Пол ускорил шаг и совершенно по-детски прикрыл лицо от соседей прозрачным файлом с какими-то служебными бумагами. Ему было стыдно, хотя он еще и не понимал почему.

И чем дальше он шел, чем ближе приближался к своему автомобилю, тем скорее становился его шаг, под конец он даже перешел на что-то типа бега, бега человека, уверенно спешащего в уборную. И только когда за ним захлопнулась дверь, он наконец-то почувствовал облегчение. Пол улыбнулся через стекло все еще смотрящим на него соседям и даже помахал им рукой. Но только он повернул ключ в замке зажигания своего потрепанного Caprice, прежде чем до слуха водителя донеслось довольное урчание выхлопа многолитрового двигателя, взвыла сирена и включилась красная мигалка.

Пол, полноценно сгорая со стыда, молниеносно переключил селектор передач и придавил педаль газа. Бешено вращая рулем, он чудом избежал столкновения с автомобилем супруги и вырулил на дорогу. И только тут стала понятна причина внимательных и неодобрительных взглядов соседей. Видимо вчера, не рассчитав траекторию, он не только неудачно припарковался на пешеходной дорожке, но и проехался по соседской лужайке. На ней осталась пара глубоких следов, ведущих прямиком к его непривычному месту парковки.

Набирая скорость по узкой улочке, и уносясь вдаль под звук сирены, Пол постепенно успокаивался. Он и ума не мог приложить, почему же у него была такая реакция. Живя в большом городе, он чхать хотел на мнение соседей. Более того, он даже и не знал, кто у него были соседи! А тут… Тут же он чувствовал огромный груз моральной ответственности за свои деяния. Видимо на него так действовала атмосфера небольшого городка, где все и всё на виду. Негде спрятаться, некуда убежать. А уж каково в такой атмосфере преступникам. Не удивительно, что они тут почти и не водятся!

Так размышляя над пагубным влиянием небольших поселений на человека, он вырулил на 40-й интерстейт и двинулся прочь из города. Попутные автомобили покорно уступали ему дорогу, поэтому уже через каких-то двадцать минут он съезжал правым поворотом к Бушленду. Найти его оказалось не так уж и трудно. Благо с дорожными указателями в Техасе всегда дела обстояли отлично. И только когда он выехал на Симонс-роуд, он внезапно осознал, что сирена в его автомобиле так и продолжает завывать.

Если в хоть и не крупном, но городе, сирену еще можно было терпеть, то здесь, в Бушленде она однозначно привлекала много внимания. Если конечно было бы чье внимание привлекать. Ведь Бушленд это не город, а скорее село переросток. Где все жители живут в своих отдельных домах, с огромными участками и дистанциями между отдельными строениями, совершенно не предназначенными для пешеходных прогулок. А единственными более-менее заметными строениями тут была церковь, силосная башня, да станция местного шерифа с однокамерной тюрьмой и кафе по другую сторону улочки.

Пол попытался отключить выключателем сирену, но с первой попытки у него ничего не получилось. Он попробовал еще раз. Опять ничего. Выключатель послушно ходил из стороны в сторону, но сирена и не думала выключаться. Отсутствовал даже самый незначительный намек на повиновение стражу порядка. Тем временем он уже успел подъехать как раз к вотчине шерифа. Выходить из авто не потребовалось. Из машины он увидел листок бумаги с написанным на нем от руки посланием: «Уехал на происшествие». «Какая непосредственность!», — подумал Пол и ухмыльнулся.

Голдфинч проникся деревенской простотой и постарался вспомнить куда именно ему говорила подъехать Анжелика. Кажется, к северу от центра или к западу. «Ах, черт!», — Пол выругался и набрал номер на телефоне. Он только успел набрать воздух в грудь, но так и не смог произнести и слова. На той стороне его поняли без слов и протарабанили все, что о нем думают и куда именно ему следует двигаться. Именно это Полу и нужно было. Покопавшись еще немного в телефоне, он наконец-то запустил программу навигации и отправился в путь по узеньким дорожкам Бушленда.

Когда колеса его автомобиля коснулись грунтовой дороги Пол немного оторопел, но навигатор басовитым голосом упорно советовал ему двигаться прямо. Не доверять голосу из телефона причин у Пола не было, но движение замедлилось, а длинномерный автомобиль начало ощутимо потрясывать. И уже почти когда он решился остановиться, вдали, за небольшим холмом, наконец-то показалось какое-то здание и несколько автомобилей, включая машину местной полиции, припаркованную рядом.

Чем ближе Пол подъезжал по грунтовке к зданию, тем больше он понимал, что со зданием явно что-то не так, а одновременно он задавался вопросом, что же заставило разместить такое строение здесь, в очевидной глухомани. Хотя само здание больше напоминало авангардное искусство, а не производственные мощности.

С того расстояния, где Пол припарковал свой Caprice, аккурат рядом с машиной шерифа и наконец-то выключил сирену, домина выглядел как раскрывшийся тюльпан. Видимо некогда он был двухэтажным, милым, прямоугольным зданием, покрытым синими пластиковыми панелями. Сейчас же металлические балки каркаса оказались, словно выкручены неведомой мощью. Силовую же структуру строения разорвало и закрутило в немыслимом танце. Толстые стальные балки смяты и завернуты, словно тончайшие трубочки для коктейлей, а пластиковую обшивку раскрошило на мелкие кусочки и раскидало по окрестности. Тем не менее, сквозь переплетение конструкций проглядывало и внутреннее пространство, полное переплетенного металла, цветных труб, каких-то кабелей, остатков мебели и оргтехники.

- Что, сынок, впечатлен?

Пол обернулся, позади него стоял пожилой мужчина, с белой бородой и полицейской форме. И не просто в форме, а полицейской демисезонной куртке и шапке. Он держал руки на поясе, с засунутыми большими пальцами за ремень с крупной кобурой.

- Шериф? — Пол недоверчиво посмотрел на старика, смеряя его взглядом с головы и до ног.

- Да, он самый! — старик потянулся и качнулся на носках своих утепленных сапог. — Эбби Робинсон, собственной персоной.

Старик протянул Голдфинчу руку для рукопожатия, но заметил немного ошарашенный взгляд последнего и торопливо заговорил:

- Да не смотрите вы так на меня. Все время тепло одеваюсь. Под старость мерзнуть стал, сил нет. А вы, наверное, Пол? Из Амарилло?

- Да, я и есть, — Пол все еще находился в ступоре, — меня послали сюда на расследование происшествия… Да, и…

- Да, мне звонили, сказали, что приедете.

- А что собственно тут случилось? — Пол повернулся к раскуроченному зданию и повел рукой. — Меня вызвали на какой-то взрыв. Я думал, тут подростки подшутили или просто какая-то авария.

- Что впечатляет? — улыбнулся Эбби в бороду.

- Если честно, то да. Еще как! Я подобного не видел еще с… Да вообще не видел никогда!

- Как ни странно, я тоже. Хотя был во стольких горячих точках, что вам, молодой человек, и не снилось. Но, вот, что я вам скажу! — старик приблизился вплотную к Полу и понизил голос. — Когда появилась эта лаборатория или завод, не знаю, что уж там точно, так у нас стали происходить странные вещи!

- Это, какие же? — Голдфинч недоверчиво посмотрел на старика, словно перед ним не представитель местной власти, а просто очередной недалекий фермер, начитавшийся газет и которому чудятся инопланетяне в каждом замятии ячменя на поле.

- А вот что! — шериф еще ближе приблизился к Полу и заговорил совсем уж тихо, периодически поглядывая по сторонам. — Когда строили эту лабораторию тут, охрана была вокруг как у президента. Постоянно черные джипы колесили, неразговорчивые люди в костюмах и строгих стрижках шныряли. Мы уж думали, хотя бы заработаем на них. Да куда там! Ни один из них, ни разу в нашем кафе так и не остановился. Даже в магазин никто не заходил. А потом, когда всё построили, начали происходить совсем странные вещи.

- Ну, может быть люди в пиджаках это были подрядчики, проверяли готовность объекта?

- Ну это не знаю, порядок они не нарушали, а останавливать и проверять кто они такие и откуда, у меня причин не было. Закон они соблюдали. Но дело не в этом…

- Ну, а в чем тогда?

- Торнадо! — старик еще раз проверил, слышит ли их кто или нет. А его глаза, сквозь щелочки над бородой, забе́гали из стороны в сторону.

- Ну да, а что торнадо? Как я слышал, тут это явление частое. Особенно летом!

- Да, но тут они зачастили, прямо каждую неделю. Но не большие, а такие маленькие вихри. Местные говорят, что появятся где-то в небе и исчезнут. Я сам видел их три раза за последние полгода.

- Ну а как это могло быть связано с этим? — Пол кивнул в сторону хитросплетений из металла.

- Не знаю, просто наблюдение. Да и люди понапрасну говорить не будут! — Робинсон уже не тушевался и говорил нормально. — Я вижу вы человек опытный, должны разобраться, в чем тут дело!

- Да, попробую. Ну а свидетели есть? Что тут произошло? Может, видел кто?

- Да нет, место тут пустынное. Сплошные поля, да вышки. Местные сюда и не ездят почти никто. Земля тут вся сплошь чужая, подорожала за последнее время, кто-то скупает ее постепенно. Непонятно для чего. Ой, да что это я. Утром сегодня, а я просыпаюсь рано, мигнуло электричество, да потом пошел легкий дымок с этой стороны. Вот я и поехал сюда, проверить. А тут такое!

- А во сколько, вы говорите, мигнуло и дымок? — конкретная информация заинтересовала Пола.

- Около семи утра. Кажется, в шесть пятьдесят. Да, в шесть пятьдесят или около того! Точно!

- А других свидетелей нет?

- Да нет, если бы кто что видел, то позвонил бы мне. Я же тут лучший друг и стойкий защитник от набегов индейцев! — Эбби хохотнул, хотя из-за бороды было непонятно, он улыбнулся или же скорее это было нечто вроде кашля.

- Шериф, а вам не кажется, что такое уединенное расположение, для столь фешенебельного заводика, — Голдфинч осмотрелся по местности еще раз, бесперспективно взирая на разлетевшийся пластик, — несколько странный выбор?

- Да нет, у нас такое тут часто происходит. Фермеры продают свои земли. А что на них строят новые хозяева нас уже не касается. Кто-то ставит вышку, качает нефть, кто-то предприятие. Провод кинул и все.

- Я понимаю, а как же дорога? Грунтовка же!

- Это с этой стороны, просто тут самый короткий путь. А вот если с противоположной стороны заехать, то там нормальный асфальт проложили. Новенький. Только на картах его еще нет.

- Ах, вот оно что. Ну ладно, пойду посмотрю поближе, что там происходит. Пострадавшие есть?

- Да есть. Сторожа убило. Прям балкой согнутой его надвое разрезало. Уже увезли тело. Криминалисты из Далласа там уже работают.

И только тут Пол увидел еще несколько черных микроавтобусов и с десяток людей в сине-оранжевых жилетах, копошащихся по вывернутому остову здания. Оставив шерифа греться на солнышке, Голдфинч поспешил к месту происшествия: «И как только они успели сюда добраться так быстро?».

- Добрый день! Вы кто? — дорогу к зданию Полу преградил здоровый детина с недобрым взглядом.

- Я следователь из Амарилло, вот мои документы, — Голдфинч протянул удостоверение. — Вы давно уже здесь?

- Да часа уж как два! — детина расслабился, отступая в сторону.

- А кто главный у вас?

- Дженкинс, — Детина махнул рукой куда-то в неопределенность, а затем заорал, — Том! Эй, Том! Тут следователь приехал!

Откуда-то из развалин, мигом выпорхнул сухопарый мужчина, чуть ниже среднего роста. Лихой походкой он подбежал к Полу, и на лету ухватив его за руку, потянул куда-то в здание, попутно не переставая бормотать:

- Да, ситуация тут совершенно не ясная. Здание развернуло как розочку, все стеновые панели разлетелись по округе, причем их разнесло в щепки. Создается впечатление, что тут произошел какой-то объемный взрыв, чего-то очень и очень мощного! У моих ребят было предположение, что тут взорвался газ. Его могли использовать для опытов или производства, но никаких следов баллонов или чего-то похожего мы не нашли! Все чисто! Какое-то бесчисленное электрическое оборудование, провода какие-то! Кстати, вы не знаете, чем они тут занимались?

Пол хотел было ответить на вопрос, но его собеседник ни дал ему ни шанса и затараторил тут же дальше:

- Потом мы предположили, что тут взорвалась взрывчатка, но ни один из наших анализов не показал никакого наличия ни одного из распространенных химических взрывателей. Да тут нет и ни единого обожженного клочка. А ведь при взрыве происходит воспламенение, высокая температура! Обязательно должны быть какие-то угольки.

- Подождите! — взмолился Пол. — Я не знаю, что тут они делали и вообще, что это за здания такие. Распоряжение получил чуть меньше двух часов тому назад. Только что прибыл! Что со сторожем?

- Со сторожем? Ах, с этим. Ну его просто расплющило. В лепешку.

- Личность установили? — тем временем они уже пробрались куда-то внутрь строения. Перекрытий и прочих плоскостей в здании не сохранилось, только наиболее мощные балки, так и остались поддерживать структуру искореженными. Все остальное разлетелось в пух и прах.

- Да, конечно. У него был пропуск, и мы сравнили фотографию с уцелевшей головой. Полное совпадение. И вот еще один.

- Что? Еще один труп?

- Да, именно. Идёмте сюда.

Том ловко прошмыгнул между завернутых друг вокруг друга стальных балок и исчез за грудой свисающих проводов. Кряхтя и проклиная техасскую жару, Пол не без труда протиснулся за Дженкинсом.

- Вот, посмотрите сюда, — Том ткнул пальцем на лужу крови с какими-то ошметками, торчащими из-под тяжеловесной стальной плиты.

- Что это? — от одного только вида размазанной, словно прокисшая котлета для гамбургера, плоти Полу стало нехорошо. Он отвернулся.

- Это человек. Вернее, был таковым когда-то. Тут же вы можете наблюдать то, что от него осталось. Тут примерно его треть. Руки, ноги. Ну, вы понимаете?

- Да, понимаю, — от характерного мясного запаха Полу стало еще хуже. Утренний завтрак, еще не успевший всосаться, начал упорно проситься наружу. — Он умер?

- Погиб. И могу сказать это совершенно точно. Кто бы еще выжил бы без трети тела?

- А больше никого? Ничего?

- Мои ребята уже все облазали. Пусто. Останки этого несчастного отправим в лабораторию у нас. Нужно узнать, кто это был. Бирку пропуска и голову мы пока еще не обнаружили.

- Хорошо, я тут осмотрюсь еще снаружи, что и как. А вы мне позвоните, как только будут какие сведения. Вот мой номер, — Пол протянул карточку со своими контактами. — У вас есть идеи, что тут могло произойти?

- Ни одной! В моей практике это первый подобный случай! Боюсь оказаться пророком, но никакой особой помощи от нас тут ждать вам не стоит.

- Ясно, — Пол резко погрустнел, — ну я пойду тогда. Может, найду чего интересное.

- Хорошо, будьте осторожны на выходе, не поскользнитесь!

Путь на свежий воздух оказался более долгим, нежели внутрь обломков. Но страшно про себя ругаясь, Пол все же смог выбраться на свет летнего денька из лабиринта покореженного металла. Он отошел от здания, окинул его общим взглядом, прошелся вокруг, попинал ногами разлетевшийся пластик, порылся в мелких деталях, но ничего, абсолютно ничего, за что мог бы зацепиться глаз. Криминалисты уже начали грузить вещи в свои микроавтобусы, когда Пола из задумчивости вывел голос Эбби Робинсона:

- Что сынок, задумался-то?

- Да вот, ни одной улики, ни одной зацепки. Совсем пустота, — с явной печалью в голосе ответил Голдфинч. — Чувствую, что дело будет интересным, вот только получится ли его раскрыть? Вполне может быть, что это обычная техногенная катастрофа.

- Да не переживай, я уверен, что ты и не такое дело раскрутить сможешь!

- Надеюсь на то, — без тени энтузиазма ответил Пол и взглянул на наручные часы.

Глава 3

- Дорогой, а что у тебя всегда так машина теперь будет? — поинтересовалась Кристин стараясь перекричать вой сирены.

- Да это ребята подшутили. Что-то где-то замкнули и все. Теперь не выключить никак. Включаю зажигание и сразу она включается. Шутники! — прокричал Пол в ответ и криво улыбнулся. — Надо было ехать на твоей!

- Я же тебе говорила, там что-то не в порядке! Машина заводится, потом через некоторое время начинает дергаться, а затем глохнет. Нужно ждать, а потом опять заводить. Намучалась я сегодня уже с ней. В сервис надо отогнать.

- Надо, но Ларри будет только через неделю. Укатил он на Гавайи отдыхать.

- Надеюсь, что к дому Димитриуса мы подъедем без этого аккомпанемента?

- Да, припаркуемся за квартал и дойдем пешком.

- Ну и любят же тебя, твои ребята!

- Да, не без этого!

В лучах фар автомобиля Голдфинча, наконец-то показалась вилла Димитриуса, но он постарался незаметно проехать мимо, насколько это вообще возможно с перманентно работающей сиреной. Вилла удачно расположилась на самом краю Амарилло и утопала в зелени. Участки земли в этой части города выделялись настолько большими, насколько были огромны кошельки их будущих владельцев. Пол уже и не помнил, с чего начинал сам Димитриус, но теперь это был один из самых уважаемых жителей города и то, что его пригласили на мероприятие, да еще и с супругой, делало ему неимоверную честь. Далеко не все жители городка удостаивались даже личного знакомства с Димитриусом, не то, чтобы побывать у него на приеме.

Припарковавшись у самой границы участка, около забора с нависающей сверху зеленью какого-то куста, Голдфинч торопливо повернул ключ зажигания своего Caprice и надоедливый вой утих. Не то, что бы он как-то сильно мешал ехать, в «Шевроле» отличная шумоизоляция, а вот беспокоить добропорядочных жителей городка, особенно богатой его части, не стоило.

После того как погасли фары автомобиля, под кустом образовался полумрак, слабо освещаемый далекими уличными фонарями. Кристин кряхтя, вылезла через переднюю дверь и огляделась:

- Ничего это он себе домину отгрохал! Больше нашей лачуги раз в десять! А то и в двадцать!

- А ты посмотри на дома в округе, они не намного меньше! — Пол повел рукой. — Вон в том скромном домике я недавно был. Снаружи вроде просто домик, а внутри настоящий дворец! Хозяйка вызывала нас по поводу пропавших драгоценностей, она думала, что их утянула горничная.

- Горничная? — Кристин уже смогла обойти машину, продравшись сквозь заросли, и оправляла платье.

- Да, но оказалось, что это ее муж сбежал и прихватил все самое ценное для своей любовницы. Еще в газетах про это писали, ты не читала?

- Я как-то не особо с газетами, ты же знаешь! Телевизор посмотреть я могу иногда. Но там, я что-то ничего подобного не припомню.

- Разумеется! — Пол повысил голос, так как пара уже проходила мимо крупного фонтана, расположившегося прямо перед входом в дом. — Ты же не смотришь местные каналы!

- Как вас представить? — вежливо осведомился чернокожий дворецкий, поразив Голдфинча и его спутницу ослепительно белой улыбкой.

- Миссис Франклин и я, Пол Голдфинч, — Пол высокомерно повернул голову, как если бы он был представителем настолько древнего рода, что все при его приближении обязаны падать ниц.

- Подождите здесь, пожалуйста, хозяин встречает всех гостей лично, — африканец взглядом указал на место рядом с входом, где можно было присесть на небольшой топчан. Чем Кристин сразу и воспользовалась — идти на каблуках, сначала по улице, а затем по гравийной дорожке, ей было непросто.

- И почему это эти южане так не любят асфальт? Ну или хотя бы плитку положили? — Кристин согнувшись, массировала левую лодыжку правой рукой, от чего ее платье разъехалось и обнажило стройные ножки.

- Именно, что южане. Палящее солнце меньше нагревает газон или щебень, чем асфальт или плитку. А в этом штате любят комфорт в своих домах.

- Что-то по нашему дому я этого совсем не заметила, — ехидно отметила Кристин.

Но Голдфинч не успел парировать колкость своей дражайшей, так как из дверей дома вышел пузатенький мужчина, неопределённого возраста, но с шикарными черными усами и шевелюрой. Он бодрой походкой двинулся прямиком к отдыхающей паре и еще издалека протянул руку для рукопожатия.

- Добрый вечер, мои дорогие! Должно быть вы Пол Голдфинч с супругой? — Димитриус уже вцепился своей крепкой лапой в руку Пола и горячо ее тряс.

- Да, так точно, — Голдфинч от чего-то вдруг перешел на канцелярский язык, — Пол Голдфинч, следователь местной полиции с супругой, Кристин Франклин! Прибыли только что!

На Кристин же, в свою очередь, повлияла речь мужа и то, что он вдруг как-то выпрямился и встал по стойке смирно, хотя в обычной жизни он так никогда не поступал. Женщина слегка присела и попыталась изобразить какой-то непонятный реверанс.

- Отлично! Друзья мои! Я так рад вас видеть! Пройдемте в дом! — и хозяин почти что силой потощал Пола за собой, увлекая заодно и Кристин Франклин.

И следующие минут пятнадцать Димитриус водил новоприбывших гостей за собой по дому и участку вокруг него, показывая и подробно рассказывая, где у него что располагается, какие системы установлены и все прочее, что обычно рассказывает о своем доме скучающий хозяин каждому новому гостю. И экскурсия бы длилась и длилась, если не следующая партия гостей, к которой хозяин улетел с легкостью колибри, оставив супругов у стола с закусками.

- Интересный старикан, — подвела итог своему блужданию по дому Кристин.

- Ну, не такой он уж и старый. Я бы даже сказал наоборот, — Пол обвел взглядом стол с закусками, — ой, смотри, живые устрицы! Не ел их уже целую вечность!

Хороший гость приходит в гости уже голодным, но Голдфинч и Франклин успели вдвойне проголодаться пока осматривали многочисленные помещения огромного дома, поэтому самозабвенно налегли на закуски, не обращая внимания на окружающих.

- Пол, добрый вечер! — прохрипел откуда-то сзади знакомый голос.

Так и есть, Филип Ортега, собственной персоной. Раздувшийся на государственной службе мексиканец, в ковбойских сапогах, рубашке с галстуком боло, шляпе с узкими полями и аутентичных джинсах, держал руки на талии и прямым взглядом смотрел на Голдфинча.

- О, босс, добрый вечер! И вы тут? — Пол вытер пропитавшиеся свежими морепродуктами пальцы о влажную салфетку с цитрусовым ароматом.

- Да, не без этого! Такое мероприятие для нашего города — заметное событие. Все тут собираются.

Пол, наконец закончив отмывать руки от устриц, потянулся для рукопожатия. Но Отрега отстранился с еле уловимой гримасой брезгливости:

- Ах, оставь это Пол, не хватает мне, чтобы от меня воняло еще этими членистоногими! И как вы их только едите!

- Это моллюски, бестолковая ты дубина, — шепотом произнесла Кристин, прикрывая рот рукой с салфеткой, будто бы вытирает себе губы.

Ортега то ли вообще не заметил, что сказала Кристин, то ли не понял, что она с его подчиненным. Вместо этого он поближе подошел к Полу и вполголоса произнес:

- Ну? Как, Голдфинч, съездил на место крушения?

- Какого крушения? — искренне изумился Пол.

- Ну это, как его… Ну взрыв сегодня утром. Ну, ты еще дело взял, мне Анжелика звонила.

- Ах, это, — Пол взял небольшую паузу, отпивая из бокала на тонкой ножке крабовую воду, дабы сформулировать свой ответ, — ну, как сказать. Там здание все разворотило вдребезги! Есть жертвы.

- Да неужели? Ай-ай, какая неприятность!

- Да-да, все именно так. Но совершенно непонятно, по какой причине вдруг произошел этот взрыв. Криминалисты, что приехали из центра, так ничего мне и не сказали, хотя упакованы были очень хорошо.

- А кто у них там был за главного?

- Дженкинс. Том, если не ошибаюсь. Вот у меня тут где-то визитка была.

- Не надо, не надо! — Филип проворно остановил руку Пола. — Ребята отличные, Тома знаю лично! Трудоголик и меланхолик! Хороший парень!

- Да, но, никаких результатов пока. Ни единой зацепки!

- Я думаю, что это дело мы закроем очень скоро. Видишь ли, у нас подобное случается очень редко, если не сказать, что не случается никогда, — Ортега погладил свое пузо и уставился на Пола.

- Да, но… Ведь случилось же!

- Видишь ли, мы тут стараемся развивать наш научный кластер, поэтому никакая лишняя огласка нам не нужна, а то напугаем инвесторов… Ой, прокурор округа приехал!

И в мгновенье ока начальник полиции поспешил к новому гостю, суетливо перебирая полными ногами в плотно облегающих штанах.

- Что, не так ты ожидал развитие дела? — поинтересовалась Кристин, находившаяся все это время рядом с Полом и слышавшая весь разговор.

- Да, признаться не так. Пойдем лучше вон к тому столу с закусками! — Пол указал пальцем на низенький стол под пальмой, уставленный до краев едой.

- Мммм, да тут канапе! — восхитилась Кристин.

Спустя всего пару минут, пара совсем перестала воспринимать окружающее, так как была полностью поглощена поеданием снеди, но вдруг, их пиршество очень деликатно прервали:

- Прошу прощения… Господа, великодушно прошу меня извинить…

Голдфинч и его супруга синхронно обернулись с набитыми ртами и перед ними оказался рослый высушенный до состояния сушеной рыбы господин с седыми волосами, тонкими чертами лица, глубокими морщинами и огромным носом.

- Я прошу меня извинить, я случайно был свидетелем вашей беседы, по поводу взрыва в лаборатории, — начал он очень неуверенно. — Ой, я совсем забыл представиться! Что за рассеянность! Меня зовут Гленн, Гленн Уильямс. Разрешите представиться!

- Да, слушаю вас? — Полу стоило немало усилий протолкнуть сухой бутерброд дальше по горлу, дабы хоть что-то ответить долговязому.

- Я краем уха слышал, что это вы ведете дело по расследованию разрушения лаборатории в Бушленде. Не так ли?

- Да, это я. Пол Голдфинч, но я не совсем понимаю…

- Ах да! — Гленн выразительно стукнул себя по лбу, — еще раз прошу прощения, вечно это моя забывчивость и рассеянность! Я интересуюсь по долгу службы. Я куратор технологического кластера венчурных инвестиций нашего округа. Занимаюсь проверкой, как расходуются средства инвесторов, принимаю участие в выборе проектов для инвестирования и прочей деятельностью. И собственно лаборатория в Бушленде — один из моих проектов. Вернее был одним из них, до сегодняшнего утра.

- Да, неприятная история произошла. Погиб человек. Вернее погибли люди.

- Да, это невосполнимая утрата для нас. Ушел из жизни величайший ученый-практик! — Уильямс театрально изобразил невероятное горе.

- Так вы уже знаете, кто погиб? — Пол аж глаза выпучил от удивления.

- Ну, видите ли, живем мы все в небольшом городке, тут всё у всех на виду. Да, погиб Майкл Фарадей, глава лаборатории. Там все так разворочено. Я был на месте, утром. Мне позвонил Фергюсон, его помощник. Сказал, что произошло несчастье и лаборатория немного пострадала. Но я не ожидал увидеть такое! Когда я приехал на место — не поверил глазам своим. От двухэтажного здания ничего не осталось! Признаться, я до сих пор в шоке!

- Да, неприятность, — Голдфинч профессиональным чутьем почувствовал, что ему попался настоящий болтун и стоит его разговорить, — а что, у вас от этой катастрофы будут неприятности?

Гленн встрепенулся, блуждавший доселе взгляд на секунду остановился, а затем он вернулся к прежнему состоянию, как будто ничего такого и не произошло.

- Да нет, с чего бы это?

Но такое мимолетное изменение в поведении было замечено опытным инспектором. «На это стоит обратить внимание», — подумал Пол, а вслух сказал: «А когда же вы прибыли в Бушленд? Я был там сегодня почти весь день, но не припомню, чтобы я вас там видел.

- О, я приехал очень рано, кажется около восьми утра, а потом уехал.

- Да, видимо разминулись. Вы, вероятно, где-то неподалеку были в тот момент?

Уильямс задумался, но потом выпалил, что он, дескать, ночевал дома и вообще не торопился. Но по всему было видно, что Гленн волнуется, хотя он старался скрыть свое беспокойство. Уильямс взял фужер с каким-то напитком и небольшими глоточками начал из него посасывать пузырящуюся жидкость.

- А что, Гленн, ваш офис находится в Амарилло? — Пол применил тактический маневр, дабы немного унять дрожь в коленках своего визави.

- О, да, конечно! На 24-й северо-западной авеню, а что? — Гленн встрепенулся.

- Ну, я так полагаю, что вы будите не против, если я к вам загляну как-нибудь, поболтаем?

- Да, пожалуйста, очень буду рад там вас видеть! — Гленн просто засиял, видно было, что его отпустило невероятное волнение. — А скажите, уже ясно, что же стало причиной аварии? Есть ли у вас какие-нибудь идеи? Говорят, что в тех краях часто происходят торнадо, особенно в это время года. Что вы думаете? Это торнадо?

- Гленн, буду с вами откровенен. Мне кажется, что это не совсем торнадо, даже совсем не торнадо.

Но, не успел Пол договорить, как на очередном глотке, Уильямс поперхнулся, закашлялся, разлил на себя половину содержимого своего бокала, покраснел лицом от жуткого смущения и боялся дальше ни вздохнуть, ни выдохнуть.

- Э, Гленн, с вами все в порядке? Вы как-то переменились в лице!

Уильямс уставился на Пола выпученными глазами, попытался что-то сказать, но из его глотки выплеснулось только немного жидкости. Он резко повернулся и умчался куда-то по бесчисленным коридорам дома Димитриуса.

- Странный тип, — заметила Кристин, улепетывая очередную тарталетку, — ты не находишь?

- Да, человек нервничает, переживает. Случилось такое, выдающееся по местным масштабам событие, да еще тут прием, все видные люди. А он, представляешь, подавился выпивкой! Чудак!

- Ну да, что есть, то есть, — подтвердила Кристин.

Остаток вечера прошел прочти без происшествий. Пол обнаружил еще несколько столов с закусками и выпивкой, после чего началось небольшое, получасовое представление каких-то актеров. Сразу было понятно, что к мероприятию Димитриус подошел с толком и побеспокоился обо всем, даже о развлечении гостей. Гленна они больше не видели, возможно, что тот покинул гостеприимную виллу раньше, нежели все остальные гости. Димитриус стоял около выхода и сам, лично, помогал дамам накидывать вечерние накидки. А мужчин благодарил теплым рукопожатием.

Оказавшись на улице, Пол, вдруг совсем неожиданно для себя, проговорил:

- Кристин, как ты думаешь, для каких целей богачи собирают такие вот светские рауты?

- Ну, я даже и не знаю, как-то не думала на эту тему, — отозвалась супруга. — А ты как думаешь?

- А у меня есть идейка на эту тему! Вот слушай. Представь, что ты живешь в огромном доме, огороженном высоким забором. Да даже и без забора, просто на большом участке. Вот ты вкладываешь кучу сил и средств в свое детище, пестуешь его каждый день, травку подсеиваешь, подкрашиваешь.

- Сомневаюсь, что Димитриус сам это все делает…

- Ну, это же я утрировано! Пусть и не сам, но следит-то он за всем сам! И вот, наступает момент, когда уже хочется чтобы всю эту красоту кто-то оценил, но никого нет. И тут проблема! — пара уже вышла с территории и не спеша продвигалась к месту парковки. —  Друзей не так много, все заняты, у всех свои дома. Но общаться-то хочется!

- Да, ты прав! Я тоже страдаю от недостатка общения!

- Вот так вот! А у тебя соседи рядом!

Они сделали еще пару шагов, как из наименее освещенного участка улицы между фонарями показалась пузатая фигура.

- Пол, можно тебя на минутку? — позвал своего подчиненного Ортега.

- Кристин, иди к машине, я сейчас!

Пожав плечами, женщина двинулась в сторону припаркованного автомобиля, а Голдфинч повернулся к своему начальнику.

- Что случилось, Филип?

- Слушай Пол, а что ты думаешь насчет причины трагедии в лаборатории?

- Да пока все тоже самое — мне причины не ясны. Думаю, что криминалисты что-то подскажут. Да и личность погибшего стала ясна, это руководитель лаборатории был.

- Да, вполне может быть он. Ну, а каково будет твое мнение, если я тебе скажу, что мне уже позвонил Дженкинс и доложил, что они смогли установить причину?

- Я буду удивлен! Утром они меня уверяли, что не знают, что произошло! И взяли кучу времени на выяснение этих самых причин!

- Пол, ты будешь удивлен, но это банальный смерч. Налетел, закрутил здание винтом и распался. Все. Некого даже винить, виновных нет. Просто обыкновенное стихийное бедствие и все.

- Как так?

- А вот так! — Ортега подошел на шаг ближе и вперился Полу прямо в глаза. — Я говорю, что дело можно закрывать за отсутствием состава преступления. А если я так говорю, то значит можно и даже нужно закрывать. Уж поверь мне, я то уж знаю, где смерч, а где что-то еще. По крайней мере, в нашей местности.

- Филип, я прямо ошарашен, — начал мямлить Голдфинч, — информация прямо как снег на голову. И все за один день произошло! У нас, в Детройте, такие дела так скоро не делаются. Если уж есть жертвы в деле, то его нельзя закрыть в один день. Нужно провести хоть какое-то расследование! А я только успел осмотреть место происшествия и все!

- Пол, видишь ли, мой мальчик, тут все очень и очень просто. Налетел торнадо, сдул заводик и все. Ну, потерпи еще пару дней, да закрывай дело. Надеюсь, мы поняли друг друга?

Пол заскрежетал зубами от бессилия. Ему предлагали пойти на сделку! Да еще какую! Он хотел было ответить что-то грубое, но его прервал вой полицейской сирены. Кристин завела Caprice и уже начала разворачиваться.

- Надеюсь, мы поняли друг друга? — жестким голосом и с недобрым взглядом повторил Ортега. — Во вторник, ко мне с утра с докладом по делу.

Не успел Пол ничего ответить, как босс резко развернулся и исчез в темноте там, откуда и вышел пару минут тому назад.

- Что? Вы не поладили? — осведомилась Кристин.

- Он хочет, чтобы я дело замял. Спустил его на тормозах! Вот уж дудки! Я чую, что здесь что-то не чисто! У меня есть два дня и три ночи на то, чтобы разобраться в ситуации!

Акт 2

Глава 4

- Здравствуйте мистер Фергюсон! Очень здо́рово что вы смогли меня принять сегодня, несмотря на воскресенье! — Пол стоял на пороге дома Фергюсона, помощника или заместителя покойного Фарадея и изо всех сил старался выглядеть как можно более дружелюбным, хотя голова еще не была так чиста и прозрачна, как хотелось бы. Вчерашние посиделки у Димитриуса давали о себе знать. Все же возраст начинал сказываться.

- А, это вы, — Фергюсон казалось был немного разочарован, — кажется, кто-то звонил от вас, какая-то женщина.

- Да-да, это была мой помощник по офису. Даже несмотря на воскресенье, она мне помогает. Ну вот так, по телефону. Договориться о встрече или найти нужную информацию. Могу я войти?

Фергюсон ничего не ответил, он просто отошел в сторону, оставив дверь открытой. Пол осторожно протиснулся между двух каких-то ящиков, неуместно стоявших прямо у входа, и попал в прихожую дома. Сам хозяин уже успел ушлёпать босыми ногами куда-то вглубь, поэтому инспектору не оставалось ничего другого, как проследовать за ним. Но в этом был и свой плюс. Можно было рассмотреть быт владельца, не вызывая никакого подозрения у последнего. Именно так Пол и поступил. Пока он следовал к месту, где его ждал Фергюсон, он усиленно крутил головой во все стороны, стараясь не пропустить ничего важного. Но на глаза не попадалось ровным счетом ничего, за что мог бы зацепить профессиональный взгляд.

Снаружи лачуга Фергюсона выглядела вполне заурядно и в полном соответствии с домами фермеров по соседству. Разве, что трава была не кошена на лужайке, да задний двор был девственно пуст, а не забит различной сельскохозяйственной техникой. Внутри же ситуация была немного иной. Создавалось полное впечатление, что в доме никто не жил длительное время. Отсутствовал тот едва уловимый налет, который, так или иначе, покрывает вещи, мебель, стены. Налет жизни, если так можно сказать. Мелкий беспорядок, грязь по углам и прочее.

- А вы тут давно живете? — поинтересовался Голдфинч, когда уже почти нагнал Фергюсона.

- Да уж почитай как месяцев восемь, а то и девять. Правда я все время провожу в лаборатории, вернее проводил… Да и семьи у меня нет, домашних животных не держу. Хотя и свободного времени тоже нет, проснулся и сразу же бегу на работу. До того жил со своей подружкой, но из-за очень напряженного графика, нам пришлось разбежаться. Увы, я выбрал науку, а не ее.

Только тут Пол сумел, как следует разглядеть Фергюсона. На вид этот крепкий детина был около тридцати или может быть чуть больше. Рыжеватая шевелюра, рыжая редкая бородка. Сам слегка полноватый, хотя и ростом чуть выше Голдфинча. Встретишь такого на улице, так и не скажешь, что это научный работник, скорее какой-то электрик или кабельщик. А если заглянуть в его голубоватые глаза, так вообще можно смело предположить, что перед вами настоящая деревенщина с прогорклым от низкосортного пойла взглядом. Хотя речь и манеры говорили совсем о другом.

- А давно вы работали там, в разрушенной лаборатории? — Пол огляделся, оказалось, что пришли они на кухню, где Фергюсон аккуратно вытирал микроволновку изнутри. Становилось понятно, по какой причине в доме такая стерильная обстановка. Кто-то мнил себя слишком уж идеальным.

- Около трех лет. Я пришел к Фарадею прямо на проект, как только он начал создавать команду. Так, что можно сказать, что я тут с самого начала, — здоровяк кривенько улыбнулся. — Вы уж меня простите, я не могу ничего вам предложить, не ожидал, что у меня сегодня будут гости. Продукты и напитки я покупаю ровно столько, сколько съедаю, помогает держать себя в форме. А то эта сидячая работа очень негативно влияет на фигуру.

- Ну, я бы так не сказал бы, что у вас есть какие-то проблемы по части фигуры, — Голдфинч бегло осмотрел Фергюсона с ног и до головы и пришел к заключению, что физической силой этот увалень не должен быть обделен. Видимо достались неплохие гены.

- Да, вас, кажется, зовут Пол, если я не ошибаюсь, — хозяин дома немного замялся, но Пол кивком подтвердил его догадку. — Отлично. Пол, вы здесь как частное лицо или же ведете расследование?

- Да, вы правы. Это моя вина, я не представился. Меня зовут Пол Голдфинч, я инспектор полиции Амарилло, в настоящее время веду дело о разрушении лаборатории и гибели человека. Поэтому я лицо, вполне официальное и если вы желаете, то я могу вызвать вас к себе в участок, там допросить, как полагается, все по фо…

- Да нет, все нормально. Я просто поинтересовался.

- Мистер Фергюсон, расскажите мне о лаборатории, чем вы там занимались, какое оборудование использовали, кто был погибший. Ну или может быть у вас есть версии о том, что же там могло произойти?

- Пол, называйте меня просто Эдом.

- Хорошо, — Пол одобрительно кивнул и уселся на высокий стул.

- А скажите Пол, разве у вас самого нет идей, от чего могла произойти катастрофа?

Несмотря на то, что Эд постарался произнести свой вопрос как можно равнодушнее, но от опытного полицейского не ускользнул слегка задрожавший голос, да и оттирать поверхность печи он стал менее активно, прислушиваясь к ответу.

- Ну, тут пока нельзя утверждать однозначно, но пока основная рабочая версия — проказы капризного торнадо. Но я предполагаю проработать и другие версии, сбой технологического оборудования или теракт, например. Это моя работа — проверять версии.

Фергюсон, казалось, получил ответ на свой вопрос, который его удовлетворил, поскольку он вернулся к прежнему ритму очистки камеры печи:

- Итак, вам интересно, чем же мы тут занимались, и кто такой был Майкл Фарадей. Извольте. Постараюсь изложить все как было на самом деле.

За окном послушался звук низколетящего самолета, стены и стекла окон завибрировали, а мебель задрожала.

- Не пугайтесь. Рядом аэропорт, иногда даже и в нашу глухомань прилетают стальные птицы.

Эд прекратил мыть микроволновку, полностью повернулся к Полу, застыл на мгновение, чуть прикрыл глаза, глубоко вздохнул и начал свой рассказ. Говорил он медленно, стараясь излагать свои мысли понятным языком, так, что у Голдфинча не возникало ни малейшего желания его прервать и о чем-то переспросить.

Из монолога Фергюсона инспектор узнал, что лаборатория была организована несколько лет тому назад. В ее основе лежали наработки Майкла Фарадея и его, Эдварда Фергюсона. Тогда, они еще только выпускники технического университета бегали с высунутым языком в поисках инвестора, который поверил бы в их идеи, профинансировал весь цикл исследований. Но судьба улыбнулась только когда Фарадей, каким-то только одним ему известным образом смог проникнуть к руководству одного из полугосударственных фондов, активно инвестирующего в энергетические проекты.

Неизвестно, что Фарадей наобещал там, в фонде, но с ними встретились, выслушали, провели экспертизу их наработок и, о чудо, выделили грант, которого хватило на создание лаборатории и проведения основных, фундаментальных исследований их теории. Потом фонд привлек деньги частных инвесторов и жизнь начала налаживаться. Появились средства, начала приходить какая-то научная слава.

- Да, Майкл был настоящий гений, он очень хорошо двигал наш проект, мы действительно смогли сделать бо́льшую часть работы. Но, в последнее время, что-то у нас пошло не так с руководством фонда. Над лабораторией висело темное грозовое облако. Все ждали разряда молний, бури, шторма! Признаться и у меня с Майклом появились разногласия по поводу проведения опытов с новым оборудованием. Я был категорически против повышать мощность выхода, а он был как одержимым. Я предупреждал и даже поставил в известность нашего куратора из фонда. Но Майкл меня не послушал... — Эд прикрыл рукой лицо, ему было тяжело говорить. — Понимаете... Он был моим другом, моим партнером. Мы прошли столько всего вместе. А тут, такая нелепая гибель.

- Я понимаю, Эд. И мне действительно жаль, что так произошло, хотя я лично и не знал Фарадея лично, но могу представить какая для вас это была потеря.

- Ой, и не говорите. Я как вспомню его, всю ту энергию, которой он питал наш проект, так и не могу остановиться. Боль подступает к горлу.

- А в какой области вы занимались исследованиями? Мне кажется, что вы что-то упомянули про энергетический сектор. Это как-то связано с нефтью?

Когда речь зашла о работе, а не о персоналиях, Фергюсон выпрямился, его лицо стало строгим, а взгляд прояснился. А следа от былой расклеенности совсем не осталось:

- Нет, совсем не нефтью. С чего вы взяли? Мы занимались проблемой извлечения энергии, чистой и бесконечной из магнитного поля окружающего нашу планету. Вы слышали что-то об этом?

- Нет, совсем ничего.

- Ну так вот, если вы учились в школе, то наверняка знаете, что у нашей планеты есть свое магнитное поле. Оно образуется от движения расплавленного ядра там, глубоко у нас под ногами, — Эд неопределенно ткнул крепким пальцем себе куда-то под ноги, Пол инстинктивно проследил направление, но ничего примечательного на полу не обнаружил.  — Слышали про такое?

- Да-да, что-то припоминаю, это все как-то связано с полярными сияниями и Николой Тесла?

- И, да и нет. Никола проделал большу́ю работу, он пытался использовать электромагнетизм Земли для передачи энергии. А мы используем немного другой принцип.

- Вы пытаетесь выработать энергию из магнитного поля земли? Типа вечного фонарика? — наобум предположил Пол, дабы не казаться таким уж олухом.

- Инспектор, а вы положительно умнее, чем кажетесь! — лицо Фергюсона неподдельно вытянулось от изумления. — Вы почти угадали. В вечном фонарике магнитная катушка движется вами в магнитном поле земли и в ней вырабатывается ток. Но магнитное поле Земли не такое мощное, дабы вырабатывать достаточное количество энергии.

- Тогда что?

- Земля вращается вокруг Солнца, очень крупного объекта, обладающего колоссальным магнитным полем. Осталось только собрать магнитную катушку…

- И получать дармовую энергию ведрами! — не удержался Пол.

- Ну, в целом да.

- Это же настоящий источник вечной энергии! Вы ее будите получать до тех пор, пока Земля вращается вокруг Солнца! Фантастика! Мне даже не верится!

- Фантастика, да. Увы, именно так и говорили все компетентные лица, когда рассматривали наш проект! Но Майклу удалось переубедить некоторых из них и мы получили грант, а потом и финансирование.

- Так, а почему же до этой идеи не додумались люди раньше? Ведь она настолько простая и лежит, буквально, на поверхности! Китайцы те же. Их там миллиард с хвостиком, неужели у нет умных людей? Или же русские, которые из каждой дыры лезут, куда не ткнись!

- О, тут есть несколько проблем. Люди просто не знали, что можно использовать такую дармовую, как вы выразились, энергию ведрами. Более того, совсем недавно мы вообще не знали, что магнитное поле Солнца есть вокруг нас!

- Как же так, есть же приборы всякие?

- Вот именно! Приборы! — Эд аж подпрыгнул на месте и, наклонившись над Полом, с жаром продолжил. — Эти идиоты калибровали свои приборы, чтобы они не отображали поле нашей звезды! Приборы его показывали, но они вносили поправку! И мы, ученые, совсем его не замечали!

- Да, такое бывает. У нас, в полиции, кстати, тоже подобное иногда случается. Забудут спидган откалибровать и показывает он чудеса на виражах.

- Ну и основное, что удалось нам выяснить, так это то, как использовать это магнитное поле и поставить его энергию нам на службу. Мы очень долго подбирали оптимальную частоту. Чтобы и установка была размером не с авианосец, да и энергии давала бы больше, чем потребляется светодиод.

- И что? Вы добились успеха? — Голдфинч, как обыватель, уже почувствовал, что поставь такой генератор он себе на задний двор и можно забыть о счетах от энергетиков.

- В лаборатории, что разнесло в щепки, был собран прототип коммерческого устройства, которое должно было выдавать потенциально до нескольких гигаватт энергии в сутки. Чистой энергии, без какого-либо ущерба для окружающей среды. Без сжигания ископаемого топлива, без ядерных реакций, без всего. Только электричество во всей его красе!

- Слушайте, Тесла вам бы точно позавидовал! — Пол аж заерзал на своем месте. — А что ж, вы ее включили? Она работает?

- Да, она работала. Мы испробовали ее на мощности до пяти киловатт, прекрасный выход энергии. Но Майкл хотел, нет, он страстно желал понять, на что способна эта установка по максимуму.

- Так вы намекаете, что к разрушению и гибели привел вовсе не смерч? А эксперименты с оборудованием?

- Я не настаиваю, это ваша работа выяснять причины. Но как вы думаете, почему трагедия произошла рано утром в субботу, когда на предприятии больше никого не было кроме Фарадея?

- Ну, мне пока рано делать выводы. Я собираю информацию. Хотя есть мнение, что причиной разрушений стал торнадо. Дескать, когда построили лабораторию, тогда количество вихрей в районе Бушленда увеличилось.

- Да, увеличение количества атмосферных аномалий в районе лаборатории напрямую связано с ее деятельностью. Мы использовали атмосферные каналы для преобразования энергии получаемой от Солнца, в пригодную для потребления человеком электроэнергию. На каких-то этапах действительно, процесс проходил не совсем так как нам того хотелось, и возникали кратковременные завихрения из-за излишнего статического электричества, но мы научились от них эффективно избавляться.

- Я понимаю, — согласился Пол и покачал головой.

- Да, по поводу торнадо, проверьте местное метеобюро, они точно знают, когда у нас тут были зафиксированы последние погодные аномалии. У них есть доплеровский радар и все необходимое оборудование. А сейчас, прошу меня извинить. Через пять минут у меня начинаются переговоры по Skype.

Фергюсон откланился и быстро вышел из кухни. Пол нутром понял, что его аудиенция окончена. Он узнал достаточно много, но его по какой-то неведомой причине грызло какое-то непонятное сомнение.

Глава 5

- Спасибо, Анж! Я уже на месте… На сколько назначила? Ну, ничего, понедельник день, конечно, тяжелый, но работать-то надо. Да и меня уже начинает время прижимать... Примет раньше, тут ничего не поделаешь. Полицию нужно уважать, как и любую силу! ... Спасибо, все отбой.

Пол стоял перед зданием из темно-коричневого кирпича на 24 северо-западной авеню. За тонированным стеклом входных дверей виднелось какое-то движение. Пол вошел в помещение и обнаружил с десяток подростков в зеленой форме. Скауты толпились около входа в какой-то кабинет и не обращали ни на кого внимание. Голдфинч не без труда протиснулся сквозб горстку молодежи и приблизился к секретарю.

- Добрый день! — постарался он перекричать галдеж. — Я к мистеру Уильямсу!

- Ой, извините, — секретарь тоже пыталась перекричать скаутов, — у нас тут неделя школьников началась, так каждый день привозят из разных окрестных школ детей, мы читаем им лекции на всякие научные темы. Вот и сейчас, одна лекция закончилась, а вторая скоро начнется! Перерыв у ребят!

- Понятно! — но Пол так и не получил ответа на свой вопрос. — Мне бы к Уильямсу! У меня встреча назначена. Я из полиции. Пол Голдфинч, вам должны были звонить!

- Минутку, да вижу вас… Но у вас встреча в два часа, почти через час.

- Но так получилось, что я уже здесь. Не получится ли провести встречу раньше?

- Сейчас я узнаю, — секретарь набрала на телефоне какой-то номер, приложила трубку к уху и, сказав пару слов, кивнула Полу, чтобы тот проходил. —  Комната 15, слева по коридору!

Пол кивнул и уже через несколько секунд стоял на мягком ковре около двери с золотыми цифрами 15 и гравированной табличкой:

Гленн М. Уильямс

Главный куратор государственно фонда развития частных инициатив в высокотехнологичной сфере при правительстве штата Техас.

 

От столь помпезного наименования, Пола аж передернуло, а в носу вдруг защекотало от едкого запаха канцелярского формализма. «Ненавижу бюрократию!», — подумал Пол и нажал на ручку двери.

- Здравствуйте, Пол!

Гленн вышел из-за своего стола, и твердо ступая по мягкому ковру, резво вышел навстречу Полу, вытянув руку для приветственного рукопожатия. Вместо неуверенного в себе человека, которым казался Гленн вчера, на вечеринке у Димитриуса, перед Полом стоял совершенно другой человек. Похоже, что произошла невероятная метаморфоза. Навстречу Голдфинчу вышел уверенный в себе и в своем будущем функционер.

- Здравствуйте, — на этот раз неуверенностью несло уже от Голдфинча. Он вяло пожал энергичную руку Уильямса, и все никак не мог поверить свои глазам. — Гленн, да вы ли это?

- Я, а что такое?

- Вас просто не узнать… На вечеринке в субботу, вы выглядели, как бы это сказать, подавленно, что ли. Или может быть неуверенно как-то. А сейчас…

- О, да. Меня поразила, до самой глубины души, трагедия в Бушленде. Столько трудов было вложено в эту лабораторию, столько энергии и денег. А тут на тебе, стихийное бедствие и все коту под хвост! Погиб талантливейший человек, этот Фарадей. Действительно настоящий ученый! И сторож еще!

- Да, это очень печально. Но, хорошо, что остались другие специалисты, да записи всех работ. Ведь можно же весь их труд будет восстановить в кратчайшие сроки. Не так ли?

-Увы, увы. Не все так просто. Персонал да, остался. Повезло, что это был выходной день. Никого на своих рабочих местах не было. Только вот Майкл зачем-то поехал на свою голову. Эх, Майкл, Майкл. Что же мы будем без тебя и твоей светлой головы делать!

- Ну а Фергюсон, разве он не может заменить Фарадея? Насколько я знаю, он уже давно в команде, чуть ли не с самого начала ее существования.

- Вы знаете, я не доверяю Эдмонду. Тьфу, Эдварду. Он какой-то ненадежный, скрытный и себе на уме. Иногда я даже думаю, — Гленн отошел от Пола и развалился у себя за столом, а как настоящий и истинный техасец он водрузил свои ноги в сапогах прямо на рабочую поверхность, — что он затеял какую-то свою игру.

- Вы так думаете?

- Да, кстати, совсем забыл вам предложить напитки. Хотите что-нибудь?

- О, нет, спасибо! Планирую заскочить в ресторанчик прямо напротив вашего офиса, говорят там готовят отличные отбивные.

- Ну, как хотите. Но вернемся все же к Фергюсону. Я не удивлюсь, что у него дома есть полная копия всех материалов по рабочему процессу.

- А разве подобные сведения не конфиденциальны? И не должны быть собственностью компании, ну или вашего фонда?

- Безусловно! Но видите ли в чем загвоздка, — Уильямс внимательно посмотрел на Голдфинча, как бы оценивая, можно тому довериться или нет, но в конце концов, он решился, — все записи по работе Майкла Фарадея, включая резервные копии, остались там, в лаборатории. Вернее даже не остались, а погибли вместе с ней.

- Как так? Это же ценнейшая информация! Должны же быть какие-то надежные места хранения. А вдруг произойдет какая-нибудь авария и наработки пропадут?

- Именно так и произошло! Но все резервные копии хранились в самой лаборатории. Никто не думал, что современное здание будет разрушено полностью и бесповоротно. Все сервера и резервные хранилища данных разлетелись на мельчайшие частички. А то, что нам высылалось в качестве резервных копий для хранения вне площадки, оказалось странным образом повреждено. Наши гении-компьютерщики сейчас пытаются расшифровать файлы, но похоже, что занятие это бесперспективное.

- Вообще, на мой взгляд непрофессионала, это весьма и весьма странно. Ведь, как я понимаю, инвестиции от государства и от частных инвесторов штука серьезная и контроль за расходованием средств должен быть жесткий, как и регулярная отчетность.

- Вы абсолютно правы! Да, это отчасти и наша вина. И уж поверьте, нам за это еще попадет. Проект работал несколько лет, а потом небольшая природная аномалия и миллионы долларов разлетаются мелкими осколками по прерии. И ведь неприятность случилась в самый неподходящий момент. Мы как раз меняли систему резервирования на ту, что применяют у нового инвестора. Но не успели. Не хватило какой-то недели, не больше.

- Действительно, последствия могут быть неприятными. Но, может быть там можно найти хоть что-то? Жесткий диск штука надежная, вдруг что-то уцелело?

- Ситуация, увы, безнадежна. Место катастрофы уже полностью регенерировано.

- Это как это? — удивился Пол.

- Вчера, приехала строительная техника, сгребла весь мусор и увезла на свалку. Часть пошла на переработку, металл там, пластик. Остальное в захоронения в разных частях штата. И не нужно удивляться — это стандартная процедура, все завязано на безопасность.

- Ну да, если уж сведения пропали из рук функционеров, то пускай же они не достанутся никому. Очень умно, — со здоровой долей сарказма заметил Пол.

- Мистер Голдфинч, я попрошу вас воздержаться от высказываний в адрес государственного аппарата. Иначе это будет наша последняя встреча.

- Ну, что вы! Ничего не имею против ваших регламентов, наверняка для их создания были веские причины.

- У нас осталось десять минут, потом я, с вашего позволения, все же отправлюсь на обед. Знаете ли, режим дня, врачи настаивают. Так, о чем же вы хотели еще спросить?

- Да, у меня осталась пара вопросов. Вы упомянули про какого-то нового инвестора. Что вы можете про него рассказать?

- Дональд Були. Слыхали про такого?

- Нет, а должен?

- Эх вы, молодой человек! Дональд один из совладельцев крупнейшего газового концерна севера США. Они уже давно присматриваются к нашим ресурсам. У них есть природный газ, а у нас легко извлекаемая нефть. Вот они и присматриваются к различным проектам, где можно извлечь хоть какую-то прибыль.

- А как бы мне связаться с этим Були? Хочу задать ему несколько вопросов.

- Будьте осторожны, мистер Голдфинч, это птица очень высокого полета.

- Ничего страшного, доводилось мне встречаться и не с такими орлами.

- Смотрите, я вас предупредил… Но, впрочем, это уже ваше дело, переходить дорогу асфальтоукладчику или нет. Контактные данные получите у секретарши в холле.

- Огромное спасибо, за вашу помощь. А скажите, много ли проектов сейчас у вашего фонда в портфеле?

- Это открытая информация, публикуется на нашем сайте, так что вы и любой другой человек может свободно с ней ознакомиться.

- Еще вопрос как, по вашему мнению, могли бы повлиять разработки Фарадея на мировую экономику?

- Разработки? Слушайте, да ничего такого прорывного ожидать от них не стоило и не стоит! — Уильямс ухмыльнулся. — У нас много проектов, некоторые мы запустили в серию, но ничего, уверяю вас, ничего такого прорывного. Совсем ничего.

- Как? Ведь они работали над… — Пол запнулся, стараясь сформулировать сферу деятельности Фарадея и Фергюсона, — над магнитным двигателем.

- Ах, оставьте. Все эти гравитоны, магнитные захваты и прочая фантастическая техника, все это работает только в головах у мальчишек. Ну, выпустят они этот свой двигатель и что? До того, как его внедрят в опытном масштабе на каком-нибудь поезде в затхлом северном штате, пройдет лет пятьдесят, а то и сто. Если совсем не позабудут. Разве что военные. Вот эти ребята, они то как раз ценят всякие новшества. Да, кстати, насколько я помню, некоторое время назад, может быть года с полтора тому, Фарадей очень активно работал с министерством обороны, у них тут есть пара объектов в округе. Как раз по поводу какого-то магнитного оружия. Там еще была женщина, как ее. Кажется, Тадара Родримес. Нет. Тадара Родригес… Тамара Родригес, точно! До меня доходили слухи, что они с Фарадеем крутили роман. Но, что-то там не очень хорошо закончилось.

- Очень интересно, очень!

- Но, наше время истекает. Надеюсь, что смог ответить на все ваши вопросы и продвинуть ваше расследование к завершению.

- Завершению? По-моему, я только в самом начале пути.

- Ну, а как же природные факторы катастрофы? Торнадо же…

- А почему вы так уверены, что это был именно торнадо? Я сверился сегодня утром с местным метеорологическим бюро, за последние две недели не было зафиксировано ни единого случая смерча или хотя бы небольшого вихря в радиусе 70 миль от Амарилло. Тишина полнейшая. Намечавшийся на субботу вихрь так и не состоялся.

- Ох, господин Голдфинч, вынужден меня извинить, нужно закругляться. Мне еще нужно сделать несколько телефонных звонков и вообще, у нас тут школьники, — с Уильямсом опять произошла перемена, из уверенного хозяина кабинета, он снова превратился во всего опасающегося старикашку.

Пол не стал дожимать Гленна по информации, попрощался, вышел из кабинета, взял координаты Були у секретаря и продравшись сквозь разбушевавшихся скаутов, выбрался на улицу. Оказавшись на свежем воздухе, бредя к своему автомобилю, он набрал номер Анжелики.

- Привет, Анж! Мне нужна информация… Во-первых, покопайся в сети и собери мне кратенькое досье по деятельности фонда за последние полтора или два года… Да, именно этого фонда… Отлично! Дальше, бери мне билеты на завтра на утро в Даллас и обратные на тот же день… За счет управления… С шефом я сам поговорю. Прямо сейчас и поговорю… В Далласе у меня встреча с неким Дональдом Були, просьба ее организовать. Контакты я скину после разговора и на него тоже собери досье. Чао!

Пол вытащил карточку, полученную в офисе фонда, навел на нее камеру мобильника и, сделав снимок, отправил его Анжелике. Плюхнувшись на место водителя своего «Шевроле», он задумался. Пришлось подготовить небольшое обоснование, зачем ему, видите ли, нужно ехать в столицу штата и встречаться там с большой шишкой, когда это все можно смело поручить далласской полиции, в теории, они самостоятельно могут провести опрос.

- Привет, шеф! Как самочувствие?

Но разговор с начальником не склеился. Шеф негодовал и всячески выражал недоумение по причине несогласия сотрудника закрывать дело с очевидной причиной. И что ему уже пожаловался представитель государственной структуры, уважаемый человек. И, дескать, неподчинение непосредственному начальнику кончится для Пола плохо. Голдфинч внимательно выслушал все эскапады Ортеги, затем очень спокойным голосом заметил, что пока он ведет это дело, то только он, лично и своим решением может его закрыть. И если его босс будет вставлять палки в колеса правосудия, то отвечать он будет перед прокурорскими штата, которым будет очень интересно выяснить причину, по которой начальник полиции выгораживает государственного чиновника. Уже не потому ли, что они давние друзья? Про друзей Пол фантазировал, но похоже, что упоминание про прокурора сделало невыносимо больно Филипу, да так, что тот просто повесил трубку.

Голдфинч завел автомобиль и услышал уже до боли знакомые переливы полицейской сирены. Не проехал он и половины пути до участка, как ему пришлось припарковаться и выключить зажигание. С включенной сиреной понять, что говорит собеседник по ту сторону звонка невозможно, а звонила Анжелика:

- Пол, для тебя есть несколько новостей.

- Давай, говори, слушаю. Я весь внимание!

- Начну с хорошей. Тебе никуда лететь нет необходимости. Були завтра сам прилетает. Останавливается в Holliday Inn. Рейс у него прямо утрешний. Но шеф просто взбешен на тебя. Он так орал, что, в конце концов, его увезли в госпиталь с сердцем. И можешь удивляться, кто будет вместо него?

- И кто же?

- Эбби Робинсон из Бушленда. Приезжает так же завтра.

- Вот это сюрприз!

- Но это еще не все. Я навела справки по Були. Господин очень серьёзный. Финансовый воротила от нефтегаза. Часто бывает замешан в различного рода скандалах. Его периодически замечают в каких-то махинациях, связанных с технологическим шпионажем. Покупает компании, потом, добравшись до технологии, их закрывает.

- Да, это уже интересно. А когда у меня с ним встреча?

- Завтра, в девять утра. Я забронировала вам небольшую переговорную комнату в гостинице.

- Ух, будет выглядеть как допрос! — Пол улыбнулся.

- Да не, там хорошие переговорные, нормально. Теперь по фонду.

- Слушаю внимательно.

- По фонду дела следующие. Фонд существует уже лет пятнадцать, последние восемь он стал более-менее публичным. Остальное время операции фонда держались в секрете. Ну, все как обычно у нашего правительства и происходит. Но дела у них сейчас идут ой как не важно. Наблюдательный совет инициировал тотальную проверку месяца два тому назад, причиной стала полная некомпетентность менеджмента, поэтому шерстят их по полной.

- Информацию принял. Анж, ты молодец. С меня тортик!

- И никаких тортиков!

Глава 6

- Мистер Були? — Пол опаздывал на встречу, а по его опыту миллионеры никак не готовы прощать тем, кто опаздывает. Но Полу пришлось опоздать. Во-первых, встреча намечалась рано утром, а в последнее время он как-то расслабился и уже не мог просыпаться в такую рань, организм требовал отдыха после напряженной работы. Да и молодая супруга разлагала рабочее настроение супруга. Ну и во-вторых, ему пришлось объезжать несколько кварталов и все из-за этой долбаной сирены, которую он так и не соизволил отключить. С ней, конечно, ездить было удобно, все автомобили уступают дорогу, но мимо детского сада и школы совесть ему проезжать запретила.

На Пола посмотрел высокий блондин с телом атлета, вернее даже не посмотрел, а зыркнул поверх очков в тонкой золотой оправе:

- Мистер Голдфинч? Не так ли?

- Да, он самый. Прошу прощения, задержался, — по непонятной причине Пол начал оправдываться, — пробки.

- Вы опоздали на двадцать минут, а как вы подъезжали к гостинице слышала вся округа, — тон блондина не предвещал ничего хорошего.

И хотя Пол был явно старше, он как-то внутренне сжался и состроил очень глупую улыбку. Пантомима подействовала и блондин, сняв очки, произнес, с оттенком жеманности в голосе:

- Ладно, сейчас уведомлю Дональда.

Блондин вышел, а Пол с облегчением плюхнулся в кресло. Он с удовольствием отметил, что кресла в гостинице настолько комфортные, что в них утопаешь, погружаешься на самое дно пучины, и нет никакой надежды из нее выбраться. Но не успел он в полной мере насладиться комфортом, как раздвижные двери в переговорную комнату разверзлись. Именно разверзлись и через них в помещение влетел настоящий комок энергии.

- Голдфинч? Это вы? — пузатый мужчина неопределенного возраста с крашенной светлой шевелюрой очень быстро приближался к Полу.

Пол попытался встать и вырваться из разнузданных объятьев кресла, но с первой попытки у него ничего не получилось. Он попробовал еще раз, второй подход оказался немного лучше, но все таким же неуклюжим. Наконец, инспектор полиции пошел на отчаянный шаг и выпал из кресла вперед, при этом он встал на колени.

- О, это уже интересно. Передо мной еще никогда офицер полиции не стоял на коленях. Браво! — крашеный блондин весело хохотнул и, взяв Пола за плечи, приподнял его и поставил на ноги. Оказалось, что у него не только большой живот, но и вполне сильное тело.

Пол еще ни разу не ощущал себя в более нелепой ситуации, но несмотря ни на что он все же смог взять себя в руки:

- Вы Були?

- Да, я он самый! Так, а вы можете и не представляться, понятно, что вы Голдфинч.

- Ну да, именно так и есть. Прошу прощения, немного опоздал. Пробки, знаете ли.

- Пробки в Амарилло? Ни за что не поверю, друг мой! Тут даже если все жители разом двинутся на своих автомобилях в одном направлении, то никаких пробок не будет и в помине. Но ладно, так в чем собственно ваш интерес ко мне? Выкладывайте, не стесняйтесь, — Були опять слегка хохотнул и плюхнулся в соседнее кресло.

Пол, стараясь не совершить ту же самую ошибку, очень аккуратно разместился на краешке своего кресла.

- Дональд, мистер Були. Я расследую разрушение лаборатории в Бушленде. Поэтому общаюсь со всеми заинтересованными лицами кто, так или иначе, связан с катастрофой. Вернее с лабораторией. Там персонала-то было всего двое. Фарадей, да Фергюсон. Ну, два сторожа еще, не считая простых лаборантов. Фарадей трагически погиб, один сторож в тот день, да и всю прошедшую неделю был в отпуске. Другого разрезало пополам балкой. Фергюсон ничего толком мне рассказать так и не смог.

- Да, так иногда бывает. Современный бизнес очень высокотехнологичен, все компьютеризировано, персонала нужно самый минимум.

- Вчера я разговаривал с Уильямсом, очень странный тип. Говорит, что вы инвестировали деньги в лабораторию. Поэтому я и попросил о встрече с вами. Хочу поподробнее разобраться, почему вы инвестировали в них и что вы вообще думаете о лаборатории. Соответственно с удовольствием выслушаю все, что вы мне сможете рассказать по этому поводу.

- Надеюсь, что я не подозреваемый?

- Да нет, конечно, нет!

- Ну, хорошо. Слушайте и задавайте вопросы, если у вас будет появляться что-то вроде недопонимания. Итак, я, вернее моя компания «Метроком», интересуется этим проектом уже давно, не меньше года. Нам очень интересна технология, что развивается ребятами. И очень хотелось бы ее заполучить.

- Так вы ведь уже инвестировали в нее, не так ли?

- Нет, не так. Технология нам очень интересна, но инвестировали мы в фонд, а не в сам проект. По каким-то непонятным причинам, этот Уильямс постоянно блокировал сделку прямой инвестиции в лабораторию. В этом случае мы бы получили доступ к патенту, а ребята кучу денег на реализацию других своих идей.

- А патент они уже получили? Я что-то пропустил этот вопрос.

- Да там не один патент, а целый зонтик. На часть они успели подать заявки, на часть занимались пока только подготовкой. Вы же знаете эту бюрократию у нас. Нужно проверить на пересечение, потом показать и доказать, что то, что патентуется, действительно существует и работает. Потом пишется развернутая заявка и так далее. Мрак, одним словом. Собственно этим Фергюсон и занимался все последнее время.

- А что скажете про Майкла Фарадея?

- Да он, можно так сказать, отчасти весьма неплохой ученый, но явно не обладает никакой коммерческой жилкой. Вот Фергюсон, тот да. Нутром чует, откуда деньги идут, — Дональд опять хихикнул.

- Так вы знали их обоих?

- Ну, в целом да. Хотя с Фарадеем встречался то всего пару раз. А вот с Фергюсоном мы поддерживаем постоянный контакт. Видите ли, нам очень интересны результаты работы лаборатории, собственно ради этого я и прилетел.

- Планируете встретиться с Уильямсом?

- С этим болваном? Упаси меня, упаси! Этот ваш Уильямс ни бельмеса не понимает, ни в бизнесе, ни в науке. Он обычный клерк, выполняющий только указания сверху! А еще куратором себя называет! — похоже, что Були задело за живое, он весь даже раскраснелся и слегка забрызгал слюной. — Столько времени с ним угрохали в переговорах, но так ни к чему и не пришли. Говорит, как попка, инвестируйте в фонд, да и все. Я к нему заходил и так и эдак. Все бестолку.

- А с кем же вы тогда встречаетесь? — Пол недоумевал.

- Как с кем? С Фергюсоном. Лаборатории же больше нет, вот и хочу предложить ему местечко в «Метрокоме».

- А чем занимается «Метроком»?

- Это крупная корпорация, я один из ее основных акционеров. Начинали мы лет тридцать тому назад с газовых разработок на севере. Постепенно расширяли наш бизнес. И знаете что?

- Что?

- В последние годы мы ощущаем стойкое давление со стороны альтернативных технологий в энергетике. Всякие там ветряки, солнечные батареи и прочая чушь! Эти глупцы не понимают, что для производства той же солнечной батареи тратится больше ресурсов, чем она сможет выработать! Но благодаря пиару, деньги туда текут рекой!

- Так получается, что эта вся экологическая чушь в действительности и есть чушь?

- Именно так! Мой мальчик, ты абсолютно прав! — Були попробовал привстать в кресле, чтобы то ли обнять Пола, то ли его поцеловать, но ничего у него не вышло. Божественная мебель надежно удерживала пользователя в своих объятьях.

- Да, креслица тут хорошие! — Пол ехидно улыбнулся.

- И думать забудь, я перед тобой на колени не встану, — Дональд понял в чем подвох и по какому случаю улыбается Голдфинч, — у меня помощник есть, личный.

- Давайте вернемся к теме, а то вы сейчас уедете на какую-нибудь важную встречу, а у меня останется еще куча неразрешенных вопросов, — Пол сделал настолько серьезное лицо, насколько только мог. Но все равно, его где-то изнутри, щекотало ожидание предвкушения того, как этот шарик на ножках будет выбираться из кресла.

- Ну так вот, этот прохвост Уильямс, водил нас за нос кучу времени, мы реально теряли деньги с нулевым выхлопом. То он ждал какой-то команды сверху, то какие-то документы подписывали, то еще что-то. Как будто вымогал взятку. Но мы так не работаем!

- Разве? Когда речь идет о крупном капитале и невиданном наваре, то компании готовы на все.

- Кормить чиновников? У них с каждым разом аппетит просыпается все чаще и больше. Шантаж, подкуп, похищения и убийства — вот оно все наше! — Дональд захрюкал, вернее, засмеялся, но видимо строение его лица, черепа, да и всего тела позволяли издавать еще и такие вот звуки.

- Ну, а нельзя было пойти к начальству Уильямса?

- А его просто нет. Над Уильямсом нет начальства! Это фонд, в нем только акционеры, где государство лишь один из них. А в наблюдательном совете одни маразматики и старые пердуны!

На словах про людей излишне подверженных истечению газов, Пол почему-то немного отвлекся и вспомнил Ортегу: «Как он там, на больничной койке? И уж не винит ли он меня в этом? Нужно его будет навестить в больничке-то!».

А Були тем временем продолжал свой монолог:

- Вы не представляете, сколько времени и сил я потратил, дабы приступить к процедуре проверки фонда! «Метроком» стала одним из акционеров, я вошел в наблюдательный совет, мы провели восемь, Пол, вы слышите? Восемь заседаний, после чего только началась ревизия. И знаете, что показали первые же результаты?

- Нет, и что же? — Пол сразу обратил внимание на то, что Дональд перестал ему тыкать и перешел на более подобающий для мало знакомых людей стиль общения.

- А то, что фонд, по сути — банкрот! Подожди я еще немного и фонд достался бы мне почти задаром, со всеми его проектами! Вот что!

- Слушайте, а как же вы этого не выяснили при покупке?

- По документам и бухгалтерии все чисто! Но когда аудиторы копнули чуть глубже, то тут такое вскрылось! Из-за небрежного менеджмента и глупостей при подборе и анализе проектов, фонд не имеет никакого актива вообще! Вот видимо по этой причине, этот плут и не давал мне доступа к самому ценному проекту, что у него был!

- Слушайте, это очень интересно. Насколько я разбираюсь в праве, тут имеет место какой-то вариант подлога и вы можете смело обратиться в суд.

- Как бы не так. Акционерный договор запрещает это мне сделать!

- Интересно!

- А еще, этот негодяй, — Дональд так раскраснелся, что Пол, поневоле начал уже волноваться о его самочувствии, — небось и страховку получит за разрушенную лабораторию.

- Слушайте, Дональд, вы прямо прояснили мне всю ситуацию, теперь я понимаю, что тут все не так просто, как может показаться на первый взгляд.

- Да оно так и есть!

- Ну, а что вы думаете о причинах происшедшей трагедии? Что могло произойти?

Дональд задумался на десяток секунд. Сразу было видно, что вопрос этот для него важный, но по каким-то причинам он над ним еще даже и не размышлял. Наконец он заговорил, медленно и старательно проговаривая каждое слово:

- Мне кажется, что тут наиболее вероятна техногенная катастрофа. Скорее всего связанная с недостатком финансирования со стороны фонда. Чего-нибудь не доставили, что-то взяли уже использованное, чтобы снизить затраты. И в результате все, катастрофа. Ну, ничего. Ваши эксперты выяснят причину!

- Хм, — Полу было неловко заявлять, что эксперты-то как раз ничего и не выяснят, уже не выяснят. Поэтому он попробовал перевести разговор немного в другое русло,  — а насколько сильно поменяется мир, если работу, над которой работали Фергюсон и Фарадей, получится коммерциализировать?

- А тут все просто. Если у них получилось бы, то мировую экономику ждет крах. Быстрый и неминуемый. Разорится, так или иначе, процентов 80 всех капиталов планеты.

- Ну и вы думаете, что их система взлетит?

- Если взлетит. Нет, скорее если взлетит не в тех руках и не у того, кого нужно, то всем нам будет плохо. Как минимум разразится глобальная война.

- А я так полагаю, что ваши руки именно те, что надо?

- Да вы на них посмотрите, — Були вытянул вперед свои пухлые руки и повернул их ладонями вверх, — самые, что ни на есть правильные руки из всех существующих! Как вы думаете, кто поднял нашу империю «Метрокома»?

- Я и не сомневаюсь, просто хотел уточнить.

- Ладно, что-то засиделись мы тут с вами. Еще вопросы у вас есть?

- Да есть. Как вы думаете, где именно могут быть применены все эти гравитоны и магнитные захваты?

- Голдфинч, это вы о чем вообще? Что за гравитоны такие? Это вообще откуда?

- Ой, это я совсем не то хотел спросить. Просто в голове крутились названия, вот и вылетело случайно.

- Ладно, тогда время истекло. Мне еще к этому вашему Фергюсону ехать. Будите выходить, позовите Бобби, пускай поможет мне выбраться из этого чертового кресла.

- Дональд, большая просьба. Если вас не затруднит, уведомите меня о результатах ваших переговоров с Эдвардом.

- Это кто еще?

- Ну как же, Фергюсон. Его же Эдвардом зовут.

- Ах, Эд. Ну хорошо, хорошо. Идите уже. А то я не люблю опаздывать.

Пол легко встал с кресла, сделал поклон головой, горделиво и нарочито медленно вышел из переговорного зала.

Глава 7

Утро среды не задалось сразу же, прямо с самого начала. Кристин устроила скандал из-за того, что ее автомобиль, стоявший прямо тут у дома, вообще отказался заводиться. И ей теперь не на чем ездить по городу. И действительно, жители Амарилло пешком ходят разве что в спортивном зале на фитнесе, да и то не ходят они там, а бегают. А такое понятие, как общественный транспорт, вообще отсутствует в мировосприятии среднестатистического жителя городка. Все без исключения добираются до любого заведения, будь то магазин в соседнем квартале или же офис на другом конце города, только на личном автотранспорте. Исключением могут быть только неразумные школьники, которые еще не достают до педалей. Их-то как раз и развозят автобусами, в качестве единственного исключения.

Гнев Кристин был праведный. Из-за работы, а по причине нового дела, Пол нырнул в расследование с головой и выныривал только в краткие мгновения ночного спокойствия, он просто не мог уделять внимание бытовым проблемам. А тем временем, весь груз домашних забот упал на хрупкие и совершенно не привычные к этому плечи Кристин.

- Ну, слушай, я действительно замотался. Из-за меня даже мой босс ушел в отрыв. Вернее попал в больницу.

- Мне все равно, что там и где твой босс. Мне нужно ездить по городу, а машины у меня нет. Нужно было покупать японскую, она бы так позорно не сломалась бы.

- Кристи, ну ты не переживай, если тебе так надо сильно ездить, то можешь взять мою машину.

- Ага, — Кристин надула губки, но, тем не менее, смотрела на мужа как на спасителя, — а как же ты будешь ездить?

- Ну, ты чего! Не дуйся, как маленький ребенок. Я найду способ. Может быть твою фиолетовую машинку воскресить удастся. Надо только в ней покопаться.

Кристин подпрыгнула как ужаленная, подскочила к Полу, обняла его за шею и, поцеловав в губы, умчалась куда-то на улицу. Через минуту, окрестности огласила полицейская сирена.

- Черт! — выругался Пол. — Долбаная сирена!

Тем не менее, ему нужно было и самому как-то перемещаться по служебным надобностям. Ну не пешком же ходить. Пол напряг лоб, пытаясь придумать способ, как можно ездить по городу, но без машины. На ум пришло сразу несколько вариантов: велосипед, роликовые коньки, газонокосилка и фермерский трактор. Ролики у них были, использованные ровно один раз. Кристин купила их, дабы поразить местную деревенщину тем, как круто катается городская девчонка. Ну и ее парень, само собой. Но после первого же падения, которое не преминуло себя ждать, Кристин задвинула идею с роликами на самый задний план. А потом еще выяснилось, что тут даже и красоваться-то не перед кем. Людей мало, на улицах встретить человека вообще из области невероятного.

Да и полицейский на роликах уместен, разве что во Флориде или какой Калифорнии, а не в Техасе. Местные тут могут и не понять. Оставалось всего два варианта. Либо просить кого-то из коллег, либо попробовать реанимировать «Дайхатцу» супруги. Впрочем, попросить коллегу можно всегда, поэтому Пол сперва решил пройтись до поломанного автомобиля.

Сиреневое чудо стояло аккуратно припаркованное около входа. Пол нажал на кнопку разблокировки дверей. Машинка проигнорировала нажатие. Он попробовал еще раз, подойдя ближе. Ноль внимания. И даже вплотную — никакой реакции. Внимательно осмотрев брелок Голдфинч заметил, что его корпус слегка разошелся, видимо от удара обо что-то твердое. Он усилием пальцев сжал две половинки, и они соединились с характерным щелчком. На следующее нажатие кнопки брелока машинка отозвалась радостным «пик-пик» и моргнула поворотниками.

- Ага, — прошептал Пол, садясь за руль.

«Дайхатцу» внутри оказалась не такой уж страшной машиной, как могло показаться снаружи. Фиолетовый цвет изнутри был не виден, за рулем сиделось вполне комфортно, сам же руль приятно лежал в руках. Пол нажал на кнопку старта двигателя и он приятно заурчал.

- Пол? — Эбби Робинсон был удивлен, выходя из больничной палаты. — Это вы?

- Да, здравствуйте Эбби, я это. А что вы тут делаете? — Пол в свою очередь не ожидал встретить тут Робинсона. Да и тот слегка изменился в одежде, вместо потрепанной демисезонной куртки на шерифе красовалось вполне современное пальто с вышивкой в индейском стиле.

- А я думаю, что это за мужик приехал в больницу на розовом автомобильчике, — Эбби улыбнулся в бороду и поежился. — А оказалось, что это вы.

- Да, махнулся с супругой, не глядя. И да, она фиолетовая… Собственно я пришел навестить Филипа. Я так понимаю, вы прямо от него?

- Точно так. Я приехал немного загодя. Нужно же как-то перенимать дела.

- Как он?

- Увы, не очень хорошо. Состояние крайне нестабильное. Заглянул к нему сегодня утром, нужно было уточнить несколько процедурных вопросов по его бывшему хозяйству, но меня врачи выдворили уже через полчаса.

- Эка оно как!

- Думаете, что не быть ему уже главой нашей полиции?

Робинсон вдруг посуровел, как-то приосанился, поставил руки в бока:

- Думаю, что нет. Да и лет-то ему сколько уже. Работа нервная. Хорошо, что страховка нормальная. На ноги то поставят, но полицией руководить уже навряд ли. Ничего, если я это так прямо говорю?

- Да нет, нормально. Я сам за чистосердечные отношения с коллегами. Вот преступники, тем полагается юлить и врать. Но, на то они и преступники. Их так и вычисляешь обычно. Кто больше всего врет, тот и совершил преступление. У меня на вранье прямо нюх!

- Это ты хорошо сказал, кто больше врет, тот и преступник. Надо будет запомнить.

Тем временем, поскольку доступ к Ортеге был закрыт, пара полицейских направилась к выходу, попутно беседуя о полицейских делах.

- Кстати, Пол! А что сможете сказать о некоем Гленне М. Уильямсе? Звонил он мне уже раза три. Все набивался прийти на встречу зачем-то. Потом несколько гадостей про вас наговорил. Что за тип, по-вашему?

- Он, небось, и про торнадо вам что-то рассказывал?

- Да, именно так.

- Уильямс — один из фигурантов дела о взрыве в лаборатории.

- А, тот самый, из фонда!

- Да, именно он и именно про ту самую лабораторию. По его представлению ее разрушил торнадо.

- Ну, вполне могло бы быть. Если взять торнадо помощнее, то он и не таких дел может натворить.

- Возможно. А может быть и нет.

- Сынок, я вижу, что ты взялся за это дело со всей ответственностью.

- Ну, а как иначе?

- Ясно. Хорошо! Ты сейчас куда?

- Поеду в участок, а там видно будет.

- Добро, а я в Бушленд смотаюсь. Там мое участие тоже требуется. Нельзя оставлять участок без надзора, а то местные, того и гляди, растащат его по частям! — Робинсон улыбнулся.

- Хорошо!

В полицейском участке правила балл гробовая тишина. Немногочисленные сотрудники в отсутствие босса расползлись по своим делам прямо с самого утра. Кто домой, кто в сервис. Кто просто прогуливается в рабочее время по парку, наслаждаясь жизнью. Даже Анжелика куда-то свинтила и только дежурный сидел один и горевал о том, почему жизнь к нему так несправедлива.

- Привет, Томми! — с порога поздоровался с дежурным Пол, но в ответ ему была лишь кислая ухмылка.

Пол не обратил внимания на недружелюбие своего коллеги и погрузился в полумрак полицейского офиса. В помещении висел затхлый запах безделья и бумажных папок с делами. Добравшись до своего закутка в опенспейсе, Пол включил компьютер и принялся за рабочую рутину — писать многочисленные и очень важные отчеты.

Но, не успел он заполнить и десятую часть всех форм, как зазвонил его мобильный телефон. Пол от неожиданности аж вздрогнул. В безлюдном офисе, в полумраке, при напряженной работе ума, вдруг резкий вибрирующий звук.

Оказалось, что это звонил Дженкинс, он интересовался реакцией на его отчет, который он выслал в начале недели на электронный адрес участка. Результаты экспертизы вызвали много вопросов у самих экспертов, поэтому они хотели услышать альтернативное мнение полицейских.

Пол очень удивился и попросил Тома выслать протокол еще раз, но на этот раз на его личный электронный ящик, поскольку он не получал отчета, а никто другой ему о нем и не говорил, а заодно попросил в двух словах пояснить, что же такого там нашли эксперты.

- Э, видите ли, Пол. В том-то и дело, что мы ничего не нашли. Ни следов взрывчатых веществ, ни какого-то другого вещества. Вообще ничего. У обоих трупов, все в полном порядке с внутренними органами, барабанные перепонки целы, глаза не раздавлены. Значит, они не подвергались воздействию высокого давления, как обычно это бывает при взрыве. Опалин тоже нет никаких. Поэтому ни о каком взрыве, в классическом смысле этого слова, и речи не могло идти.

- Как же так?

- Ну, похожее может быть, если надуть в здании большой воздушный шарик. Причем надуть, как следует, а потом его лопнуть. Но, тут давлением воздуха повредило бы барабанные перепонки, да и глаза немного пострадали бы.

- Может быть это торнадо? Налетел и низким давлением разобрал весь домик?

- Нет, очень не похоже на торнадо или любое другое погодное явление. Тут разрушение произошло именно изнутри. В электронной почте я выслал схему разрушений, наложенную на схему здания. Эпицентр был где-то в районе главной установки, есть там такое помещение для проведения экспериментов. Вернее было. И потом оттуда уже понеслась волна, сметающая все на своем пути.

- Там, наверное, были камеры видеонаблюдения. Вы не нашли записи? Это помогло бы восстановить события.

- Да там были и камеры, и записи. Только все магнитные носители, пленки, жесткие диски, все полностью уничтожено. Вернее физически объекты остались, но данных на них нет никаких. Все стерто подчистую.

- Как так могло произойти? Не понимаю. Ведь стереть столько информации, сколько у них там было, потребуется неделя или даже две.

- Вот, нас это тоже очень удивило. Мы провели дополнительные анализы и оказалось, что все металлы обрели слабую степень намагничивания. Какие-то больше, какие-то меньше. И чем дальше от эпицентра, тем эта степень ниже. А все магнитные материалы, включая как раз кассеты и диски, были перемагничены.

- И?

- Ни я и никто другой из моих коллег не можем даже и предположить, что это могло бы быть. Что-то похожее может происходить при ударе молнии, если расположить материалы очень близко к каналу. Ну или если взорвать электромагнитную бомбу.

- Очень интересно. Я, признаться, просто дезориентирован вашим сообщением. Ни с чем подобным ранее не сталкивался. В практике, конечно, много чего было, но максимум что применялось преступниками, так это огнемет. Ну или банальный взрыв бытового газа, если злого умысла ни у кого не было.

- Вот, то-то и оно.

- Том, вы мне предоставили очень интересные сведения. Если я что найду, то я обязательно вас оповещу. Отчет уже вижу в почте. Буду изучать. Огромное спасибо!

Пол дал отбой и уставился в экран компьютера, не в силах разобраться в том, что же там могло такое произойти. Только вот новая информация ни на йоту не приблизила Пола к разгадке загадочного разрушения лаборатории.

До конца рабочего дня оставалась еще уйма времени, а ни одного из боссов над душой не стояло. Поэтому инспектору представилась отличная возможность перевести расследование на новый уровень, проявить личный профессионализм.

- О, мистер Були, и вы тут? — Пол выбрался из «Дайхатцу» и почто нос в нос столкнулся с Дональдом.

- О, как вас там, Пол, кажется. Не ожидал вас увидеть вылезающего из дамского автомобильчика! — Дональд захихикал. — А вы к Эдварду?

- Да, именно к нему. В деле возникли новые обстоятельства, хотелось бы у него проконсультироваться.

- Отлично, я с вами!

- Насколько я понимаю, вы уже уходили?

- Ну, поскольку я теперь лицо заинтересованное, вы сами меня и втянули, то мое присутствие не только желательно, но и обязательно. Идёмте, — Були взял Пола под руку и почти что силком потащил его к дому Фергюсона.

- Эд, добры… — голос Пола заглушил идущий на посадку самолет.

Возникла пауза, которой умело воспользовался Дональд. Он подхватил обоих под руки и ввалился в дом, захлопнув за собой дверь.

- Голдфинч, что вас привело ко мне уже второй раз за неделю?

Полу на мгновение показалось, что Фергюсон, мягко говоря, не рад очередной встрече с полицейским инспектором. Когда гул от самолета стих, Голдфинч поделился информацией, полученной от криминалистов.

- Подождите, как так? Ведь, насколько я помню, вы мне говорили, что криминалисты ничего не нашли?

- Я тоже полагал именно так, однако, оказалось, что кое-что они все же обнаружили.

- А именно? — в разговор вмешался уже Були, которому стало тоже интересно, что там произошло.

- Лаборатория подверглась воздействию сильного магнитного поля. Это понятно даже и мне, дилетанту в науках. Как вы полагаете, установка, с которой вы работали, могла ли сгенерировать поле такой мощности, которое могло разрушить здание?

Эдвард задумался, прищурился, потом глубоко вздохнул, кинул короткий косой взгляд на Дональда:

- В теории да. Наше оборудование достаточно надежное, хотя и работает именно на магнитных принципах, если вам так угодно.

- Ну, а энергии хватило бы, чтобы разворотить здание целой лаборатории? Насколько я помню, вы говорили мне о каких-то весьма и весьма крупных цифрах.

- Конечно и даже больше. Если с оборудованием что-то не так, то у нас срабатывают аварийные системы защиты. И никакой катастрофы не происходит, система отключается. Подобное случается весьма часто, ведь мы еще не до конца отладили все процессы… — Фергюсон кинул еще один косой взгляд на Були, но тот сидел, уткнувшись взглядом в одну точку, и внимательно слушал.

- Ну, а скажем, если эти системы безопасности были выведены из строя, например, в результате диверсии, несчастного случая или вообще в злонамеренных целях, то могло ли это оказать существенное влияние на установку? — слово «злонамеренный» Пол подчеркнул не только интонацией, но и провел рукой от Фергюсона к Були. — Ну, вот пришел бы, допустим я к вам туда, включил бы ее и бац! Все разлетелось бы в дребезги?

- На что вы намекаете, мистер Голдфинч? — подал голос Були. И не просто подал, а почти что вогнал Пола по колено в сырую землю. Он был выразительно строг.

- Дональд, я пока всего лишь строю теории…

- Ваши теории кидают тень на честный бизнес, мистер Голдфинч! — Були разошелся не на шутку. — Эдвард! Инспектор закончил свой опрос, ему пора уходить. Проводите его, пожалуйста!

Эд пожал плечами и бессловесно повиновался Були. Пол, впрочем, тоже особо не сопротивлялся и безропотно поплелся к выходу.

- Эд, я не прощаюсь.

Фергюсон проследил, как Пол сел в машину и вырулил по улице в направлении центра и только тогда скрылся в своем доме.

«Дайхатцу» чихнул и двигатель встал. Не то, что бы он заглох, наоборот. Мотор машинки работал как часы, а вот выключался он не совсем так, как ожидал того временный хозяин. «Нужно будет к нему присмотреться, может быть еще где батарейка села», — подумал Пол и вышел из машины.

- О, у вас тут опять школьники, — поприветствовал он уже знакомого секретаря в офисе фонда.

- Ой, и не говорите. Они идут нескончаемым потоком. И не знаем, что с ними делать.

- Ну, как что. Жарить и есть, — Полу показалось, что он удачно пошутил, но секретарь его шутки не поняла, потому Пол продолжил уже серьёзным тоном. — А Уильямс у себя?

- Ой, нет, нет! Только вот вышел пятнадцать минут тому назад. На обед вышел.

- Здоров же он у вас кушать, я скажу. А где его можно найти или может быть мобильный его подскажите, я сам поищу?

По лицу секретаря пробежала тень борьбы нескольких начал. С одной стороны, не хотелось отказывать полиции, с другой и личные контакты босса раздавать не было желания, во избежание вероятных последствий как раз со стороны последнего.

- Ой, вы посмотрите через дорогу. Заведение называется «У Луазье». Такая маленькая закусочная, там всего столиков пять. Он часто туда ходит. Ручаюсь, что и сейчас он там.

- Okay мэм, если что я ведь вернусь.

Но секретарь не обманула, Гленн сидел прямо почти напротив того места, где Пол припарковал красавицу своей супружницы. И уплетал огромную тарелку спагетти.

- О, Гленн, приятного аппетита! Я вижу, что вы придерживаетесь рекомендаций докторов! Как это похвально!

- А, это вы… А я думаю, кто это из местных обладает такой харизмой, чтобы рассекать на цветастом авто! И да, не нужно мне тут вашего этого сарказма. У меня и без вас забот полон рот.

- Да, я это вижу! Приятного аппетита, кстати!

- Зачем пожаловали?

- Вы в курсе, что Були в городе?

- Да. Причем это-то меня и беспокоит. Это вы его сюда взывали?

- Нет, ни в коем случае. Но я с ним встречался. Насколько я понял, он очень недоволен менеджментом в фонде.

- Да, что он знает о менеджменте! Наворовал денег и лезет с ними куда не просят! Тоже мне нашелся умник! — Гленн от расстройства даже отбросил вилку с намотанной на нее порцией спагетти.

- Ну, по крайней мере, его слова звучат убедительно. Даже по моим источникам у фонда дела идут не так хорошо. Да и похоже, что версия с торнадо будет в ближайшее время признана несостоятельной. Лабораторию и людей погубила техногенная авария.

- Это вы так решили? — Гленн начал свирепеть.

- Пока, рабочая версия, связанная с природными силами, не подтверждается. Об этом говорят и эксперты, да и мое мнение с ними совпадает.

- Послушайте, мистер Голдфинч, — Уильямс дошел до белого каления, встал из-за стола, сорвал со своей груди салфетку с каплями томатной подливки и кинул ее прямо в тарелку, — меня ваши догадки не интересуют! Мое мнение таково, что все проблемы от природной стихии. Мы этого не могли предусмотреть и предугадать. То, что лаборатории не стало и есть погибшие, это чистой воды трагическое совпадение. Сошлись два фактора и все!

- Гленн, я тут даже с вами и спорить не бу…

- А я и не спорю! — Уильямс оборвал инспектора на полуслове. — Прощайте. У меня пропал аппетит!

Уильямс бросил на стол мятую десятидолларовую бумажку, вышел из кафе и быстрой походкой возвратился к себе в офис.

- Похоже, что в этом городе не любят полицейских инспекторов, как вы думаете? — обратился Пол к веснушчатой официантке с двумя хвостиками волос, зажатых резинками и торчащих в разные стороны. Та ничего не ответила, а только хихикнула и, взяв деньги, убежала на кухню.

Глава 8

Всю ночь Пол ворочался, ему не давали спать мысли, которые то и дело лезли ему в голову. Иногда с ним такое происходило и суматошный день продолжался и ночью. Ровно так же было и сегодня. Он то проваливался в дрему, то просыпался с непонятным тревожным ощущением. И так до самого утра. Когда солнце уже начинало вставать, измученный организм наконец-то засыпал.

- Милый… Милый! — что-то нежно, но настойчиво тормошило Пола за плечо. Вырываться из томительного плена неги очень не хотелось, но если что-то или кто-то пытается его так настойчиво разбудить, то видимо дело важное.

Пол приоткрыл сначала один глаз, зажмурился от излишне яркого света. Потом с трудом разлепил оба. Кристин стояла перед супружеской постелью в полной «боевой» раскраске и тормошила мужа за плечо.

- Чего тебе? — пробормотал Пол глядя прямо в глаза своей половине.

- Пол, ты мою машину починил? Она стоит не так, как стояла до этого, — резонно подметила женщина.

- Да, — с огромным трудом собираясь с мыслями, выдавил Пол. — Там ерунда была. Батарейка отошла. Вернее крышка. Я закрыл и все работает.

- Какая батарейка?

- Ну на брелоке. Там же в него защита встроена, а без батареи она не работает.

- Ах, вот оно что! Тогда я могу ехать на своем Бубуле?

- На чем?

- Ну, на моем самце фиолетовом. А то твоя машина слишком уже большая и неповоротливая.

- Ну да, вроде там все остальное нормально. Не роняй больше ключи.

Что ответила Кристин, Пол так и не разобрался, поскольку тут же провалился в очередной этап сна. Но долго почивать ему так и не удалось. Через час, снова то же тревожное состояние разбудило, вырвало, его изо сна. Пол встал и, пошатываясь, побродил по комнате пытаясь загрузиться в сознание. Получалось с трудом, но постепенно он все же смог превратиться обратно в человека, в полицейского, в инспектора. Зевнув и выпив кружку холодного кофе, он наконец-то полностью пришел в себя. Нужно было ехать на работу.

Пол собрался, одел, как водится, бронежилет, взял мобильный, ключи от «Каприс» и вывалился в разогревающийся летний день. В отличие от него самого, Катрин парковалась всегда аккуратно. Видимо сказывался ее прошлый опыт жизни в большом городе с ограниченными местами для парковки. Это полиция может бросать свои рыдваны, как только ей вздумается, а обычным гражданам нужно быть внимательными. Иначе штраф или того хуже — эвакуация. Пол завел двигатель, умилился звуку сирены, от которого он уже успел отвыкнуть и только тут заметил, что на его мобильном есть сообщения. Вернее, одно сообщение. Одно SMS:

«Инспектор. Попридержите коней. Иначе …»

Как и полагается SMS, оно было коротким и лаконичным. Только отправлено было с неизвестного номера, начинающегося с 35. Пол помедлил, прочитал его еще раз, сделал снимок экрана и набрал номер Анжелики.

- Привет, Анж. Как дела? … Ты сегодня не в офисе? … Ну, понятно… Слушай, дело есть. Нужно пробить один номерок… Пересылаю сообщение в почте. Я сам в офис. Буду через 15 минут там… Давай!

Но не успел он добраться до полицейского участка, как поступил входящий от Анжелики:

- Пол, я проверила номер. Эта странная SMS пришла из Албании.

- Албания? Первый раз слышу. Это в каком штате?

- Это не в штате, это вообще не у нас. А где-то в Европе.

- В Европе? В какой стране?

- Да это и есть страна. У тебя там знакомых нет?

- Да вроде бы нет, откуда?

- А тогда почему они тебе угрожают?

- Сам не знаю, видимо я разворошил осиное гнездо или же наступил кому-то хорошенько на хвост!

- Будь осторожен!

- Всегда осторожен, отбой.

Сообщение из Албании очень удивило Пола. Кто-то явно заметал следы и находился он тут, в Амарилло. А эта мифическая страна, если она, конечно, существует, лишь прикрытие. Пол резко развернул автомобиль на 180 градусов, благо постоянно работающая сирена позволяло ему ездить, плюя на все правила, и направился к представителю прокурора.

Сам прокурор заседал в Далласе, но чтобы не дергать всех служивых в каждом, более-менее крупном городке, находился представитель прокуратуры, который мог самостоятельно выносить требуемые решения и плотно работал с местным судьей. Именно такая схема работы и была принята в Амарилло.

- Заместитель, — Пол влетел в прокурорский офис как ракета, прошмыгнул мимо ошалевшего секретаря и вошел прямо в кабинет, — очень важное дело! И безотлагательное.

Заместитель прокурора отложил вчерашнюю газету, взглянул из-под очков на Пола, потом рукой указал на кресло рядом со столом.

- Что случилось?

- Я Пол Голдфинч, — Пол выудил из кармана свое удостоверение и протянул его заместителю, — инспектор местной полиции. В настоящее время расследую дело о катастрофе в лаборатории недалеко от Бушленда и гибели двух людей. У меня есть круг подозреваемых лиц и на меня оказывается сильнейшее давление. Мне угрожают.

Пол протянул свой мобильный заместителю и внимательно следил, пока тот прочтет сообщение. Заместитель прочел, его лоб покрылся морщинкам удивления.

- Что вам нужно?

- Я предполагаю, что катастрофа в лаборатории — дело рук человека, а не природных стихий или же трагическая случайность. У меня, в настоящий момент, есть три подозреваемых, которых я не хочу лишиться. Это не обыкновенные обыватели, а люди известные или уважаемые. Я прошу вас дать мне санкцию, и согласовать это с судьей, на предварительное задержание всех троих.

Представитель протянул листок бумаги: «Напишите их имена».

Пол повиновался и быстро-быстро исписал лист фамилиями. Представитель взглянул на него:

- Так, ну, судя по фамилиям, эти двое местные. А кто третий? Некто Дональд Були, кто это?

- Представитель компании инвестора с севера. Если он ускользнет, нам будет тяжеловато его потом выцепить. Нужно будет выходить на уровень взаимодействия между штатами, что не просто.

- Понятно. Для принятия решения судьей, мне нужно, во-первых, представление по делу, где все четко описано, в чем подозреваются эти лица, заверенное начальником полиции. Во-вторых, мне потребуется ходатайство от вас, с требованием применить задержание указанных лиц. Потом только уже буду согласовывать с судьей.

- Не получится, — Пол сжал кулаки, — начальник полиции в больнице, к нему никого не пускают. Шериф из Бушленда только начал принимать дела в качестве временного шефа, но так и не закончил процесс. Плюс пока вся волокита с бумагами будет завершена, я полагаю, что подозреваемые уже успеют замести следы!

- Пол, я тут ничем не могу помочь, — представитель картинно развел рукам, — таковы правила и вам о них должно быть хорошо известно.

- Да, но…

- А если у вас, где-то или когда-то был другой опыт, то я могу только вам посочувствовать.

- Но есть же какой-то экстренный вариант, ну в регламенте штата, я даже не знаю, когда требуется действовать без промедления?

- Как правило, полицейские, в таком случае, берут ответственность на себя, проводят задержание по формальным признакам…

- Но тут мне нечего им даже предъявить. Все чисто. Они даже правила дорожного движения не нарушают!

- В таком случае, нам нечего им поставить в вину. А ваши подозрения они так и могут оставаться вашими.

- Да, но…

- Надеюсь, что помог вам. И прошу вас покинуть мой кабинет, у меня много работы.

Полностью дезориентированный Пол встал и молча побрел к выходу. Он не привык к такому ходу событий! В Детройте все было куда проще. Прокурорские и полиция всегда были заодно!

Именно в таком заминусованом состоянии Пол и добрался до полицейского офиса. В здании было опять практически пусто, только дежурный, да вернувшийся Эбби.

- Привет, Пол! Что приуныл так?

- Да вот, все по делу моему. Есть у меня подозреваемые, но нет никаких прямых улик. Но мне нужно время, а то они так вообще все следы заметут, да и вообще сбегут куда-нибудь, как почувствуют, что запахло жареным. А то, что запахло, они уже почувствовали!

Пол достал свой телефон и показал сообщение шерифу. Тот, щурясь, внимательно его прочитал, покачал головой и вынес вердикт:

- Да, дела. Действительно, похоже, что ты кого-то нужного копнул. Только вот есть у тебя мысли кого?

- Есть троица, — Пол протянул листок бумаги, на котором были написаны те же самые фамилии, что и у заместителя прокурора.

- Да, интересно. А кто такой этот Були?

- Магнат с севера. Нефть, газ и так далее.

- А, ну да. Точно.

- Думаю, как раздобыть доказательства. Но, что-то шансов никаких. Слишком все уж удачно и гладко прошло.

- Ну так не бывает. Они обязательно что-то должны были оставить. Какой-то малейший след.

- Так только в кино и бывает. А тут вообще ничего, кроме моих догадок. Даже место катастрофы уже все разровняли.

- Верно, вчера там был. Осталась просто ровная площадка. Даже траву посадили.

- И что теперь делать?

Эбби сел на краешек стола Пола, задумался, а затем произнес:

- Когда-то давно, когда наши земли еще кишели преступниками, мой дед в те времена был полицейским, он часто применял такой метод, как ловля на живца.

- В смысле?

- Ну, а ты притворись, что ты знаешь, кто все подстроил и заставь настоящего преступника нервничать, он наверняка сделает какую-то ошибку.

- Хм. Идея интересная. Только как мне… — Пол замолчал, усиленно начав раздумывать над способом выведения подозреваемых из зоны комфорта.

Робинсон слегка похлопал инспектора по плечу и отправился дальше, блуждать по темному офису. Тем временем лицо Пола озарилось улыбкой, было похоже, что в его не выспавшуюся голову пришла какая-то светлая идея.

- Соедините меня с Дональдом Були, пожалуйста. Это Пол Голдфинч, инспектор полиции Амарилло… Дональд, добрый день! Властью, данной мне городским самоуправлением, я приказываю вам оставаться в пределах города до понедельника, когда будет открыт офис полиции. В это время вам следует явиться в участок для дачи показаний по делу о разрушении лаборатории… Нет, я не сошел с ума… В таком случае, ваши действия будут расцениваться как препятствие правосудию, и вы будите заключены под стражу… Да, есть у меня такие права… Согласно акту номер 3456 от третьего мая прошлого года я наделен подобными полномочиями. Можете считать данный телефонный звонок официальным предупреждением.

И Пол повесил трубку. Он сиял, ему удалось проделать весьма интересную вещь. Он ничего не нарушил, но при этом дал понять, кто в городе главный. И очень хорошо, что его временный босс так попустительски смотрит на все это. За последующие десять минут, Пол произвел еще два звонка в том же стиле. Он предупредил о допросе в понедельник Фергюсона и Уильямса. Теперь у него в запасе было несколько дней, чтобы найти реальные доказательства причастности кого-либо из троицы к преступлению. Внутри он уже и не сомневался в этом. А вывести на след, когда все следы умело заметены, помогут, пожалуй, только финансы. Потому Пол засел за компьютер и не заметил, как пролетел весь день.

- Пол Голдфинч? — инспектора из виртуальности вырвал очень властный голос.

Пол отвлекся от монитора, перед ним стоял мужчина в хорошем костюме, деловой стрижке, а его проницательные серые глаза внимательно изучали лицо инспектора. Пол не совсем еще соображая, в чем собственно дело мигнул глазами.

- Агент Смит, Джо Смит, АНБ, — представился мужчина в стиле Джеймса Бонда.

- АНБ? А что вам от меня надо? — чтобы агент АНБ приходил на работу к полицейскому, Пол такого еще ни разу не слышал. По крайней мере в Детройте. Может быть, тут в Техасе, у них другие правила, конечно.

- Я пробовал вам дозвониться, но ваш телефон вне зоны доступа.

Пол посмотрел на свой мобильный, он был выключен:

- Н-н-н-аверное у меня батарейка села, сегодня утром он еще работал.

- Это не важно. Я здесь не по поводу вашего телефона.

- А по какому же?

- Вам известно имя Тамары Родригес? — вежливо поинтересовался агент Смит и сел за соседнее кресло, но даже при этом он не спустил с Пола глаз.

- А что, собственно происходит?

- Вы не ответили на мой вопрос…

- Ну да, то есть нет, я не знаком с такой. А по какому собственно делу вы?

Агент достал из внутреннего кармана пачку фотографий и выложил их на стол перед Полом. Фотографии небольшого формата, всего около дюжины, цветные. Пол бегло просмотрел их, потом повторил осмотр уже внимательнее. На снимках запечатлено тело женщины, безусловно, убитой. Одежда на ней была в колотых ранах и пропитана кровью.

- Это Тамара Родригес. Вернее труп Тамары Родригес. Его обнаружили сегодня днем служащие муниципальной парковки. Она лежала за мусорным баком.

- А почему об этом знает АНБ, а не полиция?

- Тамара была руководителем исследовательского предприятия министерства обороны. Оно располагается тут, неподалеку от Амарилло. Именно по этой причине дело, минуя полицию, попало прямо к нам в АНБ. Есть высокий риск, что тут участвовали зарубежные спецслужбы или другие враги государства. Именно по этой причине, все, что я расскажу вам далее о профессиональной деятельности Родригес, должно оставаться в тайне.

- Должен ли я что-то подписать?

- Нет, если вы начнете болтать, вас просто уберут.

Пол было улыбнулся, но на лице агента не промелькнуло ни тени улыбки. Охота шутить сразу отпала.

- Итак, Родригес возглавляла компанию по разработке нового вида вооружения, основанного на электромагнетизме. Разработка уже подошла к своей завершающей стадии. Создано несколько образцов, как носимых, так и стационарных.

- А что делает этот новый вид вооружения?

- Принцип действия достаточно прост. При помощи этого оружия мы можем создавать мощные магнитные поля на расстоянии вплоть до нескольких километров. Выводя из строя технику противника. Причем выводя ее из рабочего состояния в прямом смысле этого слова. Мы не передаем магнитное поле, а генерируем его в металлах в нужной точке. И именно там возникает магнитное поле, которое стирает информацию с магнитных носителей, сжигает электронику и при удачных стечениях обстоятельств даже портит металлоконструкции.

Пол ничего не ответил, его мозг лихорадочно соображал, пытаясь провести параллели между магнитным вооружением и добычей энергии из воздуха. А Джо, Джо Смит, продолжал свой монолог:

- Во время сегодняшней, еженедельной ревизии было установлен факт пропажи нескольких прототипов носимого вооружения новой конструкции. К счастью, они все одноразовые. Пока у нас отсутствуют мощные источники питания, поэтому используем химические, но они во время работы разогреваются до немыслимой температуры и выводят из строя ружье.

- А как они выглядят?

Смит достал еще одну фотокарточку из другого внутреннего кармана. На ней была запечатлена смуглая женщина, в которой он узнал Тамару Родригес, но все еще в крепком здравии. Женщина держала два каких-то футуристических ружья, по одному в каждой руке.

- Да, вполне ничего так, — Пол просмотрел карточку еще раз, — ничего подобного не видел.

- У Родригес был длительный роман с Максом Фарадеем, главой лаборатории, которая была уничтожена на прошлой неделе. Мы подозреваем, что у них был не только роман, но и шел активный обмен технологиями.

- Да, может быть. Ведь мои тоже работали над магнитными системами, но в энергетике.

- Мы одно время приглядывались к Фарадею, хотели его перетянуть под наше крылышко, но он очень сложный тип. Постоянно скандалил со всеми, поступал очень своенравно. Нам не удалось его уговорить, хотя у Родригес дела шли и без него не плохо. Пока они не поругались и не расстались.

- А что произошло?

- Никто точно не знает, дела-то любовные! Произошло это около полугода тому назад. И как мышь между ними пробежала. Да и результаты на оборонном участке сразу же подсели. А сегодня вот, труп. Причем через несколько дней после гибели самого Фарадея.

- Вы думаете, что тут есть какая-то связь?

- Не исключено.

- А по поводу убийства, этой Родригес, есть у вас рабочие версии?

- Убийство. Кто и зачем — неизвестно. Изъять хотели записи с камер видеонаблюдения, но ни одна систем по периметру не работала. Какие-то неполадки.

- Орудие убийства?

- Тоже пока неизвестно. Множественные проникающие ранения от какой-то шрапнели с помойки. Болты, шурупы, саморезы, мелкие куски арматуры. Но никаких следов пороха или другого взрывчатого вещества. Да и в округе никто не слышал, ни выстрелов, ни хлопков. Вообще ничего.

- Да, похоже, что Техасская земля полна в этом месяце сюрпризов. А от меня, что вам нужно?

- Обмен информацией. Мы вам, вы нам. Вот моя визитка, если что, сразу же звоните мне.

Как только Пол взял протянутую визитку, Смит развернулся на каблуках и не слова не произнеся вышел вон.

Глава 9

Когда Пол вернулся домой, несмотря на поздний час Кристин, еще не было. Дом неестественно наполнялся тишиной и темнотой. Если его жена находилась дома, то тут процветало движение, бурлила жизнь. А сейчас, это просто пустая коробка с кондиционерами, поставленная на клочке земли. Но делать было нечего, Пол ужасно устал за день от долгого сидения за компьютером. Шею ломило, а ноги подкашивались. Монитор и интернет высосали из него всю энергию.

Пол вытащил из холодильника пару прохладного светлого пива и уселся с ним в холле перед телевизором. Она даже не стал снимать свой бронежилет, так ему было нехорошо. По телеку показывали какие-то новости и в полном расслаблении Пол принялся вкушать поток новостей под вкус тонизирующего пива.

По телевизору показывали сначала какую-то забастовку где-то в центре страны, бастовали владельцы баров против нового алкогольного налога, который местные власти вменили всем барам из-за чрезмерного пьянства населения. Потом показали сюжет про выставку жутко шерстяных собак, у которых невозможно было распознать где у них хвост, а где голова. А вот затем, телеканал пустил ролик под грифом «Экстренное включение».

На фоне аэропорта средней руки города, крутилась женщина с микрофоном и ужасно растрепанной кудрявой шевелюрой. Дул сильный боковой ветер и ей приходилось каждый раз поправлять непослушные волосы одной рукой, а другой вытаскивать их же у себя из-за рта. Совершенно ясно, что место для съемок было выбрано неудобное, но, похоже, что тут дело скорее не в удобстве, а как раз в местоположении.

Диктор за кадром подводила зрителей к сюжету:

- Сегодня произошло ЧП с одним из бортов, вылетевших утром из аэропорта Амарилло. На борту авиалайнера Boing путешествовало 56 пассажиров и 4 члена экипажа. При взлете, все системы работали исправно, затем, на какое-то время командир экипажа потерял управление над авиалайнером и чуть не произошла трагедия. Однако спустя несколько десятков секунд ситуация нормализовалась, и крушения удалось избежать. Наш корреспондент, Камилла Уитер была на месте еще до приземления лайнера, и наш оператор сумел снять посадку дефектного самолета.

В кадре появилась слегка дрожащая картинка идущего на посадку пассажирского авиалайнера.

- Как видно на картинке, задняя часть фюзеляжа словно смята. Однако борт сумел пролететь полторы тысячи километров и благополучно приземлился в порту назначения. Мы так и не смогли связаться с официальными властями, чтобы получить комментарии. Но зато наш репортер, смогла поговорить с некоторыми пассажирами.

Тут в разговор включилась женщина с микрофоном, видимо она и была Камиллой:

- Спасибо, Моника! Да, действительно, никаких комментариев от структур аэропорта мы так и не получили. Авиакомпания также хранит олимпийское молчание. Тем не менее, посмотрите на ответы пассажиров всего полчаса тому назад.

Кадр опять поменялся и уже в свете дня все та же Камилла, все с такой же проблемой с волосами, допрашивала немногочисленных пассажиров, видимо того самого злополучного рейса.

- Сначала в салоне погас свет, потом послышался странный высокочастотный писк или гул, он проносился по салону то взад, то вперед. А иногда вообще исчезал. Двигатели работали и самолет набирал высоту. Затем, что-то сильно заскрипело, и послышался звук сминаемого металла. Этот ужас длился минуту, никак не меньше. Затем, все нормализовалось. Хочу отметить, четкую работу пилотов в столь непростой ситуации, — закончила немолодая женщина в деловом костюме, — благодаря их профессионализму мы все живы и здоровы.

- Да, все именно так и было, — закивал головой парень с короткой стрижкой, — я сидел и слушал свой плеер. Да, знаю, что это против правил, но я всегда так делаю, музыка помогает мне не нервничать во время полета. Так сначала мой плеер вырубился, кстати, он и до сих пор не работает, а потом я услышал этот звук, как будто перекатывается что-то по поверхности самолета! А потом свет погас, я думал, что это его специально отключили на время взлета. Потом самолет как-то странно тряхнуло, заскрипел металл, да это было. Ну, а потом все нормализовалось…

Пол не успел дослушать, раздался звонок его мобильного. Пришлось встать и дойти до кровати, где он и стоял на зарядке.

- Пол, это Робинсон. Срочно приезжай в участок!

- Эбби, я уже пивка накатил. Это может подождать до завтра?

- Нет, твоя жена попала в аварию. С ней все, ну или почти все, в порядке. Мы ждем тебя в участке.

- Еду!

Кристин сидела на стуле в участке, и вся дрожала от пережитого шока. На ее лице и руках были заметны несколько царапин, уже обработанных каким-то антисептиком, а некоторые ссадины заклеены пластырем. Пол подбежал к супруге, припал на одно колено рядом с ней.

- Пол! Пол! — Кристин вскочила со стула и обвила объятиями мужа, одновременно слезы покатились градом из ее глаз.

- Все в порядке, я тут, я здесь! Нечего бояться и переживать. Все в порядке, — Пол как мог успокаивал свою жену, гладя ее по волосам. Но женщина продолжала всхлипывать.

- Что случилось, Эбби? — спросил Пол подошедшего сзади Робинсона.

- Автокатастрофа, — выдавил неохотно шериф, — машину завязало узлом. Непонятно, как она вообще осталась живой.

- А где это произошло?

- На северном участке окружной дороги.

- А как другая машина, люди пострадали? — Пол все продолжал успокаивать всхлипывающую Кристин.

- Нет. Не было никакой другой машины.

- А что же тогда? Столб, кювет? Что?

Кристин начала всхлипывать еще сильнее, отчего Полу пришлось приложить немного больше усилий и прижать супругу к себе.

- На том участке движение не такое интенсивное, особенно в вечернее время. Как нет и каких-либо препятствий или дренажных канав.

- Но, как же? Ты же сказал, что узлом завязало автомобиль?

- Да, точно так. Патрульный автомобиль нашел ее в пятнадцать минут седьмого. Свидетелей происшествия нет. Камер в том районе тоже нет. Женщина пыталась позвонить и вызвать на помощь, но ее телефон оказался нерабочим. Хочешь посмотреть на останки авто?

- Да, конечно.

- Пятнадцать минут назад их привезли на задний двор, где мы складируем трупы автомобилей.

- Идем же скорее.

Робинсон и Голдфинч двинулись в сторону выхода на задний двор, а Кристин поплелась вслед за ними утирая слезы одноразовым платком. Когда они подошли к площадке, Эбби щелкнул выключателем и вся она заилилась ярким белым светом. Пол повел взглядом по стоянке, потом еще раз. Но глаз ни на чем не зацепился. Он повернул голову с немым вопросом к Эбби.

- Пол, вот, — Робинсон показал рукой на небольшую кучку металла.

Пол подошел ближе и тут его сердце, доселе бившееся спокойно, остановилось. В искореженном комке металла он узнал «Дайхатцу» Кристин, да и то, только по отдельным кускам фиолетовой краски на торчащих то тут, то там ошметках загнутого металла. Пол не веря своим глазам, еще раз посмотрел на Эбби.

- Да, Пол, это ваша машина. Вернее то, что от нее осталось. Увы, все так и есть.

Кристин не выдержала и зарыдала.

- Но как? — Пол широко раскрыл глаза и попеременно переводил их то на остов автомобиля, то на Кристин, то на Робинсона. — Как такое могло произойти? И как Кристин вообще удалось избежать гибели? Кристин, как? Я не понимаю!

Но супруга не могла ничего сказать, слезы так и лились из ее глаз. А вместо осмысленной речи можно было ожидать только лишь бессвязные всхлипывания. Вместо нее заговорил Робинсон:

- Мы попробовали аккуратно допросить вашу, Пол, супругу, под действием успокоительного. Вот, что она рассказала. Возвращалась она домой, ехала не быстро, так как уже надвигался вечер. Вдруг двигатель заглох, вообще вся электроника вырубилась. А если электроники нет, то считай и вся машина мертвая. У современных авто все именно так. Она, бедняжка, подумала, что это опять машина забарахлила. Плавно остановилась на обочине, только хотела набрать тебе, но оказалось, что мобильный тоже все. И тут машина начала сминаться.

- Не понял, как это?

- Вот, я тоже не понял вначале. По ее словам, сначала согнулся капот, потом постепенно просела крыша, затем начали вминаться двери. Ты думаешь, как она смогла выжить?

- Даже и не знаю, тут места-то не осталось вообще уместиться человеку! — Пол, посмотрел на супругу, та уже перестала плакать, но только всхлипывала.

- Тебе повело, что твоя жена такая гибкая. Она перемещалась по салону, выбирая самое свободное место. Вот пожарные и вырезали ее с заднего сиденья в районе багажника.

- Я в уме даже не могу предположить, как такое могло произойти.

- Скажи мне, Пол, ты не пользовался машиной своей жены в последнее время?

- Да, брал ее вчера. Она у нее барахлила, вернее, отошла батарейка в иммобилайзере, поэтому машина работала очень нестабильно, а затем и вовсе перестала заводиться. Вот, вчера мы и махнулись. Я ездил на ее машине, а она на моей… — Пол внезапно замолчал, до него вдруг дошло, что мишенью должен был стать он.

- Я хочу уехать, — внезапно заговорила Кристин.

Мужчины, поначалу не обратили никакого внимания на реплику женщины. Но через некоторое время, она повторила. Немного громче и настойчивее:

- Я хочу уехать! Пол, ты слышишь? Пол!

- Что, дорогая?

- Пол, я хочу уехать из этого места. Сейчас и немедленно!

- Подожди, я не понимаю. Куда уехать и зачем уехать?

- Мне надоел этот город. Мне не хочется, чтобы меня зажали в машине еще раз или похоронили где-нибудь под кактусом! — ни единого следа от предшествующей паники у Кристин не осталось, только одна решимость.

- Как уехать? — только суровая необходимость позволила Полу произнести эти слова, даже несмотря на подошедший к горлу комок.

- Мне надоел этот город… Я не хочу, чтобы меня убили… И не хочу, чтобы убили тебя… — Кристин закрыла лицо руками. — Но я понимаю, что ты не уедешь отсюда, пока не закроешь дело. Поэтому и не прошу тебя уезжать вместе со мной.

- Но… Но, куда ты хочешь уехать? — Пол все еще с трудом произносил слова.

Кристин помедлила с ответом. Видимо первоначальное спонтанное решение еще не дошло до такого уровня детализации. Но затем она ответила, глубоко вздохнув:

- Я хочу уехать к матери в Миннесоту. Пожалуйста, не препятствуй мне.

Теперь настала очередь помолчать уже Полу. В его мозгу яростно билось два чувства. Месть к напавшему на его жену и желание не расставаться с ней же. Если он уедет, сбежит, то злодей останется безнаказанным. Но если он останется… И тут начиналось самое непонятное. Что будет, если он останется, а она, его ненаглядная Кристин, вдруг уедет далеко и видимо уже никогда не вернется сюда, в Техас. Будет ли это окончательным разрывом между ними или же наоборот, временным расставанием, после которого они заживут еще дружнее и счастливее?

Пол за долгий срок службы в полиции разучился верить в сказки и чудеса. Вот и тут он колебался с решением. Он не мог оставить преступление безнаказанным. Но и не мог оставить свою жену одну. Судьба поставила его перед нелегким выбором. Но его нужно сделать именно сейчас. Пол обнял Кристин, крепко сжал ее в объятиях. Он не мог говорить, из глаз лились слезы. Так всегда бывало, когда он не мог пойти на невозможный выбор.

- Моя дорогая, моя любимая Крис, — Пол не называл супругу так целую вечность, — ты знаешь, как я тебя люблю и что ты мой самый дорогой человечек на свете. То, что случилось сегодня с тобой, предназначалось мне. Это я должен был быть зажат в машине, а еще скорее просто раздавлен неведомой силой. И мне очень жаль, что это испытала ты. Я тебя очень люблю и хочу, чтобы ты была в безопасности. Уезжай к своей маме, как только я разберусь с делом, я тут же приеду к тебе. Если я не найду там работы в полиции, то просто уйду со службы и все. Для меня важна ты и наша семья. Пожалуйста, дождись меня.

Кристин всхлипнула, сама прижалась к Полу и оба замерли. Решение было принято и мосты сожжены.

- Эй, голубки́! — Эбби все еще стоял рядом и внимательно слушал, что говорят друг другу в паре. — Как вы собрались двигать в Миннесоту?

- Самолетом? — Кристин нашлась очень быстро.

- Нет, самолетом сейчас нельзя, — Пол отрицательно покачал головой, — сегодня произошел инцидент с самолетом, похожий на то, что случилось с твоей машиной.

- Поездом, автобусом, машиной, наконец, мне все равно. Лишь бы выбраться поскорее из этого ужасного места! — Кристин повысила голос.

- Автобусом до Миннесоты из Техаса добираться далековато будет, машиной, впрочем тоже, — Эбби покачал бородой и укутался поглубже в своем пальто. — Да и вам, милочка, лучше оставаться в публичном месте, вместе с другими людьми.

- Тогда, как? — женщина уставилась на шерифа с глазами полными надежды, наверное, такой же взгляд был и Бэмби, если бы такой персонаж в действительности существовал.

- Ой, не надо, не смотри на меня так! — Робинсон замахал рукавами. — Я помню, как моя старуха бывало вылупится на меня вот так вот и все. Никуда не денешься, идешь в магазин и покупаешь ей очередную ненужную безделушку. Придумаем что-нибудь. Придумаем. Успокойся.

- Я предлагаю следующий вариант. Автобусом до Далласа, оттуда на самолете до Сент-Пола или еще куда в штате.

- Звучит разумно, — поддержал Эбби.

- Но тут есть одно но… — инспектор помедлил.

- Какое? — поинтересовалась Кристин.

- Шериф, можете сопроводить автобус хотя бы до следующего крупного города?

- Да, конечно.

Дело с отъездом было решено. Супруги обнялись, может быть в последний раз.

Акт 3

Глава 10

«Любимый, я спать», — пришло сообщение на телефон. Пол взглянул на часы на стене полицейского участка. Крупные стрелки безжалостно показали пятнадцать минуть четвертого. Бессонная ночь. Еще одна. В голове шумит, страшно клонит в сон. Две бутылочки светлого, выпитые накануне, уже давно нейтрализовались в печени и сейчас немного сосало под ложечкой. Пол физически ощущает, что если он не ляжет спать, то инспектора полиции из него не получится.

«Приятных сновидений! Целую!» — отправляет он в ответ и на полном автомате плетется к машине. Двигатель «Шевроле» заводится, автоматически включается сирена, но водителю уже все равно. Он едет по пустынным улицам в полнейшем одиночестве и тревожит сон честных обывателей завыванием полицейской сирены. Глаза слипаются, но остатками силы воли и боевого духа Пол все же добирается до своего дома и прямо в одежде, бронежилете, с пистолетом в кобуре и ботинках падает на кровать. Однако сон не приходит. В висках пульсирует кровь, взгляд безвольно фокусируется на потолке. В голове роятся беспорядочные мысли, которые не только не дают заснуть, но и не могут быть пойманы и проанализированы сознанием. Пол закрывает глаза, делает глубокий вздох, медленно выдыхает.

Очнулся Голдфинч в одно мгновение. Ему показалось, что кто-то или что-то скребется во входную дверь. Еще мгновение и Пол уже с пистолетом наизготовку стоит около двери. А затем с силой ее распахивает. На пороге стоит шериф.

- Эбби? Что-то случилось?

- Да нет, это я заехал к тебе, узнать, все в порядке или нет.

- А, понятно. Кристин сопроводили? Все в порядке?

- Да, нормально все. А у тебя реакция — позавидуешь. Я уже минут пятнадцать тут хожу вокруг дома, пытаюсь понять, там ты или нет, живой или как.

- А который сейчас час? — Пол сощурился от яркого света.

- Да уже полдень скоро, — Робинсон укутался поудобнее в своем пальто.

- Я просто не выспался вчера…

- Да ладно, понимаю. Посмотри вот это, — Эбби протянул газету.

- Что это?

- Утренняя газета местная. Посмотри на первой странице внизу.

Пол развернул газету и прочитал заголовок «Женщину чуть не расплющило на пустой дроге в японском автомобиле», а ниже приведена пара фотографий. Одна из них с ничего не понимающей Кристин, другая же просто с куском искореженного металла.

- И когда только они успели? — удивился Пол.

- Ну, наверное, пожарные помогли.

- Значит, теперь, вся общественность и в том числе преступник, в курсе, что они напали на другого.

- Или преступники. Мы же пока ничего толком и не знаем. Слишком уж идеальное преступление.

- Да, это точно.

Пол достал из штанов телефон, посмотрел на экран.

- О, Кристи пишет, что уже в самолете.

- Ну, пожелай ей от меня мягкой посадки! Ты в офис едешь? Могу сопроводить.

- Наверное попозже, хочу разобраться в тишине.

-Так у нас в участке полнейшая тишина. Сегодня же похороны.

- Чьи? — не понял Пол.

- Как чьи? Ортеги. Он скончался вчера. Не смог выкарабкаться. Сегодня будут его хоронить. Со всеми полагающимися почестями, — на словах о почестях, Эбби пригладил бороду и погладил свой живот. — Церемония начнется в четыре часа. Я думаю, что тебе будет уместно туда прибыть.

- Да-да, конечно, — Пол засуетился в дверях, ему показалось, что все оставалось как прежде. Никакой расплющенной машины, Кристин уехала за покупками, да и вообще сегодня суббота. Но потом его словно кольнуло что-то. Преступник или преступники, которые покусились на его самое дорогое — на свободе. И чем дольше они будут безнаказанными, тем дольше он не увидит свою любимую.

- Эбби, спасибо огромное за заботу. Мне нужно идти. Я хочу разобраться во всем. Спасибо!

- Ты не готов отказаться от дела? Может быть передадим его кому-то другому?

- Нет, не могут. Теперь это личное!

- Ну, если что — звони, я и ребята, мы с готовностью придем тебе на помощь!

- Спасибо еще раз!

Пол вернулся обратно в дом, прилег на кровать. Голова по-прежнему была затуманенной. Сон еще не полностью прошел, поэтому откинувшись на кровать, Голдфинч закрыл глаза. Заснуть он не смог, только так, слегка задремал. И отключился не на много, минут на пятнадцать, а может быть и двадцать. Но потом резко сел в кровати. Времени спать не было. Его ждало расследование и любимая, уже приближающаяся к другому штату. И чем быстрее он закончит дело, тем быстрее он увидит ее. А если не закончит. Об этом Пол даже и думать не хотел.

В животе отчаянно урчало. Перед большим делом, следовало, как следует подкрепиться, тем более в начале нового дня. Пол дошел, шатаясь, до холодильника. В нем нашлись лишь еще пара светлого пива, да какие-то овощи, не вызывающие никакого доверия. С трудом, но ему удалось открыть морозильное отделение. Среди кусков замороженной еды, видимо это было какое-то мясо, он заметил две упаковки с замороженной пиццей. Пиво употреблять не стоило, тем более что намечалось мероприятие с похоронами, не хотелось бы дышать там на сослуживцев перегаром. Да и светлая голова не помешала бы. А вот пицца вполне может послужить ценным источником углеводов, жиров и белков. Силу-то она точно поможет восстановить.

Обе упаковки пиццы одновременно отправились в микроволновую печь разогреваться. Лучше бы их было поджарить при помощи кварцевого гриля, интегрированного в ту же печь, но на подобную процедуру ушло бы слишком много времени. А Пол уже не мог ждать. Его организм требовал калории и отказывался работать без подпитки энергией, несмотря на всю присутствующую мотивацию.

Пока готовилась пицца, вернее превращалась из замершего кристаллического объекта в размякшее аморфное тело, Пол включил компьютер. Открыл страницу местных новостей. За вчера и сегодня — ничего интересного, только вот опубликован некролог на шефа местной полиции, да случай с женщиной, которая смогла угробить автомобиль на пустой дороге. «Значит новость уже не только в газете, но и в сети. Преступник. Ну или преступники, наверняка прочитают, что напали не на того», — подумал Пол.

Хотя полной уверенности в том, что мишенью для нападения был именно он, у Голдфинча не было. Возможно, что сжатая до кубика машина — всего лишь предупреждение. Но тогда, вероятно, должны последовать новые угрозы или требования. Пол проверил телефон. Никакой активности, ни сообщений, ни звонков. Тихонько блямкнула микроволновая печь.

Поглощая тягучее тесто с растекшимся сыром, Пол принялся размышлять, стараясь дедуктивным методом, переходя от общего к частному, выйти на след преступника и убийцы. Ведь ту женщину, как ее Родригес, убил, скорее всего, тот же самый человек. Пол ввел ее имя в поисковую систему. Машина выдала несколько сотен тысяч результатов. Пол уточнил параметры, результатов стало вполовину меньше, но все еще слишком много для нормального анализа. Тогда он ввел в строку поиска еще и имя Майкла Фарадея.

Поисковик выдал несколько десятков тысяч результатов, но в первых пяти, его внимание привлекла ссылка на социальную сеть с фотографиями. Пол кликнул на ссылку и на экране показалась лицо вполне привлекательной женщины в обнимку с двумя мужчинами. Один из них был Фарадей, а второй Фергюсон. Снимку было как минимум лет пять или шесть. Женщина была еще молода, да и ее кавалеры то же. Но без тени сомнения с мужчинами на снимке стояла та самая Тамара. «Значит, они знали друг друга еще до работы над проектом», — заключил Пол.

Он постарался найти информацию о Фарадее, но кроме нескольких непонятным ему научных работ, да ссылок на них, ничего ценного не попадалось. Затем он повторил поиск и в отношении Фергюсона. Результатов стало больше. С большим трудом Полу удалось отыскать профиль Эдварда на сайте по поиску научной работы. Похоже, что Эд находился в постоянном поиске работы, возможно, что его не устраивала зарплата или же может быть неразделенная любовь к этой Тамаре.

Пол нажал на кнопку печати и из принтера выехала фотография. Он взял ее, прилепил на липкую ленту в центре белой стены. Дальше работа закипела на пиццерийных калориях. Стена начала обрастать фотографиями, какими-то распечатками, линиями и связями между персонажами, наименованиями компаний и событиями. Отдельно Пол проработал даже беднягу сторожа, которому не посчастливилось заступить на смену в то роковое утро. Но парень оказался совсем чистым. Никаких связей ни с научным сообществом, ни с бизнесом.

Когда обе пиццы были съедены, инспектор отошел от стены и постарался охватить ее взглядом. Он даже сел в мягкое кресло, дабы напряжение от утомительной работы никак не помешало ему обозреть всю картину преступления целиком.

Когда-то давно, еще в полицейской академии, в которой он проходил обучение, старый лектор очень подробно объяснил ему для чего необходимо создавать наглядные схемы взаимодействия возможных участников преступления. Очень часто случается так, что межу подозреваемыми существуют тайные взаимосвязи, такие, которые просто не видны в обычной жизни, но стоит только их проанализировать, да отобразить в графическом виде, как они сами собой всплывают и сигнализируют о возможных тайных мотивах поступков.

Не стоит пренебрегать даже самыми малейшими фактами и информацией, которую получилось добыть как в результате опросов, так и из открытых источников. Пол отлично помнил все наставления по аналитической работе и старался выполнить работу максимально качественно. На стену он уже прилепил около тридцати персонажей, так или иначе связанных с преступлением. На белоснежной штукатурке красовались фотографии его обожаемой супруги Кристин, шерифа Робинсона, покойного Ортеги, погибшего сторожа, сторожа, который счастливо избежал гибели, убитой Родригес, Фергюсона, Фарадея, Димитриуса, Дженкинса, Уильямса, Були, Смита и некоторых других. Помимо фигурантов на стене расположились важные события, например, катастрофа в лаборатории, убийство Родригес, нападение на Кристин.

И становилось похоже, что наитие, на поводу у которого он пошел изначально, его не подвело. Как Пол и предполагал основными подозреваемыми необходимо считать именно магната Були, бюрократа Уильямса и научного работника Фергюсона. К ним тянулись почти все ниточки. И у каждого из них, вполне вероятно, был свой интерес в деле. А ведь, для того, чтобы размотать клубок мотивов нужно четко понимать, кто получит выгоду от тех или иных действий или событий. Именно так и его и учили.

Пол, налил себе кружку горячего чая. Напиток, полный природного стимулятора, должен был задать новый виток озарения для инспектора. Пол внимательно смотрел на стену и старался понять, что будет выгодно для каждого из участников.

Разрушение лаборатории и гибель Фарадея развязывает Фергюсону руки. Он становится свободен и не зависит более от своего компаньона. Похоже, что, несмотря на весь свой талант, Фарадей был весьма склочным и своенравным ученым. И всеми силами тормозил процесс продажи изобретения, генератора «Вечной энергии». Возможно, что тут присутствует и неразделенная любовь. Хотя, если Фергюсон и подстроил катастрофу в лаборатории ради любимой женщины, то зачем он тогда ее убил? Ведь вроде бы ни у кого больше других мотивов не было.

Уильямс. Этот скользкий тип, наверняка проводил какие-то махинации со средствами фонда. Плюс расследование в самом фонде, прямо указывающее на неэффективность менеджмента в структуре, тем более в технической экспертизе новых проектов. Вероятнее всего именно так деньги и уходили из фонда. Брался новый проект, под него выделялись средства, они осваивались, причем очень «эффективно», а потом проект успешно закрывался, как неработающий. Только вот как быть с лабораторией? Она же какие-то результаты показывала? Что, в этот раз у старины Гленна вышла ошибка и он вложил средства в стоящий проект? Или же он наоборот, один из десяти ну или двадцати нужен был нормальным, чтобы показать хоть какую-то эффективность у фонда? Или же идея с магнитными силами оказалась так же утопична, как и все остальные?

А вот с Були вопросов было меньше, чем с другими. Сплошные ответы. Совладелец крупной корпорации, зарабатывает на энергетике, вкладывается в новые, перспективные технологии и они успешно исчезают с горизонта. Очень эффективная политика в плане устранения конкурентов. Не можешь победить, просто купи его. Були хотел получить прямую долю в проекте. И вполне разумно, но по каким-то причинам, Уильямс не предоставил тому такой возможности. Хотя понятно по каким. Ему нужно было спасать фонд средствами, чтобы не вспылили его махинации. А Були решил отомстить, продавил ревизионную проверку. Был ли у него резон для разрушения лаборатории? Скорее нет,  чем да. А вот избавиться от несговорчивого Фарадея он бы пожелал. Но зачем тогда необходимо было разрушать лабораторию?

Филип Ортега. Пол знал его не так давно, но он был явно себе на уме. Вернее, излишним умом не блистал, но держался за свое кресло крепко. И скорее всего, опирался он на поддержку влиятельных людей в Амарилло. К числу подобных явно относился и Уильямс. Именно по этой причине Ортега и старался замять дело, представить его как стихийное бедствие. Похоже, что Уильямс подговорил своего старого друга, а дружбу подтверждали и некоторые архивные материалы, доступные в сети, закрыть дело из-за отсутствия состава преступления.

Несмотря на все усилия инспектора, картинка упорно не желала вырисовываться. Все получали хоть что-то, но у всех фигурантов было недостаточно мотивации для очень активных действий. Должно было быть что-то еще, что-то действительно стоящее или сулившее невероятный доход. Возможность покорить всю энергетическую отрасль при помощи добычи электроэнергии прямо из воздуха не выглядела состоятельной. Верно говорил Були, что подобный проект приведет лишь к краху экономики и ничему больше.

Но, что это может быть? Деньги? Акции? Золото? Земля? Пол вернулся к компьютеру, подключился одновременно к местной кадастровой системе и к поиску по новостям. В этот момент на телефон пришло сообщение. Супруга сообщала, что у нее все хорошо, что она уже у мамы и с нетерпением ждет своего мужа. Пол отправил ответное сообщение, очень нежное и большое. Улыбнулся и опять сосредоточился на поисковых системах.

«Хорошо бы подключиться к системам, как у ребят в АНБ, тогда дело пошло куда быстрее», — подумал Пол. А ведь можно было воспользоваться такой возможностью и попросить агента Смита предоставить ему доступ, хотя бы на временной основе и к некоторым системам. В памяти все еще были свежи те невероятные возможности по поиску людей и взаимосвязей между ними, которые стали известны благодаря длинным языкам различных информаторов.

Пол набрал мобильный Анжелики, эта ушлая женщина могла получить доступ к любым данным на свете, часто вообще необъяснимыми путями. Но ее мобильный не отвечал. «Ну же, Энжи, где же ты?», — потянул Пол и дал отбой.

Дожидаясь загрузки очередной порции данных из кадастровой системы, Пол взглянул на часы. Пора уже было собираться на похороны. Наверное, там уже весь город собрался. Он уже начал вставать, чтобы отправиться туда же, но телефон тихонько блямкнул. Пришло еще одно сообщение. Пол взял его в руки, нажал на кнопку разблокировки. Экран вспыхнул и тут же погас. Он нажал еще раз и все повторилось в точности. Краем глаза Пол обратил внимание на то, что изображение на мониторе начало мерцать. А в ушах послышался высокочастотный писк.

Глава 11

Высокочастотный звук все нарастал, сперва Пол подумал, что это у него в ушах зазвенело. Но искажения на мониторе компьютера достигли своего предела, разобрать что-то на экране уже было просто невозможно и стало понятно, что дело вовсе не в ушах. Затем изображение на экране вообще исчезло. Сами собой включились и заработали двигатели кондиционеров, они постепенно раскручивались и увеличивали обороты. К гулу от кондиционеров внезапно добавились тональности и с кухни. В мелодию ужаса включился холодильник, кофемолка, микроволновая печь и измельчитель отходов в раковине. Пол огляделся и никак не мог понять, что же такое происходит.

Он встал из-за стола, вышел на середину комнаты и попытался разобраться в происходящем, внезапно зажглись все электронные лампы в доме. С каждой долей секунды они горели все ярче и ярче, пока не достигли максимума накала и с громким треском не разлетелись на мелкие кусочки одна за одной. Голдфинча обдало фонтаном крошки из мелких пластиковых осколков. И тут началось самое страшное.

За всеми выразительными эффектами бытовой техники Пол и не заметил, как начала меняться конфигурация стен и полотка его жилища. Комната начала стремительно сжиматься за счет выгибающихся стен и прогибающегося потолка. Кое-где уже отвалилась штукатурка и легкие металлические фермы, составляющие основу каркаса дома, обнажившись, принялись стремительно закручиваться как вдоль своей оси, так и изгибаться в пространстве.

Пол в ужасе закрутил головой. Упавшая мебель, разбитое стекло, готовая вот-вот взорваться бытовая техника, все отрезало ему пути спасения. Нужно было срочно выбираться из дома, пока он не стал ему могилой в стиле авангард. Инспектор метнулся к выходу, но оторвавшаяся от пола металлическая балка с острыми, как бритва краями просвистела у него прямо перед лицом в каком-то дюйме. Пол инстинктивно отшатнулся и попятился назад, стараясь сохранить равновесие, пока не уперся спиной во что-то твердое и холодное.

Он обернулся и сразу же узнал свой оружейный сейф. Тяжелый шкаф из толстой листовой стали уже не стоял у стены, балки подперли его сзади и неимоверной силой выдвинули в середину помещения. Кодовая панель замка зажглась и периодически вспыхивала отдельными цветными светодиодами. Пол почувствовал шанс к спасению, нужно было только набрать код.

Судорожно, в необычайно спешке, пленник своего собственного дома начал набирать код на клавиатуре, но кнопки реагировали на нажатия только раза с пятого. Поэтому код доступа удалось набрать только с третьей или четвертой попытки. Считать разы́ не было никакой возможности. Наконец тяжелая дверь слегка отошла в сторону. Услышать, как сработал электродвигатель замка в кромешном гаме, стоявшем в сминаемом доме, у Пола не было ни единого шанса, но открывшись, дверь сама подала сигнал. Пол с силой рванул ее на себя. Дверь поддалась, но не открылась полностью, так как уперлась краем во вздыбившийся пол. С огромным трудом ему удалось протиснуться в образовавшуюся щель и еще с большим усилием он притянул створку сейфа закрывая выход наружу.

В сейфе было крайней неудобно стоять, со всех сторон ему что-то активно мешало. Амуниция, стволы оружия, какие-то приспособления. Но тут было безопасно. Толстая сталь выдержит выстрел из крупнокалиберного пулемета с близкого расстояния, а не то, что какой-то сминаемый дом. Пол вдруг с ужасом подумал, что переживала его жена, когда попала в такую же ситуацию в своей сиреневой малышке. Нервный смех вырвался из глотки инспектора. А вакханалия магнитного безумия все продолжалась. Внезапно Пол почувствовал, что опора уходит у него из-под ног. Сейф успешно заваливался на бок. На мгновение Голдфинч ощутил состояние невесомости, а затем жесткое приземление. В довершении чего на него посыпалось с полок оружие и боеприпасы. Что-то больно ударило его по голове.

Очнулся Пол от тишины. Тело болело, голова раскалывалась, но похоже, что он был жив. Насколько позволяло пространство сейфа, он попробовал пошевелиться. Боль отдавалась в разных частях его тела, но похоже, что все его кости были целы. Наверняка есть пара царапин да дюжина синяков. Нужно выбираться из импровизированного убежища. Пол с трудом согнулся, насколько ему позволяли припасы, разбросанные под ним и, сгруппировавшись, уперся ногами в створку сейфа. Дверца слегка поддалась, он приложил еще больше усилий и сумел отодвинуть ее еще немного. Через открытый проем внутрь повалили клубы пыли и начал пробиваться солнечный свет. Чтобы выбраться наружу осталось только зафиксировать тяжелую створку в открытом состоянии. Нащупав какой-то дробовик, судя по диаметру ствола, Пол потянул его из-под себя и вставил ружье в распор между дверью и полом.

Согнувшись и извиваясь словно уж, Пол кряхтя и чертыхаясь выполз из сейфа. Он огляделся и не узнал своего дома. Вернее того, что от него осталось. Крыши не было, большинства стен тоже, все внутри — завалено каким-то строительным мусором, проводами, разбитой штукатуркой, рваными обоями, сломанным деревом и изогнутыми металлическими балками. Сейф же, даже лежа на боку, возвышался монолитной скалой среди обломков некогда уютного дома.

После небольшой физической нагрузки Пол старался отдышаться. Поверх остатка внешней стены он заметил, как к соседскому гаражу припарковался автомобиль. Из него вышел сосед с какой-то пожилой женщиной, и они оба раскрыв рты, уставились на руины. Пол помахал им рукой, давая понять, что с ним все в порядке. Но он не был уверен, что соседи увидели его. Тогда он попробовал прокричать, что-то типа «Со мной все в порядке», но слова застряли у него в горле, будучи блокированными мелкой пылью.

Тут он услышал отчетливые шаги, откуда-то с другой стороны останков здания. Кто-то настойчиво пробирался через завалы. Пол обернулся и насторожился. Вот, показалась в проеме между руин чья-то нога, затем кусочек пальто. Пол инстинктивно положил руку на пистолет, отстегнул кнопку хлястика и уже был готов вытащить оружие и выстрелить. Но тут из-за куска шкафа показалась голова с седой бородой.

- Эбби? — воскликнул удивленный Пол.

- Пол? — не менее удивленно ответил шериф.

Робинсон по инерции уже успел выйти из-за развалин и теперь Пол мог видеть его полностью. Все то же пальто, только измазанное в пыли, борода, и только сильно округлившиеся глаза, как будто Эбби встретился нос к носу с привидением, привносили то-то новое в образ старого шерифа. В правой руке Робинсон держал какой-то продолговатый предмет, пальто отчасти закрывало его от Пола.

- Вы живы? — Эбби все еще не отошел от шока.

- Да, спасся просто чудом. Спрятался в оружейном сейфе. Бока вот только помяло слегка.

- У вас кровь на лице, какие-то царапины, — лицо у Эбби оставалось вытянутым.

- Да ерунда. А что у вас в руке?

- Эй, сосед! У вас все там в порядке? — прокричал сосед от своей машины.

- Да, да, все в порядке! Спасибо!

- Может быть, вызвать пожарных или полицию? Мне кажется, у вас что-то с домом произошло?

- Да нет, все в порядке. Полиция уже здесь! — прокричал в ответ Пол и еще раз помахал рукой.

- Э-э-э… Это у меня то самое магнитное ружье. Одно из тех, что пропали из военной лаборатории. Преступник бросил его прямо перед домом. Я только что подъехал, даже пыль еще не вся улеглась, смотрю, оно лежит на лужайке, — Эбби демонстративно отряхнул лацканы своего пальто от успевшей налипнуть на них пыли.

- Да, покорежило домик не слабо, — осмотрелся Пол по сторонам.

- Не слабо? Да его просто стерло с лица земли. За считаные минуты. Хотите ружье посмотреть?

- Конечно! С удовольствием!

С виду громоздкая магнитная пушка оказалась не такой уж и тяжелой. Видимо весь конструктив выполнен из какого-то легкого сплава. Многочисленные провода, катушки, трубки, простенький прицел, видимо точно прицелиться из такого ружья принципиально невозможно. Сверху какой-то набалдашник с небольшими прорезями, а в нем что-то слегка тлеет и от него пышет жаром.

Пол взялся за ружье, направил его в сторону от дома и попробовал прицелиться, стараясь понять свои ощущения, каково брать на мушку жилище целиком.

- Ничего не выйдет, ружьишко однозарядное. Даже я бы сказал, что одноразовое.

- Вы полагаете, что Кристин тоже пытались вот таким же способом убить? Ну, вернее, думали, что в машине я нахожусь.

- Я даже и не думаю, я уверен. Идеальное убийство. Никаких следов. Преступник может находиться на порядочном расстоянии от жертвы и сжать ее как консервную банку. И никаких отпечатков, протекторов автомобиля и прочего. Чистота!

- Да, Эбби, вы правы. И никаких следов. Идеальное преступление. Идеа… — Пол вдруг замер, задумался и его голову пронзила острая мысль.

«Идеальное убийство! Идеально чистое преступление! Чисто сработано!», — пронеслось у него в голове за долю секунды.

- Эбби! Вы просто гений! — Пол вскочил на ноги, взялся за плечи шерифа, слегка потряс его в знак восхищения и падая, да спотыкаясь, помчался на выход, к своей машине. К счастью, она не пострадала, а преступник так был уверен, что с Голдфинчем будет покончено, что даже и не обезопасил себя от возможной погони.

- Ну, держись Фергюсон! — прошипел в ярости Пол, повернул ключ в замке зажигания. Взревел двигатель, завопила сирена, завизжали стираемые об асфальт покрышки.

- Эй, куда? Эй, а как же я? — вяло запротестовал шериф, пытаясь перелезть за торчащую и закрученную узлом балку.

Но Пол уже никого не слушал и не слышал. В его голове пульсировала только одна мысль — месть! Месть и только месть! Человеку, который чуть не убил его жену и его самого, нет места на этой планете.

Тяжелый автомобиль с мощным двигателем нарезал улочки Амарилло твердыми ломтями. Улица, еще одна, затем еще, потом авеню, опять авеню. И вот он — дом Фергюсона. Пол припарковался за три дома, даже не припарковался, а просто бросил свою машину посреди улицы. Он аккуратно открыл дверцу и с вытянутым пистолетом начал приближаться к дому Эда. Инспектор шел очень аккуратно, стараясь прикрываться автомобилями и внимательно следил за окнами. Движения не было никакого, но осторожность необходимо было соблюдать. Пол чувствовал, что Фергюсон дома, что он сейчас его арестует. А при малейшем подозрении на сопротивление он его просто застрелит.

Попутно, он старался определить какой из автомобилей принадлежит ему, Эдварду Фергюсону. Он заглядывал в окна автомобилей и пытался понять, кто мог бы быть его владельцем. Уже когда инспектор почти подобрался вплотную к дому преступника, в багажнике опрятного универсала он увидел что-то до боли знакомое. Какие-то трубки из металла, провода… Он подошел ближе. Над головой зашумели турбины взлетающего самолета. Сомнений не было, под тряпками в багажнике этого автомобиля находились магнитные ружья, те самые, что пропали и за что, видимо, поплатилась Родригес.

Самолет наконец-то пролетел, ужасный грохот прекратился, Пол взглянул на входную дверь дома. Дверь была открыта и в ней стоял человек. Эд Фергюсон в изумлении смотрел на измазанного не пойми в чем и израненного человека с пистолетом.

- Стоять на месте, полиция! — что есть мочи прокричал Пол и прицелился прямо в грудь Фергюсону.

Но то ли тот не расслышал, будучи оглушенным низколетящим самолетом, что ему прокричали, то ли испугался оружия, но инспектора Эд не послушал. Он отшатнулся назад в дом и с силой захлопнул дверь. Инстинкт полицейского сработал безукоризненно. Сразу три пули вошли под углом в дверь ровно в том месте, где мгновение до стоял преступник. Пол чертыхнулся. Он было сделал попытку рвануть к двери, выбить ее и расправиться с Фергюсоном как в старые добрые времена, но его взгляд вскользь упал на магнитные ружья.

Короткий удар рукояткой пистолета по стеклу и путь в универсал открыт. Две секунды спустя и в руках у инспектора магнитная пушка. Еще чуть-чуть и она приведена в боевое состояние. Ружье начало издавать какие-то слабые щелчки. Из зарешеченного набалдашника начал подниматься легкий дымок. Пол направил оружие на дом Фергюсона. Поначалу ничего не происходило, но по мере того как разогревался активный компонент в набалдашнике, Пол мог отчетливо видеть, как происходят метаморфозы со строением.

Луч из ружья не очень широкий, поэтому ружьем нужно было водить из стороны в сторону. И куда бы не повел рукой Пол, в том месте сразу же происходило движение, дом менял форму, он набухал и искривлялся, внутри послышался гул приборов, затем понеслась какая-то музыка, легкие хлопки. С видимым удовольствием, как могучий волшебник, Пол водил стволом из стороны в сторону, где-то приглаживал, где-то наоборот делал резкие движения. Как дирижер управляет оркестром, так Пол стирал с лица земли целый дом с преступником внутри. Вдруг на очередном витке приглаживаний, когда от дома осталась только третья, до слуха Пола донесся сдавленный крик. Зловещая улыбка расплылась на физиономии Голдфинча обнажив белые зубы.

Он продолжал и продолжал приглаживать руины, с удовольствием отмечая, как под его движениями металл в грудах строительных отходов приходил в движение. Он словно оживал под неведомой силой, а потом снова умирал, застывал в какой-то нелепой позе. Набалдашник разогрелся до белого свечения и ружье отключилось. Теперь движения стволом уже не приводили ни к какому заметному эффекту.

Пол бросил ружье на землю. Отвернулся от дома, подошел к краю дороги и сел на бордюрный камень. Только сейчас, весь израненный и оборванный, сидя на поребрике, он почувствовал, как же он устал. Из последних сил он встал, опираясь на стоящие автомобили, добрался до своего «Шевроле», ввалился на сидение и произнес в стационарную рацию:

- Код три-пять, повторяю, код три-пять. Позвоните агенту Смиту в АНБ, передайте что Пол Голдфинч нашел их пропавшие магнитные пушки. И пришлите кого-нибудь на Пекос стрит. Я ужасно устал.

Глава 12

- Ну, как ты тут? — Эбби присел рядом с Полом.

Голдфинч, уже обработанный антисептиком, с заклеенными пластырем ранами, гордо восседал за своим рабочим компьютером в участке.

- Отлично, вот только бок немного побаливает. Врачи говорят, что нужно ехать в больничку, рентген там сделать, вдруг какой небольшой перелом. Но пока, что-то нет желания. Хочу как можно побыстрее закрыть это дело и отправиться в Миннесоту.

- К своей любимой? — Эбби подмигнул.

- Да, к ней. К родимой. Как она там даже и представить себе не могу.

- Ну, насколько я помню, она поехала к своей матери. У нее-то она уж точно в безопасности и спокойна. Ты бы поехал бы домой, отдохнул. А то столько сегодня на тебя навалилось, тем более вечер уже, ночь скоро!

- Да я бы с удовольствием, но похоже, что в этом городе мой единственный дом остался здесь! — Пол похлопал ладонью по крышке стола и улыбнулся.

- Ай, да точно же! Я уже и забыл! Вот старая-то голова! Слушай, ну я признаться не ожидал от тебя такого. Ты просто настоящий молодец, герой!

- Ну, что есть, то есть, — Пол засмущался, отвел глаза.

- Мне звонили полчаса тому назад. Тело Фергюсона извлекли из-под завалов. Его зажало между двух балок. Страшное зрелище, говорят.

- Да, эти магнитные ружья — просто адское оружие. Я не мог оторваться, пока не иссяк заряд. Все утюжил здание и утюжил. Там уже ничего и не осталось, а я все продолжал поливать его… Магнитным полем или даже не знаю чем. Сейчас меня аж всего передергивает от одного только воспоминания тех ощущений, словно в меня вселился какой-то кровожадный дух.

- Да, я знаю. Завораживающее ощущение.

- А Смит из АНБ приезжал?

- Да, как только ты сообщил по рации, мы сразу наряд отправили к тебе и позвонили в АНБ. Там правда долго искали этого Смита, но прибыл он на место с целой кавалькадой. Сдали мы ему его пушки, подмахнул я пару бумажек. Про тебя, разумеется, не забыл. Так, что жди похвалы от правительства. А может и тебя туда возьмут, а? Как думаешь?

- Ну, если только в Миннесоте. Хочу уехать туда как можно быстрее. Меня тут уже ничего не держит. Даже дома нет, — Пол хихикнул.

- Да, этот Смит предупредил, чтобы завтра ты никуда не делся. Будут тебя допрашивать. Им нужно восстановить всю картину. Ты уж подготовься, постарайся им выдать свою версию как можно правдоподобнее.

- Ну, а как неправдоподобной может быть истинная правда? — удивился Пол.

- Ну то, что для тебя есть правда, то для других может быть поводом для сомнения. Ты можешь изложить свою версию для меня? Я как-никак твой временный босс и меня тоже будут спрашивать.

- Да легко.

Пол устроился поудобнее, крякнул, когда случайно уперся поврежденным боком о подлокотник кресла, и начал свой рассказ. По мнению Пола, злодеем был ни кто иной, как Эдвард Фергюсон. Он подготовил взрыв лаборатории, вывел из строя системы безопасности на установке, подговорил своего коллегу провести испытание. И тот, понадеявшись на удачный исход и работоспособность систем безопасности, вышел за все допустимые пределы. Разрушительный результат не заставил себя долго ждать. Возможно, Фергюсону даже и не нужна была гибель Фарадея, достаточно было только вывести из строя оборудование и подставить коллегу, показать, что он некомпетентен в делах, даже несмотря на все его предыдущие заслуги.

Зачем ему это было нужно? Он хотел продать технологию за очень большие деньги, ему надоело сидеть и прозябать, пописывая бесчисленные ученые статейки. Хотелось действовать, но у него на пути стоял Фарадей. Плюс борьба, пускай и невидимая, за женщину. Ту самую Тамару Родригес. Похоже, между Фергюсоном и Фарадеем из-за Тамары были давние разногласия.

Под угрозой, кстати, был и Уильямс, так, что он мне может сказать спасибо. Уильямс ставил палки в колеса Дональду Були, не давал влить средства напрямую в компанию. И если Фергюсон убрал бы Уильямса, то новое руководство могло бы быть более сговорчивым. Тем более что Були стопроцентно постарался бы туда продвинуть своего протеже.

Кстати, Тамара помогла с магнитными ружьями, но возможно отвергла предложение руки и сердца. За что и поплатилась. В порыве гнева Эдвард убивает женщину из чего-то наподобие электромагнитной пращи. Никаких следов пороха, шума или дыма. Картечь разгоняется в электромагнитном поле и выстреливается с огромной скоростью по направлению к жертве. Я видел подобные самоделки на YouTube, а уж собрать пращу ученому раз плюнуть.

Как вариант, он уговорил достать ружья Тамару, только лишь, чтобы попугать Фарадея, без его уничтожения. Но, что-то пошло не так, и Родригес намеревалась сдать Фергюсона. И была устранена. Они не смогли договориться.

- Да, Пол. Твоя версия вполне убедительна. Тебе осталось ее только как следует структурировать и подготовить доказательную базу. Иначе, дело отправят на повторное расследование. А тут так мало фактов, — Эбби вздохнул.

- Да, но ведь метод на живца, провоцирование преступника — отлично сработал. Фергюсон проявил себя. И все улики указывают прямо на него!

- Надеюсь, что судье этого будет достаточно. О АНБ я и не беспокоюсь, им бы свои ружья вернуть, да отчитаться, что никаких шпионов выявить не удалось, — Эбби улыбнулся.

- Я думаю, что все у меня получится. Я уверен в своих выкладках!

- Слушай, Пол, — Робинсон встал и собрался уходить, — как я понимаю, ты все равно собираешься тут ночевать. Я отпущу дежурного? Ему надо, а подменить особо некем. Ты не будешь возражать? А завтра в девять или даже в восемь, я сменю тебя. Конечно, ты столько пережил сегодня, поэтому, если хочешь, могу отвезти тебя в мотель. А подежурю сегодня сам. Нездоровится мне, стал сильнее мерзнуть, но думаю, что осилю.

- О чем речь! Я сейчас полон энергии и хочу все закрыть. А мотель от меня никуда не денется. Если что, прикорну прямо тут, — Пол кивнул на топчан в углу.

- Вот и ладненько! До завтра!

Эбби ушел, а Пол остался наедине со своими мыслями. А были они ой как не веселы. Шериф абсолютно прав. Никаких прямых доказательств у него против Фергюсона нет. То, что в машине у его дома обнаружены магнитные ружья еще ни о чем не говорит. Он даже не знает, чья это машина. И от осознания того, что он зверски ухлопал, может быть совсем невиновного парня, по спине пробежал зловещий холодок.

- Так, надо сосредоточиться и подготовить факты. Что мы имеем? — произнес вслух Пол и задумался. Нужно искать веские улики.

Голдфинч отвернулся обратно к компьютеру, хотелось доделать ту работу, что он начал еще дома. Следовало пробежаться еще раз по всем персонажам, скорее всего он что-то упустил. Что-то важное, но незаметное. Були выиграл от того, что опасная технология не пошла в массы и оказалась в его руках. Это понятно. Уильямс вроде как отделался легким испугом от того, что перспективная и работающая технология, в которую вбухали столько денег, вдруг испарилась под действием не то природных сил, не то злого гения. С этим тоже вроде бы все в порядке. По крайней мере, логика прослеживается. Гленн еще договорился с прежним шефом полиции, чтобы дело замяли как можно быстрее и тень на него самого не упала бы никоим образом. Сие тоже понятно. Хорошо.

Но, что стало с самим шефом? Да, он был уже преклонного возраста, но вполне еще бодрый. Лет пятнадцать, как минимум, протянул бы в легкую. Что с ним случилось, он ведь так и не узнал. Вроде бы как сердечный приступ, но заключения он не видел. Да и похоронили Филипа на следующий же день после смерти. Впрочем, точно так же быстро и уничтожили следы от разрушенной лаборатории. А ведь Ортега ему врал про результаты работы криминалистов. И возможно, что даже фильтровал его почту. Вопросы нарастали как снежный ком и Пол все отчетливее понимал, что у него нет ни малейшего понимания, откуда брать ответы.

Пришлось вернуться к экрану монитора. Поисковая система, поиск. Бушленд. Поселение было основано еще 19 веке, земля была выкуплена за огромную по тем временам сумму. Так образовался поселок как временный пункт размещения колонистов. Так. Искали золото в неглубоких шахтах. Постоянный статус поселения получил только в 20 веке. Опять не то. По переписи 2000 года население всего 130 человек. Администрация два человека, двое полицейских. Опять мимо. За последние три года — всплеск насилия, убито семь местных фермеров, землевладельцев. Так. К землям в округе Бушленда присматривается японский финансовый конгломерат. Геологи обнаружили запасы родия и урана в шахтах около Бушленда. Отставной военный Эбби Уильямс выбран шерифом Бушленда, так, два с половиной года тому назад. Прошла ярмарка-выставка сельскохозяйственных животных в Бушленде, победитель выиграл новый трактор «Готчкис 232» с сеялкой.

- Стоп! — почти прокричал Пол и ударил себя в поцарапанный лоб раскрытой ладонью.

Инспектор спешно открыл новое окно и постарался найти информацию о рудниках в Бушленде. Уран там находили и раньше, но запасы очень бедные. А вот о родии ничего в сети не было, кроме той короткой заметки. Пол покопался еще и выяснил, что родий, весьма редкий и очень ценный, в последнее время, металл. Его залежи труднодоступны и располагаются в очень нестабильных с политической точки зрения регионах, хотя металл имеет высокий спрос в среде биомеда. Голдфинч поискал котировки на родий и даже присвистнул от удивления.

- Ничего себе, да этот родий дороже золота и платины!

Настало время забить в строку поиска самого шерифа, теперь уже не только публичной поисковой системы, но и полицейских архивов. Обе системы не заставили себя долго ждать. Если публичная версия ограничилась скромной информацией о награждении героя за проведение неназванной операции в неназванном регионе, то внутренняя база полиции обладала куда более обширными сведениями. Итак, Эбби М. Робинсон, закончил с отличием технический университет, служил на флоте в спецподразделении, а еще точнее в научной роте. Участвовал в нескольких специальных операциях вне юрисдикции США. Имеет награды. Демобилизовался со службы в связи с нарушением деятельности капилляров.

- Стало быть, Эбби не просто причудливый старикан, а бывший спецназ, да еще и с мозгами. Интересно, в каких операциях он участвовал?

Но выяснить наименование и суть операций Полу не удалось. Даже полицейский архив не содержал подобных сведений. Тут нужно подключать ребят из АНБ, у них-то доступ есть даже к тому, к чему нет доступа ни у кого. Забавный послужной список еще не повод подозревать Робинсона, но Пол уже чувствовал себя на верном пути. Он как ищейка, медленно, но верно подбирался к сути, к той самой загадке, что он пытался разгадать последние несколько дней.

Наконец-то открылась кадастровая база, Пол хотел выяснить, где именно располагаются те самые шахты с ураном и родием. Он ввел запрос, открылась карта Бушленда и окрестностей. Вся земля была поделена на относительно крупные участки. У каждого было отмечено его предназначение. Где-то были только нефтяные поля, какие-то участки отдавались под сельскохозяйственные угодья, а где-то присутствовало смешанное использование. На кадастровом плане аккуратно были нанесены все здания и постройки в самом поселении. Пол без труда нашел и магазинчик, и полицейский участок, мимо которого он проезжал. У каждого домика и у каждого участка был подписан законный владелец, площадь, дата вступления в законные права, а заодно и ставка налоговых отчислений. «Очень удобная система», — отметил Пол.

Оставалось только найти шахты. Но только Голдфинч подвел карту к тому месту, где раньше располагалась лаборатория, а на карте она все еще значилась строением с долгосрочной арендой фондом, то тут же обнаружились и шахты. Но что еще больше озадачило Пола, так это то, что владельцем всех участков вокруг была одна и та же компания, а вступила она в свои права в разное время, но относительно недавно.

Осталось дело за малым — выяснить, кто является владельцем компании «Военно-морское братство и товарищество».

- Пол!

Пол аж подпрыгнул в своем кресле от неожиданности. Он полагал, что в здании он совершенно один, а тут голос.

- Кто это?

- Это я, Эбби! — прозвучал откуда-то издалека ответ.

- Эбби, что вы тут делаете?

Пол спинным мозгом чувствовал опасность, но он находился в крайне невыгодных условиях. Его глаза ничего не видели во мраке огромного общего помещения офиса, несколько часов к ряду он пялился в монитор в поисках информации, да и настольная лампа не давала ему никаких шансов увидеть что-то за пределами светового пятна его рабочего стола.

- Да вот, решил вернуться. Проверить, как у тебя тут идут дела. Нашел что-нибудь?

- Да, нашел, — Пол крутился на стуле, стараясь по голосу определить направление, откуда говорил Робинсон.

- Да, и что же? Доказательства вины Фергюсона, надеюсь?

- Не совсем. Мне кажется, я напал на след истинного преступника. Шериф, вам ничего не говорит название компании «Военно-морское товарищество и братство»? — Пол аккуратно расстегнул кобуру и вытащил свой пистолет. Но в патроннике не было патрона, нужно передернуть затвор, очень тихо передернуть. Пол встал, стараясь не высовываться из-за мебели и компьютера.

- Да, мы организовали компанию, дабы помогать ветеранам военных подразделений специального назначения. Например, таким как мое. Мы рисковали своими жизнями, кто-то остался на поле боя. А никакого признания, никаких выплат ни самим ветеранам, ни семьям, потерявшим кормильцев.

- Ну конечно, знакомая песня, — Пол начал выполнять обходной маневр. — И как же вы хотите добывать на пропитание бедным сироткам? Уж не при помощи ли продажи родия?

- Пол, как только я увидел тебя, так мне сразу показалось, что вот, какой умный парень. Наверняка будут с ним проблемы. И я не ошибся. Если бы этот скупердяй Ортега не дал заднюю, то сейчас все было бы в полном порядке. А он испугался последствий перед пенсией. Дурак! Пришлось ему помочь встретится с давно усопшими родственниками. Немного химии и прощай Филип. Пол, еще не поздно перейти на мою сторону. Как это у вас говорят? Я тебе дам печенек...

Пол уловил едва слышимый звук взводимых курков. Их было два. Значит у шерифа ружье, двустволка, наверняка обрез с дробью или картечью. Стараясь совсем не шуметь, Пол аккуратно передернул затвор своего пистолета. Свежий латунный оболочечный патрон занял свое место в стволе.

- И что я буду там делать? Убивать людей и разрушать научные заведения? И все ради чего, ради наживы?

- Пол, да полно тебе, что ты в самом деле?

Инспектор случайно задел какой-то пластиковый стакан с карандашами, тот с грохотом упал на пол и покатился, издавая протяжный мерзкий звук. Не задумываясь Пол метнулся в противоположную сторону и тут же раздалось два выстрела, а затем звук перезарядки. Голдфинч удивился, что звука выстрела почти не было слышно, так только свист воздуха и все. А вот место, куда попали заряды, пострадало неимоверно. Столы и экраны между рабочими местами изрешетило. Он все же не ошибся, у Робинсона ружье, с двумя патронами. Попасть под такой выстрел — мало не покажется. Двенадцатый калибр штука чрезвычайно мощная. Но тут вопрос, сколько у шерифа патронов. Впрочем, проверять сей любопытный факт на своей шкуре инспектор уж никак не хотел. Но Рубикон перейден, теперь обратной дороги нет.

- Эй, шериф, плохо стреляешь, тем более для бывшего спецназа.

- И не говори, Пол. Старею. А ты покажись, может быть, я попаду немного точнее? Точно печеньки тебе не нужны?

- Шериф, а зачем вы застрелили Родригес? Вы ведь использовали именно это ружье, не так ли?

- А ты еще умнее, чем я думал, Пол. Действительно именно его я и использовал. А знаешь, почему криминалисты не нашли никаких следов пороха?

- Нет, шериф, не знаю.

Пол предпринял еще один маневр перемещения, но похоже, что его и ждал Эбби. Грянуло еще два выстрела, вдребезги разлетелся включенный монитор на рабочем месте и настольная лампа. Теперь из всего освещения в помещении был только свет, проникающий от уличного фонаря.

- Эх, сынок, мы такие патроны использовали для проведения операций, когда частично действовали в воде. Дробь, пуля или картечь, в пластиковом контейнере. Поражающие элементы выталкиваются под действием поршня. А все пороховые газы остаются внутри капсулы патрона. Просто и практично, можно стрелять под водой не опасаясь гидроудара, а на воздухе не нужен глушитель. И самое главное, нет никаких следов пороха. Да и ты спросишь про камеры видеонаблюдения. Обычная лазерная указка, есть в любом магазине для радиолюбителей. Посветил такой в объектив камеры и больше изображение она улавливать не в состоянии. Даже подходить близко не надо.

На этом грянул еще дуплет. Что-то с треском ударило по столу рядом с Полом. В момент перезарядки он решил переместиться подальше от старика с бесшумной шпионской берданкой.

- Да, Эбби. Очень умно. Наши эксперты точно не догадались бы. Так, что с Родригес? Зачем вы ее?

- Женщина обезумила от своей несчастной любви. Она хотела отомстить своему непутевому любовнику.

- Фарадею?

- Да нет же! Фергюсону! Она встречалась с Фарадеем, имела на него четкие планы, но этот недотепа Фергюсон спалил и ее и себя. Был жуткий скандал. Нужно было его удалить от Фарадея, чтобы он не маячил ему перед глазами. Тогда ей удалось бы снова приручить этого завидного жениха.

- И что, вы предложили ей свою помощь?

- Ну да, я предложил ей дискредитировать Фергюсона перед Фарадеем и особенно перед Були, который имел большие планы на их компанию. Она принесла мне магнитные ружья, интереснейшая штука, я тебе скажу. Мы планировали вывести из строя оборудование и подставить Фергюсона. Но этот дурачок Фергюсон вынашивал свой план мести Фарадею, он ему мешал добраться до денег инвестора. Что-то перехимичил он с оборудованием, хотя я уверен, что он не хотел убивать своего напарника… В общем, гений, как вы его называете, погиб как герой загубленный собственным же изобретением.

Эбби выстрелил еще раз. Ожидая момента перезарядки, Пол вскочил и направил пистолет прямо на Робинсона:

- Шериф, вы сказали достаточно, чтобы упечь вас за решетку. Бросайте ружье, руки за голову и кругом!

- Пол, ты помнишь, как я тебе рассказывал про ловлю преступника на живца? Метод превосходно работает и против таких хороших парней как ты. А теперь подумай, сколько раз я выстрелил в последний раз?

Пол даже не успел удивиться. Робинсон нажал на спусковой крючок, послышался удар курка по капсюлю, но никакой вспышки не последовало. Инспектор подумал, что осечка, но тут же почувствовал сильнейший дар в грудь. Его приподняло в воздух и отбросило на столы позади него. Голдфинч неуклюже ударился о них спиной, завалился на бок и как мешок с картошкой осел на пол.

- Вот и я говорю, что ополоумевший полицейский, с плохим послужным списком укокошил ценного ученого, одного из двух. Последнего. Причем самым жестоким образом. А мне нужна была всего лишь земля! Уильямс не мог продать ее мне, пока на ней существовала лаборатория. Да и упразднить он ее не мог, так как появился инвестор!

Эбби разрядил ружье, достал использованные патроны, развернулся к выходу, но тут он почувствовал, что ему под заднее ребро упирается дуло пистолета.

- Шериф, вы в пылу своих нравоучений, совсем позабыли про то, что я из города, где полицейские по долгу службы носят бронежилеты. И да, вы мне похоже переломали половину ребер, но при этом я жив и у меня в руках заряженный пистолет.

- А ты не так прост, как мне поначалу показало…

Эбби не договорил, но ловким движением вывернулся из-под дула пистолета, и со всего размаха ударил Пола по шее, затем последовал еще один удар раскрытой ладонью в грудь. Пол физически ощутил, как сломанные ребра протыкают легкие, а сердце останавливается потому, что ему не осталось места где можно биться.

- Вот видишь, ты уже лежишь на полу и не можешь даже вздохнуть. И это сделал странный старик, который все время мерзнет, — Эбби нервно захохотал и поднял ногу для завершающего удара.

Прогремел выстрел. В помещении он прозвучал просто оглушающе. Но только не для шерифа. В его лбу образовалось свежее отверстие, из которого засочилась капелька крови. Грузное тело зашаталось и бесформенно осело рядом с раненым инспектором Полом Голдфинчем.



Конец вечной энергии: Один комментарий

  1. Уведомление: Конец вечной энергии | Многобукфф

Добавить комментарий