История Натальи Веревочкиной невероятная, но возможная

История Натальи Веревочкиной невероятная но возможнаяГлава 1

- Дедуль, ты у меня прямо такой хороший-хороший! – Ната обняла старика за морщинистую шею уткнувшись лицом в седую неорганизованную бороду.

- Ой, Ната, да ты что! – старик покачнулся и отшатнулся под бурным напором внучки. – Завалишь меня так! Осади! Осади говорю!

Непокорная внучка еще некоторое время потискала деда за бороду, как будто это вовсе и не дедова борода, а теплый и пушистый животик плюшевого кота. Вдоволь наигравшись с растительностью на лице своего пращура, девятнадцатилетний подросток, студентка дизайнерского колледжа с разбегу плюхнулась на тахту. Она немного поерзала на месте и основательно смяла цветастый плед верблюжьей шерсти. Дед привез его еще с Союза и ни в какую не желал с ним расставаться. Прекратив вертеться, Ната раскинула длинные руки по спинке тахты из мягких валиков, закинула ногу за ногу и уставилась на деда, нервно выписывая в воздухе правой туфлёй окружности.

- Ну, чего уставилась, егоза? – спросил дед, аккуратно присев на краешек стола. Привычкой усаживаться на стол или подоконник, оставляя одну ногу твердо стоять на полу, дед овладел еще в первые годы после эмиграции. По его мнению, так он не будет выделяться перед местными.

Ната не ответила, а только поправила оборки на коротенькой юбочке, прекратила вращать ступней и еще пуще вперилась взглядом в деда.

- Да ладно, говори уже! Почему глаза у тебя такие масляные? Влюбилась? – дед прищурился, наклонил голову и плотно сжал губы словно показывая, что не промолвит ни слова более.

Ната помедлила, опустила глаза, еще раз тщательно оправила все складочки, а затем резко вскочила и слегка подпрыгнула: «Дедушка! Я познакомилась с замечательным парнем! Ты прав как всегда!»

- Тише, тише, пол проломишь мне, – поспешил успокоить дедушка внучку глядя на прогибающиеся под весом молодого и здорового тела доски, – так мне и придется жить в одном пространстве с миссис Хаарп. А она тетка превредная!

- Дедуля! – Ната не только не обратила никакого внимания на брюзжание хозяина квартиры, но и закрутилась волчком. – Неделю тому назад я встретила его! В кафе в соседнем квартале от колледжа! Мы туда постоянно ходим с девчатами попить кофейку, да съесть круассан. А тут я пошла одна, Джоли и Марго должны были подойти попозже. А там он! Высокий, атлетически сложенный, русые волосы. А какая у него осанка! Сразу угадывается аристократ!

- Да кто он-то? – не выдержал дед, и схватив Нату за руку, усадил ее обратно в скомканное покрывало на тахту.

- Боб! – Ната постепенно начала возвращаться в чувства. – Он так на меня взглянул, что я поперхнулась кофе, а он подошел и помог мне.

- Что? Постучал по спине? – недоверчиво осведомился хозяин квартиры.

- Да нет же! – Ната опять взвилась с тахты. – Подошел сзади, обнял меня своими руками за живот и с силой надавил. Из меня все застрявшее и вылилось. Вот так мы и познакомились.

Выпустив на волю пар своих эмоций, она расположилась на тахте словно прилежная школьница и продолжила свой рассказ: «Потом мы еще несколько раз встречались в том же кафе. Он учится в частной школе где-то там неподалеку. А вчера он пригласил меня в Ротари клуб! У него там родственники или что-то такое. Там, наверное, так классно!»

Читать далее ...



Писатель писателя видит издалека или встреча с Александром Иваниным в московской привокзальной чебуречной

Однажды, мрачным и дождливым вечерком, в кафе с чебуреками на Белорусском вокзале, что предлагает свои услуги многочисленным пассажиром в Москве, встретились два писателя. Познакомился я с Александром Иваниным совершенно случайно. Бывает, что занимаясь бизнесом, общаешься с огромным количеством людей, и некоторые из них, помимо основного своего занятия, являются еще и обладателями интересного хобби. Так произошло и в этот раз. Один мой закадычный коллега по финансовой сфере свел меня с человеком, которому могут быть интересны некоторые начинания, над которыми я в настоящее время работаю. Слово за слово и оказалось, что Александр Иванин непросто бизнес-коллега, но и обладатель такого же хобби, как и я. В свободное от трудового бремени время Александр пишет книги. И не просто пишет, но и успешно публикуется.

Встреча писателей. Слева Владислав Кравченко, справа Александр Иванин.

Встреча писателей. Слева Владислав Кравченко, справа Александр Иванин.

Ну а если подвернулась такая замечательная возможность, то почему бы не пообщаться с «коллегой по цеху» на интересующие обоих темы? А именно обсудить то, как создаются произведения, книги. Тем более что можно рассказать друг другу про трудности, возникающие на неловком писательском пути, а если еще и понять, как они решаются у коллеги, то подобный обмен знаниями, вообще, бесценен. Ведь это опыт, которым делятся, суть основы культуры человека. Забегая вперед отмечу, что чебуреки, несмотря на непритязательность интерьеров обычного кафе, оказались совсем недурными, а общение по обоюдному согласию трансформировалось в интервью. Где Александр Иванин, современный писатель, отвечает на не менее современного писателя вопросы. Мои то бишь. Итак, поехали!

Александр, я знаю, что у вас уже написано несколько книг и рассказов. Что побудило вас к писательскому творчеству? Как вы пришли к тому, чтобы начать писать? Что послужило тем самым толчком, после которого вы вдруг поняли, что дальше жить без творчества уже нельзя?

Мне просто захотелось писать. В один прекрасный день, я сел и просто начал писать. Я помню, что лежал на диване, взял ноутбук, и написал первую строчку, , а затем понеслось: я не смог остановиться… Я писал в любую свободную минуту, писал в электричке, писал в метро, писал сидя в ожидании приёма какого-либо чиновника или в поликлинике, писал на работе в краткие минуты отдыха, которые раньше тратил на серфинг в интренете.

Вообще, если честно, то все началось со сна. Мне снился сон и в моем сне, я сам себе начал говорить литертаурный текст, который так и просился на бумагу. Утром я проснулся, и с сожалением обнаружил, что я ее уже не помню. А потом, пытаясь вспомнить утерянное ночное озарение, я просто сел и начал писать.

Но подтолкнуло меня к этому творчество Андрея Круза. Его книги мне пришлись по вкусу. Они оказались для меня настоящим открытием, когда я впервые с ними познакомился. Книги его зомби-тематики раньше для меня были малоинтересны. Как правило, произведения про зомби некоторыми считаются эдаким третьесортным жанром, хотя, с другой стороны, те же самые фильмы Ромеро или романы Круза — работы весьма и весьма высокого уровня. Их интересно читать, а уж как переживаешь за героев в кинофильмах Ромеро, я даже и рассказывать не буду. Да, во всех них есть какие-то спорные моменты, они зачастую обладают скандальной репутацией, но меня книги Круза серии «Эпоха мертвых» заинтересовали сразу же, с первых страниц, кадров, и интересуют до сих пор. И со мной солидарны читатели, сам рынок диктует то, что нравится потребителям. Круз и Ромеро популярны.

Мое первое произведение я написал под вдохновением книг Круза. Да, кстати, у меня нет рассказов, я начал писать сразу в крупной форме и первым моим творением стал роман «Антизомби». Я сразу же, после окончания процесса написания, разместил книгу в сети интернет. И эта книга, к моему изумлению, вызвала очень бурную реакцию. Пользователи стали активно обсуждать мое творение. После такого неожиданного успеха я приступил к написанию продолжения и задумался о том, что в постапокалиптической литературе постоянно говорится о людях, которые обладают какими-то навыками. Они молоды, здоровы, вооружены до зубов и вступают в активное противостояние ставшему враждебным миром. В обсуждении первой книги, один из моих читателей выразился, что подобные персонажи летят к успеху, как дерьмо по трубам. Сравнение, конечно, нелицеприятное, но вполне точно отражает ситуацию. А мне захотелось понять, если что-то произойдет, то в критической ситуации окажутся не только супергерои, но и обычные люди. В произведениях Круза таких называют балластом. Это люди, которые не смогли социализироваться, которые не смогли найти свое место в новой обстановке. И я стал потихонечку исследовать жизнь обычного старого человека, прожившего жизнь, с лучшими годами уже в прошлом. Я хотел понять, как он будет действовать, как выживать в критической ситуации.

В результате это было не просто интересно, а оказалось настоящей находкой. Так на свет появилась книга «Старик». Которую я разместил на сайте «Круз Worlds». Мою книгу прочитал сам Андрей Круз, ему понравилось, он мне незамедлительно написал отзыв, мол читать интересно, но и привел несколько замечаний. Поэтому я переделал окончание и несколько глав в книге. В итоге, с подачи Андрея, я отправил «рукопись» в издательство «Альфа-книга». К моей великой радости, через месяц ко мне пришло предложение от издательства о том, что книгу можно напечатать. Вот так и я стал настоящим писателем.

Расскажите, каким образом у вас появляются идеи для произведений? Это внезапное озарение или планомерное развитие предыдущих тем?

Я люблю фантазировать. Я люблю представлять и прокручивать различные ситуации, в которые могу попасть не только я, но и другие люди. Мне всегда были интересны люди. В абсолютно посторонней обстановке, в электричке, на остановке, в магазине, где угодно, я замечаю людей. Вот смотришь на человека и понимаешь, что он тебя чем-то цепляет. Сразу же стараешься в этом разобраться, почему тебе этот человек чем-то интересен. Стараешься додумать, кто этот человек, чем он живет, что он хочет получить от жизни, о чем он мечтает. Смотришь на него и стараешься представить какой это человек, как он прожил свою жизнь. Для меня это очень интересно и увлекательно. Собственно говоря, многие мои сюжеты родились именно из таких вот наблюдений и попыток понять совершенно незнакомого человека.

Написать книгу не простое дело, сколько времени у вас уходит на одну книгу и как построен процесс написания, редактирования, переработки?

На одну книгу у меня уходит от трех месяцев и до полугода. Почему такой длительный срок? Ну, давайте сразу определимся в том, что мое писательское ремесло для меня, в настоящий момент, всего лишь хобби. Я получаю от него удовольствие. Когда-то я больше пишу, когда-то меньше. У меня есть семья, есть основная работа, есть какие-то иные увлечения, например, катание на велосипеде, прогулки с собакой. Но тут нужно учитывать, что сначала я пишу в голове. Я придумываю всю ситуацию, например, вот сейчас, я придумал полностью всю книгу в голове, от самого начала и до конца. И только вчера я начал ее писать, перекладывая свои мысли в электронный текст.

Самое тяжелое для меня это редактирование, конечно же. Написать книгу для меня — относительно легко, я пишу быстро, а вот редакторский труд… Когда начинаешь редактирование, то исправления ошибок с синтаксисом, пунктуацией, искоренение стилистических несоответствий, повторов, то все это дается с трудом. В процессе редактирования перечитываешь книгу несколько раз, и тут возникают какие-то новые сюжеты, новые, ранее непонятые взаимоотношения и ходы, находишь логические ошибки. А что-то подсказывают читатели на сайтах. В результате все эти замечания вносишь в свою «рукопись». Тут очень помогает интернет и его пользователи. Такие добровольные помощники явно указывают на слабые места, что им не понравилось. Я сотрудничаю с людьми, которые достаточно активно комментируют мои книги, и я специально отсылаю им первые версии «на поругание». Они их читают, где-то ругают, где-то, наоборот, хвалят. Но в основном я на критику реагирую адекватно, а замечания, вообще, приветствуются. Критики очень сильно помогают мне в моем писательском труде.

В ваших произведениях, в том числе, встречается и очень широко тема зомби и прочей нечисти. Не кажется ли вам, что она уже исчерпала себя? Ведь мы знаем, что зомби в популярной литературе появились лет так 60 тому назад и выглядели как люди с внешним управлением колдуна. А потом, постепенно, они стали «мутировать» и уже дошли до предела, основываясь на научном факторе вирусных пандемий. Как вы думаете?

Мне интересно было писать про зомби, поэтому я про них и писал. Совсем недавно я закончил книгу «Энергетические вампиры», там нет ничего про зомби. Книгу я отправил в издательство и жду ответа. В целом я постепенно смещаюсь в сторону техногенной фантастики, где мир уже не столько апокалиптичен. Интересна для меня и тема про солдатов-наемников из будущего, которые воюют и выполняют задания на боевых машинах, роботах. Вот такая тема сейчас находится в моей разработке. Вообще, сюжетное поле — непаханое. Главное, чтобы было самому интересно.

Выгодно ли нынче быть писателем? Получаете ли вы какой-то ощутимый доход от деятельности писателя или же это одни сплошные расходы?

Писательство, на самом деле, на моем уровне это ремесло для души. Я знаком с издателями, активно с ними общаюсь. Начнем с того, что сами издатели сейчас переживают далеко не лучшие времена. По сути дела, если сейчас запустить конвейер по изданию книги, то на выходе из издательства ее стоимость будет порядка 70–80₽. Сети накручивают в среднем 100–150%. Если тираж книги составляет всего пять тысяч экземпляров, то несложно подсчитать, что издательство зарабатывает не так уж и много, порядка 350 тысяч рублей. Из этой суммы издательство выплачивают гонорар автору, около тридцати–пятидесяти тысяч, еще есть корректоры, редакторы, содержание аппарата издательства, печатники с типографией. Соответственно имеем небольшие доходы издательства и как следствие скромную выручку самого писателя.

Доходность писателя, прежде всего, зависит от его популярности и тиражей. Чем известнее писатель, тем выше у него тиражи и соответственно больше доход. Соответственно, если Белянин может зарабатывать себе на жизнь своим ремеслом, то я пока не могу себе этого позволить. По крайней мере, такое желание у меня есть и в будущем, я думаю, что смогу выйти на достойный уровень оплаты.

Меня всегда удивляли люди, которые пишут на форумах, мол я писал книгу четыре года, а мне за нее заплатили какие-то там 25–30 тысяч и жалуются в ключе: где же справедливость? Ребята, понимаете, что если вы пишите книги в расчете на их публикацию, продажу и извлечение дохода, то это ваше творчество — тоже товар. И здесь работает давно известный закон рынка: товар–деньги–товар. Если ваш товар никому не нужен, то у него не будет сбыта. А если есть сбыт, то будет и доход. Это в системе Маркса — мерилом работы является усталость рабочего. Мы живем не в теории, а в реальности и тут действуют немного другие закономерности. У нас современное рыночное общество. И цена произведения автора у нас определяется тем как хорошо он продается, как хорошо его покупают. Вот и все.

Относите ли вы себя к Граммар-наци? Допускаете ли вы существование ошибок в тексте?

Ну, начнем с того, что у меня оценки по русскому языку в школе редко поднимались выше «тройки». Ну, не вижу я своих ошибок в написанном тексте. По складу ума я математик и точные науки у меня превалируют хотя философия тоже мой конек, да и учился я в техническом ВУЗе. Так что все, что касается грамотности, то тут даже, несмотря на то, что я всегда любил читать, я не очень любил писать... В общем, я барахтался в районе тройки. Русский язык для меня был тяжелым предметом. Сейчас мне помогает интернет, Word, а также замечательная программка Орфограммка.ру. Ну и, конечно же, мне помогают мои читатели. Вот среди них, кстати, попадаются настоящие Граммар-наци, которые очень-очень сильно ругаются и тем не менее очень помогают.

Кстати, Орфограммка.ру меня выручает очень часто. Я сознательно перешел на платную версию, потому что, скажем так, халява — это прекрасно, но люди, занимающиеся развитием сервиса, вкладывают свой труд в этот проект. А я считаю, что любой труд должен оплачиваться. Поэтому использовать платную версию сервиса — справедливо и обосновано, тем более что цены у них копеечные для такого продукта. И если мне это помогает в работе, то почему бы и не заплатить.

Читаете ли вы произведения других писателей, кроме Круза? Назовите несколько наиболее любимых писателей или произведений.

Естественно. Самый мой любимый писатель — мой земляк Василий Макарович Шукшин. Причем я считаю, что больше всего у него мне нравится короткая проза. Я вот не могу писать рассказы, если я начинаю писать рассказ, то меня разносит, я представляю историю героев, их будущее, и в результате все равно получается роман. А вот у Шукшина есть талант давать идею произведения коротко, четко и ясно. Просто феноменальный талант. И если у кого-то есть возможность — почитайте его сборник рассказов «Осенью». Для меня он стал настоящим откровением, когда я его прочёл. Да, ознакомился я с Шукшиным уже в зрелом возрасте.

Если про остальных писателей, то, разумеется, это классика. Российская классика и нероссийская классика. Очень люблю произведения Джека Лондона. В моих книгах очень многое перекликается с произведениями Лондона. Из современных авторов ну, разумеется, кто-то считает его сочинителем маргинальной литературы, кто-то нет, безусловно — Пелевин. Пелевина — люблю, поскольку это всегда что-то новое, всегда оригинальные события и феноменальный язык. Других писателей уровня Пелевина в современной России я просто не вижу.

Помимо Пелевина, с удовольствием прочитал Минаева, его «The Телки», «Духless». Человек пишет о нашей жизни так, как оно есть, о том, что происходит в жизни менеджмента среднего звена. С удовольствием прочитал роман Колышевского «Откатчики», про современных крыс.

Самое интересное, что у меня жена увлекается произведениями Пауло Коэльо, но я не смог его прочитать. Я не вижу в нем никакой путеводной звезды, никакого маяка на который стоило бы ориентироваться. Он модный писатель, да, пишет интересно, но не более того. Кто еще? Конечно, Набоков. И даже если не касаться его скандальных произведений, то он пишет просто исключительно. Разумеется, люблю еще классические рассказы Зощенко. Из русских признанных классиков отдельно хочу упомянуть Достоевского, он очень тяжело мне доставался. У него непривычно трудно идет завязка самого сюжета. Например, тот же роман «Братья Карамазовы», я читал трижды. Первый раз был в школьном возрасте, второй в возрасте тридцати лет, тогда прочитал его уже с интересом. Но особенно меня он впечатлил, когда я читал «братьев» года два тому назад. Уже в зрелом возрасте и спокойной обстановке.

Ассоциируете ли вы себя со своими героями в ваших произведениях? Или может быть другие персонажи, так или иначе, списываются с реальных людей из жизни?

Разумеется! Большинство писателей грешат как раз тем, что пишут именно о себе. О себе, своих друзьях, о том, что видят. Мне в этом плане проще, поскольку в своих произведениях я отражаю жизненные ситуации, в которых я был участником либо наблюдал со стороны. Во всех своих героях я нахожу какую-то часть себя. Но самое главное — я прописываю людей. Потому что люди мне интересны, и я предпочитаю писать именно о человеке. Практически все мои герои имеют своих реальных прототипов. За счет этого обеспечивается живость персонажей, их многомерность и реальность происходящего на сцене. Мне иногда пишут, что узнают в моих героях своих друзей и знакомых, врагов и прочих.

Испытываете ли вы трудности при удержании сюжетной линии в длинном произведении? Если да, то какими средствами пользуетесь?

Очень большие трудности! Например, про мой роман «Старик», мне многие писали, что мол, дружище, у тебя получился винегрет: мешанина сюжетных линий, героев, событий. А проблема в чем? Как я пишу. Я очень старательно придумываю персонажей. Мне интересен не только их характер, но и то как они жили, что у них происходило в прошлом, как они взрослели, какие у них были планы на будущее. И в итоге я придумываю персонажа с полноценной историей, я вижу всё его прошлое, настоящее и будущее, вплоть до отдельных сценок. Я понимаю и чувствую, что ему нравится, что не нравится. Весь герой для меня как под рентгеном. И когда я переношу характер героя на лист бумаги, то меня начинает уносить немного в сторону. Я начинаю подробно описывать его жизнь и все, что я придумал, я стараюсь выплеснуть на бумагу. И получается, что произведение уходит в сторону, отвлекаясь от основной линии в повествовании.

Иногда получается так, что находишь что-то новое в сюжете и получается, что сюжет меняется. Если вернуться опять же к роману «Старик», то такой второстепенный персонаж, как Иваницкий, чисто эпизодический, смог вытянуть целиком вторую книгу. И для меня это стало удивительным открытием!

Получалось ли так, что ваши герои на страницах вашего произведения начинали жить собственной жизнью и сопротивляться воле писателя?

Я начну с того, что мои персонажи всегда живут собственной жизнью. Я придумал человека и все. Я придумываю среду, в общих чертах придумываю обстановку, ситуацию. И пускаю туда своих героев. И соответственно они там варятся, существуют. Я очень хорошо представляю их реакцию на внешние изменения. И единственное, как я влияю на их поведение — ввожу какие-то неизвестные, играю роль демиурга. Либо возникают какие-то дополнительные обстоятельства типа роялей в кустах.

Ваше отношение к плагиату? Должен ли быть писатель полностью оригинальным? Или же допускается пропустить чужую идею через призму своего ви́дения? (примеры, присоединения к чужим мирам, или же вариации на тему де Лакло «Опасные связи»)

Не задумывался об этом. Если подключаться к другим мирам, например, к Крузу или другим фанфикам, я это я воспринимаю положительно, тем более, если говорить о Крузе, то у него замечательный мир. Он написал отличную серию произведений, шесть книг. Но он категорически отказывается писать туда еще что-то, в этот, созданный мир. А людям хочется получить больше, что-то там узнать, лучше понять созданный мир. Поэтому на свет появляются просто великолепные фанфики, сопоставимые с произведениями оригинального автора. Читателям они приходятся по душе, их интересно читать. Например, «Злачное место» Шпырковича и, разумеется, книги Бориса Громова. Это человек, который служит в ОМОНе и который имеет реальный боевой опыт, он очень много написал на эту тему. Есть у каждого писателя свои особенности, они и привносят новый дух в уже существующие миры. Вот такое мое субъективное мнение.

Традиционный вопрос: каковы ваши планы на ближайшее будущее?

Хотелось бы издать своих «энерговампиров», поскольку книга самому понравилась. Сейчас складывается уникальная ситуация, даже если издательства не берутся за издание бумажной книги, то для писателя всегда есть возможность выпустить напрямую электронную книгу. Мне уже приходило достаточно много предложений из этой области. Бумага, к сожалению, потихоньку уходит с полок магазинов. Кстати, есть предложения по изданию моих аудиокниг, поэтому постараемся все эти планы реализовать.

Чебурек оказался вполне вкусным!

Чебурек оказался вполне вкусным!

На этом небольшое интервью и закончилось. Писатели дожевали свои чебуреки и поспешили по своим делам, с твердым намерением встретиться еще как минимум один раз.



The Story Grid by Shawn Coyne. Или как подготовить интересную книгу.

Однажды я целенаправленно искал информацию о том, как писать книги. И наткнулся на книгу редактора, издателя, литературного агента и писателя о том, как проверять написанное и публиковать истории, которые работают. И вот, что из этого получилось (аккуратно, очень много букв).

The Story Grid by Shawn Coyne

The Story Grid by Shawn Coyne

Читать далее ...



В поисках потока (счастья, успеха, воодушевления …) — программное обеспечение для проведения исследований по методу выборочного фиксирования опыта

Поток. Работа неизвестного автора.Прочитав и осознав книгу Михая Чиксентмихайи (Mihay Chiksentmihayi) «В поисках потока» (Finding Flow: The Psychology of Engagement With Everyday Life) 1998 года издания, я решил не писать обычный свой обзор, дескать, книга путевая, рекомендую с ней ознакомиться для более удобного и продуктивного самокопания. Но как оказалось, тема, затронутая Михаем, намного более интересная, чем просто очередная рекомендуемая книга. Книгу я, безусловно, рекомендую к прочтению, благо она написана очень простым языком и приятна для понимания. Более того, текст издания, буквально пестрит различными разумными высказываниями так, что я не могу удержаться и приведу многие из них уже в своем изложении ниже. И собственно за книгой, вернее за тем небольшим исследованием, что было осуществлено немного погодя, я осознал, что тема «потока» немного интереснее, нежели просто книга. Чем и хочу поделиться со своим читателем. Итак, приступим.

Читать далее ...



Построение бизнес-моделей

Типовой шаблон модели Business Model Canvas

Типовой шаблон модели Business Model Canvas

В бизнесе я не новичок. Даже скорее уже старичок. Но случайно увидав на столе одного коллеги книгу Александра Остервальдера и Ива Пинье с емким названием «Построение бизнес-моделей», мое сердце застучало сильнее. Книга привлекла мое внимание не только наименованием, но и необычным форматом, заинтересовав меня окончательно. И вот, чуть менее как неделей позже, с горящими глазами я уже рыскаю по просторам глобальной сети в поисках дополнительной информации по изложенному в книге предмету.

Дело в том, что несмотря на наличие бизнес-образования и недюжинный кругозор, в моей копилке знаний нет способа формального и высокоуровневого описания работы компаний и организаций. В моей практике почему-то всегда встречались подробные, но совсем ненаглядные способы описания компаний. В многостраничных документах, обычно именуемых бизнес-планами, с упорством белого носорога, взрослые люди упражняются в рисовании запутанных блок-схем, хитроумных таблиц и малопонятных текстов из множества пунктов. И все это только ради того, дабы хоть как-то описать что именно будет делать компания на рынке.

Особые эстеты, и я в том числе, даже запускают в дело тяжелую артиллерию в совокупности с BFG900 пытаясь хоть как-то описать компанию. Тут я имею ввиду модель, построенную на принципах Cash Flow. Да, она хороша дабы рассчитать возможный кассовый разрыв или же высчитать ожидаемую прибыль с учетом дисконта. А при должном усердии ее можно детализировать до уровня, когда считаются вообще все расходы и потенциальные доходы. Но даже такой подробный масштаб не дает общего и самое главное понятного плана, видения будущей или существующей компании. Нельзя взглянув на такую диаграмму взять и понять, что же именно будет делать компания, на какого клиента ориентировать и как сбывать свои услуги. Прочитав же несколько десятков страниц нудного текста и вовсе забываешь о том, что там было вначале.

С таким подходом очень тяжело договариваться со своими партнерами, акционерами, учредителями и инвесторами. Однако, как оказалось, есть такой способ, способный помочь оказаться всем на «одной странице» и без особых усилий понять, что к чему. К моему удивлению, пробороздив просторы великого и могучего русскоязычного сегмента Интернет, я обнаружил, что тема моделирования бизнеса нам почти неизвестна. Даже если обратиться к Википедии, то в ней есть англоязычная страница о Business Model Canvas, но у нее нет русскоязычного аналога. Да и просто поиск в Яндексе не дает чего-то осмысленного. Так, мелкие всплески, да жалкие разбегающиеся круги по поверхности. Неужели, в стране, с вековыми традициями предпринимательства и десятилетиями развития бизнеса, у нас отсутствует культура по описанию того как работает ваша компания?

Читать далее ...



Живая цифра — 2013

a981215518b9f96e30c4a31382777df2[1]Читая книгу Дэна Маргулиса про PPW и обсуждая ее материал в блоге автора, я случайно наткнулся на комментарий Павла Косенко, причем комментарий был одним из первых к записи о том, что сам Маргулис выпустил свою новую книгу. В том далеком, 2013 году, Павел выпустил свою книгу, посвященную управлению цветом в фотографии. Комментарий меня заинтересовал. И вот, уже в нынешнем году, спустя несколько лет после публикации, у меня все же дошли руки ознакомиться с творением Павла. Так уж получилось, что перед книгой «Живая цифра», я достаточно подробно изучил крайний труд Дэна Маргулиса по процессу PPW и невольно сравнивал обе эти книги.

Павел Косенко человек, безусловно, талантливый, а если посмотреть на его биографию, то и творческий. А что получается, когда соединяется способность творить и неограниченный талант? Тогда на свет появляются шедевры. Впрочем, я наблюдал за фотографической деятельностью Павла и могу отметить, что он добился весьма и весьма впечатляющих успехов на этом поприще. И видимо, развившись до определенного уровня развития, повинуясь внутреннему неминуемому чувству менторства, Павел решил вылить на страницы книги свои знания и свой опыт в фотографии. Конечно, выплеснуть все свои знания в рамках одной книги невозможно, она будет содержать тысячи страниц, впрочем, и закончена она тоже не будет никогда, ведь по мере написания, придется вносить коррективы в уже написанные главы. Опыт-то не стоит на месте, его поклажа только увеличивается с годами.

На сайте одного из онлайн-магазинов некто из читателей, весьма нелестно отозвался о книге, дескать, в ней мало советов начинающим фотографам, а для профессионалов лишний раз повторять прописные истины не стоит. Более того, анонимный автор жаловался, что ценного материала в книге «кот наплакал», а большая ее часть посвящена raw-конвертеру RPP, который выпускают друзья Павла. Такой мощный отзыв лишь только подхлестнул мой интерес к книге.

Читать далее ...



Заплатка

Заплатка. 2016

Заплатка. 2016

*** Эпизод 1 ***

Шоппинг — занятие для искушенных. За покупками можно ходить как на торжество, как на некий священный ритуал, а заодно и снимать накопившийся стресс. А совершение покупок в комфорте можно смело считать за удвоенный праздник и расслабление вдвойне, даже несмотря на физическую усталость. Именно для таких людей, угодливый бизнес еще в прошлом веке, начал строить огромные торговые центры, где можно бродить часами, рассматривать витрины магазинов, примерять мириады обновок и даже подкрепляться время от времени чем-нибудь вкусненьким.

Подобные крупные торговые центры были построены в крупных городах каждого из штатов, не стал исключением и Сан-Хосе. На огромной территории городской агломерации Большого Сан-Франциско бизнесмены воздвигли с пару десятков молов, два из которых уютно разместились в городке Сан-Хосе, части Большого Сан-Франциско.

Нельзя сказать, что Сан-Хосе, такой уж и большой город. Множество некогда бывших селений и мелких городков слились в единой низкорослой городской застройке Большого Сан-Франциско. Санта Клара, Саннивейл, Маунтин Вью, Пало Альто, Купертино и множество других городков нынче выглядят и существуют как один большой город, зажатый между горами и заливом Сан-Франциско. Между ними нет ни границ, ни особого разделения. Только небольшие таблички возвещают путников о том, что он пересекает границу и попадает из одной административной единицы в другую.

Самый популярный мол в Сан-Хосе, конечно же, торговый центр «Гиперплекс». На трех этажах с блестящим полом и кондиционированным воздухом, сосредоточилась около двух сотней больших и средних магазинчиков. И чего тут только нет. Продукты питания, одежда, товары для охотников, спортсменов и любителей домашних животных.

Зоомагазин должен находиться, просто обязан присутствовать, в любом уважающем себя торговом центре. Ведь такие магазинчики — настоящие магниты для детей. А где дети, там и их родители с тугими кошельками и безлимитными кредитными картами. Зоомагазины традиционно размещаются в местах с наибольшей проходимостью, а витрину они заполняют клетками и загончиками с милыми зверушками. Котята, щенята, маленькие еноты, крыски и хомячки так и притягивают взгляды всех шествующих мимо.

Магазин с животными можно найти не только по толпе умирающих от восторга детишек, прилипших носами и щеками к стеклянной витрине, но и по стойкому аромату корма для животных. Неизвестно из чего его делают, но запах от пакетов с едой распространяется на десятки метров вокруг. Плотные мешки с «хрустиками» стоят бесконечными рядами на полках и полах зоомагазинов, запах отвратительный, но животным нравится, а их хозяева вынуждены регулярно покупать его для своих питомцев и мириться с источаемым ароматом. Итак, чуть только попав в лапы хищной индустрии по продажам домашних животных, иными словами, пойдя на поводу своего спиногрыза, с каким-нибудь хомячком или котенком, взрослые, вполне адекватные люди, начинают выкладывать сумасшедшие деньги не только ради прокорма нового члена семьи, но и за различные аксессуары для него же. Тратя за год в десятки, а то и в сотни раз больше, нежели отдали за самого зверя.

И вот, возле подобной витрины, упершись лбами в прозрачное стекло и в окружении других покупателей, стоят отец и сын. Отца зовут Максимильян Адамски, ему всего 33 года, золотая пора, в таком возрасте бы жить на полную катушку, но ранний брак и ребенок превратили некогда лихого парня в примерного, как говорят в таких случаях, добропорядочного, семьянина. Несмотря на некоторые размолвки со своей дрожащей половиной, Макс, а именно так его зовут большинство его знакомых и близких, неимоверно обожает свою семью. И особенно дорожит своим единственным сыном Томасом. Собственно, именно он, десятилетний школьник, стоит рядом с отцом и буравит глазами клетки со спящими комочками шерсти.

Читать далее ...