Первая кровь (1972) versus Первая кровь (1982)

В последнее время мне нравится сравнивать оригинальные литературные произведения и их экранизации. В копилку подобных опусов уже попали «Нечто» и «Пролетая над гнездом кукушки». Все эти труды, что литературные, что их воплощения на экране достаточно стары, некоторым из них лет больше, чем мне, и по этому очень интересно их ставить в один ряд и подмечать различия. Вот и на этот раз в мои руки попало два образчика «классической» американской действительности: роман Дэвида Моррелла и кинофильм Теда Котчеффа.

book cover, first blood, книга, обложка, первая кровь, рэмбо

Суперобложка First Blood

Впервые я познакомился с Рэмбо еще на видеокассетах. Официально в СССР фильм не прокатывался, по крайней мере, для широких масс, но на «домашнем видео» кинокартины с Сильвестром Сталлоне пользовались повышенной популярностью. Еще бы, резкий парень из народа, пробившийся на большой экран и снискавший небывалый успех. А милиция ловила по вечерам незадачливых киноманов и наказывала с просмотр антисоветской продукции. Как гласит легенда, поздним вечером, по улицам города прогуливался наряд дружинников с милиционером и смотрел, у кого из граждан после окончания трансляции официального телевещания, окна освещались «танцующими» тенями от «ящика». С большой долей вероятности, там смотрели видео. И наверняка не одобряемое советской идеологией. Группа поднималась на этаж и с лестничной клетки отключала электричество в квартире. Без электроэнергии вытащить видеокассету из видеомагнитофона нельзя от слова совсем никак, хозяин выходил на лестницу, где его и брали под белы рученьки и вели к средству воспроизведения. А почему Рэмбо был антисоветским фильмом? А все по тому, что во второй части он охотно истреблял дружественных СССР вьетнамских военных, а в третьей части и вовсе вступил в открытую схватку с регулярными силами Советской Армии в Афганистане. Но ничего из этого ни в коей мере не относится ни к роману Моррелла, ни к самому первому фильму про Рэмбо.

Начнем разбор, пожалуй, с книги. «Первая кровь» — первый роман американского писателя Дэвида Моррела. Дэвид, на удивление, плодовитый автор, за свою долгую карьеру, которая еще не завершилась и поныне, он успел написать более 20 романов, стал автором комиксов и постоянно подрабатывает публицистикой. Кроме серии книг про Рэмбо, Моррелл может быть известен русскоязычному читателю такими своими произведениями как «Давно пропавший», «Повелитель игры» и «Братство Розы». На волне интереса к серии книг про Рэмбо, Моррелл издал небольшую брошюрку «Rambo and Me» про то, как собственно, и писалась книга, да снимался фильм. Желающие могут окунуться в воспоминания по этому поводу.

book cover, first blood, обложка книги, моррел, первая кровь, рэмбо оригинальный

Обложка книги Моррелла

Я не буду перечислять все несоответствия между книгой и кинофильмом. Они есть, их много, они отлично отсортированы многочисленными любителями жанра и поклонниками ставшего культовым фильма. Но хочу заострить внимание своего читателя на том, что в романе нет истинного злодея. Злодеем не является ни шериф небольшого городка, старающийся всеми правдами и неправдами огородить вверенную ему территорию от посрамления различными маргинальными типами. Злодеем не является и сам Рэмбо. Обычный бродяга, путешествующий по великой огромной стране, в поисках утерянного в лесах Юго-Восточной Азии себя.

В романе Рэмбо лишь травмированный боевыми действиями асоциальный элемент, неспособный ужиться в современном мирном обществе. Да, его пытались вылечить, реабилитировать. Тело его смогли заштопать, а вот с душой произошли непоправимые метаморфозы. Рэмбо превратился в загнанного и испуганного зверя, который не может жить нормальной жизнью, не может найти себе работу, не может социализироваться в мире, где не нужно убивать. Он настоящий, истинный бомж, скитающийся по свету пока проведение не приведет его к развязке. В реалиях 21 века, Рэмбо надо лечить, а не гоняться за ним с автоматами и помповыми ружьями. Но таковы обычаи второй половины 20 века США. Ты выполнил свой долг, тебя бесплатно подлатали, а дальше уже сам как-нибудь, не маленький уже.

Не является злодеем и шериф, он решил выдворить бродяжку из своего милого городка, с розовыми заборчиками и рюшечками на оконных занавесках. Он поступил точно так же, как и все его коллеги в других маленьких, но очень милых городках. Причем шериф оказался еще и большим человеколюбцем, вместо того, чтобы просто прогнать немытого и нечесаного незнакомца, он его очень деликатно, без применения насилия или унижения человеческого достоинства попробовал настойчиво выдворить из своего города, города в котором он власть и ответственный за спокойствие и безопасность граждан. Шериф поступал так всегда, он всегда выдворял попрошаек и нищих из города, он бы поступал так и в будущем, если бы не «нашла коса на камень» в виде съехавшего с катушек Рэмбо. Бывший зеленый берет, если таковые, конечно, бывают бывшими, покрошил в окрошку весь штат местной полиции, гражданских и еще не весть кого («армию по выходным» — резервистов).

book cover, first blood, morrell, обложка книги, первая кровь, моррелл

Обложка книги Моррелла

И ведь в книге, шериф умер почти одновременно с Рэмбо. Чем дальше заходило действие, тем больше они сливались в одно целое. Шериф — ветеран Корейской войны, где США сражались за демократию и капитализм в Корее. Рэмбо — искалеченный ветеран вероятно Вьетнамской войны, где США сражались за демократию и капитализм во Вьетнаме. Только вот в Корее США, можно так сказать, выиграли, а во Вьетнаме проиграли. Шериф, вернувшись с фронта смог найти себе место, а Рэмбо оказался в заплеванной канаве у дороги. Но после встречи на околице территории ответственности шерифа их судьбы переплелись и больше не отпускали друг друга до самого их конца.

Рэмбо всю дорогу, пока он бегает от полиции, а затем за полицией и резервистами, постоянно натыкается на куманику. Это такой кустарник, разновидность ежевики со съедобными ягодами и мелкими шипчиками. Рэмбо стабильно попадает в заросли куманики, царапается о них, а под конец уже и не замечает урон, наносимый кустарником. Он к нему привык, свыкся. Моррелл не зря акцентирует внимание читателя на страданиях Рэмбо от кустарника, читатель понимает, что в роли невинного шипастого растения выступает родина, пославшая своего сына на войну, а затем не желающего его принимать таким обратно. Она жалит его потихоньку, не подпуская к себе, надеясь, что он сам как-то пропадет, сгинет, исчезнет. Вспомните, что война во Вьетнаме расценивалась как серьезный акт агрессии США против человечества, народные массы и общественное мнение не просто не одобряли эту войну, а открыто протестовали против нее. А всех так или иначе причастных к ней, в том числе и армейских, просто призирали. Кстати, если в русском переводе используется именно куманика (ежевика), то в оригинале у Моррелла повсюду растет wild raspberry (дикая малина). Но сути оно не меняет, в плане нанесения страданий оба растения практически идентичны.

book cover, first blood, morrell, rambo, обложка книги, первая кровь, рэмбо, рембо, морел

Обложка книги Моррела. Как и предыдущие еще до выхода экранизации.

В целом, после прочтения книги, остается весьма неоднозначное впечатление. Вот, вроде бы, два относительно не плохих человека, два мужика, вдруг сцепились друг с другом на почве пустяка, недопонимания и бряцанья доспехами каждого из ветеранов. Но в результате погибли не только они оба, но еще и куча мало причастных к конфликту, по мере развития, переросшем из чисто профессионального в глубоко личный (шериф не мог простить гибель своего родственника-собачника, своих коллег, а Рэмбо не желал и не мог отступить после того, что с ним сделали его новые недруги).

Фильм «Первая кровь», вышедший на экраны почти 10 лет после появления на свет романа, успевшим стать бестселлером, зачинался не очень гладко. Сталлоне, исполнитель главной роли, а по совместительству и сценарист, хотел отойти от своего амплуа боксера-неудачника из серии «Рокки», он жаждал вырваться из не самой белой полосы своей жизни. Серия «Рокки» публике понравилась, а вот все остальное… Поэтому деньги на реализацию проекта продюсер просто-напросто получил в виде займа. И кинопродукция взлетела, окупившись в прокате в США почти-что в десять раз.

Кадр из х/ф "Первая кровь"

Кадр из х/ф "Первая кровь"

Действие в кинокартине разворачивается в городке Хоуп (Hope, Надежда). Несмотря на то, что само скоротечное развитие событий, по роману, происходит в США (а еще точнее это городок Мэдисон, Кентукки), съемки проводились в соседней Канаде. Там уровень жизни пониже, расходы пожиже, а природа и все остальное, ну почти такое же. Когда смотришь кинофильм «Первая кровь» на видеокассете VHS, то как-то не особо обращаешь внимание на те природные красоты, что мелькают в кадре. А вот пересмотрев его в хорошем качестве, да на большом экране, начинаешь удивляться как же красива природа Северной Америки и как мастерски смог запечатлеть ее режиссер, даром, что он канадец. Помимо достопримечательностей самого городка (ну там здание суда, местного кафетерия, тюрьмы наконец), в кадре мелькают и притягивают внимание пейзажи провинциального (управляемого провинцией) парка «Золотые уши» (Golden Ears). И если присмотреться, то можно обнаружить, что в Хоуп и парке в общей сложности сняли с десяток полнометражных кинофильмов. И действительно, места просто неописуемо красивы. Что касается названия, то его можно перевести и как «Золотые початки» или «Золотые колоссы», но вариант с ушами мне как-то больше нравится. Впрочем, если копнуть еще поглубже, то название правильнее перевести как «Золотые колоссы», что является в свою очередь, прямой отсылке к пикам хребта Гарибальди. Но если пойти еще дальше в своих изысканиях, то оригинальное название вообще-то было The Golden Eyries («Золотые орлиные гнезда»), но произнести Ears не только легче, чем Eyries, но и несоизмеримо прикольнее.

Кадр из х/ф "Первая кровь"

Кадр из х/ф "Первая кровь"

Если в романе обе противоборствующие стороны рассматриваются писателем полноценно равноправными, то на большом экране акценты сместились в пользу роли Сильвестра Сталлоне. Как один из сценаристов, а также, будучи весьма прозорливым и дальновидным бизнесменом от кинематографа, Сталлоне повернул нить романа так, что его герой стал жертвой. Жертвой обстоятельств и полицейского беспредела (а как мы помним, в США постоянно возникают масштабные конфликты на основе противостояния местного, преимущественно чернокожего населения и полиции). И даже харизма Брайана Деннехи, идеально воплотившего превратившегося в антагониста шерифа, не смогла качнуть весы зрительской симпатии в сторону закона и порядка. Массовый зритель сердцем чувствовал, что вот этот хуинький паренек с глазами бассет-хаунда и есть пострадавшая сторона. Ну, а как иначе? Герой Вьетнамской войны, ветеран, прошедший жуткий плен с изощренными азиатскими пытками, подвергся насилию и унижению зажравшимися полицейскими мордами, стоящими на страже капитала и интереса власть имущих. И ведь, что интересно, подобное восприятие было не только у зрителя подгнивающего СССР, но и американский обыватель выражал ровно те же эмоции. Дело дошло до того, что съемочная группа изменила концовку кинокартины. Версия, где Рэмбо погибает от руки своего бывшего наставника так не понравилась тестовой группе просмотрщиков, что выпускать в прокат фильм в таком виде означало бы навлечь на себя немилость прокатчиков. Зрители разнесли бы кинозалы в щепки за гибель невинного парня из народа!

Альтернативная концовка First Blood.

Одной из фишек кинофильма, особенно полюбившейся массам, выступил чудовищных размеров и монстроидальных форм ножичек, который был изъят у Рэмбо при осмотре его личных вещей. Нож был специально изготовлен мастерской из Арканзасса имени Джимми Лиля. После выхода фильма в прокат и его ошеломительного успеха, дела в гору пошли и у мастерской. Нож, такой же, как и у Рэмбо, можно купить и сейчас, за скромные две с половиной тысячи долларов. Я не знаю, насколько хорошие ножи делал Джимми до Рэмбо, но вот после он стал делать только их (тесачок из первой части и его черная модификация из продолжения). Кстати, в книге никакого супер-ножа не было и в помине. Герой вообще сбежал голым из полицейского участка, сверкая намытыми булками и распугивая чопорных горожан.

Кадр из х/ф "Первая кровь"

Кадр из х/ф "Первая кровь". Тот самый ножичек.

Несколько слов о военном опыте героев. Из текста романа мы знаем, что шериф был участником войны в Корее. Об этом упоминается не раз, возможно отчасти по этой причине шериф смог настроиться на волну Рэмбо, ведь они оказались так похожи. А вот в кинофильме о Корейском опыте шерифа не упоминается никак, за исключением одного малюсенького фрагмента, где зритель может разглядеть аж две боевые медали на небольшой подставке в рабочем кабинете шерифа. Возможно, что отсылки к Корее в фильме и были, но их безжалостно отправили в ведро, гонясь за стандартным хронометражем. Но даже шериф, бывшая действующая боевая единица, внутренне испугался и частично раскаялся в своих поступках, когда разобрался, что преследуемый им «хуинький паренек» не какой-то там бомжик обыкновенный, а «Зеленый берет», кои, как известно, бывшими не бывают. И учат их только одному — любыми жертвами выполнять задачи. А если ради выполнения поставленной боевой задачи нужно убивать, они и глазом не моргнут, а проткнут врага штыком и намотают его кишки на треугольное лезвие. Так почему же бравые полисмены и ветераны, прошедшие Корею, так оторопели и испугались Зеленого берета? А видимо потому, что оные ребята готовились для таких жестоких задач, что в мирной жизни уже мало что могли. Силы армейского спецназа тренировались и применялись для ведения партизанских войн, проведения контрпартизанских, диверсионных, контртеррористических и прочих операций. Собственно, там, где моральный дух и строевая подготовка просто не оставляли шансов на победу традиционному армейскому подразделению. И даже профессиональный полицейский, не говоря уж об типичном резервисте, мало что сможет сделать, встретившись один на один с зеленым беретом. Вот так вот. Тем более, что в киноленте резервисты (или национальные гвардейцы) показаны не просто болванами, а обывателями вышедшими поразвлечься с огнестрельным оружием за счет государства.

Кадр из х/ф "Первая кровь"

Кадр из х/ф "Первая кровь". Сцена полицейского беспредела.

Из фильма мы узнаем, что Рэмбо служил в Форт-Брэгг, что в Северной Каролине и относился он к 3-му полку, в зону ответственности которого входит Африканский театр военных действий. Хотя, судя по Вьетнамскому опыту, ему место в 1-м, Тихоокеанском полку, который действует по всей Юго-Восточной Азии. Впрочем, тема Зеленых беретов в кинематографе не нова, так главный герой «Апокалипсиса сегодня» так же, как и Рэмбо — тоже зеленый берет, и гражданскому автору простительно немного напутать с географией и расположением армейских подразделений.

Кадр из х/ф "Первая кровь"

Кадр из х/ф "Первая кровь". Полиция на облаве в горах.

И подходя к завершению. Если вы еще не соизволили ознакомиться с кинофильмом «Первая кровь», то стоит себя перебороть и соизволить его посмотреть. Кинокартина оставила существенный след в культурном слое нескольких поколений, поэтому знать, что там было будет как минимум полезно. С другой стороны, если уж вы когда-то и смотрели приключения Рэмбо и его друзей из полиции, то повторяться явно не стоит. За те тридцать с лишним лет, что прошли с момента выпуска «Рэмбо I» на широкие экраны, киноиндустрия ушла настолько далеко вперед, что никакие красоты природы не заменят «узкий кадр» и геройство одного каскадера.

А что до книги? Она-то хороша? Да, она хороша и крепко сбита, как и полагается книгам вышедших из-под пера профессионального писателя, обучавшегося на писателя в высшем учебном заведении выпускающем писателей. В романе не к чему придраться, он почти идеален, вот только так же, как и фильм, безнадежно устарел. Нам нет дела до полицейской жестокости в далеких Штатах, у нас не болит от боли интервентов во Вьетнам, нам абсолютно все равно, как кончилась та война. А впрочем, и в самих Штатах уже мало кому интересны переживания по поводу контуженых, раненых и искалеченных. Сменились поколения, на смену Корее и Вьетнаму пришли Ирак, Сирия, Афганистан. Там свои герои, там свои инвалиды, теперь там есть свои, новые Рэмбо.



Добавить комментарий