Этнографическая экспедиция

Предисловие

Идея этого произведения появилась на свет в самый разгар событий, происходивших на востоке Украины в 2014 году. Сердце сжималось оттого, что гибли мирные жители, гибли солдаты с двух сторон, разрушалась инфраструктура, созданная за долгие десятилетия, рушилась экономика и мирный уклад жизни. А сама страна семимильными шагами уверенно ввергалась в пучину хаоса.

Изначально я задумывал сие творение как рассказ. Но постепенно действие обрастало персонажами, герои развивали свой самостоятельный характер, а порой жили и действовали почти независимо от желания автора. Неумолимо росло количество букв, складывающихся в слова, а затем и в предложения. И что в результате? Простой рассказ преобразился до размера повести или скромного романа. Так уж получилось, дорогой читатель, не обессудь.

Да, все события, изложенные ниже, все действующие лица, названия и географические точки — вымысел буйной фантазии автора. А сам автор искренне полагает, что все люди в мире, в своей душе, истинные пацифисты и не в восторге от любого вооруженного конфликта, любой братоубийственной или междоусобной ссоры.

Этнографическая экспедиция

Этнографическая экспедиция

*** День 1 ***

Вячеслав Мясников стоял с табличкой в аэропорту «Борисполь». Он уже далеко не в первый раз встречал прилетающих туристов из-за рубежа. Правда, в последние полгода, поток приезжающих почти иссяк. Он сошел на нет вовсе не случайно. Недавние события на майдане сделали свое черное дело. Теперь в Украину праздного туриста силком не заманишь. Остались только бизнесмены, да и те нечастые гости, даже в Киеве. Боятся иностранцы нестабильности и беспорядков, боятся.

Еще год назад аэропорт был полон пассажиров. Семьи с детьми, молодые парочки, уважаемые пенсионеры, все старались улететь летом на отдых за рубеж, понежиться на пляжах Испании, Италии, да и Турция с Египтом тоже пользовались тогда успехом. Самолеты взлетали один за другим. А нынче, половину освещения выключили, работает только пара магазинов Duty Free, да и свободных мест в зоне ожидания просто навалом. Даже наглые таксисты не роятся как мухи в ожидании свежей подачки. Так, пять — шесть человек стоят, дожидаются клиента в надежде на заработок.

Вячеслав еще раз посмотрел на табличку, повертел ее в руках, потом еще раз взглянул на нее. Текст оставался тем же что и пятнадцать минут тому назад — «Mr. Smith» в первой строке и «World Corp» во второй. Веня знал, что Мистер Смит прилетит не один, а с группой туристов. И если честно, то Вячеслав был очень рад такой, внезапно подвалившей, работенке. Ведь он сейчас как никогда раньше на мели. Работы по его специальности нет никакой, а ведь он очень опытный гид, отлично знает английский язык, но туристический Клондайк истощился, закончились туристы! И ни английский, ни русский, ни итальянский, никакой другой иностранный язык, ему сейчас не поможет. Работы нет и ему с Настенькой и мамой, приходится выкручиваться. Мама получает, худо-бедно, пенсию, ее задерживают, но хоть платят. А Вене последний раз зарплату выплатили в феврале, да и то только половину. С тех пор ни гривны дохода. Настя в свою очередь старается изо всех сил, берет разовые подработки. Хорошо, что ее тетка ей помогает, приглашает в ресторан помогать официанткой по вечерам, а иначе уже подъедали бы подошву у турецких кожаных сандалий.

А тут, как назло, еще эта антитеррористическая операция, все никак не могут разбить террористов на юге. Только повестки шлют, да зазывают рекламными роликами в армию. Кстати, свежая повестка лежала в заднем кармане джинсов Вячеслава. На работу в 24 года не устроишься, везде просят принести справку из военкомата, а туда только сунься и сразу тебя побреют, выдадут автомат и вперед, в Донецк или Луганск, гонять террористов по полю и глушить горилку. А Мясникову претила сама мысль — стрелять по своим же гражданам. Поэтому пускай его поищут для начала. Авось не найдут, да позабудут. А если вдруг милиция остановит, он покажет повестку и типа бежит собирать свои вещички и в армию.

Стоять дальше не было никакой возможности. Самолет из Копенгагена вроде бы должен был уже приземлиться, но об этом все еще не объявляли. Раньше подобная задержка обязательно была бы мотивирована и встречающих оповестили бы по громкой связи. Но сейчас похоже, что в стране постепенно начиналась разруха. Вернее, она начиналась в головах, а потом уже выплескивалась наружу, сметая на своем пути порядок и покой обывателей.

Да, Вене нужно было однозначно отойти на несколько минут, чтобы выплеснуть все, то в нем накопилось за время мучительно длительного ожидания и уже давно настойчиво просилось наружу. Он дернулся, схватил рюкзак, лежавший у его ног и стремглав помчался в сторону ближайшего туалета, попутно расталкивая редких встречающих.

- Извините, не подскажете, рейс из Копенгагена еще не объявляли? — Мясников, заправляя на ходу рубашку в джинсы, спросил у стоящего около выхода полноватого мужика.
- Из Копенгагена? Да вроде минут пять как объявили. Сейчас скоро уже выпускать будут, да ты не торопись, никуда они не денутся. Таксистов-то почти нет. Все разбежались, да разъехались, кто куда. Каждый боится за себя и за свою тачку! – полноватый немного ссутулился, опершись на металлическое ограждение около выхода, – а ты чего, кого встречаешь-то?
- Да, туристов, будь они неладны! Делегация целая. Вот, прилетели к нам изучать местный фольклор или еще чего-то такое. Буржуи, одно слово! Им бы все всяческую ерунду поизучать, покопаться в прахе истории!
- А, — многозначно протянул полноватый, — а я вот, жинку встречаю свою. Она вот с детками еще весной улетела, а сейчас звонит мне и говорит, что надо и меня перевозить к ней, в Данию эту. А я ведь по-ихнему ни бум-бум, ни слова сказать не могу. Всю жизнь работал, вот вышел на пенсию всего месяц назад. И тут на тебе. Уезжать! За мной прилетела, вот жду пока выйдет. Несколько формальностей с недвижимостью уладим и все, прощай родная землица.
- Да? А чего это она?
- А ты не знаешь? Ведь война у нас идет. Да полным ходом! Уговаривать приезжает, будет меня морально обрабатывать. Уже все уши мне прожужжала, что террористы дойдут до Киева и всех тут перевешают!
- Война? С кем?
- Вот, ты чудной человек! Как с кем? C террористами, конечно! – полноватый сделал особое ударение на слове «террористы». Казалось, что он хотел специально обратить внимание Мясникова на это слово.
- А ну это само собой! Так ведь там же делов максимум на месяц! Армия этих террористов раскатает за неделю и не поперхнется, только приказ отдай, – попробовал возразить Вячеслав.
- Эх ты! Молодой еще, не понимаешь сути вещей! Бои идут уже несколько месяцев, а одолеть их не можем. А все почему?
- Почему?

Тут автоматические двери вздрогнули и с легким шипением открылись, через них потянулся поток уставших людей, а первой, ловко растолкав остальных пассажиров, вырвалась дородна дама, с рыжими — крашенными волосами, взбитыми в некое подобие вавилонской башни, украшенной непонятной породы полупрозрачным цветком. Облаченная в яркое бело-красное платье дама, водила глазами по небольшой группе таксистов выискивая знакомые лица.

- Петро! Петро! Вот ты где! Как же это! – увидев полноватого, она сразу начала причитать, не находя другого выхода переполняющим ее радостным эмоциям. Само собой разумеется, ее муж мигом забыл про разговор с Мясниковым и всецело переключился на свою весьма объемную половину.

Ну а Вячеславу, ничего другого не оставалось, как поднять все туже табличку «Mr. Smith» и дожидаться выхода своих долгожданных пассажиров. Но прошло пять минут, десять, пятнадцать, уже все остальные вышли и поток прилетевших через автоматические двери полностью иссяк. А группы этнографов не наблюдалось. Мясников уже начал внутренне паниковать, он осмотрелся вокруг, но в зале прилета, не было никого, кто хоть отдаленно напоминал бы искомых туристов.

- Вот, точно! Пропустил! – в сердцах выругался Вячеслав и полез за телефоном.
- Вить, слушай, – набрав номер, начал тараторить Мясников в трубку, – что-то нету тут твоих этнографов, уже двадцать минут прошло, как все вышли. Тут и народа-то не так много прилетело. Они точно вылетели? … Да, да. Стою у входа. … еще подождать? Ах, ну да, оборудование же, точно! Спасибо! Пока!

А какое может быть оборудование у этнографа? Магнитофон? Видеокамера? Пока Веня размышлял над новой информацией, время шло и наконец в дверях появилась группа, которая всем своим видом говорила, нет, кричала, что собственно вот они, те самые этнографы коих так долго ждал Мясников.

***

Группа вышла и остановилась перед перилами, отделяющими встречающих от выходящих. Первым стоял очень крепкий, моложавый мужчина. На его загорелом лице сверкала белозубая улыбка, а жиденькие русые волосы, аккуратно зачесаны назад. Одетый как настоящий ковбой, он оглядел прилегающую территорию и направился прямиком к Вячеславу. Приблизившись, ковбой шлепнул свою увесистую сумку об пол так, что там, что-то недвусмысленно звякнуло. Сзади к нему подошли еще четверо.

- О, добрый день! Я мистер Смит. Джо Смит! – представился моложавый тип. Его редкие русые волосы, да слишком белые зубы на искусственно загорелом лице, все же выдавали его возраст. А первое впечатление о его возрасте, сложившееся у Вени как находящееся в промежутке 30 или 35 лет, было в корне неверным. Наверняка ему уже далеко за сорок. Хотя, кому какое до этого дело.
- Добрый день! Добрый день! Здравствуйте, дорогой мистер Джо Смит! – от волнения, Веня затараторил дрожащим голосом по-английски, но что удивительно, совсем без ошибок.
Джо Смит, только улыбнулся в ответ.
- Добро пожаловать на украинскую землю. Как говорится, хлеб да соль! – продолжил Вячеслав, – меня зовут Вячеслав Мясников или можно просто Веня. А если вам трудно такое произнести, то можете называть меня — просто Слава! К вашим услугам и в полном вашем распоряжении! Сейчас грузимся в машину и едем в отель! Пойдемте?
- Минутку, минутку, Слава, у нас еще двое. Улаживают формальности с властями. И еще. Нам надо взять багаж. Его скоро выдадут.
- Да, конечно, хорошо. Ждем. Как долетели?
- Ох, ужасно. Летели больше суток, а еще ведь и джетлаг. Чувствую себя настоящей развалиной! —Джо рассмеялся, его попутчики, стоящие немного поодаль, на такую жизнерадостность своего коллеги только кисло улыбнулись. Казалось, что все они сейчас упадут в обморок. Только один мужчина с черными кудрявыми волосами по виду был в полном порядке.
- А вот и они! Наши ангелы-хранители! – Смит развернулся к открывшейся двери, в проеме которой показались две крепко сбитые фигуры. Ребята с большими армейскими баулами в руках заслонили собой весь проем раздвижных дверей. – Теперь, за багажом и в путь, в гостиницу! А там душ и спать! Я умираю от усталости!

А этот мистер Смит, Джо Смит, показался Мясникову настоящим весельчаком. С таким открытым человеком проще наладить контакт и легче потом вести общение. Ну что же, пожалуй, это к лучшему.
Все восемь человек, взявши каждый свою поклажу, двинулись к отделу выдачи неформатного багажа. Как пояснил весельчак-Джо, их научное оборудование пришлось провозить отдельно, но вроде бы все обошлось. И даже украинская таможня не стала тормозить процесс его перемещения через границу.

- Тут все решает наш добрый знакомый, наши знаменитые «зеленые спинки»? Не так ли, Винни? – мистер Смит, явно находился в приподнятом настроении, и это несмотря на длительный перелет.
- Ну более-менее, иногда да, иногда нет. Хотя, обычно скорее да, чем нет. Да, и я Веня, а не Винни. – Вячеслав, немного стеснялся. С одной стороны, он очень не любил, когда коверкают его имя, пускай даже и иностранцы, которым тяжело произносить некоторые звуки и сочетания букв. С другой же стороны, совершенно не хотелось ссориться с первой же минуты со своими нанимателями. Ведь от них в итоге капает ему зарплата.
- Да, ничего, ничего, Винни! Все будет хорошо, верь мне! – вроде бы Смит и расслышал его замечание относительно имени, но совершенно его проигнорировал, возможно, что намерено.

Но такова была сущность Смита, Джо Смита. Мясников не знал о том, что его жизненное кредо – не преклоняться и не давать спуску варварам. И он именно так и старался прожить всю свою жизнь. А варвары для него – все не американцы и не европейцы из развитых стран. У себя на родине он очень любил погнобить и поляков, и иранцев, и вообще всех, кто в его глазах представлял породу людей второго сорта. В США такое поведение не вызывало проблем, а за границей частенько возникали весьма досадные и неприятные конфузы.

Так, три года назад, в Африке, дело зашло так далеко, что пришлось связываться не только с местным консулом, но и вызывать военного атташе. А покидать черный континент пришлось в трюме военно-транспортного самолета. Африканцы настолько рассвирепели, что готовы были отнять голову от тела несдержанного на слова и поступки янки. Но урок не пошел впрок Джо, спустя три месяца, он попал в примерно такую же ситуацию во Вьетнаме и только посол США, смог уладить возникшие «недоразумения», так они тогда назвали конфликт с гибелью молодой вьетнамской девушки.

Тем временем вся группа успела добраться до двери с неприметной табличкой «Обережно, прохід заборонено. Зона митниці». Откуда уже успел выйти хмурый сотрудник аэропорта, волоча за собой большую тележку, нагруженную какими-то алюминиевыми ящикам и огромными сумками. По небритому и слегка помятому лицу работника можно было прочитать с легкостью, что он не очень-то в восторге от того, что тащит такую тяжелую тележку один и, вообще, его отвлекли от какого-то более интересного и важного занятия. И можно было быть полностью уверенным, что будь он убежден, что перед ним не иностранцы, а украинцы или россияне, он бы им высказал все, что он о них и их грузах думает.

***

- Винни, а где наши машины? – поинтересовался все еще бойкий Смит, хотя глазами он хлопал уже некоторым трудом.
- Я взял микроавтобус, он ждет нас на стоянке, на первом уровне. Надо бы взять тележек, чтобы дотащить все это туда. – Веня находился под впечатлением от горы вещей и вообще объема всего оборудования экспедиции.

Смит недовольно скривился, огляделся, видимо в поисках носильщиков, но вокруг — как шаром покати. Ни души. А слегка помятый персонаж уже начал нехотя снимать увесистые ящики на пол. Но Джо Смит опередил его:
- Stop!

Джо достал такую же помятую стодолларовую купюру, как и сам работник порта, растянул ее двумя руками перед лицом работяги и пристально взглянул ему в глаза. Работник остановился в разгрузке, но так и не отпустил руки с верхнего ящика. Секунду он помедлил, о чем-то подумал, а потом все же начал медленно тащить ящик с тележки. Смит, без слов понял намек небритого, и ловким движением вытащил вторую стодолларовую бумажку и развернул их уже две перед лицом сотрудника аэропорта.

Магическая сила американских президентов прошлого оказала нужное воздействие на работника порта. Тот остановился полностью, в его мозгу просчитывались сотни вариантов ежесекундно, и он старался принять верное решение – соглашаться или попробовать блефануть и получить еще сотню. Но, прожженный Смит, резко проговорил Вячеславу:
- Сотня сейчас, сотня после погрузки в автобус. Переводи!

Мясников перевел. Слегка помятый понял, что выудить еще сто долларов с иностранцев он не сможет и откровенно расстроено забурчал что-то себе под нос, а затем загрузил обратно все снятые ящики и неспешно поплелся за прилетевшими пассажирами. Вся группа, за какие-то десять минут, смогла преодолеть две парковки, и попала на искомую, где и был припаркован повидавший жизнь старенький Mercedes-Benz Viano.

Несмотря на уже почтенные годы, микроавтобус оставался еще весьма бодрым изделием, но категорически несвежим. Белый кузов микроавтобуса испещрен десятками «шрамов» от камней, неудачных парковок и прочих прелестей повседневной городской жизни. Хозяин автобуса, однако, заботливо закрашивал каждое повреждение какой-то антикоррозионной мастикой, которая засыхая намертво приваривается к лакокрасочному покрытию и защищает металл от коррозии лучше самой краски. Но от подобной заботы микроавтобус приобретает вид рыдвана. Кузов как будто покрыт рыжими оспинами, да и передний бампер, заботливо подвязанный проволочкой, не внушает излишнего доверия.

Интуристы-этнографы оторопели, но Мясников, ничтоже сомневаясь, распахнул боковую дверцу автобуса и знаками пригласил всех садиться, а сам принялся помогать незадачливому непрофессиональному носильщику размещать многочисленные баулы, сумки и ящики в багажнике «Вианы». С большим трудом удалось загрузить все и всех внутрь, двигатель завелся, задымил черным выхлопом и легонько тарахтя, повез путешественников с аэропортовской стоянки. Благодатное летнее солнце раскалило асфальт пригорода и нагрело воздух до некомфортных температур. Но на счастье пассажиров, в немецкой супернадежной технике все еще функционировал кондиционер, и водитель с пассажирами наконец-то смогли расслабиться в приятной прохладе. Шины прилипали к свежему асфальту, уложенному в местах недавнего ямочного ремонта, отчего машина периодически издавала интригующие, отлипающие звуки.

Из отъезжающего микроавтобуса, через окно было видно, как довольный невольный носильщик спешил со своими нежданными двустами долларами по направлению к аэровокзалу. Сегодня у него праздник, ведь не каждый же день с неба падают такие деньги, хоть и небольшие, но халявные, что приятно вдвойне. Из аэропорта до Киева предстояло проехать по оживленной трассе. В воздухе висел тягучий вечер воскресенья и по традиции дачники возвращались домой, в город. Водители предвкушали будничную трудовую неделю и поэтому абсолютно не торопились. Вячеслав старался ехать быстрее и лавировал между рядами, чему способствовала высокая посадка в автобусе. Но все равно, через пять километров, они догнали плотный поток автомобилей, который простирался до самого горизонта. Дергаться смысла уже не было, поэтому автобус больше не совершал суицидальных маневров перестроения между рядами.

От качки иностранцев разморило окончательно и все они без исключения раскинувшись на креслах, мерно посапывали. Мягкая и очень комфортная подвеска «Вианы», проглатывала небольшие колдобинки, то там, то сям встречающиеся на дороге, а крупные неровности, проходила лишь с легким бульком где-то там, под днищем. Вячеслав очень любил этот автомобиль, он выручал его не раз, и честно говоря, ему нравилось водить такую хоть и старую, но все еще роскошную машину. Сидишь высоко, смотришь далеко, руль можно крутить одним пальцем, педали мягкие, а ручная коробка передач, своей четкостью переключения вызывает только детский восторг. И Витя, босс Вячеслава, выдавал «Виану» только для самых-самых дорогих гостей. Тех что попроще встречали либо на «Рено», либо вообще на местных «Богданах». И судя по всему, сопящие этнографы как раз и относились к категории самых дорогих гостей.

***

Через час толкания, «Мерседес» все же сумел добраться до гостиницы. Когда входная, отделанная золотом дверь, открылась и к ней подбежал местный носильщик из персонала, все мигом проснулись и сонные начали выгружаться из машины. Так шатаясь и держась за поясницы, вся группа протиснулась в откровенно богато обставленный и уютный холл, где и расположилась в мягких глубоких креслах. Когда садишься в такое кресло, возникает ощущение будто погружаешься в теплые воды Средиземного моря. Весь мир куда-то отдаляется, звуки притихают, а перед взором остается только узкая полоска света. В кресла уселись все, за исключением Джо. Смит, собрав паспорта со всех своих, вместе с Мясниковым приступил к процедуре регистрации и заселения. У Джо чувствовался явный опыт в таких делах, за плечами наверняка не одна поездка в этнографические экспедиции по разным странам.

Погода этим летом в Киеве, да и всей Украине, выдалась на редкость хорошей. Временами даже изнуряюще хорошей. Все время тепло, но иногда нет-нет, да и пройдут кратковременные дожди, немного охлаждающие пыл раскаленной земли. Но сейчас как раз властвовал жаркий период и киевские девушки, известные своей природной красотой и умением принарядиться, то и дело отвлекали Смита и явно мешали ему сосредоточиться. Дело в том, что регистратура расположилась около большого окна, заменяющего одну из стен. А там, за стеклом, бурлила обычная гражданская киевская жизнь. Люди спешили по своим делам, кто на встречу, кто в магазин. И, разумеется, девушки, все как на подбор — красавицы, красавицы и красавицы.

Отвернувшись от панорамного окна, Смит выпучил глаза и отгородившись от стеклянной стены рукой, глубоко выдохнул:
- Ух, видимо, я попал на небеса!

На оформление всех новоприбывших у рецепшионистов ушло долгих 15 минут, но вот, все ключи уже на руках и новоиспеченные жильцы роскошных апартаментов готовы отправиться к себе в номера. Но, мистер Смит, как заправский военный, провел небольшой инструктаж всей своей группы, а заодно и Мясникова.

- Господа, господа! Минуту внимания! Сейчас мы расходимся по номерам, обязательно принимаем душ, это поможет снять напряжение от джетлага. Хотя к вам, Джузеппе, это не относится, разница во времени между Римом и Киевом просто смехотворная. Потом, если вы голодны, то можно заказать к себе в номер легкий ужин и ложитесь спать. Завтра, ровно в 10 утра, мы все собираемся в ресторане этой гостиницы. В 10 утра по местному времени, прошу обратить ваше внимание на этот факт. В десять. Винни, чтобы ты был там же ровно в 10. И не забудьте перевести стрелки своих часов на местное время! Вопросы есть?

Ответом ему была лишь тишина.
- Тогда, разбежались! Все, до завтра, парни! Хорошо вам выспаться!

*** День 2 ***

Несмотря на пожелания Джо, всю ночь Мясников ворочался и не мог уснуть. В комнате стояла ужасная жара и самое противное было очень душно. Под одеялом, даже под обычной простыней почти невозможно лежать, а без одеяла уснуть не давала привычка укутываться, выработанная с детства. Заботливые родители всегда накрывали свое чадо одеялом, теперь же переучиваться было уже поздно. От неугомонного ворочанья проснулась Настя и что-то гневно пробурчала Вене, попутно перевернувшись на другой бок. Удивительно, как она могла спать в такой душегубке! Наверное, набегалась за день до полного изнеможения и могла почивать, наверное, даже на раскаленной сковородке, подрумяниваясь то с одного бока, то с другого. В пол второго ночи, Вячеслав, решил больше не испытывать судьбу, тихонечко встал с кровати и стараясь никого не разбудить, взял свой ноутбук, или как говорят интуристы «лэптоп», после чего удалился на кухню. Там под негромкий аккомпанемент круглосуточного канала новостей, он углубился, даже нырнул с головой, в социальные сети.

У его одноклассника родилась дочь, чему он посвятил аж пятнадцать постов, собравших совокупно больше тысячи одобрений и комментариев. Другой друг, с которым они когда-то учились вместе, купил новую машину. Подержанную конечно, но вполне «понтовую». Чернющий здоровый «крокодил», очень подходил к угольно черным солнечным очкам друга. На фото они выглядели как братья-близнецы. Именно так и прокомментировал Веня фотографию, на что получил еще с десяток одобрений. Видимо, мучился бессонницей в большом городе не он один. Потом пошла политика. Мясников никогда не любил ввязываться в такое глупое и неблагодарное дело, как политика, но тут он не стерпел.

Его друзья, кто на Украине, кто в России, а кто и вообще в Европе, разделились на три противоборствующих лагеря. Украинцы обвиняли Россию во всех грехах и особенно в падении законного режима в стране. Более того, они периодически подкидывали разного рода факты и статьи относительно того, что это именно Россия выступает на стороне террористов на юге страны. Иногда даже предоставлялись ролики боевой техники, какие-то непонятные фотографии и свидетельства мутных очевидцев. С другой стороны, были друзья, кто живет в России, они с пеной у рта доказывали, что украинцы сошли с ума, сами сковырнули своего президента, а затем начали обстреливать свою же территорию, со своими же людьми, и своим же оружием. Больше всего масла в огонь подливали друзья из Европы. Они с утроенной силой поносили Россию, но не менее доставалось и самой Украине. В конце концов, устав от бессмысленных споров, Мясников назвал всех своих недавних виртуальных оппонентов дебилами, разфрендил парочку особо ретивых и у него села батарея в портативном компьютере. И вот тут он наконец-то почувствовал приятную усталость, зовущую в теплую постельку. На часах высветилась цифра 3:34, скоро уже солнце встанет, а он еще и не ложился.

Кое-как добравшись до кровати, Веня лег и растянулся во всю свою длину. В комнату с улицы начал поступать прохладный свежий воздух и тут пригодилось одеяло. Только закрыв глаза, он моментально отключился от реальности мира, в котором он живет и провалился в нереальность своих собственных сновидений. Но тут же резкий звонок мобильного телефона вырвал его из томительной неги ночного сна и моментально привел в чувства. В комнате уже было светло, яркий солнечный свет приветствовал его очередным днем, сулившим новые открытия. Неужели, Вячеслав спал? Несколько часов пролетели как одна секунда. И ведь ему что-то снилось, кажется, бабушка снилась, что-то говорила, предупреждала о чем-то. Телефон продолжал неистово звонить, раз за разом проигрывая популярный рингтон.

- Аллё, — сдавленным и сонным голосом ответил проснувшийся, — кто там?
- Мясо, ты что, только проснулся? — на той стороне бойкий голос выдавал Витька.
- Да, только встал, ночка была не из легких, жарко очень. Уснул только под утро.
- Да ты это, кондиционер купи чтоль, — посоветовала трубка.
- Ну да, со временем надо будет. А то задолбался уже. Каждое лето так, прямо как в тропиках живем. – Мясников уже отвечал бодрее, все еще находился немного не в своей тарелке.
- Слушай, я чего звоню-то! Как там наши туристы? Как америкашки? Всех встретил? Разместились нормально? Проблем нет?
- Да, встретил на высшем уровне, домчал с ветерком. Заселились просто великолепно!
- Это хорошо. Слушай, ребята очень важные, они должны остаться довольными. Если все выгорит, то потом приедут еще и еще. Ты прямо ублажай их там, выполняй все, что просят.
- Это как? Что ублажать? В постель с ними что ли ложиться? Вдруг они какие не такие. У них там в Европе сам знаешь, это в почете, — Мясникова раболепский тон Вити даже развеселил.
- Ну, почему сразу ложиться, — голос собеседника показался немного сконфуженным, — ну если вдруг девочек там попросят, ты им найди их, а? Ну или еще вдруг чего, травки там, например.
- Да ладно, ладно, подумаю, что можно будет сделать. Не беспокойся.
- Ну вот и славненько, просто замечательно. Ладно, не буду тебя отвлекать, пакедава друг!
- Да, давай, еще созвонимся!

Дав отбой, Веня как сидел с закрытыми глазами, так и повалился на бок, на все еще теплую подушку, где он замер и продолжил мирно посапывать. Но вдруг он резко открыл глаза и посмотрел на часы. Ходики, мерно отсчитывали такты, а на циферблате стрелки замерли ровно на половине девятого. Словно раскаленная вязальная спица вошла под кожу на хребте Мясникова. Он, бешено вращая глазами, подскочил на кровати. Комната заполнена светом, в квартире тишина, никого нет дома. Времени еще тридцать минут до назначенной встречи, а ехать как минимум минут сорок, это если не будет больших пробок. Он опаздывает! Опаздывает к важным клиентам!

Вскочив с кровати и мечась по комнате как угорелый тушканчик, Мясников старался собраться максимально быстро. Так, джинсы, футболка, носки, документы, ключи. Но, чем больше он перемещался по квартире, тем только хуже становилось. Найти все то, что нужно сразу он не мог. Видимо, утром, кто-то убрался, пока он безмятежно отдавался чарам Морфея.

- Стоп, надо сосредоточиться, — вслух произнес сам себе Мясников. И тут же, как по мановению волшебной палочки, сами собой нашлись почти все искомые предметы. Осталось только разыскать документы на машину.

Документы Веня хранил в большом кожаном портмоне, вместе с наличными. Таскать отдельно кошелек и документы ему претило, чем меньше всяких предметов по карманам, тем лучше. Минимализм и без излишеств плюс свободные руки — вот его девиз в последнее время. Он старался следовать ему во всем начиная от еды и заканчивая личным пространством. Вот и тут, он избавился от всего, что, по его мнению, было лишним. Даже снял брелоку с трехлучевой звездой от минивэна, лишь бы только они занимали как можно меньше места.

- Ага, вот вы где! Попались! – довольный, он нашел ключи от машины, лежавшие вместе с ключами от квартиры, накрытые свежей газеткой. Пресса была небрежно сброшена на стол, а ключи затолканы в карман джинсов.

***

Даже не позавтракав, Мясников выбежал в подъезд, захлопнув за собой дверь, и стремглав понесся вниз, перебирая ступени ногами. В его планах было успеть на встречу к гостям, ну, возможно, с минимальным опозданием, всего-то минут на десять. Они и сами, наверное, придут далеко не вовремя. После перелета, да акклиматизации на новом месте, это вполне простительно. Так, что фортуна улыбалась своему избраннику и сегодня. Но улыбалась она недолго, ровно до того момента, как Мясников добрался, долетел перебирая ногами, до выхода из парадной. Неприметная пара крепких, но уже немолодых мужчин в серых помятых костюмах, стоявшая около выхода, при виде мчащегося на них Мясникова, вздрогнула, и немного расступилась.

И только пробегая между интеллигентными крепышами, Вячеслав понял, что его удача на сегодня исчерпала свой лимит. Его остановили, очень грубо и больно. Удар стального кулака пришелся аккурат в солнечное сплетение. На миг свет погас, а дыхание сперло. Не вымолвив ни слова, не проронив ни стона, Веня согнулся и медленно повалился на грязный пол подъезда. Интеллигентные люди тем не менее упасть ему не дали. Подхватив скорченное тело и приподняв его над землей, они потащили его в открытую дверцу российского «Баргузина», припаркованного тут же, метрах в тридцати от подъезда.

И только усевшись по обе стороны от Вячеслава, и плотно притворив за собой дверцу, они проявили признаки хоть какой-то социализации.
- Мясников Вячеслав Вениаминович? – вполне вежливо, но очень твердым голосом спросил сидящий по правую руку.Из горла Мясникова вырвался только шипящий звук, способность к разговору к нему еще не вернулась, поэтому он отчаянно закивал головой.
- Вы уж нас извините, профессиональная реакция на бегущую дичь. Не очень больно? – продолжил все тот же, слегка наклонив голову.Боль действительно ушла, но разговаривать Веня все еще не мог, поэтому пришлось мотать головой, отрицая присутствие некомфортного состояния. Хотя шок и страх все еще присутствовали.
- Я майор Говоров из Службы Безопасности Украины, мой коллега капитан Макаренко оттуда же. И мы хотим провести с вами, гражданин Мясников, беседу. Но, не беспокойтесь, вы ни в чем не подозреваетесь, только беседа!

В таком состоянии Веня готов был быть и подозреваемым, и даже обвиняемым, лишь больше они не демонстрировали бы свою профессиональную реакцию.
- Хорошо! – голос Мясникова дрожал, он до жути боялся дальнейшего развития событий, а обещания майора на него как-то не особо действовали.
- Вчера вы встретили группу, прилетевшую из Западной Европы, пять человек, не так ли? – Говоров продолжил.
- Да, то есть, нет. Ну, в смысле да, встретил, но их там семеро было. Да, семеро. – Мысли все еще путались в голове, и отвечать на вопросы было непросто.
- Да. Верно, семеро, — Говоров расплылся в улыбке, — это очень хорошо, Мясников, что вы идете на контакт с нами. Ну а теперь к делу.
- Да, я вроде и…
- С какой целью прибыли эти граждане в Украину? – майор перебил Вячеслава и достал из лежавшей папки копии паспортов, прилетевших вчера.
- Ну, они, это, туристы. Вернее, даже не просто туристы, а ученые. Они этнографы, прилетели к нам, изучать быт, народные традиции и тому подобное. Целая научная группа, настоящая делегация.
- Так-так, а какие районы они собираются посетить?
- Я точно не знаю, у нас еще не было…

Тут Мясников ощутил весьма чувствительный тычок в бок со стороны второго мужчины, да такой, что Веня аж запнулся на середине предложения и удивленно повернул голову в его сторону. Хмурое лицо мужчины не предвещало ничего доброго, смотрел он спокойно, не моргая и прямо в глаза Мясникова. От такого взгляда у последнего по спине, где-то в районе позвоночника, забегали мурашки.

- Вячеслав Вениаминович, не отвлекайтесь пожалуйста, продолжайте! – поторопил Говоров Веню.
- А чего он пихается? – Веня попробовал было возмутиться, но тут же почувствовал еще один удар, не менее чувствительный, чем предыдущий. Его вполне было достаточно, чтобы продолжить выкладывать информацию без каких-либо лишних вопросов. Еще чего доброго, совсем здоровья лишат. Тем более он никакой подписки не давал о неразглашении, так что с совестью на сделку идти не требуется. – Ну, я честно говоря, даже и не знаю, куда-то на юг или юго-восток собираются. Сегодня у нас должна быть встреча, я на нее как раз спешу, там все планы и скоординируем.
- Так, ясно, ясно. Ну а что скажете о самих туристах? Вы у них документы проверяли? – майор продолжал выуживать информацию.
- Да, нет. Зачем мне? Я же не шпион какой! – еще один тычок. – Ой, извините. Ну, в смысле, я не собираю досье на своих клиентов. Мне платят, я их отвожу, перевожу, рассказываю и показываю. Ну, конечно куда можно. А куда нельзя — совсем не вожу. Но сейчас туриста-то мало пошло, сами знаете.
- Продолжайте.
- Ну а что продолжать-то? Я еще ни с кем толком не познакомился, только встретил их вчера и привез в гостиницу. У них же перелет дальний.
- Вячеслав, – голос майора стал тише и более вкрадчивым, – а вы в курсе, что среди ваших туристов, прибыло два сотрудника частной армии милитари профессионал ресурсес инкорпорейтед?
- Нет, не в курсе. Как вы сказали они называются?
- Милитари профессионал ресурсес инкорпорейтед, сокращенно эм-пи-эр-ай. – Произношение Говорова отчетливо выдавало его пристрастие к немецкому языку и жуткую неспособность к английскому.
- Это частная армия, которая нанимается за деньги, очень большие деньги для выполнения самой грязной работы за пределами США. – В разговор вклинился второй мужчина. – Например, боевики эм-пи-ар-ай, участвовали в войне и наведении мирного порядка в Ираке, громили моджахедов и мирное население в Афганистане, а что они делали в Африке, можно рассказывать неделю. И тут они пожаловали к нам, да еще и груз этот привезли!
- Нет, нет! Ничего не знаю про это! – ожидая очередного тычка, Веня поспешил с ответом.
- Ну так вот, в первую очередь в ваших собственных интересах, да и вообще в наших общих интересах, чтобы вы, Вячеслав Вениаминович, тьфу, кто же такое отчество придумал, с нами сотрудничали. – Продолжил майор.
- Да, а что надо делать?
- Да, ничего особенного, сообщать нам о вашем местоположении, оповещать о предстоящих действиях, что происходит в вашей группе. Ну в общем, снабжать нас информацией из первых рук обо всем, что у вас происходит.
- Это, как же? Мне к вам приходить раз в неделю или по телефону звонить?
- Юноша, мы с вами живем в двадцать первом веке — будете отсылать электронную почту. Минимум один раз в день. А так по мере поступления информации. — В голосе Говорова прозвучала зефирная нотка сарказма. – Телефон с функцией электронной почты у вас есть, вот им и будете пользоваться.
- Ну, да, есть.
- Запишите адрес, — и майор продиктовал адрес электронной почты, ящик почему-то был заведен на сервере mail.ru, а его имя он долго диктовал по буквам.
- Записал, сейчас пошлю тестовое письмо!

Второй достал из кармана пиджака свой телефон, понажимал на кнопки. Затем утвердительно кивнул первому.
- Дошло. Вот и отлично! Будете сообщать капитану Макаренко на регулярной основе обо всем, что происходит. Ясно? – ответа не последовало, и майор явно был рад, такому повороту разговора. Наверное, это был самый легкий случай, когда им удалось завербовать осведомителя.

И даже свирепый на вид Макаренко тоже почувствовал облегчение, как-то расслабился, ссутулился и похлопав дружески по плечу Мясникова, жестом открыл ему дверь на улицу. Оказавшись на свободе, бывший пленник, наконец-то вздохнул полной грудью. А сотрудники СБУ пересели на передние места, с шумом захлопнув сдвижную дверь. Майор уселся на пассажирское сидение, а второй за руль. Но машина не трогалась, а все попытки ее завести приводили к полному фиаско. Стартер только натужно и с перебоями проворачивал коленчатый вал двигателя, но, увы, безрезультатно. Момент напряженности длился, кажется, вечность. Сбушники сидят в машине, смотрят на Вячеслава, активно потеют, а он, тупо пялится на них, все еще стараясь прийти в себя от испытанного шока. Но спустя всего несколько минут, ситуация удачно разрядилась после очередной попытки завести машину. Она чихнула и с жутким лязганьем завелась, загудела и нехотя стронулась с места постепенно набирая скорость и подпрыгивая на дворовых колдобинах.

После того как «Баргузин» уже скрылся за поворотом, Мясников все еще стоя около подъезда, в очередной раз, вспомнил про назначенную еще вчера встречу. А частик то тикали!

***

- Ну и где этот чертов русский? — Шейну Картеру, явно хотелось уже приступить к действию. Вся компания сидела в ресторане гостиницы уже битый час, но Вячеслава все еще не было видно на горизонте.

На столе скопилась грязная посуда с остатками скоромного завтрака. Джо Смит читал местную газету, предназначенную специально для иностранцев и посему выпускавшуюся на английском языке. В передовице, судя по заголовку, говорилось что-то о газовом споре Украины с Россией, а в качестве менее важных новостей подавалась информация о ходе военной операции на юго-востоке страны.

- Ну хорош, хорош, Шейн! – его отец, Джон, до крайности не любил, когда его отпрыск сходит с ума из-за каких-то там мелочей. Поэтому он всегда старался охладить пыл своего далеко не всегда сдержанного отпрыска.
- Да что остынь? Что остынь? Мы приперлись сюда, на другой край земли, не просто на увеселительную прогулку. Да и деньжат отвалили за это не мало! – На словах «не мало», он многозначительно посмотрел на Смита, на что тот отреагировал со скоростью скорпиона, быстро и безжалостно.
- Мой дорогой Шейн Картер, при всем моем почтении, тот контракт, который вы все подписали, — тут он обвел взглядом не только обоих Картеров, но еще и Николаса Вея с Джузеппе Маркони, — совершенно не гарантирует всем вам какие-либо развлечения на этой территории. Если вы помните, то единственное, что вам гарантируется, так это удачная охота, а не шутки и ночные клубы. Так, что сиди смирно и жди разрешения.
- Да, но… – Картер младший побагровел и хотел вставить слово, но Джо Смит не дал ему этого сделать.
- А ваша безопасность полностью зависит от вашего подчинения лидеру группы, то есть мне. И если вы, мистер Картер, не цените свою жизнь, то можете расторгнуть наш договор и катиться ко всем чертям.

Тон Смита не давал даже и намека на какое-то раздражение или неуверенность. Так говорят либо чиновники слишком высокого полета, либо шерифы в мелких городишках, которые не только представляют закон, но сами и есть его живое воплощение. Шейн все понял, он схватил стоящий на столе высокий стеклянный стакан с трубочкой и впился в нее губами стараясь высосать остатки коричневого пойла.

- Надеюсь, сын, что мы проведем отличный отпуск здесь и ты не пожалеешь. Уж поверь своему старику! Нам с мистером Смитом есть что вспомнить, как-никак поколесили по миру. В прошлом году ездили в Африку пару раз, вот уж где потеха была.
- В Африку? Интересно, расскажите побольше! — тут уже оживился Джузеппе. По его одежде было видно, что он птица, вероятно, высокого полета. Видимо, поднялся на каких-то полузаконных операциях, но никогда не водился с криминалом.
- Да что тут рассказывать-то, ну было дело. Были в Эфиопии и Нигере. Славная была поездка, за две недели турне, посетили с десяток деревушек. Ну и результат был соответствующий. А ты, дружище, похоже, что первый раз в такой поездке?

Джо Смит опять углубился в чтение газеты, казалось, что ему совершенно неинтересна вся эта трепотня, что стояла за столом. Но глядя в газету, он одним глазом следил за окружающей обстановкой, а обоими ушами внимательнейшим образом слушал то, о чем болтают его коллеги.

- Да, в первый раз. Мой близкий друг, Адриано, ездил в пару подобных экспедиций и очень рекомендовал съездить и мне. Говорит, что после такого становишься настоящим мужчиной. А еще он рассказывал, что в одной из его поездок погиб кто-то из членов команды.

Именно этого и ждал лидер группы, как только прозвучали ключевые слова тревоги, так он сразу же отреагировал:
- Да, Джузеппе. В прошлом году, от нашей компании поехала группа на Ближний Восток, кажется, в Афганистан или Сирию. И там случилась пренеприятнейшая история. Погиб один из охранников, банально подорвался на мине. Мы ничего не смогли сделать. Бедняга истек кровью еще до того, как подоспели медики.
- Какой ужас! Надеюсь, такого с нами не произойдет?
- Эй, парни! Отвлекитесь от своих игрушек! – Джо Смит слегка прикрикнул на двух весьма внушительного вида детин, вальяжно развалившихся на диване немного поодаль и вдохновенно гонявших в какую-то игру на портативных игровых консолях.
- Что шеф? – откликнулся Марк, от напряжения игры его лысина уже покрылась испариной, а крылья расплющенного носа расширялись при каждом вздохе. В помещении ресторана явно становилось жарковато.
- Марк, тут есть вопрос от нашего клиента, Джузеппе. А не получится ли так, как в прошлый раз на востоке, когда один из ваших по глупости наступил на противопехотную мину?
- Никак нет, не получится! Это была досадная оплошность. Все из-за женщины! — по-военному отрапортовал Марк, а второй громила лишь одобрительно покачал головой.
- Из-за женщины? Очень интересно, я думал, что подобные экспедиции только для мужчин! – тут оживился последний из туристов Николас Вей. Все это время он сидел в наушниках и слегка подергивался в такт музыки, но женщины видимо куда интереснее музыки.
- Так и есть, после того случая, мы больше ни под каким соусом не берем в экспедиции женщин. Ни под каким!
- А что же случилось? – Шейн уже позабыл про свой гнев и из бордового стал наконец-то своего обычного красного цвета.
- Да глупая баба, полезла через минное поле, ей показалось что на той стороне стоит ребенок. Наш еле успел ее оттолкнуть. А сам подорвался. Парню оторвало обе ноги. Умер через пять минут. – В разговор вмешался второй охранник, Вальтер.
- Пресвятая Дева, надеюсь, что с нами такого не случится! – Маркони достал из-за пазухи распятие и приложился к нему губами.
- Конечно не будет, ведь баб мы с собой не взяли, разве что ты, Джузеппе не из этих? – Джон Картер, заговорщически подмигнул Смиту и попытался рассмеяться.Остальные шутку или не поняли, либо были слишком подавлены перелетом накануне, чтобы смеяться.
- Да где же этот чертов русский! — Шейн начал заводиться по новой.
- Шейн, мы в Украине, это страна такая, она населена украинцами, а не русскими. Русские живут в соседней стране. Но мы туда не поедем, там нам делать абсолютно нечего. А вот, если украинца назовешь русским, то тебе может не поздоровиться. – Папаша начал нравоучительный разговор со своим сыночком.
- Да ты посмотри какие они тут все дохлые! – прорычал Картер младший, — длинные и тощие. Как дашь одному в лоб, так сразу и откинет копыта!
А вот тут уже все рассмеялись, все за исключением Джузеппе. Английский был для него не родным языком, поэтому некоторые нюансы речи Картера остались за гранью его понимания.

***

Тем временем Мясников, страшно опаздывая на встречу с дорогими гостями, нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения, мчался к гостинице. Попутно он опроверг около двух фундаментальных законов физики и чудом обогнул несколько неудачно расположившихся на проезжей части автомобилей. Но все обошлось хорошо. И крайне запыхавшийся, он вбежал в фойе ресторана именно в тот момент, когда туристы весело гоготали над удачной шуткой.

Только завидев вошедшего, смех сразу же прекратился. Марк и Вальтер моментально уткнулись в свои приставки и с остервенением продолжили прерванную игру. Джо Смит наконец-то положил газету и встал, ожидая, когда к нему подойдет прибывший Мясников.
- А что, погода в Киеве нынче теплая? – вместо приветствия начал Смит.
- Да, здравствуйте. Действительно, нынешнее лето очень жаркое и засушливое. На своей памяти не помню ни одного подобного лета, что бы весь месяц стояла тридцатиградусная жара и ни одного дождика!
- Ну, к жаре нам не привыкать, — откликнулся Николас и стукнул перстнями на пальцах по крышке стола, — мы все из мест не столь прохладных как у вас тут бывает зимой. Не так ли парни?
Все туристы согласились с высказыванием Николаса и дружно закивали. Обстановка моментально охладилась. Только Шейн еще косо поглядывал на Вячеслава и в конце концов, не выдержал.
- Ты опоздал на встречу, парень! Будь мы в Техасе, я бы просто ушел и тебе пришлось бы искать новых клиентов!
- Шейн, ты опять? — Джон Картер уже с совершенно серьезным видом прицыкнул на своего сына.
- Да, очень сильно извиняюсь за опоздание. Возникли непредвиденные обстоятельства, пришлось весьма долго разговаривать с полицией.
- С полицией? – Джо насторожился, его загорелое лицо моментально потемнело.
- Да, именно с ними. Знаете, у нас такое иногда происходит, то скорость превысишь, то под знак проедешь. Вот, они и цепляются. Взятки требуют.
- А, дорожная полиция. А я уж подумал ты в неладах с законом! – на каменном лице просияла улыбка, обнажившая стройные ряды белоснежных зубов.
- Да не, ну что вы!
- Да ты садись, садись. У нас же непросто так встреча, а деловой разговор! – Джо жестом указал на место куда Мясников может сесть.
- Да. Я весь во внимании!

Тут, к столику подошла официантка, вернее даже не подошла, а подкатила. Была она невысокого роста, и излишне полноватой, да еще облаченная в длинную юбку до пола. Уж как она там семенила ногами не ясно, но со стороны создавалось полное впечатление, что она не ходит, а катается по полу.
- Шо заказывать будите? – с явно выраженным акцентом сельской местности произнесла та.
- Мне водички без газа, не холодную если можно. Пожалуйста. — Вячеслав изрядно вспотел, пока бежал от машины до входа. В будни, в Киеве не только плотное движение, но и большая проблема с парковкой, тем более такой крупной как у него. Пить хотелось не только из-за жары, но и из-за стресса, полученного от общения с силовиками.
- Шо, воды? Ща принесу!
- Скажи ей, что мне надо еще два этих коктейля, — отозвался Шейн.
- Да и два коктейля вот этому господину, таких же. Спасибо.

Официантка кивком подтвердила добавку к заказу и начала убирать со стола уже использованную посуду, сметая невнятного вида тряпочкой крошки прямо на пол. Ее руки, да и вся фигура, явно не способствовали тому, чтобы дотягиваться до самых отдаленных уголков стола, поэтому ей приходилось обходить его то с одной, то с другой стороны, а в один момент, ей даже пришлось встать коленкой на стол, чтобы дотянуться за кружкой с недопитым чаем. Иностранцы были явно в недоумении от такого сервиса, но ее это ничуть не смущало.

Когда же наконец она полностью убрала стол, разговор возобновился. Первым попытался завязать прерванную беседу Вячеслав, но ему пришлось умолкнуть почти сразу же, поскольку заговорил сам Джо Смит:
- Господин Мясников, завтра мы выдвигаемся в наше небольшое путешествие. И нам необходимо провести его без всяких эксцессов. Нам потребуется дополнительное оборудование и снаряжение, а задача по его подбору ложится на вас.
- А я был уверен, что вы все привезли с собой. Те большие ящики в аэропорту.
- Винни, это далеко не все. Те ящики, что ты видел в порту это лишь основное оборудование. Но нам необходимы припасы. Продовольствие, палатки, спальные мешки наконец!
- Так-так, слушаю…
- Вот тебе деньги, — Смит выложил на стол аккуратный рулончик банкнот, перетянутых красной резинкой, — на них ты купишь все, что нам нужно.

Веня никогда не видел такую пачку валюты сразу, казалось, что на столе перед ним лежит целое состояние. Он слышал от друзей, что так раньше носили деньги очень богатые люди. Да и то, было это в шальные времена, впрочем, и деньги тогда тоже были шальные. Немного поколебавшись, он взял рулон в руку. На ощупь он оказался чертовски упругим и увесистым.

Глядя на лицо Мясникова, Шейн криво улыбнулся и цедя сквозь зубы, произнес:
- Ты, поаккуратнее там, смотри, ничего не потеряй. А то ведь придется расплачиваться ой как долго!
- А вот и список того, что необходимо приобрести вместе с распиской о получении денежных средств в размере трех тысяч пятисот долларов США. Прошу ознакомиться и подписать.

Смит выудил откуда-то из-под стола несколько листов с машинописным текстом скрепленных вместе. Бегло пробежав глазами список и обязательство отчитаться по всем приобретениям дороже ста долларов, Веня взял ручку, лежавшую тут же, и лихо подмахнул сразу оба экземпляра документа.

Ему предстояло приобрести кое-какой туристический хлам типа палаток, котелков, треног, биотуалета, да и про продукты американцы не забыли. Кроме стандартных в таких случаях консервов, тут была вода в канистрах, системы очистки вводы, сублимированное мясо, прочие съестные припасы в виде энергетических батончиков. Довольно-таки большой список был и для походной аптечки, бинты, антисептики и какие-то таблетки. По первым прикидкам на весь список должно было уйти ну никак не больше двух с половиной тысяч долларов. Возможная незапланированная прибыль приятно грела.

- И да, Винни, завтра мы выезжаем по направлению в Мелитополь. По моим картам езды туда около 650 километров. Мы должны быть в Мелитополе не позже пяти вечера. Поэтому выдвинуться нужно с запасом по времени.
- Да, лучше выехать как можно раньше, чтобы не попасть в пробки тут, в Киеве. Поэтому я предлагаю выехать как раз в пять утра по местному времени. А то, знаете, как встрянем в затор с утра и все, только к обеду из города и выберемся.
- И постарайся не опаздывать, а иначе я уволю тебя! – Шейн огрызнулся.
- Да, отлично, в пять, так в пять, — Смит улыбнулся своей ослепительной улыбкой, которая казалась еще более заметной в контрасте с его загорелой кожей лица, — но есть еще кое-что, о чем я хочу тебя попросить.
- Да, буду без опозданий! Что еще?
- Видишь ли, ребята прибыли издалека, устали от многочасового перелета. Нам надо немного отдохнуть, расслабиться, перед дальней дорогой.
- Не совсем понимаю…
- Мы здесь все мужики, приехали в чужую страну. По делам. Нам надо как-то отвлечься от забот текущих… — Джо не успел договорить, как в разговор вмешался Вальтер.
- Блин, мужик, привези нам баб и побольше. Хоть отдохнем, а то тут у вас тоска смертная. Жара эта, да пойти некуда. Одни церкви и монастыри!
Коренастый Марк не отстал от своего товарища и живо закивал головой в знак одобрения.
- Привези нам человек семь девушек сегодня к шести вечера. Сможешь? Или в вашей стране такие услуги не практикуются? — Джо заулыбался, видя такую активность со стороны Вальтера.
- Да не, — Мясников засмущался своей непонятливости, — практикуются, отчего же, только я вот никогда ими не пользовался. Но я найду обязательно. Обязательно!
- Ну вот и чудно, а теперь ступай, у тебя итак забот полон рот на сегодня! – Джо рассмеялся.
- И никаких черных, чтобы не было! Бери только белых женщин! Уяснил? — тут в разговор уже вклинился Николас Вей. Видимо, ему, как и всем остальным за столом порядком надоела экзотика.
- У, а я думал, что тебе неинтересны женщины, не так ли Вей, дружище?! – Джузеппе похлопал Вея по коленке и заливисто рассмеялся. Николас Вей, лишь отодвинул ногу и кинул очень недобрый взгляд на итальянца.
- Да-да, разумеется, только белых! – Мясников начал вставать из-за стола, и тут увидел официантку, несущую напитки на подносе. Он немного помедлил, в надежде перехватить свой заказ, уж очень хотелось пить.
- И смотри у меня, не опаздывай, а иначе… — Шейн выразительно провел пальцем по горлу. Отчего пить сразу расхотелось, Вячеслав поспешил к выходу. Он так торопился, что даже забыл попрощаться со своими подопечными.

После того как Мясников скрылся за дверями ресторана вся группа продолжала сидеть на своих же местах, и попивать свежепринесенные напитки.
- Джо, как ты думаешь, а не скроется ли Винни с деньгами? – Джузеппе уже был серьезен как обычно. В его темных глазах горел леденящий стальной огонь. — Ведь из-за этой задержки у нас совсем не останется времени. Начинать нужно уже послезавтра.
- Не думаю, что он сбежит. Сумма не такая уж и большая. Тем более, как я понял он пока еще ничего не знает. Да и его компания ожидает от нас вторую половину денег, а для этой нищей страны сумма немаленькая.
- Именно этого я и боюсь. Есть ли у тебя запасной план?
- Если ничего не получится, то будем добираться до пункта самостоятельно, без проводников. Слава богу тут почти Европа — есть спутниковые карты и навигация. Конечно, без знания языка будет тяжело, но ведь мы же не за разговорами сюда приехали.
- Посмотрим, не хочу пропускать такую удачную возможность.
- Эй, Шейн, ты чего там потерял на дне этого стакана? – окликнул младшего Картера Джо.

***

- Витос! Как дела? — Веня чувствовал, что у него выросли крылья, поэтому он не бежал, не шел быстрым шагом к своей машине, а почти парил над расплавленным асфальтом. Ему навстречу спешили киевляне, но он их совершенно не замечал, ему душу грела незапланированная выгода.
- Слушай, Витос, извини, что разбудил, но есть важное дело… Да, с нашими дорогими зарубежными гостями… Тут, это, им нужны путаны на вечер и много… Да не шучу, прямо семь штук надо и только наших, местных девок! Прямо сегодня… Слушай, я-то дел таких не имел никогда, поможешь? Выручку сверху разделим! … Ну ладно — ладно, мне и тридцати хватит… Договорились, тогда в семь они должны быть тут, у гостиницы… И я тебя, брат! До связи!

***

Дела у Вячеслава складывались как никуда лучше. Часть забот он с себя скинул, осталось лишь купить все необходимое и он свободен. А вот и обменный пункт. На пороге толпилась группа из трех или четырех человек, последней оказалась полноватая дама лет пятидесяти, одетая в ужасный розовый спортивный костюм. Солнце уже начинало припекать, поэтому дама активно обмахивалась газеткой. По ее хмурому лицу было отчетливо видно, что она явно недовольна тем, что ей приходится ждать в столь некомфортных условиях, на солнцепеке.

- Простите, вы последняя? – осведомился Мясников.
- Да, а что, не видно уже? – раздраженно ответила дама в розовом и практически уничтожила Веню взглядом.
Тут из двери обменного пункта вышел уже немолодой мужчина, который и уведомил всех, что долларов в пункте не осталось. И быстренько ретировался. Толпа зашумела и загудела.
- Ой, как это не осталось? Почему это не осталось? – дама в розовом начала активно возмущаться, – Ну-ка, дайте-ка, я пойду разберусь!
С напором немецкого танка «Тигр» она ринулась сквозь очередь к двери, но почти у самой двери ее остановила бойкая девица в ярком вечернем макияже:
- А ну, куда прешь, корова! Тут люди стоят!
- Ты, кого коровой назвала? Курица!
- Ах ты свиноподобное рыло! Да я тебя…

Вячеслав стоял и ошалело смотрел на то, как две женщины сцепились с явным намерением выцарапать друг другу глаза и, как минимум, вырвать локоны из шевелюр. А стоявшие вокруг посетители бойко подбадривали дравшихся.
- Молодой человек! Молодой человек! – Веню за рукав бодро теребил милиционер.
- Да? Что?
- Вы гривны сдаете или доллары? – осведомился полковник милиции.
- Гривны купить хочу, у меня доллары, а что?
- Давайте, отойдем в сторону, у меня гривны, мне нужны доллары. Плачу полтора курса.

Почему-то форма полковника украинской милиции внушила доверие и Веня с охоткой двинулся вслед за милиционером, все равно, похоже, что перебранка около входа в обменник продлится еще долго.
- Нам туда, — махнул рукой прямо полковник.

Веня взглянул в указанном направлении и метрах в стах заметил милицейский автомобиль. Что именно это была за марка разглядеть не получалось, мешали другие припаркованные автомобили, но мигалки, установленные на крыше, четко выделялись над крышами более низкорослых машин. Они прошли уже метров 30, как тут из подворотни на них напало чудище. С жадным хрипением, невероятной энергией и страшными звуками на них несся небольшой комок шерсти персикового цвета с широко разинутой горизонтально приплюснутой пастью. Мужчины аж отпрыгнули на полметра в сторону от неожиданности и замерли. Казалось, что подобные сцены переживают незадачливые туристы в Африке, когда они по дурости отбиваются от группы во время сафари, забредают в болото, где их съедает заживо скучающий бегемот. Картинка гибели в огромной пасти африканского животного во всей красе живо предстала перед глазами Вячеслава.

Собака уже почти добралась до опешивших жителей большого мегаполиса, сделала последнее усилие, кинулась, но в полете ее что-то остановило и прямо на самом излете она будто уперлась в невидимую стенку, спружинила и отлетела назад. Тут же, откуда-то из сумерек проезда донесся томный бас:
- Осама, фу! Ну ты, что в самом деле! Фу, сказала, скотина тупая!

Вслед за словами появилась и владелица баса. Ей оказалась весьма импозантного вида женщина, типичная жительница Киева, но уже в летах, да еще и разодетая как новогодняя елка в разноцветных огнях. Именно на ней взаимно сочетались кричащий светло-зеленый цвет молодой поросли с ярко-оранжевым кислотным цветом «Фанты».
- Осама, фу сказала! – еще раз рявкнула дама, на что Осама наконец-то повиновался.

Собака, а ужасной бестией оказался обычный упитанный мопс, а не никакой не бегемот или прочее мифическое существо, остановилась, замолчала. Затем постояла секунду, размышляя о чем-то своем, собачьем. Развернулась боком к все так и стоявшим в застывшей позе мужчинам, неодобрительно фыркнула и засеменила своими коротенькими лапками за хозяйкой, которая держа в руках поводок-улитку, двинулась в противоположную сторону вдоль тротуара. Мясников еще подумал, что столь пухлая тушка при такой трусце должна оставлять существенные вмятины на муниципальном асфальте, да и вообще, с хозяев подобных зверей нужно брать отдельный налог с целью последующей реабилитации мирных горожан пострадавших от испуга.

Милиционер и Вячеслав переглянулись. Но ни один из них и не подумал подавать виду, что он хоть самую малость испугался. Да все нормально, все как обычно. Маленькая шавка, лишь немного погавкала и никто, совершенно никто ничего не испугался. Даже ни один мускул не дрогнул на мужественных лицах пешеходов. Вот они и продолжили свой маршрут до милицейской машины. В коей оказалось еще двое милиционеров. Машиной на самом деле был небольшой микроавтобус, даже не совсем микроавтобус, а так, пассажирский «каблук». Двигатель машины был выключен, задняя дверь раскрыта и в его утробе маялись от жары два толстопузых служителя порядка. Навряд ли их служебная повозка была оснащена кондиционером, поэтому от наступающей жары приходилось спасаться путем оголения различных частей служивого тела. В стандартной милицейской форме особо расстегивать нечего. Форменные глухие ботинки, брюки с ширинкой, да рубашка с коротким рукавом. Вот рубашки у них и были расстегнуты, так не до конца, только пара пуговиц снизу, да тройка сверху. Чтобы, разумеется, не разрушать имидж служителя законности. Возможно, что и по этой же самой причине, они сидели в машине в фуражках, благо высокий потолок позволял сдвинуть их на затылок.

- Привел? – спросил сидящий ближе всего к входу милиционер.
- Привел.
- Сколько у тебя? — спросил Мясникова, отчасти унизительным тоном, все тот же, сидящий около выхода.
- Вот, – протянул пачку долларов Мясников.

Милиционер взял пачку, повертел ее в руках и передал своему товарищу в глубину кузова. Веня проследил путь валюты внутрь, даже слегка вытянул шею, стараясь не упустить заветную пачку из виду.
- Да ты не бойся, — полковник похлопал Мясникова по плечу, — у нас все четко, не обманем и не кинем. Мы же это, мы милиция!

Все трое тут же прыснули от смеха. Улыбнуться пришлось и Мясникову. Хотя улыбка вышла какая-то кислая. Ведь если вдруг сейчас эти трое упырей, возьмут и заберут его деньги. Что же ему тогда делать-то? Мысль о том, что накрылось медным тазом все его предприятие уже начала пробираться с задворок сознания к лобным долям мозга, пробивая себе дорогу небольшим, но очень мощным отбойным молоточком. Он набрал воздуха в грудь, чтобы хоть что-то сказать, показать, что он не отдаст просто так, без боя, свои деньги. Как сидящий в дальнем углу милицейской машины передал какой-то пакет своему коллеге.

- Ну вот. Получайте гражданин, – сказал милиционер, сидящий около выхода, и протянул пластиковый пакет с чем-то увесистым в руки Мясникову.
Вячеслав, как завороженный, протянул руку, взял в нее пакет, в нем было что-то тяжелое. Находясь словно в забытье, он заглянул внутрь пакета и остолбенел уже второй раз за день.
- Ну что? Все в порядке? – стоявший рядом полковник живо поинтересовался, но его вопросы остались без ответа еще не меньше чем с минуту.
Веня стоял и смотрел в пакет. В пакет набитый гривнами. Полпакета денег. Денег! Дар речи вернулся к нему не сразу:
- Д-д-д-д-а. Вроде. Вроде д-д-а. Все да. Вроде.
- Ну и отлично. Аккуратнее на улицах. А то мало ли что! – полковник похлопал Веню еще раз по плечу.
- Да и мы, как стражи порядка, лица, так сказать, официальные, настоятельно не рекомендуем участвовать в сомнительных валютных операциях. Так ведь недолго и совсем без денег остаться. А то и вообще. Товойт. Загреметь под статью. – Проинструктировал все еще стоящего и таращегося в пакет Мясникова. И тут милиционеры еще раз рассмеялись.
- Спасибо, – только и смог промямлить Мясников и на ватных, не способных твердо поддерживать тело, ногах, двинулся по тротуару прочь от милицейского каблука.

Он богат! Он сказочно богат! Он новый украинец! Да, что там украинец. Он новый русский! В его руках целое состояние. Такое количество денег Вячеслав еще никогда в жизни не то, что не держал в руках, он даже рядом не стоял. Но мало получить богатство, его надо сохранить и не разбазарить. Тут мысли Вячеслава стали как никогда четкими, мозг заработал на все пять процентов, доступных среднему человеку.

Вене было очевидно, что деньги не его. Их ему выдали на строго определенные действия, нужно было в первую очередь выполнять поставленную задачу. А то еще мало ли что, возьмут и попросят все деньги обратно. Нет! Его, Мясникова Вячеслава, так просто не возьмешь! Он ускорил шаг и зашел в первую точку, где ему предстояло закупить многое, что было у него в списке. Он решил не бегать с высунутым языком по городу в поисках самых недорогих товаров, а покупать сразу все в одном месте насколько это возможно, но брать самый недорогой и притом качественный товар. Расчет Вени строился на том, что после поездки на юг, туристы улетят в свои Америки и Европы, а все снаряжение и прочее, останется ему. Его можно будет реализовать, еще больше увеличив свой доход.

***

В первой точке, в спортивном магазине, как назло, было дюже многолюдно. Но хотя бы кондиционеры работали и не делали толкание по рядам столь утомительно мерзким, как оно могло бы быть. Разомлевший от быстрого шага по улице во время солнцепека Веня схватил тележку и достаточно скоро остыл, обдуваемый прохладным кондиционированным воздухом.

Список покупок, полученный от Джо, оказался чертовски детальным, конкретно, в спортивном магазине нужно было закупить несколько палаток, спальные мешки, различные котелки и горелки для готовки. Все это было в наличии, хотя и по не самым низким ценам. По крайней мере, Вячеслав ожидал что все покупки в магазине обойдутся ему в гораздо меньшую сумму, и он уже начал потихоньку сомневаться в том, что он принял верное решение покупать все в одном месте.

Набрав с верхом полную тележку всяческого снаряжения, он двинулся к кассе, где упитанная и раскрасневшаяся от наплыва покупателей кассирша была немало удивлена тем, что деньги покупатель достает из невзрачного пластикового пакета, а не расплачивается пластиковой картой. За этой операцией пакет изрядно похудел и тут Веня панически осознал, что он физически не сможет донести до своего микроавтобуса все закупленное богатство.

Пришлось ловить такси. Вячеслав встал на краю проезжей части, рядом поставил тележку с покупками и поднял левую руку. Из-за стеклянных дверей магазина за ним неусыпно следил сотрудник магазина, контролируя не увезет ли этот странный юноша тележку с собой. Не прошло и минуты, как перед ним, с визгом резины затормозила потрепанная временем и другими автомобилями престижная иномарка. За рулем был не то чтобы грузин, но лицо явно неукраинской национальности. Шикарная щетка усов над верхней губой и нос с горбинкой давали прозрачные намеки на выходца с Кавказа. А акцент таксиста только усугубил впечатление. Но делать было нечего и пришлось везти все закупленное добро до места, где осталась машина, с риском для кошелька. И как это он сразу не сообразил, что лучше было бы поехать за покупками сразу на машине и поставить ее прямо перед выходом на платной парковке. Сэкономил бы немного денег. Но, путешествие обошлось без эксцессов, сердце только пару раз замирало в груди Вячеслава, да пару раз душа уходила в пятки. Особенно в моменты, когда его новый кровный друг Анзор, обгонял по встречной полосе медлительных, по его мнению, водителей ишаков, чудом уворачиваясь от встречного транспорта. То, что водителя зовут Анзор, Веня узнал уже спустя полминуты, как только они с юзом тронулись с места. Таксист оказался не только горячим но и очень словоохотливым.

По прибытию на место, Анзор, который то и дело зыркал своими черными глубокими глазами на Мясникова, проявил галантность и по окончании поездки, он даже помог разгрузить все накупленное, а уехал горячо попрощавшись и вручив визитку со своим номером телефона. Оставив на асфальте две черные полосы от задних колес.

- Ух, повезло, так повезло. – Мясников вытер пот со лба и принялся загружать микроавтобус купленными палатками, котелками, спальными мешками и прочими фумигаторами. Солнце уже конкретно припекало, от раскаленного асфальта поднимался нестерпимый химический запах, по этой причине, Веня поспешил с погрузкой, запрыгнул на водительское сидение и включил кондиционер.

С детства он не любил запах расплавленного асфальта, а лета в его любимом, даже самом лучшем на свете городе, в последнее время удавались все жарче и жарче. Но кондиционер в немецком авто работал исправно и уже минут через пять водитель ощутил приятную прохладу. Прохладный ветерок обдувал лицо и руки. А проходящие мимо пешеходы, видимо, в душе завидовали черной завистью находящемуся в комфорте Вячеславу. Очень хорошо, что весной он провел профилактику, заменил несколько трубок, да заправил свежую порцию хладагента. На фирменный немецкий, он конечно же не рискнул разориться, а вот жижу китайского или может быть российского производства ему залили аж с горкой.

Мясников развернул список и начал вычеркивать то, что он купил. По снаряжению в принципе все, что нужно. Осталось купить сублимированные продукты, да и просто еды. Если с едой все более-менее понятно, он затарится ей в одном из магазинов типа «кеш и керри», то с сублимированными делать было решительно нечего. Раньше он подобные товары никогда не покупал и даже не представлял, где можно купить сублимированную рыбу или мясо. Из задумчивости его вывел визг резины тормозящего рядом автомобиля. Он повернул голову, как увидел радостное лицо Анзора, стучащего ему в боковое стекло.

- Брат, ты пакет у меня забыл! – протараторил Анзор, когда Веня опустил окно на противоположной двери. Холодный пот прошиб его по позвоночнику, между прочим уже не в первый раз за сегодня. В руке Анзор держал тот самый пластиковый пакет, в котором были деньги. Все оставшиеся деньги на покупки!
- Анзор, ты настоящий друг, спасибо тебе большое! – выдавил из себя Веня, вцепившись в пакет и затягивая его в салон микроавтобуса.
- Да не за что! Обращайся, держи визитку! – все так же быстро проговорил таксист и кинул на сиденье две карточки с номерами телефонов.
- Анзор! Анзор, а ты не знаешь, где можно купить сублимированные продукты? – Мясников немного отошел от шока и решил не отпускать так быстро своего нового друга.
- Сублимированные? Сушеное мясо что ли? Это тебе надо идти к экстремальным туристам. Ну там, скалолазы всякие и прочие альпинисты, – с живостью отозвался Анзор.
- Как? Откуда? Откуда ты знаешь?
- Да я же и сам горец! Все время у них закупаюсь. Мой любимый магазин на Оболони. Подвезти?
- Нет, нет, спасибо. Я уже сам на колесах, спасибо еще раз!
- Ну давай! — и таксист с неимоверным визгом умчался вниз по улице. Видимо ему доставляло удовольствие жечь резину. Или это была не его машина. А, неважно! Нужно быть аккуратнее с деньгами.
- Надо же. На Оболони, – пробубнил в небольшой задумчивости себе под нос Веня.

Мясников решил избавиться от пакета. Но затея оказалась не такой уж и простой. Сперва пришлось распределить банкноты кучками по номиналам. А затем каждую из кучек положить в отдельный карман. Видок получался, наверное, соответствующий, эдакий Буратино с карманами набитыми деньгами. Того и гляди разведут на поле чудес.

- Ну, на Оболонь, так на Оболонь. Там рядом и продуктами можно закупиться, – и Мясников нажал на педаль акселератора.

***

Удивительное дело, как только погодные условия хоть на чуть-чуть отклоняются от комфортных. Ну там дождь пойдет, станет слишком холодно или слишком жарко, или вообще снег нападает, то киевские водители превращаются в настоящих сонных мух. Дорожные заторы организуются по любому поводу, будь то маленькая ямка на дорожном покрытии или же светофор. Обязательно соберется целая куча машин и каждый будет тормозить и замедлять движение.

Так и в этот раз. Вроде в разгар дня машин не так много, но движение архимедленное. Везде хоть небольшая, но пробка. А там, где пробка, там сразу же возникают чудики, которые бегают вокруг своих автомобилей с открытыми капотами из которых клубами поднимается белый пар. Лет десять назад, такие бедолаги были исключительно на «Тавриях» и прочих «Жигулях». Но сейчас же… За все время пути, Веня насчитал две BMW, одну «Рено», и две «Мазды» стоящие посреди пробки с перегретыми движками. В большинстве случаев стоящие посреди дороги машины сами и служили дополнительными источниками дорожного затора. Очевидно, что следить нужно за любым автомобилем, будь он отечественный, японский или даже немецкий. Веня погладил рукой по торпедо свой микроавтобус, он его пока так серьезно не подводил. Да впрочем, техническое обслуживание и регулярные проверки Мясников не зажимал, так что все было по-честному. Водитель машине техническое обслуживание, а автомобиль водителю — надежную работу.

Путь до магазина был долог и непрост, но Мясников справился, добрался до магазина для экстремалов, сам почти превратившись в экстремального водителя, купил там две больших коробки, плотно упакованных сушеным мясом и рыбой в вакуумной упаковке. В списке покупок не было указано, какое именно мясо нужно было брать, поэтому он взял курятину, говядину и свинину. А упаковки с рыбой были только одного сорта, но как говорится, меньше выбор — меньше головной боли.

- Ну еще два пункта, и я свободен! – проликовал Вячеслав, заводя в очередной раз свой микроавтобус. Микроавтобус по-дружески хрюкнул и заурчал, обдувая водителя прохладным потоком воздуха. А температура за бортом уже поднялась за тридцать пять. По крайней мере на солнце.

За остальными продуктами он заехал в оптово-розничный супермаркет, где и запасся крупами, тушенкой, сгущенным молоком без сахара и прочей снедью, которая может храниться без холодильника. Помимо прочего, пришлось взять пару центнеров воды в баклажках, да немного квасу. Кваса, понятное дело, не было в списке, но это была уже его личная импровизация. Немного пришлось помучиться с выбором энергетических батончиков. У экстремалов они кончились, поэтому пришлось их заменить батончиками мюсли с орехами и медом.

День уже перевалил за свой перигей и солнце явно клонилось к закату. Вячеславу осталось только заправить газовые баллоны, купленные в магазине, газом, а автомобиль топливом. И на этом его план работы на день был выполнен. Он мотался по городу не покладая рук и честно говоря, уже немного подустал. Казалось, вот только что было утро, а уже и вечер. Так и прошел день за рулем и по магазинам. А завтра намечалась весьма непростая дорога. Проехать предстояло несколько сотен километров. Кому как, а ему перед дальней дорогой нужно как следует отдохнуть.

Он заехал на заправочную станцию, где залил несколько литров сжиженного пропана в два пятилитровых баллона. Поначалу пришлось поскандалить, заправщик ну никак не хотел заправлять такие маленькие баллоны мотивируя тем, что давления в системе слишком большое и больше газа выльется, чем получится залить. Уезжать на другую станцию, до которой еще непонятно сколько ехать очень не хотелось. И после десятиминутных препирательств удалось убедить оператора, что клиент заправочной станции готов заплатить не за десять литров газа, а за все двадцать пять. И только после этого, «голубое» топливо попало в красные баллоны.

На автозаправочной станции обошлось без эксцессов. Мясников заправился, что называется, до полного. Он залил не только основной бак, куда влезло почти 80 литров топлива, но не забыл залить еще и два дополнительных бака. Еще в прошлом году, дядя Миша, дядя его супруги, смог установить в скрытые полости два небольших жестяных бензобака. В результате чего в микроавтобус можно было залить теперь почти двести литров топлива. Тогда было совершенно не ясно, зачем такой объем для автомобиля, который катается почти что исключительно по городу. Но, после того как Витя каким-то чудом раздобыл транспортную карту для заправки от какого-то местного банка, все встало на свои места. Один раз в неделю, по карте можно было заправить ровно двести литров топлива. Такого объема вполне хватало, чтобы кататься семь дней и ни в чем себе не отказывать. Но, почему карта работала только один раз в неделю оставался открытым, хотя Веня особо и не вникал в такие тонкости. Топливо-то для него было бесплатным.

После заправки, Веня решил рассовать все припасы поуютнее, чтобы в машине можно было ехать сидя, а не лежа на палатках, баклажках с водой и сублимированном мясе. А заодно проверить все ли было куплено, а то вдруг еще что-то осталось позабытое. Как только Веня выбрался из машины, мимо с визгом пронесся Анзор, помахав новому другу рукой через боковое окно. Толи этих кавказцев в городе не одна сотня и они все на одно лицо, либо их маршруты все время пересекаются. Мясников всегда думал, что Киев — это не громадный город с миллионами жителей, а просто разросшееся село и все люди тут друг друга знают. Поэтому и встречают постоянно своих знакомых на каждом углу.

Разместить все вещи по весьма немаленькому автомобилю удалось далеко не сразу. Влажный и душный воздух Оболони не давал трудиться в полную силу. Каждые минут пять приходилось останавливаться, чтобы перевести немного дух, иначе красная пелена застилала глаза, в ушах начинало отстукивать сердце, а ноги сами собой подкашивались. Вене стало очевидно, что хорошо было бы перекусить. Но работа прежде всего. Сначала распихать все по укромным уголкам и багажным отделениям, а только потом отдых и питание.

***

Спустя сорок минут, все вещи были тщательно проверены по списку и распиханы по всем углам и уголкам микроавтобуса. На удивление, все что нужно было купить, было закуплено и лежало в салоне. Вот палатки, спальники, газовые баллоны, съестные припасы. Как будто собираемся в многодневный поход. Они там что думают, что у нас на юге полная дикость? Разве нельзя останавливаться в гостиницах или мотелях? Ну или снять сразу целый домик, а питаться в кафе и ресторанах?

За размышлениями Веня залез в свой смартфон. Оказалось, что там пропущено аж пять звонков от Вити. Странно, он никаких звонков не слышал. Дело оказалось в том, что видимо самопроизвольно, в кармане у телефона отключился звук. Такое иногда происходило. Включался экран, а потом пока он был включен любое нажатие на кнопки громкости приводило к ее изменению. И конечно же, изменялась она вплоть до полного выключения. По крайней мере, обратного не происходило ни разу.

- Привет, Витас! Чего звонил? – протянул в трубку кривя тонкие губы Веня.
На той стороне, Витя что-то долго и нудно объяснял Вене.
- Да, но, слушай, я хотел домой и там отдохнуть… Да-да, понятно, но… Хорошо, ладно… Да понял я… Да, Светлана. Пока.

Делать было нечего, Витя заставил, даже приказал Вене, прибыть вечером к гостинице, чтобы продолжить ублажать иноземных гостей. Делать было нечего. Нужно выполнять просьбу работодателя и пожелания клиентов. Но, сперва нужно все же заскочить домой. Мясников еще раз взглянул на экран. И тут его внимание привлекла пиктограмма почтового конверта, мигающая в статусной строке. В почтовый ящик пришло письмо. И как оказалось, письмо не простое, а именно с того самого российского почтового ящика, который ему продиктовал утром сотрудник СБУ.

В письме, между прочим ничего такого написано не было. Никаких инструкций, никаких угроз, вообще ничего особенного. Это было просто письмо от бабушки, которая писала своему внуку с просьбой ему не забывать старушку. Да, фантазия у безопасников работала на все сто.

Пришлось собраться с мыслями и ответить дорогой бабуле, что завтра Веня уезжает на юг, до Мелитополя. Дорога дальняя, но сегодня у него еще встреча с друзьями, да и по идее, он целый день на ногах, вернее на колесах, не емши и не спамши. А в дополнение ко всему, приписал, что очень любит родную бабулю и будет отстукивать ей короткие послания по мере продвижения. Ну и чтобы добавить веса своему посланию, а ведь он обещал отчитываться перед Макаренко регулярно, а тут про них почти забыл, он сфотографировал список и приложил его к ответу.

Ну а теперь, долгожданный путь домой. Нужно хотя бы принять душ, да повидаться с супругой. А то вечер придется провести с проститутками, да уезжать завтра рано. Отчего очень сильно хотелось обнять родного человека. А пачка гривен, выжившая после шопинга, все еще оставалась увесистой, и было разумно оставить ее дома любимой. Но, судьба распорядилась иначе. Супруги Вени дома не оказалось, поэтому наскоро приняв душ, оставив лишние деньги, он уже мчался в сторону гостиницы на микроавтобусе. Время снова поджимало.

Вячеслав подъехал к гостинице и умудрился припарковаться совсем недалеко от центрального входа за полчаса до назначенного ранее времени. Уже вечерело, солнце висело где-то над крышами домов огромным пылающим шаром. В городе было душно, ни ветерка, ни даже маленького дождичка. Только выхлопные газы автотранспорта раскрашивали вечерний небосвод всеми цветами серого.

По случаю ожидаемой небольшой вечеринки Мясников приоделся в белые джинсы и модную рубашку с витиеватым узором. Подойдя к входу в гостиницу, он огляделся. Где-то тут должна была стоять машина с обещанными Витей девушками. Но машины не было.

Мясников взглянул на часы и решил немного подождать на улице. Ожидание затягивалось, он уже раз тридцать прогулялся вдоль всего стеклянного фасада здания, но никакой машины с путанами видно не было. Веня уже было собрался звонить Вите, но тут к подъезду подвалил невероятного розового цвета «Кадиллак» с тонированными стеклами. Он мерно, с легким шелестом шин, остановился и из него, как из матрешки, начали вылезать девушки. Не то, чтобы это были прямо уж девушки, но то, что они были легкого, даже наилегчайшего поведения можно было сообразить только по одному их внешнему виду. Короткие юбки, да длинные ноги лишь часть всего того великолепия, что появилось в предзакатном свете.

Вячеслав с вожделением наблюдал за дефиле семи длинноногих красавиц, и не понимал, как только они все там поместились, как из-за руля выбрался весьма щупленький, особенно на фоне стройных и рослых девушек, и очень смугленький мужичок. Понять кто он по национальности было невозможно, поскольку его одежда полностью отрицала все возможные устои в предпочтениях тех или иных народностей. На нем был натянут светлый спортивный костюм Adidas с неизменными тремя красными полосками в виде лампас на штанах и олимпийке, черные кроссовки Nike и невероятной дороговизны бейсболка, украшенная какими-то крупными кристаллами.

Смуглый в спортивном костюме весьма отвязанным шагом медленно подошел, скорее даже подвалил к Вячеславу и через губу произнес:
- Ты, что ли Мясников?
Причем в фамилии он сделал ударение не как все обычно на последнее ‘о’, а на первое ‘я’. Что немного покоробило ухо и внутреннее достоинство Вячеслава.
- Ну да, я. Только я не Мя́сников, а Мяснико́в. А ты Светлана?
- Ну ты, это, Мя́сников не шути, вот тебе работницы, в 11 я их заберу. И чтобы не шалили. Понял?
- Вроде бы больше работниц заказывали. – препираться по поводу фамилии было бесполезно.
- Остальные позже подъедут. Бабки гони вперед, Мя́сников, — тут смуглый в белом улыбнулся кривой желтозубой улыбкой. Может, зубы у него и не были настолько желтыми, но они попросту сливались с его загорелой кожей.
- Деньги у заказчика. Он тут, в гостинице.
- Ну пойдем, — через губу процедил смуглый, и уже с озорцой, — девки, за мной!

И вся процессия поплелась сквозь стеклянные двери в холл гостиницы. Девушки-работницы тут же разместились в глубоких креслах, отчего их короткие юбки стали еще короче. А Мясников же через ресепшионистку попросил вызвать мистера Смита.

Спустя десять минут, очень энергичный Смит, по случаю приодетый как танцор диско, выбежал в холл. Сделка по временной аренде живой силы прошла без сучка и задоринки, Джо не мог оторвать глаз от арендуемых красавиц и заплатил беззвучно всю требуемую сумму, даже не взглянув на отсчитываемые хрустящие купюры. Смуглый заметив это, попросил заменить две банкноты, якобы они потрепанные, а сам незаметно утянул одну из них к себе в карман. Джо беззвучно заменил купюры, не заметив махинации с банкнотами.

Дальше понеслось как по писанному сценарию. В фойе вывалились все приехавшие вместе с Джо туристы, все закрутилось, завертелось. Туристы и ночные бабочки, все вместе пошли в ресторан гостиницы, там начался настоящий пир. Иностранцы пили, ели, тискали девок, те пищали в ответ. Где-то в середине угара к Вене подвалил старший Картер с предложением, а почему бы ему с Вячеславом не взять трех-четырех девушек и не пойти к нему в номер продолжить веселье. На что, Мясников справедливо заметил, что ему уже пора домой, это, во-первых, завтра рано вставать, это во-вторых, ну, а в-третьих, он совершенно не желает мешать свои гены с генами этих девиц.

Картер был очень удивлен, он смотрел, не мигая на Мясникова секунд тридцать, потом икнул и повалился на спинку сидения. А как только его голова коснулась подлокотника заливисто захрапел. Кроме Мясникова на пати не пили только лысые Марк и Вальтер, они сидели в окружении вновь прибывших девушек, подливали им шампанское и потягивали диетическую колу из алюминиевых банок. Да и вообще, он давно и глубоко женат.

Солнце уже полностью зашло за горизонт, на город навалился вечер. День выдался очень тяжелый, а завтра с утра нужно было уже уезжать на юга. Поэтому нетвердой походкой, Веня двинулся к выходу еще до окончания попойки. А там его уже поджидал все тот же смуглый паренек неопознанной национальности. Но за время своего отсутствия он успел уже переодеться в не менее ослепительный спортивный костюм от Adidas, но выполненный в нежно зеленых цветах. Полушерстяная олимпийка была слегка расстегнута в районе ворота и на тощей шее болталась приметная золотая цепь.

Позеленевший заприметил Мясникова и бодрой походкой двинулся к Вене, а вот о походке Вячеслава нельзя было сказать, что она уверенная. Ноги потихоньку заплетались, поэтому сутенеру пришлось взять Мясникова за грудки, чтобы тот не падал и мог отвечать на вопросы.

- Ты, эта. Девушки уже освободились?
- Ммм. Девушки? Да их там столько, иди забирай! – мысли в голове Мясникова отчаянно путались.
- Ну, ты, эта. За лишнее время придется доплатить, слышь?
- Да, легко! Старикашка этот мерзкий и заплатит. Он там. – парировал Мясников и махнул рукой в неопределенность.

Зеленый отпустил его и побрел в направлении ухающей музыки. А Веня с большим трудом, он совсем не ожидал, что его развезет так всего с пары коктейлей, вышел на свежий воздух, который был совершенно не свежим, скорее наоборот. Около входа крутилось человек пять, все курили и травили какие-то шутки. Дым стоял столбом. Веня сел на ступеньки и подумал, что до дома он не сможет доехать в таком состоянии. Ночевать тут не хотелось, нужно было вызвать такси. В руке чудом оказалась одна из визиток Анзора. А через две минуты до сознания донесся визг тормозящей резины.

*** День 3 ***

«Пип-пип-пип-пип» в голове словно пилили пенопласт, все тело съеживалось и корчилось от каждого невыносимого звука. Внезапно Веня очнулся, вскочил и сел на кровати свесив ноги. За окном уже разгоралась заря, в голове шумело, а во рту словно дикобразы нагадили. С трудом понимая где он, и что происходит, Мясников огляделся вокруг.

Веня сидел в своей комнате, его любимая беспробудно посапывала на соседней подушке, а страшные звуки, все еще доносившиеся откуда-то со стула, по всей видимости были звуками будильника его мобильного телефона.

- Ах ты черт! Поездка! – вслух произнес еще не проснувшийся Веня и полез искать свой телефон.

Он быстро оделся во все то же самое, что было на нем надето вчера, выпил кипяченой воды полчайника, прямо из горла. Чмокнул супругу в щечку и осторожно выбрался из квартиры. Лифт вызывать не стал, да и хотелось пробежаться по лестнице, размять занемевшие ноги. В подъезде царил полумрак, настоящие сумерки и вдобавок прохладно. Он поежился, нащупал в кармане ключи от машины и выбежал во двор.

Инстинктивно Мясников нажал на кнопку отключения сигнализации, но никакого подтверждающего «пип-пип» не проследовало. Он нажал еще раз. Тишина. Веня вытащил ключи из кармана и посмотрел на экран брелока. Батарея еще живая, почему сигнализация не отключается – непонятно. И тут он наконец-то вспомнил! Его микроавтобус остался стоять там, у гостиницы, у этого вертепа разврата и буйных красок «дольче вита». Как же ему теперь попасть туда, ведь судя по тому, что будильник сработал, ему уже нужно мчаться на всех парах к своим обожаемым иностранцами.
Но паника в мыслях тут же прекратилась, когда он увидел стоящего около своего BMW Анзора, он стоял, поигрывая небольшими четками в левой руке и смотрел куда-то в сторону.

- Слушай, брат! Ну ты чего так долго! Опаздываем уже! – невозмутимо и с характерным акцентом, ломая слова посередине, поприветствовал заспанного Мясникова таксист. А тот от неожиданности остановился и выронил ключи из рук.
- Анзор, а как вы… Ты, тут оказался?
- Слушай, не морочь мне голову, да? Садись в машина, да поехали!
- Ну хорошо, — послушно отреагировал Веня и плюхнулся на переднее пассажирское сидение.
- Ты, что совсем ничего не помнишь? Как вчера я тебя привез сюда, как ты расплатился, попросил меня отвезти тебя обратно утром! И даже заплатим мне за этот утренний рейс?

Мясникову было нелепо запираться, он действительно ничего не помнил. Но то, что рейс, проплаченный отпираться было совершенно не резон. По этой причине он утвердительно закивал. Хотя какая ему сейчас разница. Его привезли вчера, везут и сегодня. Главное, чтобы этот сумасшедший не убил его в ДТП, с такой активной рулёжкой долго не живут — факт.

Анзор ухмыльнулся, включил магнитолу и весь некогда роскошный салон коричнево-бежевого велюра заполнился какими-то кавказскими песнопениями. Водитель прибавил громкости и аудиосистема с легкостью перекрыла вой мотора и уханье подвески. Но от частых поворотов, постоянных торможений и ускорений Веню уже начинало немного мутить. Неужели они ехали и вчера так же? Чтобы отвлечься от дороги и манеры вождения он решил проверить почту, может быть полистать статусы в социальных сетях.

Но сперва он захотел пристегнуться. Однако ремень безопасности никак не хотел вытягиваться. Вернее даже не так. Он был вытянут до упора, но видимо что-то в механизме ремня было сломано, и нижняя часть была просто завязана узлом. Оставалась лишь небольшая слабина, которой явно не хватало, чтобы пристегнуть хоть и щуплую, но все же взрослую тушку Мясникова. Отчаявшись, он оставил бесплотные попытки пристегнуться и решив, что все равно один раз живем, углубился в дебри телефона.

В социальных сетях ничего особенного не происходило, его социальные виртуальные друзья изнывали и скулили по поводу нестерпимой жары и сумасшедше лайкали картинки заснеженных зимних пейзажей. Ничего не меняется в этом мире. Зимой все стонут по поводу бесконечного снега и нестерпимого холода, а летом, разумеется, от зноя и духоты.

Внимание Мясникова от глупостей в социальных сетях, плавно перетекло к электронной почте. Впрочем, в ящике было лишь только одно письмо. И было оно от бабули. В век мессенджеров люди уже разучились писать даже электронные письма. Все вполне обходятся кратенькими обновлениями статусов через программы мгновенной пересылки сообщений. Но похоже, что сотрудники СБУ родились не вчера и по этой причине использовали электронную почту без каких-либо моральных сомнений. Хотя судя по форматированию, разъехавшихся запятых, неуместных больших букв и отсутствию общей красоты оформления послания, с компьютером они тоже дружили не особо.

Капитан Макаренко кратко удивлялся странному списку закупаемого оборудования и выражал свое глубокое недоумение тому, что туристы жить будут в поле, а ни в гостинице. Прямо какой-то пикник. Капитан в лице бабули просил докладывать ему посредством электронной почты обо всех передвижениях и событиях ежедневно, не опасаться чеченцев на дороге, а то ассигнование на службу было очень сильно урезано и они просто физически не смогут его сопровождать по всем направлениям.

Мясников немного недопонял содержание письма. Какое ассигнование, какие чеченцы? Он едет с иностранцами на юг, опрашивать еще живых бабушек на предмет народных историй и прочего фольклора. И отчего такой интерес эта поездка, да и он сам, вызвали в СБУ? Но, не желая пускаться в выяснения, он просто ответил «Хорошо» и отправил письмо бабусе.

За копанием в телефоне Веня не заметил, как автомобиль ведомый горячим горцем долетел до места назначения и с неимоверным отрицательным ускорением, да таким, что глаза чуть не вылезли из орбит, остановился около входа в здание гостиницы. За огромными окнами уже виднелись иностранцы, которые толпились возле регистратуры. Поблагодарив Анзора, Мясников выскочил из машины и убежал внутрь.

***

- О, Винни, ты как раз вовремя! – Джо был на удивление бодр, а его голос и одежда свежи. Впрочем, все то же самое можно было смело сказать и про остальных иностранцев. За исключением Джузеппе. Вот именно по нему определенно было видно, что он кутил всю ночь. Кутил жестко, со знанием дела, заливал за воротник профессионально. Джузеппе был никакой.
- Ну что? Вы готовы уже? Моя машина тут припаркована, за углом.
- Let’s go! – произнес Джон Картер и вся вереница двинулась за Мясниковым. Вдобавок им помогало два стюарда, которые как мулы тащили несколько самых больших и, очевидно, самых тяжелых сумок. Но и сами иностранцы были укомплектованными объемными черными сумками с оборудованием. А самые большие тащили Марк и Вальтер.

И тут вся команда столкнулась с весьма неожиданной и неприятной ситуацией. Все то снаряжение, что было закуплено днем назад, все те продукты, сублимированное мясо, вода в неимоверном количестве, занимало добрую половину места в микроавтобусе. А запихнуть в него предстояло еще и огромные баулы, да людям нужно как-то рассесться.

Проблема решилась с большим трудом, баулы удалось кое-как разместить между сидениями, в некоторых местах баулы уместились под ногами пассажиров. А уж затем, слегка переругиваясь и кляня немецкий автопром на чем свет стоит за очень уж маленькие машины, все с трудом уселись на свои места. Судя по тому, насколько уменьшился клиренс, машина оказалась значительно перегруженной. Но делать было нечего, и Веня, произнеся коротенькую, но помпезную речь о дальней поездке и красотах природы в это время года, тронулся с места.

Микроавтобус с трудом набирал скорость, двигатель натужно гудел, а сам кузов мягко покачивался на кочках. Но «немец» тянул, и причем, тянул весьма уверенно, разгоняясь медленно, но исправно. Первое время туристы крутили головами, разглядывая причудливую архитектуру Киева, дивясь на утренние красоты города, еще не запруженные автомобилями, а затем один за другим засыпали в креслах. И действительно разница во времени, а еще безудержные развлечения вчера вечером, все давало о себе знать. Даже Мясников периодически позевывал, но старался делать это не так громко, чтобы не разбудить спящих.

***

Через двадцать минут они выехали из города, Веня взглянул на Днепр, в нем несмотря на столь ранний час уже кто-то купался. Шоссе было пустынно, поэтому Мясников втопил педаль акселератора поглубже в пол. Маршрут предстоял нехитрый, сначала Черкассы, затем Кременчуг, Днепропетровск и затем уже Мелитополь как конечный пункт путешествия. На карте вырисовывался небольшой крюк, но зато они с успехом и большим запасом объезжали все зоны с антитеррористическими действиями и прочими неспокойствиями.

Часа черед полтора, американцы начали просыпаться, потягиваться, разминать затекшие шеи. Кто-то попросился в туалет и пришлось остановиться около небольшого леска. На недоумение в глазах обоих Картеров, Веня пояснил, что у нас мол принято писать в кустиках около дороги, а не терпеть полтора часа до приличного мотеля или забегаловки.

- Животные, — тихо произнес Картер младший выходя из машины.
- Нет, дети природы! — со злостью парировал Мясников.

Пока все наслаждались зеленой остановкой, мимо микроавтобуса проехал уже знакомый Мясникову почти как свой собственный BMW, за рулем которого сидел все тот же кавказец. Веня узнал Анзора, помахал ему рукой. Странно, но Анзор не гнал как сумасшедший, он проехал относительно медленно мимо их машины и никак не отреагировал на Мясникова. Или это был вовсе и не он?

- Кто это? Твой друг? – поинтересовался Джо.
- Да, нет. Так, знакомый таксист. Случайно познакомились вчера. Он меня весь день подвозил и сегодня еще.

Спать уже не хотелось никому, кроме Джузеппе, который даже из машины не выходил, а все сопел в обнимку с одним из баулов. А все занимались кто чем. Марк и Вальтер играли в карты, непонятно откуда взявшиеся, Картеры что-то тихо обсуждали. Джо сидя на капитанском месте вглядывался в дорогу, а Николас Вей напевал в такт музыки играющей у него в наушниках. Все были заняты делом и никто никому не мешал. Веня еще раз подивился тому, как иностранцы могут организованно проводить досуг. Никакой ругани, никакой драки, никакого нытья. Не то, что мы славяне. У нас уже давно началась бы перебранка, а того и гляди еще хуже.

- А этот твой друг, знакомый таксист. Как ты с ним познакомился? – непринужденно поинтересовался Джо.
- Ну, вчера он мне помог довезти вещи до микроавтобуса. Я закупился всеми этими палатками, а забыл, что оставил мою «ласточку» далеко. Вот, пришлось взять такси. Он мне даже визитки оставил. Кстати, вот одна из них. – Мясников протянул лежащую на торпедо карточку.
- А он знает, куда мы сегодня отправились?
Мясников задумался. Он совершенно не помнил, говорил он о том, куда же они направляются или нет.
- Да, вроде бы нет. Нет, точно нет. Не говорил я ему.
- Ты уверен?
- Ну, да. Да, я уверен. Да. Уверен.
- Увидишь его еще раз, сообщи мне.
- Договорились.

***

На голубом небосводе не наблюдалось ни тучки, ни облачка, совершенно чистый горизонт во всех направлениях. Денек предстоял жаркий, по этой причине Веня подал газку. Дорога была пустой, ехать одно удовольствие. Но тут, из кустов, прямо наперерез несущемуся минивэну выбежал настоящий живой даишник, отчаянно маша полосатой палкой.

Пришлось применять экстренное торможение, а остановить тяжелый, груженый автомобиль, да еще и летящий на полных парах, не так-то и просто. В общем, еще метров 150 пришлось сдавать задом до места засады. Как только минивэн остановился, к водительскому окну подошел довольный собой даишник. И началась процедура выколачивания денег из водителя. Основной упор делался на скорость с которой перемещался автомобиль, но постепенно акцент начал переходить на то, что людей в автомобиле слишком уж много, они не пристегнуты, да и вообще невооруженным глазом виден существенный перегруз.

Иностранцы напряглись, все сидели с каменными лицами. Сзади кто-то закопошился в сумках. С другой стороны машины подошла еще пара даишников, кольцо вокруг микроавтобуса постепенно сужалось.

- Ребята, спокойно, они просто вымогают взятку. Хотят получить ее покрупнее, — пояснил своим иностранным друзьям Веня по-английски.

Но только услышав чужую речь, даишник ведущий переговоры насторожился, он немного отошел от дверцы и попросил всех выйти из автобуса. Они будут проводить проверку перевозимого багажа, мало ли там какое оружие или другие запрещенные предметы. И даже в его тоне прозвучали какие-то совершенно другие нотки. Если вначале он заискивал со стороны мягкой силы, то сейчас он говорил четко и уверенно, отчеканивая каждое слово.

- Ребята, полиция простит нас выйти из машины, они что-то будут искать.
- Обыск? – поинтересовался Джон.
- Ну что-то типа того. Досмотр.
- А может быть, сразу взятку дать? У меня тут есть двести долларов. Этого хватит?
- Да вообще, даже много. Давай-ка их сюда.

Получив наличные, Веня продолжил торговлю. В целом, он был не самый ярый взяточник, но иногда все же приходилось сталкиваться с подобными вымогательствами:
- Командир, слушай. Давай без этих всех формальностей. Ну мы спешим, у меня тут уважаемые люди, иностранцы, что они о нас подумают?
- Выйти из машины, немедленно! — рука дорожного милиционера характерно дернулась, мужчина в форме потянулся к кобуре.

Пришлось подчиняться не только водителю, но и всем пассажирам. Но, как только первый из служивых сунул голову в салон, произошло невероятное. Никакой возни, никаких криков, никакого лишнего движения. А оба дорожных милиционера, зашедших с пассажирской стороны, уже лежали на земле в придорожной пыли, не подавая никаких признаков сознания. А даишник, остановивший микроавтобус, так ничего и не понял. Он лишь пошел посмотреть, что куда делись его товарищи, но легким движением руки Марк опустил грузное тело милиционера на землю. И так же слаженно всех оглушенных они отволокли за кусты.

- Ой, а чего это вы? А зачем это? А разве так можно? Нас же потом за это будут ругать! – Веня начинал истерить.
- Тихо, ты, падаль! — Шейн подскочил к Вене с перекошенным лицом, — садись за руль и вперед.

Водителю пришлось подчиниться, хотя на душе у него скребли кошки. Американцы уедут в свои Европы, а ему тут отдуваться потом. Очень хотелось надеяться что, во-первых, ничего страшного не произошло, а во-вторых, во-вторых, что на патрульной машине не было никого комплекса видеофиксации, в котором остался бы номер их автомобиля. Да не их, а его! Именно его автомобиль будут искать. Выйдут на фирму, потом опросят Витька, а тот сдаст Веню сразу же. И все, плакала молодость. Придется куковать на зоне долгие годы.

С большим трудом, он вырулил с обочины и нехотя начал набирать скорость. Руки тряслись, ноги отказывались нажимать на педали. Но обстановку разрядило веселое хихиканье откуда-то с задних рядов. Веня взглянул в салонное зеркало заднего вида. Марк и Вальтер, сидели с очень довольными лицами, да что уж там, они давились от смеха, не смея рассмеяться во все горло.
Мясников посмотрел на Джо, тот совершенно спокойным голосом произнес:
- Вячеслав, вы уж не обессудьте, но нам пришлось обезвредить этих поддельных полицейских. Или как вы их там называете? Милицейские?
- Милиционеры… Но. Но, зачем вы это сделали? Почему?

Задние ряды, где и разместились Вальтер и Марк так и прыснули со смеху.

- Ну, Вячеслав, ну ты сам посуди. Полиция и вымогает взятку. Да это же нонсенс какой-то! Небылица! Невозможное! Когда мы летели сюда, читали различные буклеты. Там четко было сказано, что полиция, или как там ее, милиция, у вас взяток не берет, а является образцом и примером для всех граждан. Но иногда на дорогах, в глухой местности, встречаются ненастоящие полицейские, а просто переодетые жулики, которые вымогают деньги у незадачливых автомобилистов. Вот и все. Это в Африке принято платить дорожную дань. Причем почти каждому представителю власти на дороге. Но у вас-то Европа!

Мясников задумался. С одной стороны, не хотелось расстраивать путешественников, с другой как им объяснить, что иногда бывает так, что милиция и есть самый главный жулик, который встречает тебя на дороге.

- Джо, — начал Вячеслав, — Украина великая страна с долгой, многовековой историей и со своими традициями. Не стоит так прямо сразу брать и вырубать людей в форме. У нас всякое бывает. А вдруг это были настоящие милиционеры? Что нам теперь делать?
- Ах, Вячеслав, Вячеслав, — Джо саркастически помотал головой из стороны в сторону, — в наше время не стоит доверять никому. Ну, во всяком случае ребята оставили у них по сто долларов в качестве компенсации от возможного ущерба. Ребята не так ли?
- Да-да, конечно! — поспешили заверить хором с галерки бритые мордовороты.
- Ну вот видишь, так что не стоит беспокоиться. Лучше продолжим наш путь.

Мясникову не оставалось ничего кроме как согласиться. От души немного отлегло, но все равно, какое-то тянущее ощущение за левой лопаткой мешало ему спокойно сидеть. Веня сделал несколько глубоких вздохов, затем несколько медленных выдохов. Постарался успокоиться. Ведь он за рулем, а им еще предстоит долгий путь до пункта назначения. А уж потом, если вдруг этот эпизод всплывет, он что-нибудь придумает. Как-нибудь выкрутится.

***

Монотонная дорога тянулась сквозь редкие перелески, небольшие поля в которых уже что-то вовсю колосилось и наливалось. Солнце все так же и по-прежнему пекло через лобовое стекло. Микроавтобус уносил пассажиров и их груз все дальше и дальше от Киева, но все ближе и ближе к югу страны. Температура за бортом, согласно встроенному термометру замерла на отметке в 33 градуса тепла, но видимо, в реальности она была еще выше. А в салоне было прохладно и комфортно — кондиционер молотил на полную и Веню приятно обдавало прохладным воздухом из жалюзи на торпедо.

Джо Смит дремал, Джон Картер читал какую-то книгу в мягком переплете, причем ее обложка была аккуратно обернута в лист какой-то газеты. Возможно, что название или автор издания были не совсем политкорректны, и Джон старался скрыть это. Сын Джона, Шейн, сидел в наушниках и дрыгался в такт музыки. Отрывки ритма доносились и до Мясникова, похоже, что Картер младший слушал какую-то разновидность девичьей группы, потому как между ударниками периодически пробивались какие-то высокие голоса. И только Николас с большим интересом разглядывал пейзажи которые стремительно, если они располагались близко к дороге, и медленно, если наоборот, на удалении, проплывали мимо. Он провожал взглядом каждую мелкую кафешку для дальнобойщиков, каждую автозаправочную станцию, каждую остановку автобуса. А повстречав на дороге архаичное наследие советского автопрома, в виде «Москвича» или стареньких «Жигулей», он потряхивал головой, словно не веря своим глазам, и тихо цокал языком. Рядом с ним сидел Джузеппе и по одному его виду было видно, что он находился в прострации. То ли он принял какой-то наркотик, толи ему просто уже все надоело до чертиков. Хотя, возможно, что его еще не отпустило со вчерашнего. Взгляд Маркони расфокусировано смотрел куда-то вдаль, на дорогу, но никаких эмоций он не выражал. Сзади сидели Марк и Вальтер, они были по-прежнему заняты азартной карточной игрой. Тихо, но с азартом они, сидя вполоборота друг к другу, перекидывались картами. И ничего в мире их больше не волновало.

***

Время уже отчаянно клонилось к тому, чтобы как минимум пообедать. Да и спина у Вячеслава не только затекла, но еще и покрылась мелкой испариной, даже несмотря на то, что в салоне было весьма прохладно. Они уже проскочили Кременчуг и по замыслу водителя должны были бы как минимум пообедать где-то в Запорожье. Но скорость передвижения неумолимо падала. Чем дальше от Киева они отъезжали, тем хуже становилось покрытие. Да и усталость давала о себе знать. Монотонная дорога — выматывает. Реакция замедлилась и, если бы не необходимость время от времени объезжать одинокие ямки на проезжей части, Мясников уже давно клевал бы носом.

- Николас, а ты первый раз у нас? — Мясников решил начать необременительную беседу, чтобы хоть как-то отвлечься от монотонной рутины вождения автомобиля за городом.
- Знаешь, Винни, — Николас решил немного откопировать Смита, — я немало поездил по миру. Но из славянских стран был только в Болгарии, да и то лет так семь назад.
- Ну, и как тебе? Нравится у нас?
- Если честно, то нет. Слишком много варварства. Ты здесь вырос, ты не замечаешь то, в чем ты живешь. Бывал ли ты в Германии, ну или хотя бы Швейцарии?
- Нет, не был. Ездил только в Турции однажды. А что?
- Нет. Турция — это не то. Если поедешь в западную Европу, да поживешь там хотя бы пару недель. А затем приедешь к себе на родину, то заметишь разницу. И поверь, друг мой, разница разительна.
- А ну, в этом-то смысле, конечно да. Но, разве каждая страна недостойна своего собственного колорита?
- Разумеется достойна, но ведь дикость и варварство не есть колорит. Ты посмотри на эту дорогу, на эти убогие домики, покосившиеся заборы. На эти чахлые и грязные деревья вдоль дороги. А этот мусор? Окурки плотным слоем по обочине, какие-то бумажки, пакетики. Вы гадите в лесу, как дикие звери. Даже моя собака обучена делать это в пакетик.
- Ну а как же свобода человека жить так как он хочет? Как же бескрайние просторы не только страны, но и человеческих душ. Наших душ? - Мясникова немного задел тон, в котором говорят о его стране.
- Свобода жить в хлеву не есть выбор, а есть невозможность выбрать что-то другое, пойми это!
В разгар спора сознание вернулось к Джузеппе и сиплым голосом он вставил свои два евро цента в разговор:
- Дружище, да вы просто варвары, свиньи. Вы недостойный жить на этом свете. Вы низшие существа!
- А зачем же вы тогда приехали к нам? — Мясников уже откровенно недоумевал. Ему в голову никак не укладывалось, зачем было приезжать к варварам, есть, пить, щупать варварских девок, а в глубине души ненавидеть и поносить местных.
- Вот именно за этим и прие… — но Джузеппе не успел договорить. Откуда-то из-под капота раздался небольшой хлопок, и появилось облачко пара, которое тут же было отнесено набегающим потоком воздуха. От неожиданности Веня дернулся и машина хорошенько вильнула по дороге.

Все, кто находился в салоне схватились за ручки и поручни, готовясь к худшему, но благодаря мастерству, как-никак уже не первый день за рулем, да встроенным системам стабилизации, удалось удержать перегруженный автомобиль на дороге.

- Что это было? — взревел Картер.
- Я. Я не знаю. Сейчас посмотрим! — ответил заикающимся голосом Мясников. Адреналин в его крови зашкаливал и его всего трясло от стресса.
- Может быть колесо? У меня так однажды было! — выдвинул свою версию Шейн.

Минивэн плавно и медленно остановился на пыльной обочине, благодатно усыпанной окурками сигарет и папирос. Сельская местность — тут все еще курят папиросы, а может быть и самокрутки в ходу. После остановки, вся компания как один, вывалила из машины в жуткое полуденное пекло. Мясников быстро обежал вокруг автомобиля и убедился, что все колеса на месте.

- Это не колесо, с ними все в полном порядке.
- Тогда посмотри под капотом, — Шейн выдал в целом дельное предложение, пригладив ладошкой редкие волосинки на уже начинавшей потеть лысине.

Пришлось открыть капот, но с первого взгляда все работало идеально. Двигатель мягко урчал, ролики крутились, ремни стояли на своих местах, масло ниоткуда не лилось. Только с периодичностью раз в минуту что-то щелкало два раза.

- Тут тоже все выглядит вполне нормально. Я предлагаю доехать до ближайшей станции, а там найдут причину. Что думаете Смит? — Мясников вынес свой вердикт, вытирая испачкавшиеся подкапотной грязью руки.
- Да, вполне можно, только учти, мы должны добраться сегодня туда куда нам нужно. И никаких задержек, никаких форс-мажоров. Понятно? — тон Джо Смита был строг, да и по нему было видно, что он не намерен шутить, — По машинам!

Но первые же несколько километров выявили неисправность. В микроавтобусе перестал работать кондиционер. И жара медленно, но неукротимо накатывала на людей. Особенно доставалось тем, кто сел около окна на солнечной стороне. Вячеслав покрутил ручку кондиционера, но воздух в салон подавался только теплый.

- Господа! Господа, мне кажется, что я понял причину нашей недавней остановки, — начал он, — мне кажется, вернее, я почти уверен, что у нас взорвался патрубок кондиционера, и улетучился весь газ. Теперь у нас нечем охлаждать воздух. Починить можно только в крупном городе, где есть оборудование, да и займет это часа три как минимум. А пока, открываем окна.

Все восприняли эту новость без особого энтузиазма, но ни один мускул не дрогнул на лицах мужчин. Окна были открыты, но двигаться с прежней скоростью было исключительно невозможно. Воздушные потоки проделывали странные вещи с машиной. Они то с громкими хлопками залетали в салон, то образовывали сильноразреженные области в которых закладывало уши, а шум дороги казался таким отдаленным и глухим. Однозначно, аэродинамика «Виано» была не просчитана немецкими инженерами для езды на автобанах с открытыми окнами. И дальнейший путь пришлось проделывать уже с разрешенной скоростью или около того. Понятно, что в условиях такого шума, никакого разговора поддерживать невозможно, но Мясников рискнул еще раз:

- Господа, может быть остановимся? Пообедаем? А то я вот лично без завтрака.

Сзади одобрительно забубнили и предводитель туристов Джо Смит, тряхнув своими жидкими волосами, утвердительно кивнул. Осталось только выбрать приличное заведение, в котором будет не стыдно покормить и иностранцев.

Еще через полчаса езды, на их счастье, по дороге показался небольшой, но с виду приличный, комплекс. У него стояло несколько легковушек, междугородний автобус и несколько грузовиков-шаланд. По всем признакам тут можно относительно безопасно покушать. Никого не спрашивая, Вячеслав свернул к комплексу и припарковался недалеко от входа. Удача улыбнулась путешественникам — удалось поставить машину в тени большого дерева.

Уставшие путники, кряхтя вылезали из чрева машины и разминали ноги. Они как будто не помнили, что меньше часа назад во время происшествия с кондиционером, они вылетели из салона со скоростью товарного поезда и главное молча. Но тут они играли роли эдаких пенсионеров на отдыхе, что возможно было отчасти и правда. Быстро сориентировавшись, Мясников провел гостей на открытую веранду заведения, где они и заняли аж два стола. Веселые девушки в национальных платьях помогли сдвинуть столы и мигом принесли весьма увесистые томики меню. Для иностранцев принесли специально на английском языке, а для Маркони откуда-то выудили меню на итальянском, чем немало его удивили. Еще бы в варварской стране, где-то на задворках цивилизации, в глуши, вдали от крупных городов, ему принесли меню на его родном языке. Чудо, да и только!

В глубине души, Мясников был категорически не согласен ни с Николасом Веем, ни с Джузеппе Маркони. Он верил и знал, что его страна — самая лучшая в мире, а то, что местами она не такая ухоженная, так это временное явление. И ему изо всех сил хотелось доказать этим снобам, что тут тоже можно жить и совсем неплохо. А местная пища так та вообще почти что манна небесная. Его зарождавшиеся гастрономические размышления прервал недовольный рык Шейна Картера:
- Ну и что тут жрать? Где гамбургеры? Где отбивные? И пиво, наверное, не пиво, а ослиная моча!
- Да! Я вот уже читаю третью страницу, а тут все какие-то супы из непонятно чего. Я даже не знаю, можно ли это есть. Хотя в своей жизни я едал много чего! — выразился Вальтер и недвусмысленно поиграл мышцами рук и груди.
- Может быть поищем другое место? — Джону Картеру видимо разнообразие блюд также не претило.
- Господа! Здесь предлагают настоящую украинскую кухню! И я настаиваю, чтобы вы ее попробовали. Если вы не можете выбрать, я могу порекомендовать вам блюда в соответствии с вашими предпочтениями. — Мясников решил, что он уж точно не даст запятнать репутацию национальной кухни. А спустя пятнадцать минут ему все же удалось собрать консолидированный заказ и передать его миловидной официантке. Молодая девушка тщательно все записала в блокнотик и умчалась на кухню.

Пока готовился заказ, часть успела сходить помыть руки, кто-то с интересом разглядывал посетителей, а Николас брезгливо рассматривал столовые приборы, которые принесли сразу же после напитков. Чтобы не терять время, Веня решил тоже проверить свою почту, может быть позвонить домой. Однако в почте его ждал сюрприз, «бабушка» выказывала явное недоумение маршрутом, да и всей поездкой иностранцев. Она еще раз удивилась тому, что они собираются в многонедельную экспедицию без связи с внешним миром. Пришлось в очередной раз успокоить «бабулю» и разумеется доложить обо всем, что произошло, как и то где они сейчас находятся. Он даже сфотографировал кусочек стола, чем вызвал настоящую бурю неудовольствия со стороны всех его попутчиков, но они успокоились, как только он показал, что никто из них в кадр не попал. Пускай «бабуля» попускает слюнки. Место и взаправду оказалось весьма и весьма приличным. Более того, знакомство с силовиками неожиданно дало небольшой лучик надежды по отношению к инциденту с даишниками, о чем честно и было написано в письме дорогой бабушке. Вене подумалось, что эти ребята уж постараются, уж не дадут в обиду своего ценного информатора, в случае чего. А может быть и просто замнут дело еще до его раскрутки. Найти тех, кто пасется у дороги и получил тумаков будет несложно.

Когда Веня звонил супруге принесли напитки. В больших пивных кружках пенился квас, его он заказал для всех, но попутно официантка принесла еще несколько бутылок с минералкой и несколько кружек с черничным и брусничным морсами. Супруга трубку не взяла, видимо, была занята на работе. А вот Виктор отозвался на удивление быстро. Он был чем-то перепуган, говорил дергано, достоверно выяснил где находится сам Мясников, что с ними произошло и попросил, даже умолял Веню звонить ему почаще:
- Мясо, звони мне, пожалуйста, несколько раз в день. Очень важные ребята эти твои этнографы, прямо по три раза в день. Это очень важно. ОК?
- Конечно, Витос, в чем вопрос!

Мясников положил телефон на стол и отошел в туалет. Когда он вернулся на столе уже стояли все заказанные яства. Во-первых, он заказал на всех по настоящему украинскому борщу с мясом домашней утки, копченым черносливом и пампушкой с чесноком. Для себя же он взял мясную солянку, так баловство, всего полпорции. Затем принесли огромное блюдо, заполненное варениками с различными наполнителями. В глиняных глазированных плошках дымились вареники с мясом, с рыбой, с творогом, с зеленью, и даже с сыром аж четырех сортов. Все это дополняло несколько крынок со сметаной ослепительно-белого цвета, даже белее чем зубы у Джо, и ложка в ней стояла. Рядом официантки поставили еще одно блюдо с ассорти шашлыков. Конечно, шашлык — это не совсем национальное украинское кушанье, но все же вдруг кто-то захочет мяса. К мясу принесли пару запотевших графинов местного пива, наверняка кто заблагорассудит промочить горло. Кроме основных блюд на столе появилась тарелка с настоящим украинским салом, оно было только что из холодильника, но уже успело пустить «слезу» от горячего воздуха на веранде. Сало полагалось кушать с хлебом и он был в изобилии. Целая горка разнообразного хлеба от совсем черного и до пшенично-белого возвышалась на краю стола. Ну и под конец, две официантки принесли маленький столик и поставили на него целый противень вишневого пирога. Аромат от пирога простирался над столом настолько аппетитный, что взоры всех сидящих впились глазами в Мясникова, как бы недоумевая по поводу общего количества кушаний и будущего фигур туристов-этнографов. Ситуацию разрядил Смит. Он поднял бокал с квасом и произнес:
- Ну, что же господа, за то, что мы здесь и за удачную охоту!

Мясников поднял свой бокал и было потянулся чокаться, но все остальные уже пригубили пенный напиток.

- Фу, какая гадость. Как ты можешь это пить? — возмутился Шейн, обращаясь к Мясникову, а его шея налилась пурпуром.
- Да ты что! Это самый лучший напиток для жаркого времени года. Он тонизирует и с витаминами. Делается кстати из хлеба и в сто раз лучше вашей «Кока-Колы»! — парировал Мясников.
- Да ты сам-то сможешь выпить целый бокал зараз?
- Да легко! — сказал и сделал Вячеслав, осушив одним залпом весь бокал с квасом. В животе места сразу поубавилось, а ведь впереди еще суп, второе и десерт. Ох.
- А мне понравился, да и этот, как его, морс, тоже вполне ничего. — вмешался в разговор Джон Картер.

Обстановка разрядилась, все заулыбались, началась обычная затрапезная трепотня. Особенно отличался Марк. Оказалось, что его коренастое прокаченное тело успело побывать в самых отдаленных уголках планеты. Марк с упоением рассказывал про то, как то в Южной Америке, то в Африке он успешно отбивался от аборигенов, крошил черепа в сложных ситуациях налево и направо. Он убедительно жестикулировал с вилкой на которой было наколот то кусок шашлыка, то вареник, а иногда проскакивал и тонкий ломтик сала. Хотя никто особо и не сомневался в его способностях работать руками, где каждый кулак был с голову Мясникова.

Еда убывала с каждой минутой, вот уже унесли полупустые тарелки с борщом, блюдо с мясом наполовину очистилось, а вареников осталось с гулькин нос. От съеденного внутри у Мясникова заметно потеплело, его тело разомлело, голова постепенно наливалась приятной пустотой. Он уже не следил, о чем разговаривали другие гости, сил оставалось только на то, чтобы созерцать окружающего его природу. Слабый ветерок едва колышет листья на деревьях, кое-где чирикают птицы, вдалеке слышится перелай собак, а в голубом небе вальяжно разливается черное марево смога от проезжающих по дороге грузовиков. Взгляд сфокусировался на дороге и действительно по ней, шурша шинами и рыча двигателями, медленно проплывает колонна военных грузовиков с украинскими флагами на дверях.

С Мясниковым это всегда так, когда он поест много, съеденное действует на него почище чем спиртное на иного забулдыгу. Сразу же мир становится ярче, краски насыщеннее, а сама жизнь удавшейся. Но что поделать, такова уж реакция организма, измученного частым недоеданием в институте, да отсутствием лишних денежных средств. «Может быть и вправду мы варвары?» – думал Мясников, хотя варварство — это так приятно. Из состояния легкого ментального самоедства его вывел чей-то не вполне трезвый голос:
- Сашка! Сашка, ты меня узнаешь? Это же я Николай, Николай Степанович это же я! - какой-то поддатый мужичок с одутловатым лицом, неопределенных лет и в мятом коричневом костюме двойке в полосочку, настойчиво приставал к Джону Картеру. Тот молчал, не понимая что же происходит.
- Сашок! Ну это же я! Не узнаешь? Ну я это же. Ты помнишь? Я-то вот сижу, смотрю, думаю ты это или не ты? У тебя еще борода была! — мужик все не унимался и тормошил Картера старшего за плечо, а потом и вовсе схватил за грудки в попытке вернуть память давнему другу.

Все сидели в оцепенении, да и сам Мясников ничего не понимал и не мог даже ответить гражданину. Но ситуацию разрядили два лысых качка. Марк и Вальтер синхронно встали, подошли к коричневому в полосочку, одновременно взяли его под руки, приподняли над полом и понесли куда-то вглубь зала. Мясников прыснул смехом, за ним последовали и все остальные.
- Ну, как вам, наши варвары? И наша варварская еда? — слега заплетающимся языком, произнес Мясников.
- Еда супер, а варвары, они и в Ботсване варвары! — подвел итог Маркони, улыбнувшись во все свои итальянские зубы.

Рассчитавшись, вся компания покинула кафе и пошла к минивэну. Только Мясников шел на плохо слушавшихся его ногах, он словно бы потерял над ними контроль процентов на 80%. Неимоверным усилием ему приходилось собирать всю свою волю в кулак и делать очередной шаг, контролируя каждое движение, отдавать отдельный приказ каждой мышце. Но проблема была не только в ногах. Голова не держалась ровно, она совершала небольшие движения, как прецессия планетарной оси, а взгляд Мясникова не мог сфокусироваться на чем-то одном. Перед глазами все плыло, на голову и грудь свалилась неимоверная усталость, хотелось лечь и уснуть.

- Винни, ты в порядке? — Джо потрепал Мясникова за плечо, отчего тот чуть было не потерял равновесие.
- Да вроде ничего, только устал что-то. Поел, вот теперь хочется спать. Как животное. Поел, поспал, опять поел. А еще утром рано проснулся, а ночью плохо спал. — Вячеслав нашел, как ему показалось, логическое объяснение внезапной усталости. Хотя, если разобраться, не такая уж она и внезапная.
- Слушай, дайка ключи. Пускай Шейн сядет за руль.
- Да не, я смогу, я в норме. Вы же гости.
- Давай-давай, я настаиваю. — и с этими словами Джо взял из слабеющих рук ключи и кинул их побежавшему откуда-то из-за спины Шейну.
- Будет сделано! Давно я не водил такие автомобильчики! — Шейн был искренне рад представившейся возможности порулить.

И как только голова Мясникова прислонилась к подголовнику кресла его веки налились свинцовой тяжестью и сознание принялось настойчиво ускользать. Перед глазами закрутился черный прямоугольник изображения реального мира, он постепенно отдалялся от смотрящего, а сам Веня проваливался в небытие. Он еще что-то слышал, но уже ничего не осознавал. Он услышал, но не понял, как Шейн завел двигатель, как машина тронулась с места, как набрала скорость, как переговаривались между собой иностранцы, стараясь перекричать шум ветра:
- Это ты здорово придумал. В этот их квас, или как там его подсыпал?
- Да, именно в него. А потом еще и подначил. Доза большая, вырубило его быстро, даже несмотря на обилие съеденного.
- А не окочурится?
- Да не, средство хоть и крепкое, но безопасное. Правда, Джуз?
- Да, вполне.
- А карта где? Куда ехать-то?
- Еда кстати, была ничего, вареники — это что-то!
- Сплошные калории, мука, холестерин. Потом неделю бегать на дорожке придется по возвращении.
- На, держи GPS.
- А телефон где?
- Я подарил его водителю грузовика.
- Вот он будет рад!
- Ничего, купит себе новый. Живет же в самой лучше стране мира!
Так и не поняв суть разговоров и всего происходящего, Веня погрузился в здоровый крепкий сон.

***

BMW вальяжно летит по загородной дороге. Немецкая подвеска, спроектированная для комфорта, на автобанах не пасует и на обычной асфальтированной загородной дороге, она мягко проглатывает все неровности и небольшие трещинки. В салоне играет музыка. В замкнутом пространстве разливается тенор непревзойденного Бочелли. На приборной доске, в специально кредле разместился смартфон, на экране отображается карта местности и две точки. Синяя и красная. Синяя движется по направлению к красной, а красная уже как минимум минут сорок никуда не перемещается.

Анзор наслаждается поездкой, он никуда не спешит, машина движется ровно и без резких движений. Музыка доставляет ему истинное наслаждение, вот-вот и кажется, что он вдруг начнет подпевать великому тенору. Но тут музыка обрывается и по машине пробегает дрожь телефонного звонка. Водитель съеживается от мерзкого, неожиданного звука и нажимает на кнопку ответа.

- Анзор, добрый день, это Михаил Вениаминович, — раздался мужской голос по громкой связи.
- Добрый день, капитан! Что случилось?
- Анзор, как обстоят дела с нашими подопечными?
- Я слежу за ними, в настоящий момент они в порядка 10 километрах от меня впереди. Стоят уже минут сорок. Может быть обедают.
- Все с ними в порядке?
- Да вроде бы все, правда был небольшой инцидент с дорожными сотрудниками, но удалось все урегулировать.
- Да-да, я уже прочитал отчет.
- Да что такое вообще важного в них? Почему мы должны прикрывать их беспредел?
- А, — капитан Макаренко немного замялся, его голос дрогнул, — ну, ты знаешь, это по всей видимости, друзья кого-то очень высокопоставленного. По крайней мере, мне и Говорову дают распоряжения с самого-самого верху. И если что-то пойдет не так, нам дадут по шапке. Очень сильно дадут. Тут не то чтобы из конторы попрут, тут, времена сам знаешь какие, как бы вообще к стенке не поставили. Поэтому помни, что если что-то с ними случится, если вдруг произойдут какие-то накладки, то нам всем несдобровать, ты понял? Всем.
- Да-да, понятно, Михаил Вениаминович.
- Ты поставил закладку? Не потеряешь их из виду?
- Да, еще вчера поставил на телефон Мясникову программу-шпиона, теперь у меня есть полный контроль над его смартфоном. Я получаю не только информацию о местоположении, но могу удаленно прослушать что происходит вокруг телефона. Да и вообще.
- Отлично! — похвалил водителя голос в телефоне, но интонация была несомненно грустной, — Анзор, после этого дела тебе гарантировано повышение, как нашему самому ценному сотруднику.
- Служу Украине!

Трубка дала отбой и машину опять наполнили переливы голоса Андреа. Анзор взглянул на карту и заметил, что красная точка сдвинулась с места, на котором простояла уже приличное время. Но двигаться она начала не дальше на юг, а наоборот, по той же самой дороге по направлению к Киеву.

- Что за черт?! Зачем им обратно в Киев? Что случилось? — Анзор от неожиданного разворота событий начал задавать вопросы самому себе вслух.
Но точка красного цвета упорно приближалась к точке синего. И хоть точность определения местоположения была не такой высокой, иначе потребление батареи в телефоне было бы сумасшедшим и вызывало бы подозрения, но тем не менее точности в 200–300 метров было вполне достаточно. Вот уже скоро будет установлен визуальный контакт. Анзор сбросил скорость и пристроился позади едущего грузовика с кузовом КУНГ. Грузовик изрядно подпрыгивал на каждой неровности, и от него отваливались небольшие комочки грязи. Они падали на дорогу, отскакивали, начинали вращаться, разлетаясь на все более и более мелкие фракции, пока полностью не рассыпались в пыль. Но КУНГ хорошо маскировал машину от встречного потока. И если специально не всматриваться, то никогда не заметишь неприметную машину, коей без тени сомнения была BMW Анзора.

А вот сам Анзор внимательно смотрел на встречную полосу, стараясь найти знакомые силуэты микроавтобуса. Но машины пролетали мимо него, и среди них не было ни единого микроавтобуса. Только фуры да полупустые легковушки. А красная точка не только близко подобралась к синей, но и миновав ее продолжила двигаться на север. Прямо какой-то летучий голландец, а не микроавтобус. Для проформы, Анзор проехал еще полкилометра в прежнем направлении и все же под весом фактов, развернулся через двойную сплошную и помчался в сторону Киева. Он явно пропустил их.

Двигаясь в обратном направлении, BMW постепенно приближалась к красной точке на карте, но никаких микроавтобусов на дороге не было и нет. Он дважды обогнал красную точку и дважды не встретил совершенно никаких признаков движения микроавтобуса по дороге. В зоне точности определения местоположения двигался с десяток автомобилей. Водитель BMW нажал несколько кнопок на своем смартфоне и услышал то, что происходит в месте где находился телефон Мясникова. Он был явно в автомобиле, отчетливо слышалось шуршание шин и натужный рев двигателя. Играла какая-то радиостанция, слышалось позвякивание каких-то предметов.

Анзор немного притормозил, отстал от предполагаемой группы, и постепенно набирая скорость, сигналил около каждого автомобиля в вероятной зоне нахождения смартфона, слушая ответ передаваемый жучком. У первой машины — тишина, у второй тоже и только у пятой он услышал отдаленный звук сигнала. Сам звук приходил через секунду после того, как он нажимал на клаксон. Такова особенность передачи сигнала по сотовым сетям, слишком большие расстояния даже между рядом расположенными телефонами, да слишком сложные механизмы обработки сигнала. Он продолжал двигаться перед, пока не услышал ослабевающий звук, значит, предыдущий автомобиль именно тот, который ему нужен.

А нужным автомобилем оказался потрепанный временем седельный тягач «Супер-МАЗ» с трейлером за кабиной. А в кабине-то всего один водитель. Недолго думая, Анзор пристроился перед грузовиком, включил аварийную сигнализацию и начал медленно притормаживать, одновременно призывая грузовик остановиться высунутой в окно рукой. Тяжелый тягач верно воспринял информацию и остановился на обочине в каких-то 50 сантиметрах от заднего бампера немецкой легковушки.

Не мешкая, Анзор выскочил из BMW и с широкой улыбкой поспешил к кабине тягача, вскарабкался по ступенькам и вцепившись мертвой хваткой в кронштейн зеркала бокового вида, просунул голову внутрь кабины. Внутри сидел коренастый мужичек, в синей майке, в кепке и с папиросой в зубах. Ему было уже далеко лет за 50 и выглядел он ошарашенным внезапным и активным появлением чернявого незнакомца.

- Тебе чего?
- Телефон где? — спросил в ответ Анзор, свободной рукой раскрывая перед лицом водителя «МАЗа» служебное удостоверение.
- Вот, — совершенно спокойной протянул смартфон Мясникова водитель.
- Как он к тебе попал?
- Да, эта. Ребята на стоянке дали. Я думал внучке отдам, она разберется, я и не знаю, чего там в нем и как.
- Какие ребята? Где именно?
- Ну, километров десять отсюда, — в слове «километров» водитель сделал ударение на первом «о», — на стоянке около столовой. Я там завсегда останавливаюсь, обедаю. Уж очень у них официантки задорные, красавицы…
- Кто передал тебе телефон? Опиши его?
- Ну, ну здоровый такой парень, лет 35, забулдыга видимо, морда красная такая, да еще изо рта у него воняет. Вот, он мне его и передал.
- Кто там был еще? Микроавтобус был?
- Да-да, микроавтобус был, они потом уехали. Чудные ребята. Набились в него как сельди в бочке. А один так напился, что его аж на руках внесли.
- Сколько их было человек? Кто они? В форме или как?
- Ну, человек 7 или 8. Не, точно 8. Восьмого как раз, самого щуплого, и внесли на руках. Надо же так упиться. А там ведь ничего крепче пива и не подают. И не в форме они были, а в камуфляже. Ну типа того, как охотники.
- Куда они уехали?
- Да, в сторону Днепропетровска и поехали. Этот с красной мордой мне телефон отдал, а потом взял ключи у пьяного и уселся за руль. Правда, тронуться у него с первого раза не получилось, но потом усвистал, будь здоров! — водила пожевал папиросу в зубах, — а тебе-то что до них? Преступники небось?
- Преступниками занимается милиция, папаша. А мы всем остальным. Ты меня не обманываешь? Может быть ты этот телефон стянул где?
- Да вот те крест! — и мужик в майке перекрестился, — Все как на духу!
- Ладно, свободен! — Анзор закинул теперь уже бесполезный телефон Мясникова обратно в кабину «МАЗа», спрыгнул в придорожную пыль и поспешил к BMW.
Усевшись за руль, он начал усиленно соображаться что же делать.

Михаил Вениаминович уже успел намылить голову в душе, как до его слуха донесся зубодробительный звук его мобильника. Чертыхаясь, кое-как смыв пену с головы, и обмотав ее полотенцем, он выскочил из ванной комнаты и начал искать это удивительно раздражающее устройство, что неприятно обращало на себя внимание.

- Макаренко, слушаю! — прорычал капитан в телефон.
- Михаил Вениаминович, это Анзор. Дело срочное! — отозвались на той стороне линии.
- Да, слушаю, что произошло? — дыхание капитана сперло.
- Я потерял их. Закладка в телефоне не сработала. Иностранцы, американцы смогли от нее избавиться. Просто отдали трубку случайному человеку. Теперь они двигаются в неизвестном направлении.

В воздухе между абонентами повисла пауза.

- Михаил Вениаминович, вы меня слышите?
- Да-да, Анзор. Так. Ситуация критическая. Я дам их в розыск по нашим каналам и каналам МВД, а ты там на месте постарайся их отыскать. Найдешь, глаз не спускай. В случае чего, звони мне. Понял?
- Так точно!
- Все, отбой.

Наполовину мокрый и с тюрбаном на голове, Макаренко сел на краешек кровати. Глаза его бегают, а в голове одновременно прокручиваются сотни мыслей. Он берет телефон, набирает номер:
- Зоенька, добрый день, это Макаренко! … Да-да, я. Да вот, в отпуск собрался вроде бы… Спасибо, спасибо. Зоя, есть очень важное и срочное дело. Зайдите в мой отдел, спросите Манохина, возьмите у него ориентировку по делу «Охотники» и срочно передайте ее в розыск. Как по нашим каналам, так и по милицейским… Да, очень срочно… И очень важно… Спасибо!

Все еще сидя на краю кровати и обтекая пеной, Макаренко сделал еще один звонок:
- Майор, он потерял их… Да, только что звонил… Я дал ориентировку, но ты ведь знаешь, как все у нас нынче работает… Согласен, нужно улетать… Да, встречаемся там.

***

Жаркий день постепенно превращался в душный вечер. Белая «Виана» наматывала на свои колеса километры благодатного украинского асфальта. Но, чем дальше путешественники продвигались от столицы, тем хуже становилась дорога, тем меньше в ней содержалось плодородного асфальта.

- Ты уверен, что мы едем правильно? — осведомился Шейн у Джо.
- Да вроде как. Судя по карте навигатора мы уже почти у цели, осталось каких-то местных 50—60 километров. — ответил задумчиво Джо.
- Судя по всему, эта дорога скоро исчезнет в полях, асфальта уже почти не осталось.

И тут груженый автомобиль, сделав неловкий пируэт, как следует припечатался в очень неудачно расположенную яму. Раздался глухой удар, подвеска не смогла поглотить колдобину и разбираться с энергией удара пришлось уже кузову. Мелкие вещи, сумки и прочее, что было разложено по салону вдруг пришли в движение и ожили на мгновение полета. Из дальних уголков салона послышались отборные проклятья. Но автомобиль продолжал движение. Раздолбанным дорогам не удалось совладать с немецкой аккуратностью и инженерным гением, хотя мало кто из изготовителей этого чудного микроавтобуса предполагал, что его будут эксплуатировать так и в таких условиях.

- Эй, реднэк, ты не у себя на ферме, аккуратнее! — возмутился Николас.
- Заткнись, ты, итальянская морда! — огрызнулся Шейн.
- Прошу заметить, что итальянская морда, это я, — съерничал Джузеппе. А Николас рассмеялся.
- Да вас, гомиков, разве различишь, вы все на одно лицо, вернее морду! — Шейн заулыбался во все свои тридцать зубов.
- Ребята, прекратите, тут хоть и не штаты, и не просвещенная Европа, но нам от этого не стоит терять голову! — справедливо заметил Джо Смит и улыбнулся своей фирменной белозубой улыбкой.

Белые, отбеленные зубы особенно контрастно смотрелись на его загорелом и покрытым дорожной пылью лице.

От сильного толчка проснулся и Веня. Вернее, он не то, чтобы проснулся, скорее пришел в себя. В голове шумело как после праздничной попойки, и ему пришлось еще минут пять лежать в полусогнутом состоянии отчаянно вращая глазами, и стараясь вспомнить где это он находится, да и вообще кто он такой. Последнее, что он помнил, так это как поедал с превеликим удовольствием вареники. А затем все как пеленой затянуто.

Но постепенно Мясникова начинало отпускать, туман и вата из головы исчезали, и он вспомнил, что он едет в Мелитополь вместе с группой иностранцев. Собственно, это и есть его автомобиль, и он должен быть за рулем, ведь он ехал всю дорогу. В голове еще немного шумело, но Веня уже сел прямо и начал активно озираться по сторонам, стараясь понять ситуацию.

- О, братишка, проснулся наконец-то! Эк тебя приложило-то! Это небось все квас твой виноват-то! — откуда-то сзади его похлопал по плечу Вальтер.
- Да, что-то меня прямо выключило… — произнес по-русски Мясников.
- Чего-чего? Что ты там сказал? — Вальтер, разумеется, ничего не понял.
- Ой, да это, я говорю, что да, уснул прямо так сильно, что даже ничего и не помню. А где это мы?
- Ну, как видишь, мы едем по дороге. Все в порядке. — в разговор включился Николас.

Действительно, машина двигается по дороге, все на своих местах. Рулит Шейн Картер, рядом сидит Джо Смит. Вроде бы все нормально. Только вот дорога немного какая-то не такая. Не похожая на крупную трассу, по которой они ехали до этого. Веня решает проверить где же они находятся, и роется по карманам в поисках своего смартфона. Там и карты есть и все остальное. Но его нигде нет. Он посмотрел на полу, под сидениями, между баулами и рюкзаками. Но телефона нигде нет.

- Через три километра, на развилке, поверни налево, — Джо выступал в качестве штурмана и командовал Шейну куда тому ехать.
- Ребята, а вы не видели моего телефона? Что-то не могу его никак найти, — робко осведомился Мясников.
- Винни, мы не обязаны следить за твоими личными вещами. Посмотри на полу, может быть он у тебя выпал, пока ты спал, — Джо как всегда был строг и непоколебим.
- Да вроде бы уже все посмотрел, нет его нигде! — потерять телефон было не только обидно, но и накладно.
- Ну, значит, ты его выронил еще во время остановки, растяпа!

И ведь точно, последний раз, когда он им пользовался, был в кафе, он звонил, проверял почту, а потом положил на стол и все. Видимо, он там и остался! Как досадно. Возможно, что его взяла на хранение администрация. Это в самом лучшем случае и он сможет его забрать на обратном пути. А может быть его умыкнули сами официантки, или уже стибрил кто-то из посетителей. Тогда плакали его денежки.

- Ребят, а дайте мне кто-нибудь мобильный? Я на свой позвоню! — попросил Веня.
- Ну ты что! Мы все свои телефоны оставили в гостинице. Вдруг потеряем.

«Вполне резонное поведение» — подумал Мясников, но горечь утраты от этого не ушла. Судя по солнцу, они в пути уже часа три, а то и все пять, и уехали ой как далеко от того места где остался его любимый телефончик. Так, что без вариантов.

***

Солнце уже не так сильно пекло, а через открытые окна поступало достаточно воздуха, чтобы людям в микроавтобусе было не так жарко и более-менее комфортно. Шейн не рисковал ехать очень быстро, поскольку дорога была неширокой, да и не самого лучшего качества. Поэтому назойливого шума ветра, да хлопков из-за срыва потоков воздуха не было. Получился такой вполне комфортный вариант поездки. Дорожный указатель впереди по ходу движения оповестил путников, что они въезжают в село Самарское, но село оказалось не таким большим и почти сразу же они наткнулись на информационный знак о выезде из Самарского.

Еще спустя минуту — другую появился новый знак, обозначающий границу населенного пункта. На этот раз Петропавловка.

- Не забудь, на развилке налево, — напомнил еще раз Джо.
- Принято, —подтвердил Шейн.

Мясников уже ездил как-то до Мелитополя и что-то он совершенно не помнил ни таких дорог, не тем более таких населенных пунктов.

- А где это мы? Вообще мы уже должны подъезжать к Мелитополю.
- Винни, пока ты позволил себе выспаться, и в то время пока Шейн героически боролся с баранкой этой развалюхи, у нас поменялись планы. Мы едем на встречу к моему другу. Он будет ждать нас под Красноармейском, — уведомил гида Джо.
- А как же Мелитополь? Когда мы туда попадем?
- Всему свое время. Всему. Просто наберись терпения.
- Хорошо, — как будто у Вячеслава были другие варианты. Кто платит, тот и заказывает обед. Ну, или как-то так.

Дальше все ехали молча, только Джо периодически давал команды Шейну, куда поворачивать. Он продолжил делать это уже после того как Viano свернул с асфальтовой дороги в поле на проселок. Хорошо, что лето выдалось жарким, иначе так просто тут проехать не удалось бы. Но тем не менее вся дорога была исполосована следами от гусениц и колес. Еще минут пятнадцать тряски, как микроавтобус уперся бампером в импровизированный шлагбаум прямо посреди поля. Объехать его можно было в два счета, чем судя по многочисленным следам, пользовались многие. Но сейчас, шлагбаум и соответственно проезд дальше охранял щуплый солдатик. Военная форма ему была явно велика, размера так на два как минимум, а автомат Калашникова он держал двумя руками, крепко прижимая его к животу.

Автомобиль остановился, Джо высунулся в открытое окно и на ломаном русском произнес в сторону солдата:
- Нам нужна ваш командир, Павло Билюк, срочна!

Солдат уже было решивший подойти сам, отбежал обратно к шлагбауму и освободил проезд. Когда микроавтобус, кряхтя и поскрипывая, проезжал мимо него он произнес:
- По центральной улице, третья палатка слева. Крупная такая, там не ошибетесь.
- Что он сказал? — спросил Джо, когда они проехали шлагбаум.
- Нам на центральную улицу и третья палатка слева.

Машина начала натужно взбираться на небольшой пригорок и тут перед путешественниками открылся целый палаточный город. С вершины этого холмика казалось, что посреди полей, вдруг выросла настоящая зеленая дубрава. Все было заставлено зелеными армейскими палатками, зелеными армейскими грузовиками, пушками, минометами, танками и БТРами всех оттенков зеленого армейского цвета. Даже люди, не спеша перемещающиеся между палатками и прочими объектами армейского быта, были одеты в зеленого цвета форму. Лишь только изредка на зеленом мелькали пятнышки белого с красным.

Найти центральную улицу, если можно назвать улицей ряд палаток труда не составило. Она оказалась прямо перед ними и была заметно шире и прямее всех остальных. Шейн без подсказок сообразил, что нужно двигаться именно туда. А насчитав третью палатку, он остановился около старенького автомобиля марки «Мерседес». Это был знаменитый S-класс, хотя уже и откровенно старый. Модель W126 проложила дорогу современному триумфу марке «Мерседес». Именно этот кузов стал одним из самых популярных и одним из самых почитаемых среди любителей. В Европе такую машину уже не найти, а тут — пожалуйста!

- Винни и я, мы пойдем на встречу. Все остальные подождите, пожалуйста, тут, — скомандовал Джо.

***

- Нам нужен командир, командир местной группировки. С ним мы должны провести деловую встречу, — произнес Джо, вылезая из автомобиля. В руках у него была небольшая неприметная черная сумка через плечо.
- Да, хорошо. А о чем будем договариваться? — поинтересовался Вячеслав.
- Это не твое дело, ты просто переводи ему, что говорю я, а мне, что говорит он. Это ведь несложно?
- Разумеется.

Мясников отдернул полог и первым вошел в палатку. Внутри царил полумрак и запах затхлости. Именно так пахнут старые вещи, которые пролежали в чулане целую вечность.

- Эй, здравствуйте! — нарочито громко произнес Вячеслав.

В дальнем углу, за ширмой послышалось какое-то шевеление и спустя мгновения на свет выполз неопрятного вида военный:
- Что вам? Кто вы такие?
- Нам нужен командир, вот мы приехали к нему на встречу, — не ожидая такого фамильярного обращения, продолжил опешивший Мясников.
- Кто это тут по мою душу?! — из-за ширмы зазвучал недовольный бас и тут же на свет, широко откинув ширму, появился весьма крупных габаритов военный в расстегнутой рубашке. Явно, что он либо уже пьян, либо как раз находится в состоянии отходняка от недавней пьянки. Его мутные глаза сначала просканировали с головы до ног Мясникова, а потом проделали то же самое и с Джо, но в обратном порядке.
- Нам нужен Павло Билюк. Мы приехали из Киева. Собственно я, как переводчик. И вот, Джон Смит. Иностранец, американец, — повел он рукой в сторону Джо. Тот слегка наклонил голову в знак приветствия.
- Ну я Билюк. Что надо? —проревел габаритный военный в рубашке, а неопрятный как-то вытянулся и отошел в сторону, с интересом наблюдая, что же будет дальше.
- Это он, Павло Билюк, — перевел Мясников Джо.
- Очень хорошо, — Джо сделал шаг в перед, встал вполоборота так, чтобы другой военный не мог видеть его действий и приоткрыл свою сумочку показав содержимое Билюку.
- Юрий, никого в палатку не впускать, не беспокоить, стой около входа и никуда не уходи! — Вся нетрезвость испарилась за долю секунды из организма Павло, он сразу же стал собранным, да и возможно он не был пьян, а только прикидывался. Хотя, кто его знает, что там на уме у этих военных, то пьют, то не пьют.

Мясников утвердительно кивнул Джо, как бы показывая, что тут и переводить нечего. После чего все трое удалились в палатку, где и разместились на складных стульчиках без спинок вокруг стола, собранного из ящиков из-под снарядов. Билюк сел напротив Мясникова и Смита, лицом ко входу, положил свои огромные руки на стол.

- Ну, и что же вас сюда привело? — глядя прямо в глаза Мясникову, спросил Павло.

Мясникова передернуло, он не ожидал такого крепкого и волевого взгляда настоящего альфа-самца, да по сути Билюк им и был, ему ведь подчиняется такое огромное количество вооруженных людей, что он теперь тут самый настоящий Бог в радиусе километров 80. Передернулся и перевел все дословно Джо.

- Вам, наверное, сообщали уже наши общие друзья о нашем визите? Не так ли? — начал Джо, а Веня перевел.
- Да, приходила телефонная депеша, не далее, как с неделю назад. Так какова цель вашего визита?
- Нашу цель я не уполномочен раскрывать, но мне кое-что нужно от вас, командарм, — Джо именно так и сказал «командарм».
- И что же?
- Нам нужна амуниция. Армейская рация, патроны разного калибра, гранаты подствольные и ручные. Вот, собственно и все, — Джо приподнял брови кверху, как будто он говорил о заказе моющих пылесосов и мешков для мусора. Но сказанное удивило Мясникова до самой глубины души, он поколебался, красноречиво взглянул на Джо, но тот кивнул и пришлось переводить.
- Ребята, вы в курсе, что вы приехали в зону активных боевых действий? Вы что не понимаете, что вас тут могут запросто убить сепаратисты?
- Да, конечно. Мы понимаем. У нас есть два профессионала, которые будут обеспечивать нам прикрытие. Уж поверьте, это не балбесы-срочники, а настоящие бойцы, проверенные не в одной горячей точке.
- Так, что же вам нужно, конкретно?
- Вот список, — Джо протянул листок из тонкой, почти прозрачной бумаги, — после прочтения, уничтожьте пожалуйста. Он отлично горит или просто разлагается на солнце.

Билюк как увидел список, аж присвистнул:
- Да вы хотите получить половину моего арсенала!
- Ну полноте вам, у нас ведь только снайперские ружья, да автоматы на случай прикрытия. Мы же не собираемся устроить у вас тут полномасштабную войну. Так, баловство. И тем более что мы платим наличными, —Джо выложил на стол несколько пачек долларовых банкнот из своей черной сумочки.
- Я просто не уверен, что смогу набрать все, что требуется. Со снабжением у нас не очень хорошо, но попробую найти по максимуму.
- Да, будьте так любезны. Иначе наши общие друзья могут опечалиться, что будет очень неудобно для вас, — чувствовалось, что Джо был самым настоящим переговорщиком, он не гнушался и надавить на собеседника.
- Юрий! Сенько! Юрий! —проревел Павло, убирая в карманы брюк пачки с долларами.
В палатку забежал денщик:
- Да, слушаю!
- Вот список, выдай со склада. Под мою ответственность. Спиши как-нибудь. Понял?
- Так точно! Разрешите выполнять?
- У вас есть кому принять груз? — это он уже обратился к Джо.
- Да, конечно. Мы приехали на белом минивэне.
- Ступай, там белый минивэн, выдай им. И не скупись!

Денщик удалился.

- Павло, нам очень важно знать, в каких местах мы можем расположиться, — продолжил Джо.

Павло, встал, закурил сигарету, не предлагая никому больше. Сделал несколько глубоких затяжек и выпустил дым в лицо Мясникову и Джо. Те поморщились. Билюк ухмыльнулся, отошел в дальний угол, покопался и вытащил на свет большую карту, скрученную в рулон. Затем расстелил ее на импровизированном столе, карта заняла его весь. А края пришлось прижимать пустыми бутылками, валявшимися под ногами. Видимо, военные выпускают специальные размеры карт, которые покрывают сразу несколько ящиков из-под снарядов, чтобы в командирской палатке можно было использовать вот такие столы по полной программе.

- Итак, мы тут, — Билюк показал пальцем в край карты, — а сепаратисты — вот тут, тут и тут.

Мясников и Смит склонились над картой, а Павло продолжил:
- Линия противостояния проходит примерно вот так. Снайперы, вы говорите? Для снайперов лучших позиций всего две. Первая перед яблоневым садом в трехстах метрах от дороги. Сад растет на буграх, там можно очень эффективно укрыться. Вторая позиция ближе к дороге. Тут перелесок, грунтовая дорога на насыпи. Вполне удобно. В здания заходить не рекомендую, как и приближаться к населенным пунктам ближе чем на 500 метров. У них то же есть снайперы.
- Да, вполне неплохие позиции, — подвел итог Джо, — во избежание трагических случайностей, мы проинформируем вас о нашем точном местоположении, как только займем позицию.
- Да, конечно.
- Может быть чаю? - предложил любезный Павло.
- Да, нет, спасибо. Воды бы можно было, — ответил Джо.

Билюк встал, подошел к небольшому складу бутылок и коробок сбоку от стола, пораскидывал пустые пластиковые бутылки, вытащил полуторалитровую бутыль с газированной минералкой, выудил пару пластиковых стаканчиков и сел обратно на свое место. Он налил по полному стакану шипучей воды гостям, а себе, извинившись, налил из походной фляги что-то резко пахнущее спиртом.

- Ну, за знакомство! Дрогнули! — скомандовал он. Мясников и Билюк чокнулись, а Смит только приподнял свой стаканчик в знак солидарности.

На столе тут же появилось вспотевшее сало, шматок кровавой колбасы, порезанные и немного заветревшиеся помидоры и кирпичик черного хлеба. И началась бы обычная задушевная беседа, но в палатку вошел денщик и доложил, что все по списку передано двум лысым накачанным господам из белого микроавтобуса. На стол он положил листок, где четко были вычеркнуты почти все позиции списка.

- Марк! Подойдите сюда пожалуйста! — прокричал Джо по-английски, вызывая Марка для отчета.
В полумрак палатки вошел Марк, он выпучил глаза, стараясь не потерять ориентир после яркого уличного света.
- Марк, все по списку получено? — спросил Джо, все так же по-английски.
- Да, все получено. Единственное, что рация потрепанная, а некоторые патроны насыпали в пакеты. Да и гранаты не самые новые, все с консервационных складов, а судя по маркировке у них срок годности уже подошел.
- Мой человек говорит, что все в порядке. Какой ваш позывной? — осведомился Джо.
- «Бурый лис», а ваш пускай будет «Койот». Идет? — ответил Павло.
- «Койот»? Отлично! А вы изобретательный человек, Павло! Приятно с вами иметь дело! — улыбнулся Джо.
- Ну, ежели что-то вам еще нужно, заезжайте! Милости просим.

На этих словах Марк, Джо и Вячеслав покинули палатку. Все остальные уже сидели в микроавтобусе, который после загрузки боеприпасами и армейским скарбом просел до самой своей низкой позиции. Троица молча погрузилась, и Шейн стронул изрядно потяжелевшую машину с места. «Амортизаторы придется менять точно после такой поездки!» — подумал Веня.
Когда они выехали с позиций армии, Вячеслав осведомился:
- Джо! Что это такое? Зачем нам гранаты? Зачем вам патроны? Зачем рация?
- Винни! Не торопи события! Скоро ты обо всем узнаешь!

Как только натужный звук Viano перестал быть слышен, денщик спросил своего командира:
- Николай Вячеславович, а зачем вы назвались Павло? Ведь это имя командира совсем другой части. Их перебросили отсюда за 120 километров еще в конце той недели.
- Вась, ну ты чо в самом деле? Сноровку потерял что ли? — ответил «Бурый лис».
- Ну, я…
- На вот, держи! — командир вытащил несколько сотенных купюр из кармана и передал их денщику, — твоя доля, бери-бери!
- Ух ты! Да тут тыщи полторы, если не две!
- А вот на это, — командир кинул на стол еще три сотни, — смотайся в город, купи водки, да закуски и побольше!
- Гульнём? — рот Василия растянулся в довольной улыбке.
- Ну надо же как-то отметить удачную сделку! В самом-то деле!

***

Белый микроавтобус доверху груженый людьми и припасами медленно переваливался по дороге, направляясь в регион между Красноармейском, Донецком и Горловкой. Сразу было видно, что путешественники въехали на территорию между противоборствующими силами. Тут не было ни души, а в земле и полотне дороги то тут, то там виднелись весьма красноречивые воронки от взрывов. Но, кроме исковерканной земли, им встретились еще и пара остовов автомобилей, развороченных и сгоревших, и один МБП без колес. С виду он был целым, но куда делись колеса оставалось загадкой.

Джо руководил куда двигаться, опираясь на свой прибор GPS, а Шейн ловко маневрировал между камней и ямами на дороге, объезжая то одно, то другое препятствие. На кочках машина приседала и было слышно, как шины трутся об подкрылки. Попасть в яму на такой относительно небольшой скорости было неопасно, если бы не чрезмерный перегруз самого автомобиля. Для такого обилия вещей, людей и припасов лучше было бы брать настоящий, большой автобус. И на каждый скрип подвески и каждый удар кузова сердце Мясникова отзывалось неимоверной тоской. Видимо, по окончании поездки, микроавтобус придется как следует чинить. А еще и телефон утерянный. Сплошные траты. И пожалуй, будет большой удачей свести и прибыль от туристов и убытки от поездки к нулю. Мясников всё еще не понимал, зачем же они вообще приехали сюда, ведь собирались же в Мелитополь, поближе к теплому морю. Там нет никаких террористов, там никто никого не убивает. И почему Билюк называл террористов сепаратистами. Очень много вопросов без ответов роилось в голове у Мясникова. Ему вдруг стало жутко одиноко среди этих чужих людей, которые не говорят на его родном языке. Захотелось домой, к своей молодой, но семье, в стены своего дома, под их защиту. Ужасно захотелось заплакать, съежиться и затихнуть, но Веня с трудом сдержал этот порыв и уставился в окно на проплывающие мимо пейзажи.

Солнце уже было на половину за горизонтом, его палящие лучи уже не так нагревали салон микроавтобуса, да и невысокая скорость позволяла наслаждаться вечерней красотой родной земли. Над горизонтом поднималось марево от перегретых за время дневной жары полей, над редкими лесополосами летали небольшие птички, ловля вечерних насекомых, они чирикали и радовались жизни. Поля между дорогой и лесом кое-где были распаханы взрывами, посевы вытоптаны тяжелой техникой, а где-то и вообще сгорели.

С задних рядов доносилось методичное пощелкивание, которое и отвлекло от созерцания природных красот. Марк и Вальтер заполняли оружейные магазины патронами. Делали они это при помощи специальных устройств, которые облегчали процедуру, особенно когда дело касалось самых последних патронов, запихнуть которые в магазин, преодолевая сопротивление уже сжатой до крайности пружины непросто. Перед ними уже лежало штук по пять заполненных магазинов и примерно втрое больше пустых. Но в их внешнем виде изменилось еще кое-что. На ушах у них появились небольшие полупрозрачные гарнитурки раций, видимо при помощи которых они должны поддерживать связь друг с другом. «Ах Веня, Веня, во что ты ввязался?» — подумал Вячеслав и уже было предался чувству всё проедающей грусти, но от самокритики его отвлекла команда Джо:
- Вон там вон, поворот направо, вон, к тем деревьям.

Шейн повиновался, тяжелый автомобиль, задев что-то днищем, съехал с асфальтовой дороги и медленно, переваливаясь с боку на бок пополз по проселку, поднимая за собой столб пыли. Ветра не было, поэтому пыль клубилась сплошной стеной за машиной, кружась в потоках воздуха от удаляющегося автомобиля и неохотно оседая обратно на дорогу. Метров через сто, они встали. Марк, Джо, Шейн и Вальтер вывалили из салона и пошли проводить рекогносцировку местности. Они остановились на углу огромной плантации яблоневых деревьев. Деревья тут росли докуда хватает взгляда. Яблони уже были в возрасте, но в лучах заходящего солнца можно было разглядеть множество золотистых плодов, висящих на ветвях деревьев. Собирать их еще было рано, но вышедших из автомобиля людей интересовали вовсе не яблоки. В открытое окно доносился их разговор:
- Место хорошее, есть возможность спрятаться под кронами деревьев от наблюдения с воздуха. Да и тень в жару штука нужная.
- А эти небольшие холмики — идеальная позиция, за ними можно спрятаться и никаких подозрений не возникнет.
- Да, но тут совершенно некуда поставить наш большой автомобиль. Если только копать окоп.
- Ты прав, даже если мы накроем его сетью, он будет как на ладони с дороги.
- А если отогнать подальше за деревья?
- Да, но судя по карте, с той стороны есть еще дороги.
- Поедемте посмотрим другое место.

И они двинулись дальше, с трудом развернулись, рискуя застрять на застывших в земле колеях, образовавшихся, видимо еще весной, и медленно вернулись на дорогу. Второе место оказалось не так далеко от первого, а белый микроавтобус все больше и больше отдалялся от позиций, контролируемых правительственными войсками. На этот раз, они повернули налево. Не съезжая с грунтовки, микроавтобус остановился.

- Марк, что думаете? — спросил Джо.
- Ну, грунтовая дорога тут примыкает к лесополосе. Она серьезно приподнята над землей и я думаю, что мы сможем встать лагерем прямо в лесополосе, оставив микроавтобус под защитой насыпи и замаскировать его сетью. С дороги, по крайней мере если двигаться с противоположной стороны, его заметно не будет. Может быть получится вообще загнать его в лес. Тогда наша позиция станет идеальной.
- Давайте попробуем сразу в лес, — поддержал своего товарища Вальтер.
- Принято, — отозвался Шейн.

Микроавтобус продолжил движение по грунтовой дороге, которая действительно была приподнята как минимум метра на полтора над уровнем полей с двух сторон и примыкала к асфальтированной трассе под прямым углом. Они добрались до леса спустя пару минут, не особо торопясь дабы не развалить окончательно машину на колдобинах и рытвинах. Лесом лесополосу может назвать только совершенно незнакомый с сельской действительностью горожанин. Лесополосы стали возводить по границам полей и дорог, дабы защищать посевы от засухи, сохраняя как можно больше снежной влаги во время длительной зимы, да не давая сильным ветрам летом уносить плодородную почву, если вдруг дождей мало. По этой причине ширина всей лесополосы была не более двадцати метров, да и то в самых широких местах, а так метров пятнадцать и не более. Но иностранцев такой мини-лес, видимо, устраивал.

Шейн сходу загнал машину задом в кустарник, аккурат посредине лесополосы. И все потягиваясь и разминая застывшие члены, вывалили на свежий воздух. Солнце к тому времени уже полностью было за горизонтом, но чистое голубое небо по-прежнему давало достаточно света. На удивление Мясникова туристы очень споро взялись за разгрузку вещей и уже через десять минут микроавтобус был полностью пуст, сверху на него была натянута в три слоя маскировочная сеть, а на крышу под сетью, накиданы сорванные тут же ветки с листьями.

- Марк и Шейн, устанавливаете палатки, Вальтер защита периметра, Мясников — оповести Павло Билюка о нашей позиции, остальные разложить припасы, экипироваться. Джузеппе, с тебя ужин, — отдал распоряжения Джо.

И все принялись за дело. Двое устанавливают палатку, остальные разбираются с припасами. В больших сумках, с которыми прибыли иностранцы, оказалось много интересного. Вальтер схватил одну из них и вытащил оттуда несколько странных на вид приборов. Один из них он установил прямо на грунтовке, метрах в 20 от лесополосы. Прибор смотрел огромным выпуклым объективом куда-то в небо. Еще четыре он разнес по разным сторонам от лагеря и воткнул в почву.

Предстояло разобраться с рацией, которую погрузили в машину военные. Рация была вся побитая, потертая, половина ручек на ее корпусе были расколоты и обглоданы, только вот непонятно кем. В глубине Вячеслав искренне надеялся, что ручки обглодали не солдаты-срочники с голодухи, а это они просто сами потрескались от старости. Но тем не менее он включил ее и послышались голоса. Подошел Джо проинструктировать, что нужно сообщить «Бурому лису» местоположение, и показал как это можно сделать. С грехом пополам, сообщить удалось. А затем рация была оставлена в дежурном режиме, чтобы быть в курсе всего, что может передаваться армией.

Картер старший вытащил из огромного баула несколько составных частей длинноствольной винтовки, собрал ее и установил огромный прицел. Сам Смит вооружился не хуже, у него на поясе оказался внушительного размера «Глок», а за спиной какой-то автоматический карабин. В руках же он держал собранную винтовку с оптикой, но немного меньшей чем у Картера старшего. Спустя полчаса лагерь был оборудован. Жилье установлено, палатки разместились небольшим полукругом, в центре которого был установлен стол и сложены продовольственные припасы. Сверху все это прикрывала маскировочная сеть. Конечно, темно-коричневые цвета палаток выбивались из общей канвы в стиле милитари, но маскировочная сеть делало свое дело. Непонятно, откуда они взяли такие сети, возможно, что это последняя разработка их военно-промышленного комплекса, но скрывали они присутствие людей на месте — идеально. После окончания работ, все собрались вокруг импровизированного стола.

- Регистратор беспилотников установлен, периметр под охраной. Если будет к нам приближаться беспилотник, вот это устройство, — Вальтер показал на подвешенный к одной из палаток блок с цифровым индикатором, — выдаст три звуковых сигнала, ну пропищит. Ну а если периметр будет нарушен, то блок произнесет направление, на котором было нарушение. Датчики установлены в 70 метрах от нашей позиции на юг, север, восток и запад. Просьба не удаляться от нашего лагеря на расстояние более чем в 50 метров, иначе сработают датчики. Туалет вон за теми кустами.

Вальтер встал, подошел к блоку и нажал на кнопку. Блок пропищал три раза, достаточно громко. Затем нажал еще раз, блок произнес по-английски «север, юг, запад, восток». Вальтер продолжил:
- Если услышите, что двигается беспилотник, то прячьтесь и не отсвечивайте. Задача беспилотника нас засечь. Поэтому надо прятаться. Если срабатывает нарушение периметра, то это равнозначно команде к бою.
- Наша задача вас охранять, — продолжил Марк, — но, вы уже большие мальчики, поэтому должны уметь постоять за себя и иметь свою голову на плечах. Верно Джо?
- Да, все верно, — подхватил разговор Джо, — сегодня у нас в планах ужин, продукты сублимированные, не забывайте про рации. Пожалуйста, когда бодрствуете, не забывайте их одевать. Гарнитуры есть у всех вас. Марк и Вальтер дежурят по очереди, по 8 часов кряду. Просьба в лагере не шуметь, без необходимости из лагеря не выходить. Не забывайте, что тут ведутся боевые действия и ваша жизнь находится в первую очередь именно в ваших руках. И только потом за нее отвечают наши доблестные бойцы. В случае чего, мы сможем вызвать армию на подмогу, но как быстро они смогут сюда добраться судите сами. Все ясно?
- Да, все ясно, — промямлил Николас Вей, пафосно покрутив руками, как будто он миксует пластинки на вечеринке.

Все постепенно начали расползаться по палаткам. Первым остался дежурить Марк, он зажег небольшую газовую горелку, чтобы в ее свете коротать долгие часты дежурства. Пока проходил инструктаж, пока все укладывались спать наступил уже поздний вечер. На небе высыпала целая вереница звезд, пропотели созвездия. Но одновременно на людей накатила прохлада. Когда дневная температура за тридцать, то даже легкое похолодание до 23 градусов воспринимается как жуткий холод. Марк стал ежиться в своей флисовой куртке защитной расцветки, которую он одел почти сразу же после проведения инструктажа. А над полем, которое просматривалось сквозь кустарник и деревья, поднялась зыбкая прослойка тумана. Она стояла примерно в полутора метрах над землей, а ее толщины вполне хватало, чтобы полностью скрыть поле из поля зрения. И казалось, что проселок, приподнятый над полями, парил в море тумана.

- Джо, — спросил Веня вышедшего из командирской палатки Смита, — что происходит? Что все это значит?
- Винни, — Джо улыбнулся своей фирменной белозубой улыбкой, — видишь ли, в этом мире правит доллар и за доллары можно приехать в чужую страну и делать там все, что захочется. А мне и эти господам очень хочется пострелять. И поэтому мы здесь!
- Эй, Джо, не демаскируй нас своей улыбкой! — пошутил Марк.
- Спокойной ночи, Марк!
- Спокойной ночи, Джо! — ответил, зевая Марк.

А вот Веня не ответил. Он сидел не в силах найти в себе слова и поскольку именно только тут он начал понимать, что он попал. Действительно попал в какую-то передрягу к которой он был абсолютно не готов.

*** День 4 ***

- Говоров слушает! — майор вскочил на кровати и крепко прижал трубку мобильного к уху.
- Это Макаренко, не разбудил? — произнесла сухо трубка.
- Да, Михаил Вениаминович, что случилось? — продолжил Говоров, стараясь разлепить глаза.
- Рейс в Грузию, сегодня в 9 часов утра. Вылетаем из Борисполя. Просьба быть там как минимум за час, чтобы не было накладок.
- Да, разумеется. Что все так плохо?
- Да, очень плохо. Наши подопечные — уложили несколько ментов…
- Сильно? Жмуры?
- Да нет, выключили, но это были оперативники. Видимо, копали под них тоже. В целом, ситуация крайне неприятная.
- А кто ведет у них там? Колесников?
- Точно не знаю, но точно не Витя. Если бы он, еще куда ни шло. Можно было бы договориться. Но ты сам понимаешь, что тут у нас все как динамичненько.

Слово «динамичненько», оброненное кем-то из подростков, очень понравилось Макаренко. С одной стороны, оно полностью выражало всю ситуацию с тем, что сейчас происходило в стране. С другой, делало это очень и очень тактично.

- Это точно. Но, ума не приложу, как так ловко они смогли отделаться от нашей слежки.
- Мне кажется, что там наверху не все так чисто, как мы думаем.
- В смысле?
- Я думаю, что ребята эти, не просто так сюда приехали. И заплатили кому-то у нас наверху за свой визит. Вот нас и подрядили их пасти, мало ли что с этими «денежными мешками» может случиться! — сочетание «денежные мешки» Макаренко выделил интонацией особо.
- Да уж, попали мы здорово.
- Поэтому молчок и быстро на аэродром.
- Твои-то как?
- Да, обустроились уже на новом месте. Все вроде бы хорошо.
- Своих я тоже позавчера в Тбилиси отправил к Георгадце.
- Осталось только нам сподобиться.
- Так точно.
- Ну, все тогда. До встречи в порту.
- Да, до встречи!

Говоров сел в кровати, рукой нащупал выключатель настольной лампы. Вспыхнул свет и полумрак отступил. На часах-ходиках стрелки показывали еще только половину седьмого утра. Плотно завешенные шторы не давали яркому летнему солнцу прорываться в комнату, но звонок напарника подсказал, что нужно действовать немедленно. И при этом не вызывать никакого подозрения. Семья уже была в безопасности, теперь нужно было выбираться самому. Майор начал собирать легкую дорожную сумку, набивая ее вещами из шкафа. Тут важно не переборщить, все должно выглядеть как обычная командировка.

Капитан Макаренко же напротив, уже был полностью собран. Он сидел, сгорбившись за своим ноутбуком, и стирал лишние файлы. Компьютерный пользователь из него был не ахти какой, но он тщательно переносил все компрометирующие его файлы на специальную иконку шредера. Анзор говорил, что так они удаляются без возможности восстановления, а не как обычное удаление в «корзину». Ну хотя бы и так, все равно лучше, чем ничего. Затем он запустил еще одну программу, которая подчистила все остальные хвосты. Спустя десять секунд, Михаил Вениаминович открыл браузер и проверил, в истории ничего не осталось, ни как он заходил на сайт по покупке билетов и никакого доступа к почтовым ящикам на Mail.ru.

- Ну вот и все! — сказал сам себе Макаренко, встал, потянулся, поднял руки и опять сел.

Усевшись на край кровати, он закрыл ноутбук, а затем упаковал его в небольшой дорожный чемоданчик размерности «cabin size». Но работа по заметанию следов еще не завершена. Нужно отдать последние распоряжения, в ход опять пошел мобильный телефон:
- Зоенька, доброе утро, это Макаренко, опять вас беспокоит, прошу прощения, что так рано, служба не терпит… Да, спасибо, хорошо, у вас как? … Отлично! Я по своему вчерашнему вопросу… Да? … Отлично! Уголовка, постовые, ясно, ясно. А в войска? Сегодня после обеда? … Превосходно! Вы просто золото! … С меня причитается, конечно же! … Да, да, да! … Нет, сегодня улетаю в командировку, дней на десять, не меньше… Да, очень обязан, очень! … До свиданья!

Закончив телефонные расшаркивания Макаренко набрал еще один номер:
- Витя, это Макаренко, доброе утро!
- Доброе утро, Михаил Вениаминович!
- Вы сегодня летите в два?
- Да, так точно, а вы?
- Да, мы тем же рейсом. Вы зелень возьмете? Или нужно с тобой встретиться до вылета в городе?
- Да, возьмем конечно. Вашу передадим уже после контроля. С той стороны нам дают зеленый коридор, уже договорились.
- Витя, что бы мы без тебя делали бы! Золотой ты наш человек! — Макаренко аж засветился от столь благоприятных известий.
- Да, ладно, Миша, все мы в одной шлюпке, куда один туда и все остальные. Свои люди!
- Это уж точно! Никуда без этого!

После нажатия на отбой, Макаренко набрал еще один номер. Но железный голос женщины-робота ответил, что абонент не абонент, и попросила перезвонить позже. «Анзор, ну где же ты?» — в сердцах подумал капитан. Но делать было нечего и прихватив чемодан, он окинул взглядом комнату и переступил через порог.

Аэропорт Борисполь не такой уж и огромный, хотя и считается главными авиаворотами Киева. Он точно уступает по размерам таким гигантам как воздушные гавани Хитро, Де Голь или Каструп, но тем не менее. Войдя в зал ожидания, после прохождения таможни, Макаренко взглядом заметил уже сидевшего там Говорова, но не показал и виду, что его знает. Говоров одетый в потертые джинсы, легкую футболку, странного вида легкую кепку-алкоголичку, да сандалии на босу ногу. Маскировка что надо! Они встретились взглядами, и Макаренко сел в трех рядах от своего коллеги.

За полчаса до вылета, в зале появился и Витя Колесников. Он, как и все остальные был в гражданской форме и нисколько не отличался от других пассажиров. Однако, в руках он нес весьма увесистый баул туристического образца. Если Анзор или другой сотрудник СБУ следили бы за Вячеславом Мясниковым следуя за ним по шагам, то они наверняка бы признали в Колесникове именно того сотрудника, который проводил валютные обменные операции с Мясниковым. Но, поскольку такого наблюдения не велось, то ни Макаренко, ни Говоров об этом не узнают. Да и сам факт обмена валюты ничего значительного не представляет. Киев же большая деревня, тут все друг друга знают и столкнуться со знакомым киевлянином на другом конце света проще простого. Аж уж в Борисполе и подавно.

Колесников размеренным шагом, глядя сквозь темные солнцезащитные очки, приближался к Макаренко. Капитан снял свой лежащий на соседнем сидении чемодан «cabin size» и поставил его на пол. Не говоря ни слова, Колесников сел на освободившееся кресло и начал рыться в своем бауле. Он вытаскивал и перекладывал различные мелкие и крупные пакеты, какие-то вещи, часть сложил перед собой на пол. Возился в целом минут пять, никак не меньше. А в результате, склонившись к полу, произнес: «Здесь твое и Говорова, остальные получат на той стороне, когда прибуду. На таможне в Тбилиси держись за мной. Удачи!»

После чего Колесников встал и зашагал к гейту выхода на посадку. И именно в этот момент по громкой связи объявили о начале посадки на рейс до Тбилиси. Около двух десятков человек встали и двинулись к гейту образовывая на ходу стройную очередь. Макаренко выждал секунд десять, и наклонившись, выудил из-под сиденья увесистый пластиковый пакет, расстегнул свой чемодан и аккуратно, стараясь не открывать его на полную, положил пакет внутрь. Он кивнул через несколько рядов Говорову и двинулся к очереди на посадку.

Через несколько минут Макаренко, уже сидел в кресле самолета у иллюминатора, с детства он всегда любил занимать место у иллюминатора, желая разглядеть как можно больше пока самолет взлетает или садится. Поля, дороги с игрушечными автомобилями, деревни с домами — спичечными коробками, поблескивающими змеями рек и сверкающими в лучах солнца озерами. А вот на высоте, обычно ничего разглядеть не получалось. В такой стране он жил, где небо постоянно затянуто тучами или просто не везло с полетами. Но сегодня ему уж точно ничего не помешает — на небе не единого облачка.

Капитан взял свой телефон и набрал еще раз номер Анзора. Но все тот же голос сообщил, что абонент находится вне зоны доступа. Делать нечего, пришлось писать SMS:
«Анзор, найди пропавших иностранцев чего бы это тебе ни стоило. Обеспечь им безопасность. Связь будем держать через почтовый сервер, не отправляя письма».

С новомодной техникой Макаренко справлялся не очень, поэтому последние слова он набирал уже со стоящей рядом стюардессой, настоятельно просящей выключить и убрать телефон. Что капитан и сделал, как только сообщение было отправлено. А самолет тем временем вырулил на взлетно-посадочную полосу и замер в ожидании разрешения на взлет.

Секунда, другая, третья, взревели двигатели. Самолет задрожал, стронулся с места, постепенно продвигаясь по бетонному покрытию, набирая скорость. Этот момент набора высоты и взлета самый напряженный для всех пассажиров любого авиалайнера. И недаром, поскольку именно посадка и особенно взлет, самые опасные моменты авиапутешествия. Кто-то из женщин тихонько заохал на задних рядах, а капитан только сильнее вцепился в подушку сидения. Он не отрываясь глядел на все ускоряющуюся землю, родную землю. Дрожь по корпусу усиливалась, уже было невозможно разобрать проносящиеся мимо фонари посадочных огней, расставленных вдоль полосы, как внезапно дрожь стала чуть меньше, а нос самолета немного приподнялся. А затем небольшой толчок, сердце ушло в пятки, а дрожь на корпусе пропала, ее место заняло ощутимое ускорение. Тело Макаренко, налилось если не свинцом, то чугуном уж точно, его как следует вдавило в кресло, а в иллюминаторе уже виднелись крыши зданий. Ох уж эти современные самолеты, им требуется короткий разбег, а в небо они просто выпрыгивают. Угол атаки показался Михаилу Вениаминовичу слишком уж большим, при таком наклоне палубы устоять на ногах не сможет никто, вмиг покатится кубарем в хвост. Но тут, тональность работы двигателей поменялась, натужный гул заменило мерное урчание, на какой-то момент тело полностью покинула сила тяжести, и наступил краткий миг невесомости. За этот миг, половина пассажиров успела попрощаться с жизнь, а нос самолета немного опустился.

Спустя минуту по громкой связи командир воздушного судна оповестил о нормальном режиме полета, что через несколько минут можно будет вставать, что-то сказал о завтраке, но Макаренко его уже не слушал. Он любовался. Любовался красотой украинской земли. Вот поля с посевами, вот речка, петляющая меж деревьев, вот современное шоссе с несущимися по нему автомобилями. Вон другой самолет, заходящий на посадку, и оставляющий слабый инверсионный след. Он умом понимал, что это конденсационный след, остающийся за лайнером, но душой он воспринимал его таким каким знал в детстве, именно инверсионным.

Спустя пятнадцать минут, Макаренко покинул свое кресло и направился в туалет, расположенный в хвосте самолета. Хотелось успеть до того, как проходы займут тележки с завтраком, чаем, кофе, товарами беспошлинной торговли и прочими развлечениями для путешественников. Войдя в крохотное помещение туалета, он вытащил из кармана свой выключенный телефон. Вытащил батарею, выкинул ее в мусороприемник, а сам телефон постарался разломать на как можно более мелкие части. То, что не удалось сломать, отправилось в мусор, а сим-карта и мелкие части от телефона в унитаз. Вслед за ними последовал и паспорт, аккуратно разорванный на мелкие части, пришлось работать даже зубами. Сверху капитан бросил пару кусков туалетной бумаги и спустил воду. Остатки его былой жизни с шипением затянуло в чрево блока ассенизатора. Макаренко достал из внутреннего кармана еще один паспорт, из другого вытащил клише и сделал оттиск о прохождении украинской таможни на одной из свободных страниц. Клише он положил под шкафчик с запасами бумажных полотенец. С Говоровым они несколько раз проигрывали этот сценарий.

- Ну что? Добро пожаловать в новую жизнь? — посмотрев на себя в зеркало, с невеселой ухмылкой произнес Макаренко. Ему нужно было уезжать, но ему было до чертиков больно это делать. Все его существо не воспринимало бегство, так же как он не воспринимал конденсационный след.

***

Солнце встало, как ему и положено в летние месяцы очень рано, но палатки были изготовлены из темной ткани и люди проснулись только ближе к 8 утра. Да и дорога накануне была долгая, необходимо было выспаться. За ночь земля успела немного остыть, но по отсутствию какой-либо облачности на небе можно было смело дать прогноз, что стрелка термометра сегодня опять перешагнет отметку в тридцать градусов. Хорошо, что Мясников закупил достаточно воды в баклажках, она будет расходоваться в полевых условиях неимоверно быстро.

Марк уже сдал смену и его здоровый храп раздавался из крайней палатки, а Вальтер что-то кашеварил у портативной газовой горелки. Над лагерем разносился запах чего-то съедобного и крепкого кофе. Подойдя поближе, все еще сонный и качающийся Мясников разглядел, что в небольшой кастрюльке на огне кипит какая-то коричневая жидкость.

- Ну что? Кофейку? — предложил Вальтер и совершенно инстинктивно Веня кивнул головой.

Вальтер взял чистый стаканчик и налил Вячеславу в него кофе. Но неполный стакан, а всего половину. Мясников немного помедлил, а затем залпом отправил горячий напиток в пищевод. Организм на такое издевательство, ответил конвульсиями и болью травмированных кипятком внутренностей. Но зато мозг включился сразу и на полную мощность. Мясников заметил, как все другие члены их группы выползают из своих палаток, кто просто в нижнем белье, кто уже экипированный в защитную летнюю форму.

Иностранцы постепенно подтягивались к центру очага цивилизации с кухней и ароматным напитком. По мере того как в их желудки проникало горяченькое, все становились все более и более разговорчивыми. В основном мужчины делились тем, как они спали ночью. Маркони поведал всем, что его голова все время сползала с подушки, а во всем были виноваты его набриолиненные волосы. И действительно, его черная шевелюра выглядела как будто он не мыл ее с месяц, а то и больше. Николас, поправляя крупные перстни на фалангах пальцев, всех убеждал, что всю ночь проворочался и никак не мог уснуть, поскольку его палатка стоит на неудачном месте и он спал на каких-то палках и камнях. Хотя, судя по его физиономии, с четко отпечатавшимся следом от перстней, он как лег вечером, так и спал, не меняя позы всю ночь. Но тем не менее он продолжал утверждать, что в следующий раз стоит размещаться с большим комфортом, в какой-нибудь избушке или арендовать трейлер. Он говорил и говорил, постоянно зачесывая пятерней свои каштановые волосы назад, пока его не оборвал раскрасневшийся Шейн:
- Да, в этой дикой стране нет трейлеров. Совсем нет. А в деревнях либо армия, либо сепаратисты. И там и там опасно оставаться.
- Ну, может быть, в следующий раз стоит выбрать более цивилизованную страну? — парировал Николас со зловредной улыбкой.
- Да, например, Техас! — вставил свои два центра Джон Картер.

Шутка удалась и все рассмеялись, только вот сноб Николас Вей, явно ущемленный, хмыкнул и отвернулся. Выпив по полстаканчика кофе, и зажевав все туристическим завтраком из галет и прочей снеди, туристы разошлись по своим палаткам приводить себя в нормальный вид. А затем совершать утренний туалет. Весь мусор, оставшийся после завтрака, бодрствующий Вальтер аккуратно собрал в синий пластиковый пакет.

И уже в первых минутах десятого этнографические туристы взялись за оружие. Если магазины были собраны еще вчера, то сегодня каждый из туристов внимательно осматривал свое вооружение, тщательно проверял каждый его параметр, аккуратно прилаживал оптические прицелы к винтовкам, проверял действие затворов, спусковых крючков и всего, что помогало стрелять. Самые придирчивые из туристов, Картеры, разрядили все свои магазины и снарядили их заново, спрыснув все патроны тефлоновым спреем. По сути, пятнадцать минут спустя, перед все еще сидящем с галетой в руке Мясниковым, стояла до зубов вооруженная частная армия. У каждого из туристов был пистолет, автоматическое оружие и снайперская винтовка. Автоматы были у всех одинаковые, Мясников ранее никогда не видел такого оружия, но на его дилетантский взгляд это было что-то скорострельное, легкое и крутое. Как каждый мужчина он забывал обо всем при виде хорошего оружия как холодного, так и огнестрельного. А вот пистолеты и винтовки у всех разные. И если среди пистолетов разнообразие форм и отделки не так бросалось в глаза из-за их небольшого размера. То вот винтовки у всех без исключения отличались очень разительно.

Джо Смит щеголял винтовкой среднего размера, стандартной серой армейской раскраски и какими-то надписями, выдавленными на приемной горловине магазина. В приклад винтовки был встроен, очевидно, что это именно он, компенсатор отдачи, на планку для крепления аксессуаров прикручены подпружиненные ножки, а на кончик ствола надет эффектный пламегаситель.

- M110, — со знанием знатока поведал Мясникову Вальтер, — в армии такое ружье стреляет на километр, но у Джо слегка модифицированная версия. Ствол удлинили, да и оптика не самая примитивная. При дистанции в полтора километра можно попасть в арбуз. Кстати, в твоей стране бывают арбузы?
- Да, растут у нас в Херсонской области. Но зачем им столько оружия?
- Ну, как зачем, охотиться.
- Да, на кого тут можно охотиться? Тут же поля одни кругом, никакого зверья!
- Ну, как на кого, на людей, разумеется.
Веня закашлялся кусочком крекера застрявшим в горле. Вальтер постучал ему по спине. Кусочек успешно прошел в нужном направлении:
- То есть как на людей? Разве так можно? Это же люди!
- Ну, скажем так. Тут у вас идет война, с одной стороны, армия, с другой, сепаратисты. Вот они и будут охотиться на сепаратистов, помогать твоей армии. Так что тут все в полном порядке и даже законно!
- Да в каком порядке? Никакого порядка, это работа армии, а не вас, иностранцев!
- У вас все в порядке? — спросил подошедший Джо, на его поясе уже красовались не только запасные обоймы, но и несколько гранат.
- Да, у нас все в порядке, — Вальтер с силой надавил на ствол пистолета, который успел заблаговременно приставить к правой почке Мясникова, — проста крошка застряла в горле и юноша немного переволновался.
Джо многозначительно взглянул на Мясникова:
- Винни, ты не шали тут, понятно?
- Да, понятно, — заикаясь протянул Веня.
- Ну, и чудненько! — Джо отошел и обратился уже ко всем остальным, — Ребята, я пойду на позицию буду смотреть за целями. В случае чего на 70-м канале оповещу. Не забыли про рации?

Все остальные одобрительно закивали и сразу же вставили наушники в уши и отрегулировали свои радиопередатчики.

- А, вот это, — Вальтер указал на монстроидальную винтовку Шейна Картера, — чудо современной инженерной мысли. Винтовка со встроенным компьютером. Абсолютная точность попадания на расстояниях до 1100 метров. На больших дистанциях как повезет, у нас на стрельбище попадали в ростовую мишень на расстоянии в 2 километра, а это очень много.
- Два километра, — как зомби произнес Мясников.
- Да, только у Шейна винтовка немного модифицирована под ваши боеприпасы. Сам понимаешь, винтовку или пистолет еще можно перевезти самолетом, а вот патроны или гранаты уже никак.
- Понимаю, — все так же медленно и обреченно повторил Мясников.
- У остальных, так, барахло, переделанное из охотничьих дальнобоек или вообще самоделки. Больше пафоса, резьбы по ореховому дереву и серебряных нашлепок, чем современных технологий. Правда, оптика у всех исключительно хорошая, ребята с деньгами, могут себе позволить. Дальность стрельбы, ну метров 500 — 600, не больше, — Вальтер скривился, и сплюнул куда-то вбок. И действительно, ружья всех остальных выглядели как взятые откуда-то из музея или одолженное у дедушки. Особенно отличалось ружье Вея, больше похожее на мушкет, а не современное оружие.
- Небольшое, — как сомнамбула повторил Мясников.
- Э, брат, да ты чего это приуныл? Ну-ка взбодрись! — Вальтер выплеснул Вене водой из фляжки. Веня встрепенулся. — Ты, это. Того, не унывай пока. Ты нам нужен, ты наш связной с вашим миром. А по поводу охоты — не стоит переживать. Я уже не впервой на подобных мероприятиях, наша с Марком задача охранять эти денежные мешки. Бывали команды и покруче, летали с вертолетов стреляли черных в джунглях. Ты не думай, охотники они те еще. Ну может быть ранят кого. Да и то, в любом случае, помогают вашему же государству, уничтожают сепаратистов, врагов.
- Они террористы. Подняли восстание на территории нашей страны и хотят ее отделить, — Мясников как будто ожил.
- Ну террористы, сепаратисты, бандиты — нам на это все равно, главное, что мы на стороне официальных властей и делаем добро в конечном итоге. Ты понимаешь?
- Да вроде понимаю, — Мясников все больше и больше приходил в себя, — а разве нельзя было мне все это сразу сказать? Что мы едем не в Мелитополь, а сюда, что мы будем не опрашивать бабушек, не ходить в краеведческие музеи, не записывать старые сказки? Почему вы врали мне? Зачем?
- Ну, ты сам посуди. Как мы можем делать это официально? Даже в моей стране, за такое не похвалят. Все идет частным порядком. Заплатили взятку тут, заплатили взятку там. Этим всем Джо заправляет, зарабатывает конечно не мало, да еще и сколько удовольствия получает. А чуть больше информации дал, как всех и повяжут. Поэтому мы вынуждены скрываться.
- Да, теперь я понимаю. Но, все равно мне кажется это занятие нечеловеческое какое-то. Недостойное человека!
- Ну а война достойное? И солдаты вынуждены убивать. С одной стороны, воюют защищая свою землю, вроде как их дело правое, а с другой нападая. И у них тоже есть резон. А эти, — Вальтер кивнул в сторону уже полностью экипировавшихся «туристов», вернее уже охотников, — они тут от скуки и в поисках острых приключений, однажды…
Но Вальтер не успел договорить, вся группа как по команде встала и осторожно побежала к опушке.
- Что там? — встрепыхнулся Веня.
- Джо передает, по дороге двигается бронетранспорт, — бросил на ходу Шейн и потащился вслед за всеми остальными аккуратно неся на руках свою сверхсовременную винтовку.

Вячеслав двинулся вслед за всеми. Подойдя к опушке лесополосы, все присели на корточки, кто-то лег в снайперскую позицию, а Джон Картер переполз к Джо, который полустоял-полусидел за грунтовкой в низине у поля. Джо наблюдал за дорогой в бинокль невероятного размера. Тут к нему подошел Вальтер и протянул гарнитуру рации.

- Вставляй это в ухо, саму рацию закрепи на поясе. Ремень у тебя есть? Чтобы что-то сказать, вот эту кнопку закрепи на пальце левой руки. Нажимаешь, говоришь, затем отпускаешь.

Вячеслав повиновался, одел гарнитуру и тут же услышал в ней голос Смита:
- Винни, подползи сюда, только скрытно…

Делать нечего, Вячеслав опять повиновался и на корточках подобрался к позиции Смита и Картера старшего.

- Посмотри в бинокль, чья это техника?

Мясников прильнул к мощной оптике. Немного поводил биноклем влево и вправо, засек небольшую колонну, двигающуюся в направлении, где по теории должны заседать террористы. В колонне он четко различал три бронетранспортера, хотя в моделях он не особо разбирался, но это были точно они. Сверху на броне у каждого сидело человек по пять. Каких-либо отличительных знаков на машинах видно не было, поэтому понять кому они принадлежат было невозможно.

- Это, это, — Веня заколебался, его вдруг накрыло волной небывалого беспокойства, руки задрожали, в горле пересохло, голос стал сбивчивым. Неужели это террористы маршируют на правительственные войска? Неужели это они идут их убивать? — я не знаю кто это. Не видно и не понятно.
- Как это? Ты не знаешь опознавательные знаки своей армии? — удивился по рации Маркони.
- Ну, их просто не видно. Да и люди на машинах вроде в форме.
- Там три борта, на каждом минимум пятеро, еще как минимум три водителя, возможно есть и стрелки. Итого человек двадцать. Мы не знаем кто это, поэтому к бою! — прогремела команда Смита.

Все, как один, заняли позиции. Кто-то спустился к насыпи проселочной дороги, кто-то спрятался в кустах лесополосы. Все замерли в ожидании развязки.

- Не стрелять, с бронетехникой нам не справиться… — раздалось тихое предупреждение по рации от Джо.
У Вени, наблюдающего за размерено приближающейся колонной, начали трястись руки, колени, его прошиб холодный пот. Он то приседал, полностью скрываясь за насыпью, то привставал так, чтобы видеть колонну. Иногда он глядел в бинокль, скользил взглядом по бортам техники, по телам мужчин в форме и с калашниковыми. На рукавах у них были какие-то нашивки, но с такого расстояния, даже с хорошей оптикой их просто не разглядеть.
- Ну, что там Винни? — голос Джо прозвучал в голове как разрыв мегатонной бомбы. Вячеслав с белым лицом, слегка подпрыгнул, ошалело посмотрел на Джо, потом сухо сглотнул, перевел взгляд на Картера, затем на остальных. Все были напряжены и категорически сосредоточены, смотрели в свои оптические прицелы.
- Там? Я не знаю. Я не вижу. Не понимаю. Не могу отличить.

Тут колонна внезапно остановилась. С первой машины спрыгнуло трое, они быстро подбежали к кустам и скрылись в зелени. Остальные стояли, вторая машина повела башенкой с орудием из стороны в сторону, затем еще раз уже в направлении стоянки. Остановилась.

- Все вниз… — тихо прозвучала команда Джо. Мужчины с ружьями, находившиеся в поле, рядом с Джо и Мясниковым, аккуратно соскользнули за насыпь. Только Веня продолжал стоять, сгорбившись, и смотреть в бинокль.

Напряженное противостояние продолжалось минуты три, ноги уже начали ныть от напряжения, спина затекла. Как внезапно колонна дрогнула и начала движение. Передняя машина повернула влево почти на девяносто градусов и поехала в поле удаляясь от стоянки охотников. Две другие машины проследовали за первой, а троица, прятавшаяся в кустах, запрыгнула на последнюю бронемашину. Все облегченно вздохнули, Веня вытер пот со лба рукавом.

- Винни, что за дела? — начал Джо. — Как так? Как ты не можешь определить кто это движется с оружием в руках? Это сепаратисты или это ваши войска? Или может быть мирные жители поехали на сенокос?

Вальтер заржал, стараясь закрыть свой рот рукой в тактической перчатке. Но у него слабо получалось.

- Я, я, я не знаю. Я ведь ни разу не видел террористов. Они, наверное, должны быть с бородами. И одеты не так как все.
- Ну а форма на них была чья? Армейская?
- Да вроде нет. Ну мы же вчера приехали вон оттуда, — Веня махнул рукой назад, — значит наши там, а террористы должны приезжать оттуда, прямо на нас.
- Умная логика, железная, — прокомментировал Джо, — поэтому с легкой руки нашего местного друга, я предлагаю считать сепаратистами любого, кто двигается с той стороны и не имеет четких обозначений принадлежности к армии. Винни, не уходи далеко, в случае чего я тебя буду звать. Так, для консультаций.
- Ты, думаешь, что у сепаратистов есть подобная техника? Настоящая армейская? — спросил Вальтер, — Раньше мы с таким не встречались. Ну максимум пикап с пулеметом или пушка без колес.
- Да, ты прав. Тогда, все что легче трех тонн и не покрашено в зеленый, то будем считать сепаратистами. В сложных случаях будем полагаться на нашего друга. Винни, ты согласен?
- Да-да, конечно, — хотя от такого согласия у Мясникова заскребли кошки на душе. Ведь ответственность за чужие жизни теперь будет падать на его плечи.

Часть охотников, включая Вальтера вернулась в лагерь, а часть осталась следить за дорогой около насыпи. Уже в лагере, Вальтер вытащил из своей палатки револьвер. И протянул его Мясникову:
- На, держи. Он заряжен. Предохранителя нет. Просто наводишь его на цель и жмешь на курок. Дальше метров 50 стрелять не стоит. Не попадешь, а вот с близкого расстояния вполне. Штука мощная и надежная.
- Спасибо, — ответил Веня, крутя в руке револьвер и рассматривая его с разных сторон, — а зачем он мне?
- Ну, ты знаешь. Мы же на войне. Может быть пригодится. Потом, когда все закончится — вернешь. Ну а если выведешь из строя пару тройку врагов, то тебе может быть еще и медаль дадут. Ну а сейчас отдыхать. Сам понимаешь, солдат спит, а служба идет.

Но отдохнуть им долго не удалось. Уже через час в наушнике раздалось новое оповещение от Джо: «Внимание! Цели!».

***

По дороге, на приличной скорости двигалось два автомобиля. Они изредка виляли, очевидно стараясь объезжать ямы и валяющиеся на полотне осколки. Первым летел универсал «ВАЗ» классического разлива и классического же цвета. Многие называют его гранат, но на самом деле это бешено-красный. Вслед за ним, отставая метров на двадцать, как прилепленный летел второй автомобиль, опять российского производства, но уже более современный. Переднеприводная «десятка» серебристого цвета старалась не отставать от разбитной классики. Со стороны было непонятно, как такие архаичные механизмы, могут двигаться на такой скорости и при этом еще маневрировать, не улетая с дороги. И ведь едут-то они уже не первый километр, а еще не убрались.
Но снайперов интересовало не это. Они ждали подтверждения о возможности открытия огня.

- Похоже, что это как раз то, что мы ждали. Техника не военная. Высокая скорость. Правда, не пикапы, но все равно, — выдал заключение Джо.
- Да, я согласен, — согласился Шейн, наблюдающий за передвижением автомобилей через могучий оптический прицел.
- Занять позиции… — последовала команда от Смита.
- Ха, легкая мишень, — обрадованно заголосил Николас Вей и промузицировал в стиле акапелла какую-то только ему одному известную мелодию.

И тут прогремел выстрел. Сказать, что он именно прогремел нельзя, он прозвучал, хлопнул, разорвал время на прошлую мирную жизнь и настоящую спецоперацию. Передний «жигулёнок» вильнул. И тут грянули сразу еще три выстрела. А затем еще и еще. «Классика» вильнула несколько раз по дороге и на полной скорости вылетела в кювет, чудом не задев деревья, растущие вдоль полотна. Пропахала носом метров двадцать по полю, но не перевернулась. Второй автомобиль, применив экстренное торможение, старался развернуться и уехать в обратную сторону.

- Уходят. Уходят! — прозвучал в наушнике чей-то крик.
- Сейчас я его! — кто-то ответил.

И сразу же несколько ружей сделали по залпу. Вылетевшая с дороги машина вспыхнула и задымила. В небо начал медленно, но верно, подниматься небольшой черный гриб дыма.

- Ха! Бронебойно-зажигательный! — на этот раз было понятно, это ликовал Николас Вей.

Серебристый автомобиль, одновременно с расстрелом «классики», уже успел развернуться и виляя по всей ширине дороги, все увеличивая и увеличивая скорость начал удаляться от стрелков. Прозвучало еще два выстрела, у «десятки» взорвалось заднее колесо и распахнулся багажник.

- Уходит! — проскрипел Шейн Картер и вложил в это слово всю горечь всех своих предков по мужской линии. Он сделал еще пару выстрелов, но судя по всему, ни один не достиг своей цели.
Остальные, сделав по два — три выстрела по горящему автомобилю, начали поздравлять друг друга.

- Ну, ты сколько раз попал? Я три!
- А я из двух выстрелов оба раза попал!
- Вы видели? Нет, ну, вы видели, как я его?
- Отличные выстрелы, господа! Отличные!
- Винни, а не хочешь сходить, посмотреть, от скольких террористов мы избавили твою страну? — Джо рассмеялся.

С подобным предложением Вячеслав никак не мог согласиться, но Джо и не настаивал. Мысль о том, что в горящем автомобиле были люди и они погибли, он старался отодвинуть на второй план. В его сознании постоянно крутились то мифическая медаль за устранение террористов, то летящая с дороги машина, то колонна БТРов, остановившаяся и нацелившаяся орудием прямо на него. Но его сонму мысленных терзаний прервал голос проснувшегося Марка:
- О, с почином! А давайте пообедаем?

И действительно, из-за стольких переживаний, в животе начало урчать и посасывать, хотя с завтрака прошло всего-то ничего.

- Всячески поддерживаю! — произнес Джо, — Только кто-то должен остаться на дозоре, Шейн не понаблюдаешь за дорогой?
- Да, конечно!

Съев пайку консервов, Мясников почувствовал внезапное переключение внутреннего сознания. В нем одновременно пропали все симпатии к человеколюбию, все идеи гуманизма просто стерлись из головы. У него не осталось никакой жалости к врагам его страны, никакого сожаления о том, что только что произошло. Возможно, что на него подействовали слова профессиональных военных, как украинских, так и пришлых. Может быть сработал рефлекс пропаганды, лившийся на него из средств массовой информации последние несколько месяцев. Вполне возможно, что просто произошло замещение детского восприятия мира грез на реальность взрослого мира и все из-за пережитого стресса. В Мясникове проснулся охотник, жаждущий крови, требующий новых жертв, новых уничтоженных врагов, ведь они были против него, против его уклада жизни и против его страны в конце концов. Это его, Мясникова земля и он не отдаст ни пяди никому, ни террористам, ни сепаратистам, и даже самому черту!

***

- Михалыч! Михалыч! — по поселку бежала тройка сорванцов и кричала во все горло.
- Чего вам? Что орете на всю улицу? — ответил мужчина, около сорока, в джинсах, в клетчатой рабочей рубашке, и резиновых сандалиях на голую ногу.
- Там, машина, машина приехала обратно! — хором начали лопотать мальчишки.
- Как обратно? Куда обратно? Машина? — Михалыча охватила паника, он слегка присел, потом подбежал к калитке.
- Там, там, у командира, она, все раненные! — продолжил самый старший из ребят.
- Ох, — только и смог ответить Михалыч, открыл калитку и побежал вверх по улице.

Расстояние в полкилометра он преодолел на одном дыхании. И действительно у двора полевого командира Квашина стояла серебристая «десятка». Одно ее колесо было в лохмотья, заднее стекло разбито, в кузове виднелись пробоины от пуль, а из-под моторного отсека уже натекла небольшая лужица технической жидкости. На задней дверце были заметны следы размазанной чьей-то пятерней крови. На серебристой краске успевшая побагроветь кровь особенно выделялась.

У «десятки» стоял сам командир и какой-то мужик. Квашин был темнее тучи, а мужик что-то ему рассказывал. Вокруг успела собралась небольшая толпа из ополченцев и просто местных жителей.

- Что случилось? — проревел Михалыч, подбегая к расстрелянному автомобилю, даже и не думая переводить дыхание.
- Михалыч, иди сюда, сядь! — отрезал командир.

Но ноги прибежавшего мужчины и не думали его слушаться, он осел прямо там, где и стоял, рядом с серебристой «десяткой».

- Похоже, что колонна беженцев попала в засаду. Работали скорее всего снайперы. Случилось это в нескольких километрах не доезжая до развилки.

Михалыч сидел на земле и внимательно смотрел на командира. Он почти не дышал и ловил каждое слово.

- Первая машина слетела с дороги. Мы не знаем остался ли там кто-то в живых, может быть кто-то ранен. Но скорее всего, судя по тому как обстреляли вторую машину, шансов мало.
Михалыч уже не слушал, в голове у него пульсировала только одна мысль. В первой машине был его шурин, его дочь подросток и жена. Они хотели выехать через пропускной пункт, поехать к тетке, под Днепропетровск. Шурин специально приехал вчера, чтобы вывести всех в безопасное место. Как же так?
- Во второй машине двое тяжелораненых. Они еле успели развернуться и уехать. Но сам видишь, что сделали с машиной. Чудо, что никто не погиб. Эй, Михалыч, Михалыч? Ты меня слышишь?
Михалыч посмотрел на полевого командира, но его глаза были пустыми.
- Я сейчас собираю группу разведчиков, они выдвинутся в нужный квадрат, постараются обнаружить снайперскую группу, уничтожить ее. А заодно проверят твоих. Если хочешь, можешь присоединиться к группе.

Но Михалыч уже не слушал. У него в голове была только одна мысль, там кто-то мог остаться в живых, кто-то раненный. Нужно срочно ехать их спасать. В висках пульсировало, в глазах потемнело. Ничего не слыша и не видя, он побежал обратно, домой.

- Михалыч! Михалыч! Стой! — закричал командир, но было уже поздно, мужчина в резиновых сандалиях скрылся из виду. — Нет, ну что ты с ним будешь делать! Прохарчук! Немедленно собирай разведгруппу и выдвигайся. Можно использовать дрона. Выявить и уничтожить снайперскую группу. Оказать помощь пострадавшим, если там кто остался.

Добежав до своего дома, Михалыч ворвался в сарай, выхватил из стоявшего там сейфа охотничий гладкоствольный карабин «Сайга», схватил ключи от красной трехдверной «Нивы». И как только двигатель завелся, он с диким ревом, разбивая деревянные ворота, вылетел на улицу. Не прогретый карбюраторный двигатель плохо тянул, особенно при широко открытой заслонке, но не обращая внимания на сизо-черный дым, валивший из выхлопной трубы и стрекот клапанов, автомобиль, подпрыгивая на ухабах, улетал навстречу неизвестности.

Левая нога, обутая в резиновую сандалию, ловко выжимала педаль сцепления, а правая нога тоже в сандалии почти все время держала «газ» нажатым в пол. Двигатель ревел, на колдобинах ухала энергоемкая подвеска, левая рука в клетчатой рубашке ловко поворачивала руль, а правая периодически передергивала передачи. На соседнем сидении лежала «Сайга», пара магазинов и коробка с охотничьими патронами. Стальной взгляд водителя был устремлен куда-то вдаль, а действия отточено верны.

Вот уже показалась та самая дорога, ее начало, ровное дорожное покрытие, то там, то сям, в небольших воронках, да с длинными тополями, посаженными вдоль. На одном из ухабов, автомобиль отчаянно тряхнуло, он вильнул, но не потерял устойчивость. Все, что лежало в салоне, но не было пристегнуто, привинчено, приклеено или притянуто ремнями отправилось в свободное, но очень кратковременное плавание в воздушном объеме однообъемника. Удар был настолько сильным, что сама собой даже включилась старенькая магнитола «Урал». И движение наполнилось отчетливо неразличимой мелодией транслируемой какой-то радиостанцией. Музыку заглушал рев двигателя, внедорожной резины, да и само качество приема оставляло желать лучшего.

Вдалеке, по правой стороне от дороги, показался столб черного дыма. Михалыч заметил его сразу. Он знал эти места как свои пять пальцев. Резким движением руля и одновременным нажатием на тормоз он замедлил движение и съехал на поле слева от дороги. Так, под прикрытием дорожного полотна, он проехал еще метров триста и остановился. «Ниву» было невозможно разглядеть из-за дороги, но легкий пылевой след мог спокойно демаскировать ее движение. Водитель выключил двигатель, выбрался на дорогу, и пригибаясь, начал подбираться все ближе и ближе к источнику дыма.

Когда он подобрался уже совсем близко, пришлось лечь и дальше продвигаться по-пластунски. Михалыч подполз к краю дорожного полотна и его взору открылась душераздирающая картина. В поле лежал обгоревший остов машины шурина. А в нем… Нет, сердцем он старался не верить своим глазам, но разум говорил ему, что это все. В кузове выгоревшей машины лежали обгоревшие тела. Тела его родственников. Его родных, его любимых. Михалыч взвыл от боли. У него болела душа, тысяча кошек, острыми когтями безжалостно разрывали ее на мелкие части. Он уткнулся лицом в разогретый асфальт дороги, он рыдал и вдыхал придорожную пыль. Он смотрел на машину и не мог поверить, что вот так вот, за один раз, он лишился всех, кого любил и кто был смыслом его жизни. Глаза застлали слезы. Мужчина не мог найти в себе силы встать. Он лежал и в исступлении рыдал.

Прошло время. Слез уже не осталось, горло охрипло и из него доносились только сдавленные хрипы. Но тут, Михалыч, краем глаза заметил поблёскивание оптики где-то вдалеке около лесополосы. Стоило ему сместить голову немного в сторону и отблеск пропадал, но прямо сейчас он четко видел, что там что-то есть и это что-то наверняка те самые убийцы. «Месть!» — вот, что заполнило все сознание лежащего в пыли мужчины.

***

- Товарищ командир, разрешите доложить! — робкий солдатик в выгоревшей форме вошел в командирскую палатку.

Тут как обычно царил вечный полумрак. Но сейчас к нему прибавлялся еще и непередаваемый амбре. Эдакая смесь различных видов алкоголя, какой-то вонючей снеди, вроде рыбы или полупротухшего мяса, перегара давно и много пьющего мужчины, и еще что-то совершенно непередаваемое.

- Товарищ командир! - солдатик робко продвинулся вдоль палатки и уже заглядывал за занавеску перед входом.

Перед его взором открылась весьма живописная картина. В клубах дыма, пыли и не пойми вообще чего и откуда взявшегося, в помещении командирской палатки по всему полу валялись бутылки, жестяные банки, банки из-под пива, какие-то объедки. Посреди всего этого безобразия с очень важным видом ходила и склевывала что-то с полу молодая курочка несушка. А в другом углу, сидел на попе, вытянув вперед лапы, лохматый щенок и внимательно, с большим любопытством, следил своими черными глазками-бусинками за вновь вошедшим. Щенок наконец-то определился со своими желаниями, встал на четыре лапы, негромко тявкнул и помахивая куцым хвостиком нетвердо двинулся по направлению к солдатику. А вот несушка никак не отреагировала ни на появление человека, ни на движения собаки. Она все так же сосредоточенно и очень аккуратно собирала какую-то вкуснятину с пола.

- Товарищ командир, вы тут? — в голосе вошедшего солдата явно прослушивалась неуверенность.

Неожиданно рядом с солдатом звякнули бутылки и что-то зашевелилось под грудой шмотья. Тотчас оттуда же послышалось очень недовольное сопение, потом кряхтение и наконец что-то похожее на человеческий голос:
- Тузик! Кааа мне!

Солдат помедлил, но потом все же осмелился:
- Товарищ командир! У меня срочное донесение! Только что получено! Разрешите?
- Кто тут, что мне, я… Тьфу. Ты кто? — смог произнести кто-то похожий на командира.
- Разрешите доложить! Я, рядовой Кравчук, нес дежурство в радиорубке! Получил срочную депешу из центра, от СБУ! Послание расшифровано. На нем гриф «Секретно». Разрешите передать вам пакет? — отчеканил солдат.
- Ой, да не кричи ты так! Что, вчера только из учебки, что ли? — судя по голосу, командиру было не просто плохо, а хреново.
- Так точно! То есть никак нет! Уже две недели прохожу тут службу! — все еще чеканя слова, но уже не так громко отрапортовал Кравчук.

Такой поворот событий видимо изумил командира до глубины души и он попытался встать. Встать не вышло, зато вышло поменять лежачее положение на сидячее. А заодно стряхнуть с формы какие-то крошки и прицепившийся рыбий скелетик.

- Ой, ну давай ее сюда… — протянуло восставшее тело.
Солдат передал, но уходить не спешил. Вячеслав Станиславович красноречиво взглянул на своего бойца, отчего тому стало вдруг неловко:
- Разрешите идти?
- Иди родимый, иди. Только тихо!

Солдат отдал честь, развернулся на каблуках и вышел из палатки.

Положив пакет с донесением на колени, командир огляделся. Во рту у него пересохло, нужно было срочно чем-то промочить горло. Он протянул руку к ближайшей бутылке, валявшейся на полу, ловко подцепил ее, потряс и вылил остатки содержимого себе в глотку. Затем, он проделал подобную манипуляцию еще с несколькими бутылками и банками, находящимися в радиусе досягаемости, громко и протяжно рыгнул. Следом он еще раз оглядел помещение палатки, встал на четвереньки и после нескольких попыток смог подняться на ноги. В правой руке он все еще зажимал пакет с донесением.

С большим трудом командир дошел до ближайшего стула и плюхнувшись на него оперся локтями об импровизированный стол. От столь внезапно изменившейся нагрузки ящики скрипнули, но не подвели. Помогая себе зубами, и отплевываясь от прилипающих к языку мелких рваных бумажек, военный разорвал пакет и наконец-то вытащил на свет тусклой лампы, свисающей с потолка, само донесение.

С большим трудом стараясь сосредоточиться, Вячеслав Станиславович все же смог сфокусироваться на тексте послания и начал его читать. Если следить за движениями его глаз, то можно было бы различить, как он сначала медленно прочел текст один раз. Затем уже быстрее второй. Затем его взгляд никуда не двигался, он думал. А после этого он проскользил по тексту еще несколько раз по диагонали.

- Ах ты ж, скотина безрогая! — в сердцах он не только выругался, но и хлопнул рукой с листком бумаги о поверхность стола. Один ящик не выдержал такого обращения и его крышка, хрустнув, проломилась. Стол в целом выстоял, но отдельная его часть потеряла свое горизонтальное свойство и несколько бутылок, покатившись, со звоном разбились об пол.

На звук бьющегося стекла в самом дальнем углу что-то отреагировало, послышалось движение. И почти сразу, на раздраженный голос командира выполз его денщик. Он именно выполз, встать на но ноги он не мог, да и поза «на четвереньках» у него почему-то тоже не получалась.

- Юрка, иди сюда! — поманил своего подчиненного командир. Для придания пущей скорости, он взял со стола уцелевшую бутылку и покачал ей из стороны в сторону, как бы показывая, что там еще осталось что-то.

Юрка намек уловил и поэтому начал ползти быстрее. Разгребая перед собой бутылки и прочие отбросы. А добравшись до стола, он кое-как смог восстановить контроль над своими членами и с огромным самоотверженным усилием посадил себя на стул и за стол.

- Смотри. Пришла бумага. Из СБУ. Юра, сконцентрируйся! Из СБУ. На меня смотри! Смотри говорю!

Но Юра начинал медленно терять интерес к жизни. И чтобы вернуть его в состояние сознания, командир схватил первую попавшуюся бутылку на столе, вылил из нее жидкость в алюминиевую кружку и с силой, заставляя пить, залил ее в рот денщику. Тот хрюкнул, икнул, сразу же открыл глаза и преданно вперился в командира. Вероятно пойло в бутылке было очень уж забористым, так как сознание и способность мыслить вернулись к нему тотчас же.

- Я продолжаю. Пришла бумага, — командир потряс листком перед носом Юрия, — черт, Сенько, ты меня вообще слушаешь? Слышишь?
- Да, так точно! — ответил второй, но как-то не очень уверенно.
- Пришла бумага. Из СБУ. Только что. Понимаешь? — командир нарочно говорил короткими фразами, чтобы давать возможность все еще дремлющим частям мозга Юрия воспринимать информацию хотя бы малыми квантами.
- Да, да. Я понимаю. Да.
- Они подали в розыск тех ребят, что были у нас вчера. Тех, кому мы продали… Гм… С кем мы поделились боеприпасами. Они теперь в розыске. В розыске от СБУ.
- Что это значит?
- Это значит, что у нас могут быть неприятности, вот, что это значит! — командир налил себе из той же самой бутылки в ту же кружку. Выпил. Поморщился, — это что? Спирт?
- Наверное, самогонка. Вчера у мужиков взял несколько таких.
- Так и ослепнуть можно!
- Да мы ведь немного выпили, всего две чекушки. Это в основном прапорщик налегал.
- Да, черт с ним, с прапорщиком. Я про бумагу толкую. Что делать-то будем?
- Ну, мы скажем, что их не видели. Да и солдатам скажем. Они будут молчать. Ну или отправим их в отпуск, на месяц, а там само рассосется. А боеприпасы мы уже все вчера и списали. Якобы учения.
- Да, это понятно. Но они-то видели нас. И ведь если их найдут, возьмут, они у СБУ соловьями запоют!
- Это-то да! Точно. Ну а коли не возьмут? И не найдут?
- Да тут рассылка на всех, вот смотри. И менты, и другие соединения. Сто процентов найдут и возьмут. С СБУ никому связываться неохота. А вот выслужиться, это да.
- Да я не в этом смысле, — Юрий отхлебнул из общей кружки еще самогону, — ну, я в том смысле, что если их не найдут, то и не возьмут. А чтобы их не нашли, это уже мы сможем позаботиться.
- А ты, Юрий — голова! Я иногда тебя даже побаиваюсь. Ведь точно! Мы же знаем где они. Пошлем разведчиков. Они их быстро ликвидируют и закопают, денут куда-нибудь.
- Ну у нас и разведчиков-то нету. Молодняк сплошной, все только с учебки трехмесячной. Они автомат-то зарядить не могут нормально. Того гляди их всех сепаратисты в плен возьмут. Нам тогда еще больше влетит.
- И то верно. Послать-то некого. Вот ведь, блин! — в сердцах командир стукнул кулаком по столу, на что жалобно скрипнул второй ящик.
- Да и патронов у нас почти не осталось. По рожку у часовых, да и все. Я ведь вчера все выгреб, все, что было.
- М-да, ситуация, — командир обхватил руками голову.
- Ситуация, — протянул денщик, допивая самогон.
- Слушай, тут надо обмозговать, но похоже, что все горючее мы вчера уже истратили. Сгоняй-ка мухой за беленькой? А? Вот тебе и деньжата, — командир вытащил из кармана штанов несколько сотенных купюр.
- Ну а отчего бы не сгонять. Сгонять-то завсегда можно, — после самогона Юрий почти полностью пришел в себя, сгреб «зеленые» и твердой походкой, слегка виляя по маршруту, выплыл из палатки.
- Да, ситуация. Что же делать? — вслух произнес командир, когда денщик скрылся за ширмой.

***

Месть — это то чувство, которое лучше всего подавать в холодном виде. Но Михалыч ослепленный этой всепожирающей эмоцией не мог мыслить разумно. В его голове пульсировало только одно — убить, отомстить, не жалея живота своего. Он ползком вернулся к машине, собрал все патроны, снарядил все имеющиеся у него магазины, а остатки распихал по карманам. Он торопился, нужно было спешить, пока ублюдки, убившие его семью и родных, еще там, пока они смотрят в свои подзорные трубы. Михалыч и тени сомнения не допускает, что он не сможет нанести роковой удар и ему все равно сколько там ему будет противостоять стволов.

Он аккуратно завел «Ниву», старушка завелась не сразу, но изношенный мотор не чихнул и не выстрелил в карбюратор. Автомобиль медленно двинулся вдоль дороги, он старался выбирать самые глубокие места, чтобы все время находиться под прикрытием насыпи. Пока все шло хорошо. Машина уже не только поравнялась с ответвлением грунтовки к лесополосе, но и продвинулась далеко в тыл. У яблоневого сада, он пересек асфальтовую дорогу, проехался по полю, нашел подслеповатый проезд сквозь лесополосу, вернее проложил новую дорогу бампером и стал удаляться все дальше от злосчастного места.

План Михалыч набросал примитивный. Он решил влететь в стан подонков с той стороны откуда они не ждали нападения, а именно из-за лесополосы. Он промчится по грунтовке до деревьев, а там спрыгнет им прямо на головы. Ну а дальше в дело вступит уже «Сайга», а она его никогда не подводила.

И вот, за спиной лесополоса, очередное поле, и наконец-то грунтовка. Машина остановилась. Водитель сжал руль двумя руками, собрался с духом и набрал полные легкие воздуха.

- Ну, с Богом! — прошептал самому себе Михалыч, врубил первую передачу, втопил педаль акселератора в пол и бросил сцепление.

Машина прыгнула вперед, и повинуясь человеку начала ускоряться с неимоверной силой. Выдерживать нарастающую скорость с каждой секундой становилось все сложнее. Архаичная энергоемкая подвеска уже не могла справляться со всеми ямами и неровностями, старенькие амортизаторы окончательно умерли еще при поездке по асфальтовой дороге. Кузов кидало и шатало, но человек крепко держался за баранку и вел свой смертельный снаряд прямо к цели. Лесополоса стремительно приближалась.

Марк и Вальтер вскочили одновременно, Марк с удобного топчана, сооруженного из подручных материалов, а Вальтер со складного стульчика, на котором он сидел и уплетал очередную пачку сублимированного мяса. Вскочили они не просто так, их прибор обнаружения подал сигнал о том, что нарушен периметр.
Возможно это ложное срабатывание или же мелкий зверь пересек границу чувствительных сенсоров, но долг есть долг. Оба вояки вскочили со своих мест с автоматами на изготовку. И быстро, но аккуратно начали занимать удобные позиции. Оба встали под прикрытием микроавтобуса. Какая-никакая, но защита, тем более что встали они у колес, один у задней оси, другой у передней.

Потрепанная и уставшая от жизни «Нива» с ревом и прочим аккомпанементом расхлябанных деталей на высокой скорости влетела в перелесок. Дорога тут хоть и была, но ей уже давно не пользовались. Поэтому в некоторых местах она поросла небольшими деревцами, а кустарник старался захватить как можно больше территории нависая над грунтовкой с обочины. Но, такие легковесные препятствия с незаметной легкостью сминаются алюминиевым бампером-швеллером разогнанного до нетипичной скорости вседорожного болида.

Влетев в перелесок, Михалыч краем глаза заметил стоящий в кустах светлый минивэн. Ему стало понятно, что враг не там, в поле, а скорее всего прячется тут, в лесу. Он со всей силы нажал на тормоза, машина вгрызлась в почву грунтозацепами «злой» диагональной резины, но пыль, лежащая на поверхности дороги, вернее основной материал из которого была сделана дорога, не позволяет ей остановиться и с заблокированными колесами последняя пролетает весь перелесок, и совершив небольшой полет, приземляется прямо в поле.

Двигатель не заглох, опытный водитель выдавил сцепление вместе с нажатым в пол тормозом. Но Михалыч замечает, что именно там в поле как раз и находятся его цели. Около насыпи стоят двое мужчин с ружьями облаченные в защитный камуфляж. Чуть поодаль еще один. Он застал их врасплох, они совершенно не были готовы к появлению кого-то прямо в их тылу. Решение приходит моментально, всего одно движение и дверца распахнута. Всего одно движение и в руке охотничий карабин. Всего одно усилие и простой мужик уже вне автомобиля прицеливается в направлении двух в камуфляже. В ружье картечь, с такого расстояния разнесет их обоих.

Сзади уже слышатся крики на незнакомом языке, но цель так близка и так понятна. Михалыч легким и отточенным движением большого пальца снимает «Сайгу» с предохранителя и доведя ствол нажимает на спусковой крючок. Выстрела не последовало. Михалыч взглянул на карабин, осознал, что он просто забыл взвести затвор. Быстрым и суетливым движением он оттянул скобу затвора, патрон перескочил из магазина в патронник. И тут грянул выстрел. Вернее, сразу три. Короткой очередью из автоматического оружия, Марк выстрелил в спину незваному гостю. Все три пули попали в цель. Маленькие подкалиберные пули не оставили никакого шанса на выживание. Оставив по небольшому входному отверстию, они намотали на себя плоть и внутренности человека с карабином. Тот от неожиданности и даже не ощущая боли, с застывшими руками повернулся в сторону Марка, стоящего с автоматом и готовым произвести новый выстрел, попытался прицелиться уже в другую цель, но новая очередь из трех выстрелов отбросила его на землю. Михалыч соприкоснулся с грунтом уже мертвый, от удара его палец все же смог нажать на спусковой крючок и прогрохотал выстрел. От него никто не пострадал, поскольку он был произведен четко в небо, почти как салют в честь героев.

Автомобиль, оставшись без управления, но с заведенным двигателем и включенной передачей, по инерции проезжает еще метров пятьдесят, пока не утыкается в локальную неровность, глохнет, а затем так и остается стоять с распахнутой дверцей.

- Какого черта тут произошло? — к полю выбежал разъяренный Джо Смит.
- Похоже, что один из сепаратистов приехал с нами поговорить. Правда толком он ничего нам рассказать не смог. Просто не успел. Теперь общается со своими языческими богами. — Марк сплюнул и пошел обратно в лагерь.
- Эй вы там! Как вы целы? — крикнул Джо, стоящим у насыпи дороги охотникам.
- Да, нормально! — ответил Шейн, — Спасибо, Марк!
- Да ладно! — махнул рукой Марк, даже не оборачиваясь.

Тут Джо заметил стоящего неподалеку Вячеслава. Тот стоял слегка присевши с побелевшим и вытянутым лицом. Одна рука его держала подаренный давеча револьвер, а вторая откинулась в тщетных попытках найти опору.

- Винни, ты что?
- Это они и есть? Террористы? — обратился он полуживым голосом к Джо.
- Они самые, а ты думал кто?
- Ну, я думал, что это религиозные или политические фанатики, бородачи в халатах и тюрбанах, — все так же ответил Мясников.
- Ха-ха, да ты шутник! — Джо захихикал. — Да будет тебе известно, что самые главные террористы, это вполне приличные господа в дорогих костюмах и при галстуках. А ты смотришь слишком много телевизора.

Веня все так и стоял, не в силах отойти от шока. За сегодня это уже не первое убийство, но первое произошедшее на его глазах. Раньше он, конечно, видел трупы, мертвецов. Помнится, еще в детстве он возвращался в город из деревни. Трасса имела всего по одной полосе в каждую сторону и отвлекшийся водитель «Запорожца» влетел под встречный рейсовый «ЛИАЗик». Скорости были небольшие, автобус такой марки даже с горы быстрее 70 не поедет, да и «ушастый» не самый скоростной автомобиль на свете, хоть и спроектирован по подобию немецкого Porsche.

Но несчастный экземпляр автопрома Украинской ССР разорвало пополам. Двигатель вылетел из кузова, он валялся метрах в двадцати от задней части кузова и дымился. А два человека, водитель и пассажирка лежали безжизненными формами прямо на асфальте, между передней и задней частями автомобиля. Одежда на обоих была испачкана, разорвана местами, а на плешивой голове водителя виднелась существенная вмятина. Ее было хорошо видно под гладкой кожей с единичными волосками. Когда они миновали место трагедии, Веня не чувствовал ничего. Он просто смотрел на невиданное доселе зрелище. Разорванный на куски автомобиль и люди, еще несколько минут назад бывшие живыми. Уже позже он много раз прокручивал эту сцену перед внутренним взором, стараясь разобраться в своих впечатлениях, и с ужасом приходил к тому, что он не чувствует ничего.

Но сегодня, сейчас, он прочувствовал бурлящее торнадо эмоций, они пронеслись через его сознание, перекрутив душу, как это делает смерч с высокими южными тополями. И вот теперь он стоял, держа в руке револьвер, стараясь осознать, что же произошло. Для чего приехал сюда этот мужчина, что он хотел сделать? Убить их всех? И Мясникова тоже? Зачем? Чтобы отделить кусок от страны? Зачем он поднял оружие? Ведь они не сделали ничего плохого, почему он хотел их убить?

Мясников стоял не в силах пошевелиться. Его мозг лихорадочно думал, стараясь найти логическое объяснение произошедшему и всему происходящему. Но он не мог найти ответ.

***

- Ох, еле нашли непаленую водку. Да закуся взяли нормально. Колбаска, сырок, огурчики, помидорчики, лучок зеленый. Да, рыбки пару тоже взяли! — начал тараторить сходу Юрий, как только пробрался в палатку неся в руках ящик с разнокалиберными бутылками и пакетами со снедью сверху.
- Быстро это ты обернулся, молодец! — похвалил подчиненного Вячеслав Станиславович.
- Да, я это не один. Прапорщик у нас молодец, знает везде все входы и выходы. Как он этих бабок гонял по рынку. Жуть. Не передать словами!
- Ну, ты с ним поделился?
- Конечно поделился, пару беленькой, да колбасы ему выдал, — денщик с облегчением поставил на уже полупорушенный стол ящик и начал раскладывать содержимое пакетов.

На столе чудесным образом появилось несколько разнокалиберных кружков домашней колбасы. Пакет наливных красных и желтых помидоров. Охапка пупырчатых огурчиков. Пучок зеленого лука прямо с небольшими светлыми луковицами и корешками, все тщательно отмытое от земли, три буханки белого южного хлеба кирпичиками, две больших вяленых рыбины, с виду их можно было принять за воблу, но при жизни это была более крупная рыба, чем обычная используемая для приготовления сухпродукта. Следом на столе появилась четвертинка домашнего и кусок вяленого заводского сыра.

В животе у командира одобрительно заурчало. После вчерашней попойки очень хотелось есть. Но он не оставил без внимания и основное:
- Так, я вижу, что ты изрядно подзатоварился. А что мы будем кушать-то?
- Ну, вы скажете тоже! Кушать мы будем вот что! — и денщик начал выставлять на стол бутылки из ящика.

Первыми пошли две бутылки водки. Производителя неизвестного, но важно, что она была заводская. В водке ведь особо мудрить нечего. Берется спирт. Разбавляется водой. А вкус и «мягкость» зависит от вида спирта. Возьмешь первый. Водка будет драть горло. Возьмешь «экстру», то она будет мягенько проходить, стекать по пищеводу и бережно греть желудок. Ну а если у тебя водятся деньжата, то можно прибарахлиться и «альфой». Правда «альфа» и не пахнет почти совсем никак, но впечатления на следующий день от нее только самые положительные.

Но то, что приволок денщик на «альфу» никак не тянуло. Впрочем, и на «экстру» тоже. Оставался самый обыденный, рабоче-крестьянский «первый». По шарам дает и ладно. Хорошо, что водка заводская, а не какой-то самопал, от которого потом ослепнешь или мутить будет неделю. Вслед за водкой на столе появились и две литровые бутыли заботливо заткнутые бумажными пробками. В них болталась мутная жидкость белого цвета. Командир немного поморщился. Ему еще чудился вкус утреннего самогона.

В качестве смягчения впечатления от самогона на столе появились две бутылки коньяка. Если уж быть точным, но это был не совсем коньяк. Даже совсем не коньяк, а бренди. Но на этикетках красовались три и пять звезд и гордая надпись по-русски, именующая данные напитки гордым именем «коньяк». После коньяка на стол выплыли шесть бутылочек какого-то местного пива. И одна бутылка шампанского.

- О, а шампанское-то ты зачем?
- Да, незачем, просто так, на сдачу дали!
- А пиво откуда взял?
- Да, пиво редкость. Заводы-то все стоят. Но одна бабка достала, говорит, что от зятя осталось. На войну ушел, его там убило, а она одна осталась, дочка в Россию убежала. Так чтобы не выкидывать — вот решила продать.
- Ну ты просто молодец. Сегодня будем пировать. А с прапорщиком больше ничем не делился?
- Это вы про розыск-то?
- Да, про него, — командир сидел и в задумчивости крутил бутылку коньяка с тремя звездами рассматривая ее с разных сторон.
- Да незачем. Не его ума это ягода. Хотя мужик он толковый, токмо языком чешет без устали. Треплется конечно, но никакие секреты даже в пьяном виде не выбалтывает. Вот что значит человек служивый. Даже напои его до беспамятства, все равно никакой государственный или военный секрет не выболтает.
- Это точно, за это его люблю и уважаю! — подытожил командир.
- Да, когда сюда возвращались, он мне интересную историю рассказал. Значит, месяца два назад, когда началась вся эта неразбериха. Он был в другой части, выдвинули их на передовую. Ну, как водится, в штабе все отметили как следует, а потом офицеры поехали в самое пекло. А там как увидели в бинокль перемещения у неприятеля, так и перепугались. Вызвали артиллерию, но с пьяных глаз что-то напутали с координатами и вместо позиций сепаратистов дали ориентировку на себя.
- Да, перепутать немудрено. И что же произошло?
- Ну, как что? Говорит, что хорошо, что рация была и огонь они должны были корректировать. А артиллеристы сразу никогда в цель не попадают. Всегда куда-то рядом ложится. Вот и спасла их чистая случайность.
- Хм, а ведь ты дело говоришь!
- В смысле?
- Если мы не можем послать группу на захват, то мы можем снять с себя вообще всю ответственность.
- Чего-то я не понимаю…
- Вот смотри, — Вячеслав Станиславович, откупорил бутылку коньяка, которую уже успел рассмотреть со всех сторон, и налил себе полную кружку, — попросим наших «богов войны», артиллеристов, подавить огневую точку сепаратистов, которые окопались в известных нам координатах!
- А, они с первого раза попадут?
- Ну, даже если и не попадут, попросим второй раз накрыть по той же точке!
- Да, но мы-то не будем знать, попадут или нет.
- А это уже и неважно. Они накроют их со второго раза гарантированно! Да и с первого-то все уже будет решено. Там прятаться-то негде.
- А потом они претензии не предъявят?
- К кому? К Билюку? — командир ухмыльнулся, пробуя коньяк на вкус, — а ничего пойло, хорошее.
- Ага, точно!
- Ну и все, — отдал командир приказ и залпом осушил всю кружку, крякнул и продолжил, — пиши шифровку!

Через десять минут, денщик и командир уже сидели в командирской палатке и распивали вторую бутылку водки. Взгляд их был тяжел и угрюм, как это полагается после тяжелого решения. Хотя не такое уж и тяжелое оно было если разобраться. Но целебная сила этилового спирта творила чудеса. Вся боль с души улетучивалась, будто песок сдуваемый с лакированной крышки концертного рояля.

***

- Ты смотри, что делает! — прокричал Миклуха, глядя в монитор управления дроном, — машину не бережет, да и себя тоже!

В мониторе переносного пульта управления небесной разведкой четко отображался автомобиль «Нива», несшийся по кочкам грунтовой дороги по направлению к лесополосе.

- А ну-ка, посвети чуть левее, что там? Куда он так несется? — попросил Прохарчук.
- Да, командир, — повиновался Миклуха, и покрутив рукоятки, увел дрон немного в сторону.
- Ага, вот они, — проговорил вполголоса смуглый Тихоня.
- Да, да. Вот, отчетливо вижу трех человек на поле, еще похоже что-то скрыто в лесу, — начал докладывать вихрастый Миклуха, хотя двое его товарищей, стояли рядом и смотрели в тот же самый монитор, — наверное это лагерь, похоже на палатки и еще что-то спрятанное, не могу разобрать. С виду куст, но больно уж плотный.
- Может быть это большая палатка, как думаете? — попытался дать версию щуплый Тихоня.
- А ты подумай, как они попали в этот перелесок, а, Тихоня? — поинтересовался Прохарчук.
- Ну, может быть пешком пришли. Или кто-то их подбросил, — Тихоня смутился и если бы не его природный оттенок кожи, то предстал бы он пред своими товарищами залившимся бардовым румянцем.
- Точно, это машина! — подытожил Миклуха. С виду ему было не более двадцати лет, но с техникой и особенно компьютерами он обращался лучше любого профи.
- А сколько всего там человек? — командиру нужна была конкретика.
- Вижу только трех, может кто еще в лагере. Отсюда не видно, да у нас и инфракрасной камеры нету. Я Квашину уже сто раз говорил, у нас в Донецком политехе, ребята собирают отличные дроны, и бьют на 10 километров, да и камер разных там завались, хочешь инфракрасную, хочешь ультразвуковую, да какую угодно!
- Миклуха, да не кипятись ты! Еще скажешь, чтобы работал дрон на угле. Какие есть, такие и используй! — попытался остановить поток жалоб со стороны своего подчиненного Прохарчук.
- А надо и на угле работающий соберут, — Миклуха от обиды даже немного съежился, но продолжал управлять летающим роботом.
- Да ладно, ну чего ты! — Прохарчук жутко не любил, когда кто-то обижался. Просто на дух не переносил и всегда старался загладить подобные неурядицы.
- Вот-вот, смотрите! — оторвал от легкой словесной перепалки разведчиков щуплый Тихоня.

И действительно, на экране было видно, как красная «Нива», влетев в лесополосу, пролетела ее насквозь, а потом сверзилась в поле, где из нее выпал человек в клетчатой рубашке. Человек встал, затем упал, да и остался так лежать. Все трое разведчиков замерли и даже перестали дышать, в ожидании продолжения действия. Но никакого продолжения не последовало. Человек в джинсах и рубашке так и остался лежать на поле. Другие люди перемещались, а он так и продолжал лежать.

- Михалыч, ну как же так! Михалыч… — Миклуха не в силах сдерживаться, разрыдался.

Командир отошел в сторону и долго вглядывался в горизонт, туда, куда несколько минут тому назад он отправил воздушную разведку. Туда, где только что на его глазах, почти в прямом эфире погиб человек. Погиб поддавшись эмоциям, погиб, не исполнив свой долг. Но, собрав все свое мужество в кулак, он повернулся к своей команде, так и не сводящей с экрана монитора взгляда:
- Разведка, слушай мою команду, — тихим, но твердым голосом произнес Прохарчук, — дрон вернуть на позицию, мы выдвигаемся сразу же по возвращению летательного аппарата. Наша задача — ликвидация отряда снайперов в указанном квадрате. Нас меньше чем их, но действуем мы на своей территории, защищаем свой народ и поэтому мы победим. Нас дома ждут наши жены, матери, дети, поэтому мы не имеем права погибнуть ни сегодня, ни здесь. Мы будем осторожны и уничтожим врага, когда тот будет меньше всего этого ждать. Вопросы есть?

Тихоня встал, вытянулся во весь свой рост и отрицательно помотал головой. Точно так же мотнул и уже раскрасневшийся от переполняющих его эмоций Миклуха.

- Ну, что же. Сажайте свою вертушку и двинулись!

***

- Внимание, в воздухе беспилотный летательный аппарат! — Марк бежал со стороны лагеря и кричал во все горло.
- Что делать? — спросил Мясников, вертя в правой руке револьвер.
- Ложись и не отсвечивай! — прокричал Вальтер, — Важно чтобы нас не заметили.

Все охотники-туристы, как по команде залегли на землю. Притворяясь травкой, кустиками и прочей зеленью.

- А, он, что, по нам будет стрелять? — спросил лежащий рядом с Джо Мясников.
- Не думаю, навряд ли, — ответил тот, — как правило, беспилотники не такие большие и используются для разведки. Но есть исключения. Правда, я сомневаюсь, что такие самолеты будут использовать ваши повстанцы.

Тем временем Марк, успел подбежать к Шейну, и залег рядом с ним. Они начали о чем-то перешептываться. Марк смотрел в бинокль и что-то командовал Шейну, а тот чего-то накручивал на своей суперсовременной винтовке.

Тем не менее Вячеслав уже и невооруженным взглядом увидел неопознанный летательный аппарат. Небольшой крестообразный объект кружил где-то метрах в ста над землей и очень шустро выполнял маневры перемещения. Вот беспилотник подлетел еще ближе к лагерю и на миг показалось, что стало слышно едва уловимое ухом жужжание. Но потом оно пропало как эфемерная иллюзия, а по воздуху распространялись только трели полевых птичек, щебечущих где-то в небесах, да деловитое жужжание медоносных насекомых, перелетающих от цветка к цветку.

Выстрел прогремел неожиданно. Беспилотник качнулся. Шейн, что-то подкрутил у себя в ружье. Грянул второй выстрел. Летательный аппарат спустился метров на двадцать ниже, начал заходить на лагерь со стороны дороги, описывая пологую дугу. После некоторой паузы Шейн нажал еще раз на курок, прозвучал выстрел и беспилотник перевернулся три раза вокруг своей оси, потом натужно гудя начал стремительно падать. И через четыре секунды над травой поднялось небольшое облачко пыли.

- Ха-ха! Я сделал его! Я попал! — радовался как мальчишка Картер младший.
- Молодец, сын! Молодец! — Джон Картер не скрывал радости за своего отпрыска.
- А чей это был беспилотник? — поинтересовался Веня у стоящего рядом, и ковыряющего в зубах зубочисткой с зеленым наконечником, Вальтера.
- Четно говоря, не знаю. Ведь на них нет ни опознавательных знаков, ничего. А купить такой может всякий, даже обычный деревенский увалень.

После такого ответа, сердце у Вячеслава забилось быстрее, а рука стала сжимать револьвер сильнее.

- Марк, — прокричал своему напарнику Вальтер, — а может быть, стоит отсюда убираться по добру, по здорову?
- Полностью с тобой согласен. Наша позиция раскрыта, — ответил коренастый Марк, и глядя прямо на Мясникова, моргнул два раза своими широко посаженными глазами.
- Группа, внимание! — гаркнул командным голосом Вальтер, потом провел левой рукой по своему шраму на правой щеке вниз к горлу и продолжил уже тише, — наша позиция раскрыта. Мы не знаем чей это был беспилотник. Но на всякий случай, нам лучше передислоцироваться на другую позицию.

Даже когда Вальтер говорил не во всю силу своего голоса, его речь разрывала тишину и идиллию жаркого и сухого летнего денька. Каждое предложение и каждое слово разрезали воздух словно раскаленный меч и врезались прямо в разворошенный последними событиями мозг. Вячеслав, а может быть и другие, уже даже и не вслушивались в слова, которые говорил Вальтер, а скорее понимал смысл того, что он хочет донести до всех. Тем не менее Вальтер продолжал:
- Наша задача сейчас как можно быстрее убраться на новое место. Не оставляя никаких следов. В первую очередь это относится к мусору. Не забудьте пакеты. На сборы даю ровно 30 минут. Чтобы уже через 29 минут и 50 секунд, все сидели в автомобиле, а лагерь был девственно чистым. Ясно?
- Ясно, выполняем! — подтвердил приказ Смит.
- На войне, как на войне! — нараспев продекламировал Николас.

Охотники начали расходиться по направлению к лагерю. Как тут, до слуха Мясникова донесся легкий свист, но нарастающий и переходящий во всё более низкое гудение. Его заметил не только он. Марк и Вальтер как по команде обернулись, посмотрели куда-то ввысь и синхронно заорали, падая ниц:
- Воздух! Ложись!

Мясников даже не успел сориентироваться, как вдруг земля под его ногами вздыбилась, в небо, как в замедленной киносъемке, начали подниматься черные комья земли с торчащими из них травинками. Он начал терять равновесие, хотел помочь себе руками, уже приготовился махать ими как птица, стараясь не упасть, как вдруг ему со страшной силой что-то ударило в грудь, в глазах потемнело и это последнее, что он увидел.

Марк с большим трудом встал с земли, отряхивая с себя комья земли. В ушах звенело так, что он почти ничего не слышал. Да и были ли звуки вокруг? Он огляделся. На поле и в лесополосе зияло не менее десятка свежих воронок. Из них еще валил дым. Покачиваясь, он прошел несколько шагов в сторону лагеря. Обнаружил труп Джо Смита, бедняге снесло половину черепа. Чуть поодаль в луже крови, растекающейся по земле, лежало тело Джона Картера, все изрешеченное осколками. Рядом, ничком лежал его сын, он подергивал правой ногой, а штанина уже пропиталась багровой кровью. Ближе к лагерю, он нашел Вальтера. Тот был жив, хотя и выглядел неважнецки. Стоять тот еще не мог, Марк помог ему сесть. Рядом с Вальтером валялась оторванная рука, крепко сжимающая револьвер. «О, Винни!» — проговорил про себя, а может быть и вслух Марк.

Кое-как добравшись до деревьев Марк заметил, что один из снарядов попал прямо в микроавтобус, который теперь был больше похож на раскрывшийся бутон белой розы, нежели на продукцию немецкого автопрома. Из самого центра розы поднималась струйка дыма. Тут же рядом, висел обгорелый труп Николоса Вея. Вей запутался в ткани палатки, а жар от взрыва поджег ее. Все еще не твердо стоя на ногах, но уже постепенно приходя в себя, Марк позвал Джузеппе. Маркони не отвлекался, он попробовал еще раз. И тут он ощутил, как ему на плечо легла чья-то рука. Марк резко обернулся, а со спины на него смотрел двумя черными глазами с закопченного лица Джузеппе. Его черные волосы, обильно смоченные бриолином, покрылись коричнево-серой сединой от пыли. Он в упор смотрел на Марка, совсем не мигая, по всему было видно, что Маркони находился в состоянии глубокого шока.

***

Вальтер с перекошенным лицом подбежал к стоящему Марку и Джузеппе. Он взглянул на развороченный микроавтобус и тихо застонал. Шум в ушах от взрывов постепенно проходил и к людям потихоньку возвращалась возможность слышать окружающий мир.

- Ты как? — с трудом прохрипел Вальтер, переводя взгляд то на Джузеппе, то на Марка, а затем закашлялся, сплевывая куски плодородной почвы, залетевшей ему в рот во время обстрела.

Джузеппе тупо уставился на Вальтера. Он смотрел своими черными глазами прямо в упор и казалось, либо не видел ничего, либо ничего не понимал. Вальтер слегка похлопал Маркони по щеке ладонью от чего с нее и с шевелюры Джузеппе отделилось небольшое пыльное облачко. Маркони зажмурился и два раза подряд как следует чихнул. Пыли поднялось еще больше.

- Нас накрыло, — протянул Марк, — очень хорошо накрыло!
- Это сепаратисты? — вмешался в диалог, наконец-то пришедший в себя, Маркони.
- Похоже, что нет. Снаряды прилетели оттуда, — Марк махнул рукой в сторону, откуда они приехали всего день назад.
- Нас обстреляли правительственные войска? Они решили, что мы сепаратисты? — все не унимался Джузеппе.
- Я не знаю, кто нас обстрелял. Может быть владельцы беспилотника, а может быть те, кто знал наше местоположение и кому мы его вчера сообщили специально, чтобы по нам не вели обстрел.
- Ты думаешь о том же, о чем и я? — Вальтер посмотрел Марку прямо в глаза.
- Да, мне кажется, что сейчас последует следующий залп. Надо бежать как можно быстрее и дальше. Но машина — все, — Марк махнул рукой в сторону разбомбленного микроавтобуса.
- А та красная машина в поле? — итальянец похоже быстро сориентировался в ситуации.
- Быстрее, берем оружие и бегом к машине в поле! — постарался скомандовать Вальтер, но голос его подвел в очередной раз. Слишком уж сильно на всех сказался обстрел, хотя выжившим явно повезло.

Все трое, подхватив валявшееся то тут, то там вооружение и амуницию, а также баклажку с водой, двинулись из лагеря к полю, по направлению к застрявшей в траве «Ниве». С виду автомобиль не пострадал, только задняя дверь была слегка посечена осколками, да стекло разлетелось вдребезги.

- Идите к машине, я возьму винтовку, — оповестил своих товарищей Марк и двинулся к лежащему на земле Шейну.

Его в общем-то, интересовал не сам Шейн, а его винтовка. PGF не каждый день увидишь, стоит он прилично, да и в условиях боевых действий такой агрегат будет нелишним. Компьютеризированный прицел, автоматически вводящий поправки, штука очень и очень полезная.

Подойдя к винтовке, он потянул ее к себе за дуло. Винтовка не поддавалась, так как на ее прикладе лежал Шейн, вернее его распластанное тело. Марк дернул сильнее, винтовка не поддалась. Но вместо нее поддался сам Шейн, он вдруг протяжно и весьма громко застонал, а затем смачно выругался.

- У нас раненый! — попытался крикнуть своим, уже почти добежавшим до «Нивы» товарищам, Марк, но вместо крика у него получилась лишь жалкая подобия на командный голос курсанта третьего курса военного университета из Миннесоты. Они явно не услышали его, а возможно, просто спасали свои шкуры.
- Что это за черт такое произошло? — продолжая постанывать, спросил пришедший в себя Шейн, он смог повернуться на бок и посмотреть на Марка.
- Шейн, слушай. Нас обстреляли артиллерией. Нам нужно срочно отсюда убираться, ты встать можешь? Ходить можешь? Нам нужно к той машине и как можно быстрее! — прохрипел Марк.
- А где отец? — Картер младший, начал кряхтя вставать на четвереньки и стараться встать на обе ноги.
- Выжили только я, ты, Вальтер и макаронник, давай, вставай быстрее!
- Отец? Погиб? — он уже встал на две ноги, но было похоже, что ранение не прошло даром и стоял он, только опираясь на дуло винтовки, благо ее общая длина позволяла это.
- Да, погиб. Нам надо торопиться. Идти можешь?

Шейн попробовал сделать шаг, но сморщился от боли и остановился.

- Куда тебя ранило? — Марк уже начал проявлять признаки беспокойства. Тащить на себе этого амбала до машины ему явно не хотелось, но с другой стороны, бросать человека, которого должен охранять тоже не было никакого желания. И дело тут уже было даже не в деньгах, и не чести бывшего военнослужащего. Просто такое элементарное человеческое нежелание бросать другого человека в смертельной опасности.
- Слушай, черт знает что! Похоже, мне попали прямо в задницу! — Шейн попытался изогнуть верхнюю часть туловища и шею так, чтобы посмотреть что же такое у него там случилось.

Марк также взглянул на ягодицы Шейна и заметил, что от таких телодвижений из места ранения выплеснулась еще порция крови. Возможно, там до сих пор торчит осколок, но разобраться с этим они успеют позже.

- Хватайся за меня, за плечо, и побежали! — Марк подставил свое плечо Шейну и слившись в единый треножник, они как могли поскакали по полю, стараясь огибать свежие воронки и крупные куски земли, валявшиеся вперемешку с травой. Шейн хоть и морщился от каждого шага, но тем не менее старался держать темп и почти не издавал никаких звуков сквозь плотно сжатые зубы.

Подбежав к «Ниве» Вальтер плюхнулся на место водителя, а Джузеппе занял пассажирское сиденье. Ключи торчали в замке зажигания в положении «Вкл.», на приборной панели горело несколько лампочек, но двигатель не работал. Вальтер схватился за ключи в замке зажигания и повернул их до упора вправо. Машина дернулась вперед, но не завелась, Вальтер вернул ключ в исходное состояние и присмотрелся. Внизу было три педали, а под правой рукой торчал обрубок для переключения передач.

Ба, да это же механическая коробка передач! А он ездил на механике последний раз лет десять назад в Африке, если не больше. Уже во всем мире используют автоматические коробки, даже на «хамви» их ставят. А тут, надо вспоминать. Так, первым делом, он вжал до упора в пол самую левую педаль, это сцепление. Затем попробовал завести вседорожник еще разок. На этот раз, машина уже никуда не дергалась, стартер исправно проворачивал двигатель, но он не заводился.

С каждым поворотом коленчатого вала, он крутился все менее и менее активнее. Нужно было что-то предпринимать. Не зная что делать, Вальтер наугад сделал единственно правильную вещь, коротко нажал на педаль газа. При резком нажатии во впускной тракт двигателя выплеснулась большая порция бензина, ее тут же засосало в цилиндры и двигатель ожил. Осталось понять, где тут первая передача.

Пока Вальтер заводил двигатель, Марк и Шейн смогли добраться до машины. Она уже начинала трогаться и запрыгивать в автомобиль нужно было в прямом смысле этого слова на ходу. Но в «Ниве» всего три двери, две по бокам и одна задняя. А в боковые двери уже не сесть, там сидят Вальтер и Джузеппе. Шейн дико извернувшись, смог запрыгнуть в разбитое стекло задней двери, но ему удалось проникнуть в «Ниву» лишь наполовину. Он повис на кромке двери и внутренней полке, балансируя на животе. Такая позиция позволила ему ухватиться за спинки передних сидений и Джузеппе, постепенно втягивая себя внутрь, а раненая часть тела оставалась на весу снаружи авто.

Марку уже было совсем некуда запрыгивать и единственное, что ему оставалось сделать, так это разбить стекло заднего ряда. Поравнявшись с автомобилем, он одним движением своего огромного кулака, разнес вдребезги каленое стекло вседорожника. И ухватившись за водосток, запрыгнул ногами вперед внутрь салона.

- Все на борту? — поинтересовался Вальтер.
- Да! Жми! — отрапортовал Марк.

«Нива» прыгнула с места, дернулась и заглохла.

- Черт! — ругнулся Вальтер, но он уже научился заводить незнакомую технику.

На этот раз автомобиль никуда не прыгнул, а постепенно начал ускоряться. Водитель вел машину, почти не глядя на дорогу, ему нужно было унести всех как можно дальше и как можно быстрее. А дорога дело десятое. Беглецы сумели преодолеть уже метров пятьдесят, почти вырвались из опасной зоны, как двигатель начал работать с перебоями и машина затормаживалась даже под полностью нажатой педалью акселератора.

Вальтер выжал сцепление, «Нива» встала как вкопанная. Двигатель отчаянно трясся где-то в подкапотном пространстве передавая свои неимоверные вибрации на кузов и другие части автомобиля. Ручка переключения передача тряслась в руке у водителя как припадочная в конвульсиях. Водитель попробовал понажимать на педаль газа, но каждое нажатие только приводило к еще большим перебоям.

- Что там? Что там? — взревел все еще полувисящий в проеме задней двери Шейн.
- Что-то не то с двигателем, я не понимаю, — ответил водитель.
- Давай, давай, вывози нас отсюда! — подтолкнул Вальтера Марк.
- Я пробую, пробую! — уже на грани паники ответил Вальтер.

Он медленно поддал газку, самую малость, двигатель очень неохотно отреагировал увеличением оборотов. В салоне запахло несгоревшим бензином. Вальтер медленно отжимал педаль сцепления и на удивление, красный агрегат не только сдвинулся с места, но и начал набирать скорость. Но именно в этот момент до слуха Марка донесся тот самый противный многоголосый вой.

- Воздух, жми быстрее! — проорал он, что есть мочи.

Вальтер опять вжал педаль газа в пол, переключил передачу и на всей возможной скорости начал уводить автомобиль из возможной зоны поражения. Через несколько мгновений, позади раздалась очередь мощных взрывов. Превозмогая боль, Шейн повернулся и увидел черное марево из пыли и дыма на том месте, где был их лагерь, где была их огневая позиция. Но если первый обстрел попал точно в самый эпицентр, то теперь, судя по облаку, накрыло уже заметно большую площадь.

- Кажется вырвались! Не останавливайся, гони! Гони! — Марк не мог допустить, чтобы возможный третий обстрел застал их где-то рядом с их бывшей позицией. С другой стороны, никому не хочется умирать, тем более в чужой стране и так бездарно. Сейчас возникла новая задача — выжить, причем любой ценой и выбраться из этой проклятой Украины. Похоже, что все остальные беглецы полностью разделяли мнение Марка.

***

- Ну вот, — раздосадовано замычал Миклуха, ковыряя ногой лежащий на земле дорн, вернее кучку частей от беспилотника, — разобрали такой замечательный аппарат. А ведь он мне денег стоил! Да и собирал я его неделю, не меньше.
- Да, ты его не тормоши, — Прохарчук вмешался в стенания своего бойца, — может быть еще можно починить, как-то собрать. Ну отремонтировать, поставить новые детали наконец!
- Да что тут ремонтировать-то? — Миклуха все еще находился на минорной волне. — Основная плата вдрызг. Все лопасти полетели. Даже движки накрылись. Полный мусор.
- Ну а как мера? – вмешался, стоявший доселе немного поодаль, Тихоня.
- Тихоня, ну ты-то куда лезешь? Ты же вообще ничего в этом не понимаешь! — возмутился было Миклуха, но потом нагнулся, взял в руки и перевернул бывший летательный аппарат. — Хотя камера вроде выжила, сейчас я ее отцеплю.

Держа корпус дрона в левой руке, он правой начал отламывать куски пластика корпуса, отдирал провода, пока наконец не добрался до модуля камеры. Как ни странно, она выжила в дроно-крушении и выглядела вполне рабочей. Только объектив немного закидало землей, хотя очистить его представлялось возможным.

- Ладно, пойдемте уже, — махнул рукой командир и вся троица медленно поплелась за ним.

Через несколько минут неспешным порядком, бесшумно преодолев несколько сот метров и зайдя к вероятному месту дислокации противника со стороны дороги, разведчики залегли за укрытием и начали наблюдать. Спустя пять минут, командир встал, вытянулся в полный рост, и совершенно не опасаясь пошел к лагерю снайперов. И действительно, опасаться было совершенно нечего, лагерь не только выглядел безжизненным, но и был таковым, особенно после того, что сделала с ним украинская артиллерия.

Прохарчук ни минуты не сомневался, что стреляли именно они, а не повстанцы. Никаких залпов у себя за спиной они не слышали, в радиопереговорах никто не отмечался, да и Квашин, разве мог бы отдать приказ стрелять, если он только что отправил в зону обстрела разведчиков. Нет, это была именно украинская армия, командир разведчиков был в этом полностью уверен. Но только одного он не мог понять. Зачем и почему они стреляли по своим же?

Разведгруппа подобралась к обстрелянной позиции. Земля здесь успела остыть, а пыль и дым рассеялись. В воздухе еще ощущался слабый аромат взрывчатки. Подойдя ближе к позиции, бойцы насчитали четыре трупа. Обследовали разорванный автомобиль, сгоревшие палатки.

- Похоже, что всем им пришел конец! — подвел итог расторопный Миклуха, прилаживая непослушные русые вихры — Сделали свою работу даже не приложив усилий, ну что можно по домам?
- Погоди, — остановил его Тихоня, — смотри, вон там на земле заметна кровь. Но вокруг нет ни одного тела с ведущей к нему дорожкой крови. Значит, как минимум один ушел. Стало быть их было не трое, а больше.

Миклуха начал озираться в поисках еще одного убитого, но так и не нашел ничего и никого:
- А может его разорвало в клочья во время второго удара?
- Возможно. Но, вот, смотри, — Тихоня показал в сторону трупа в клетчатой рубашке около которого рядом валялись резиновые сандалии, — это Михалыч, ну судя по одежде. А он сюда приехал на машине. А где она?
Действительно, «Нивы» Михалыча не было видно. И это явно доказывало, что кто-то остался жив и сумел скрыться.
- Да, похоже, что наша работа еще не закончена, — Прохарчук уверенным шагом шел куда-то в сторону поля, — вот, я вижу следы протектора. Вот тут она остановилась, тут повернула. Кто-то отсюда уехал, однозначно!

Командир снял с плеча тангенту рации и начал вызывать штаб:
- Зяблик вызывает орла. Прием… Зяблик вызывает орла, прием… Зяблик вызывает орла…
- Орел слушает! — прохрипела рация в ответ.
- Докладывает зяблик. Вышли на позицию снайперов. Михалыч погиб. Три трупа снайперов. Но похоже один ушел. Как поняли? Прием…
- Понял вас. Продолжайте исполнять задачу. Но аккуратно. Разрешаю проникновение через линию фронта, если это потребуется. Берегите себя! Прием!
- Орел, вас понял. Прием…
- Ну, с Богом. Отбой… — прохрипела и умолкла рация.

***

«Нива» усиленно лягала всеми своими подвижными и некогда неподвижными частями кузова на каждом из ухабов, по которым ехали беглецы. К тому же сказывался еще и стиль вождения в состоянии стресса, когда каждая секунда на счету, иначе есть риск того, что время уже остановится навсегда. Впереди показалась дорога с твердым покрытием и все четверо находящихся в машине облегченно вздохнули. Перемещаться по дороге без тряски было куда приятнее чем по относительному бездорожью полей. Да и сам автомобиль, того и гляди либо развалится на составные части, либо просто заглохнет и откажется заводиться.

С задней части донесся стон Шейна:
- Э, а вы меня лечить не будите? У меня задница ранена!

Вальтер недобро посмотрел на Шейна, но все же остановился на обочине. Все, за исключением Марка, вышли. Марк так и не разобрался, как ему откинуть переднее сиденье, чтобы выбраться из автомобиля, а вылезать через окно, ему никак не хотелось.

- Заодно и двигатель посмотрим, что с ним, — Вальтер нашел и дернул рычажок открывания капота.

Джузеппе открыл капот, и придерживая его одной рукой, стал пристально всматриваться в подкапотное пространство. Вальтер же, обойдя машину, подобрался к ягодицам Шейна, которые очень удачно находились прямо за разбитым стеклом. Доступ к ним был совершенно свободным. Вальтер достал из ножен свой нож и аккуратно вспорол ткань штанов Шейна как раз в том месте, где виднелось входное отверстие от осколка. Шейн не проронил ни звука.

- Да, брат, тут такое! — произнес Вальтер с таким выражением, что любой уже распрощался бы с жизнью, но только не Шейн.
- Ну? И что там? — невозмутимо спросил пациент, стараясь одновременно повернуть шею так, чтобы видеть все происходящее.
- Ну, тут, — и именно в этот момент, Вальтер голыми пальцами, схватил что-то в разрезе и с силой дернул.
- Ах, черт! — Шейн взвыл.
- Терпи, ты же американец! И не упоминай имя его всуе. Сколько можно? — поспешил успокоить рассерженного американца, сидящий рядом Марк.
- Вот и все. Держи! — Вальтер кинул на заднее сидение небольшой искореженный кусок металла.
- Как? И это все? — поинтересовался все еще не отошедший от болевого шока Шейн.
- Ну вроде бы, как и да. Всего один осколок прилетел тебе в задницу. Могло бы быть намного хуже.
- Это точно, — подтвердил Марк, — вот, держи. Я нашел тут аптечку, валялась.

Вальтер взял протянутую коричневую прямоугольную коробочку натурального дерматина с красным крестом на крышке.

- А тебе брат, везет сегодня! Тут есть чем обработать рану и заткнуть в тебе свежеобразованную дыру!

Пока Вальтер занимался пораненными ягодицами, Джузеппе стоял и смотрел на двигатель, совершенно не соображая, что с тем может быть не так.

- Ребята, помогите мне, я в этом ничего не понимаю! — наконец позвал он своих товарищей по побегу.
- Ну, что тут? — Марк все же дико извернувшись, смог выбраться из салона, и теперь стоял с другой стороны капота и так же смотрел на жутко дергающийся двигатель.
- Ну, он как бы работает, но я не понимаю, что тут к чему. И дергается еще. Может быть так и должно быть?
- Сейчас посмотрим! — Марк хоть и не был механиком, но когда-то давно, когда еще учился в школе, любил покопаться в отцовском гараже. А эта техника была примерно тех же лет выпуска. И постепенно его устройство и конструкция становились понятны.

Марк посмотрел в двигатель с разных сторон, поглядел под разными углами, потом схватился рукой за какой-то провод. Провод остался у него в руке, но он тут же с воплями бросил его.
- Что там? — в голосе итальянца послышался неподдельный интерес.
- Похоже, что высоковольтные провода слетели. Не все, как минимум один. Но бьются током! Заглуши двигатель!

После того как двигатель был выключен, а все высоковольтные провода были тщательнейшим образом проверены и водворены на свои места, вся компания уже была готова двинуться в путь. Вальтер занял место водителя, Марк пересел на место переднего пассажира, а Джузеппе и Шейн расположились на заднем диване. Шейн не преминул оборудовать там место стрелка, он установил свою винтовку на жесткой задней полке багажника. Ее дуло торчало на полметра за пределы машины, но из такой позиции можно было почти без проблем отстреливаться от любой погони.
Вальтер повернул ключ зажигания, стартер бодро заворчал, но двигатель не схватывал. Пришлось дополнительно топнуть по педали газа. И только тогда машина завелась и заурчала как крупный представитель кошачьих.

- Ну что? Погнали? — задал вопрос, не требующий ответа Вальтер.

«Нива» резво тронулась с места и начала стремительно набирать скорость. Короткие передачи и мощный двигатель позволяли двигаться с неплохой динамикой. Только вот в том месте, где происходила операция и ремонт, на асфальте осталась внушительная лужица масла.

Наслаждаясь поездкой и стараясь не думать о том, что произошло, все четверо, откровенно уставшие, двигались по асфальтированной дороге, по краям которой были высажены высокие и стройные тополя. Так они проехали минут десять и уперлись в перекресток равнозначных дорог. Около перекрестка стоял информационный знак, который показывал расстояния до каких-то населенных пунктов в километрах и указатели в какую сторону нужно двигаться, чтобы в пункты оные попасть. Автомобиль остановился, а все четверо уставились в надписи не в силах прочитать даже и букву.

- Кто-нибудь понимает, что тут написано и куда нам ехать дальше? — произнес в глубокой задумчивости Вальтер.

Но в ответ ему была тишина. Все напряженно смотрели на указатель, силились распознать в чуждых им буквах знакомые названия. В мозгу у каждого то вспыхивали, то затухали как визуальные ассоциации написанного, так и попытки прочтения.

- Ребята, по-моему, это совершенно невозможно! — сдался под конец Джузеппе.
- Ну тогда давай поедем прямо! Все равно судя по солнцу двигаемся на север! — внес дельное предложение Марк.

Других вариантов никто не предложил и повинуясь, Вальтер двинул автомобиль прямо по дороге и через перекресток. Так они проехали еще некоторое время, как Вальтер начал снижать скорость. Впереди на дороге что-то показалось.

- Похоже на блокпост. Притормози, — посоветовал Марк, но и без его совета тот уже остановил машину.

Первым сориентировался Шейн. Он уже и позабыл про свое ранение, оно лишь немного досаждало ему сидеть ровно. Легко перекинув свою длинномерную винтовку вперед, он прилип к оптическому прицелу:
- Так, там бойцы. По форме не пойму кто это. На рукавах какие-то нашивки, то ли с гаечными ключами, то ли с черепами. Стоят, смотрят на нас… Пришел старший с биноклем. Ай, назад давай!

Со стороны блокпоста послышались далекие хлопки. Потом в лобовом стекле появилось аккуратное отверстие. Не дожидаясь никакой команды, Вальтер попробовал включить заднюю передачу, но как он не старался, у него никак не выходило воткнуть непослушный рычаг туда, куда следует. Он плюнул, врубил первую и на всех газах слетел в поле. А уже там, набирая скорость начал уходить из-под обстрела.

Бойцы блокпоста, почуяв свою скорую победу, вылезли из своего укрытия и стоя в полный рост поливали уезжающую «Ниву» автоматическим огнем. С такого расстояния попасть можно только случайно, да и то не факт, что пуля из автомата сможет нанести серьезный урон, чего не скажешь о выстреле из снайперской винтовки, особенно такой какая и была возвращена Шейном на свою огневую позицию на корме автомобиля. Стрелок уже выцеливал свою жертву и с первого же выстрела снял одного, а затем и второго из стреляющих бойцов.

Оказавшись на почтительном удалении от блокпоста, Вальтер скинул скорость. И старался уже не так насиловать автомобиль. Он старательно объезжал ямы и кочки, пытаясь не прикончить единственное их средство передвижения.

- Давай-ка, попробуем не выезжать на дороги, а так полями и проселками уедем отсюда подальше. Может быть получится избежать вот таких вот конфликтов. И вообще кто это был? Повстанцы, армия?
- Марк, я с тобой полностью солидарен. Кто это был — мне уже все равно, я хочу побыстрее выбраться из этой чертовой страны! — Вальтер похоже был обеспокоен сложившейся ситуацией не на шутку.

На том они и порешили. «Нива» не спеша проглатывала километры пыльных проселков один за другим, как незаметно подкатил вечер. Постоянная тряска, лязг и шум трансмиссии, шок, пережитый несколько раз за день, сделали свое грязное дело. Все люди были измотанными донельзя. Но каждый старался держаться и не показывать другим вида. И сколько они еще так протянули бы, но Вальтер, доехав до опушки небольшого леса, внезапно остановился:
- Все, больше не могу! Давайте передохнем! Марк?
- Согласен. Привал!

Все тут же вывалились из «Нивы» и распластались прямо в траве. Жаркое летнее солнце нагрело землю и лежать на ней можно было без всякой подстилки. После интенсивной работы организмы беглецов отчаянно требовали отдыха. И выпив воды из фляжки, пущенной по кругу, все четверо провалились в глубокий сон. Ни комары, ни мелкие жучки, ни даже летучие мыши, активно проявляющие интерес к распластавшимся на земле мужчинам, не в силах были их разбудить. Только Шейн иногда ворочался, стараясь улечься поудобнее чтобы не особо опираться на свою раненую часть.

Наступила глубокая ночь, все небо расцвело бриллиантовыми россыпями звезд. Ночь, как и день, была безветренной и в этом месте необычно тихой. Марк неожиданно очнулся, ему показалось, что что-то мягкое и пушистое промахнуло у него над лицом. Но в темноте он ничего не мог разобрать. Света звезд явно не хватало, а луна уже либо зашла, либо еще не встала за горизонтом.

- Эй, кто здесь? — шепотом произнес он, а затем вспомнил, что у него на автомате есть тактический мини-фонарик.

Марк перевернул автомат, отстегнул переднее крепление, так что бы его можно было наклонить до уровня горизонта в лежачем состоянии и нажал на кнопку фонаря. Яркий, но направленный луч фонаря осветил узкий сектор метров на двадцать вдаль, но ничего подозрительного Марк не заметил. Тогда он поводил стволом из стороны в сторону, как в одном месте ему почудилось, что что-то серое и крупное, беззвучно промелькнуло где-то в траве. Он насторожился, привстал на колени, а затем и вовсе встал. Медленно подходя к подозрительному месту, он даже не услышал, а скорее почувствовал легкие дуновения воздуха и легкую дрожь земли, сзади что-то пробежало. Он резко обернулся, но в луче фонаря опять ничего. Тогда он резко развернулся обратно и от неожиданности упал на спину, одновременно нажав на спусковой крючок. Прозвучала длинная очередь, половина рожка улетело в небо. Разумеется, все переполошились.

- Что случилось? — в темное сразу же появился второй луч света, уже от автомата Вальтера.
- Я не знаю. Я что-то увидел. Какого-то зверя. То ли кабан, то ли волк. Не пойму. Здоровый такой!

Тут уже встали все. Ночью спать на земле даже летом зябко, поэтому все с радостью начали разминать замерзшие и затекшие части тела. И параллельно Марк с Вальтером кругами прочесывали площадку вокруг автомобиля.

- Подождите, у меня же есть встроенный прибор ночного видения в винтовке, дайте-ка я посмотрю. Выключите фонари, — предложил Шейн.

Вальтер и Марк повиновались. Свет они выключили и могли теперь полагаться только на свой слух и тактильные чувства. Тем временем послышался едва уловимый писк. Это Шейн включил электронику прибора ночного видения. Участок кожи вокруг его глаза засветился оранжевым. Шейн привстал и несколько раз обвел ружьем вокруг себя:

- Все чисто! Никого нет.
- Странно. Ладно. Показалось или же он убежал… Давайте доспим в машине. Если зверь придет, пробраться в эту «бешеную табуретку» ему будет непросто, — предложил Марк.

Ни у кого не было ни единого возражения. Следующий день предстоял нелегким и стоило как следует к нему подготовиться. Уж как минимум отдохнуть. Залезая в машину, Марк совершенно инстинктивно провел рукой по груди и обнаружил что, рука покрылась чем-то склизким. В тусклом свете салонного плафона «Нивы» слизь была совершенно прозрачной. Марк понюхал руку — запах отдаленно напомнил ему аромат салона самолета, эдакий кисло-жженый. Не придав никакого значения этому факту, он вполголоса ругнулся и вытер испачканную руку об свою же собственную куртку на спине.

*** День 5 ***

Спать в машине очень неудобно. Особенно если это седан. Анзор знал это по собственному опыту, ведь ночевать в салоне собственного, вернее служебного автомобиля, ему приходилось регулярно. Вот и в этот раз, ему пришлось заночевать непонятно где, на какой-то невзрачной бензоколонке. Потерянных туристов искать в ночи смысла нет никакого, лучше было отдохнуть к началу очередного дня, который обещал быть очень жарким как в прямом, так и в переносном смыслах. Вчерашний день не просто не удался, а был провальным. Все попытки найти исчезнувших туристов провалились и пришлось вернуться почти на полпути назад.

Анзор потянулся, вытянул насколько возможно ноги, поднял руки вверх. Крякнул. И наконец сел в водительском сидении. Сервоприводы по нажатию кнопки подняли спинку сидения в привычное положение. Анзор зевнул и завел двигатель. Многолитровый BMW тихонечко рыкнул, по кузову пробежала едва ощутимая вибрация, а затем принялся мерно отсчитывать обороты. На запотевшее лобовое стекло стал поступать теплый воздух из отопителя и оно начало постепенно приобретать прозрачный вид.

Анзор поёжился. Несмотря на страшную жару днем, ночью за городом непривычно прохладно. Это в Киеве, в большом городе, каменные здания и асфальтированные дороги за день раскаляются так, что тепла, запасенного в них, хватает на целую ночь, чтобы обогревать воздух. Но тут, на просторах полей и среди морей лесов ночью приходит совершенно другая жизнь, неведомая горожанину. И даже в самую сильную жару, земля дает прохладу ночью, а сон в такой атмосфере на редкость крепкий.

Водитель нехотя вышел из машины и добежал до ближайших кустиков. Оправившись и как следует надышавшись свежего воздуха, он пробежал к магазину при заправке. Вечером она действительно казалась чем-то совершенно непритягательным, но утром заправка выглядела настоящим центром местной культурной жизни. Тут уже скопилось изрядно грузовиков, а также частников, занимающихся извозом. Причина такой популярности открылась уже внутри помещения. Как оказалось, при заправке работает не только магазин, но и небольшое кафе, где подают ароматную свежую выпечку и какой-то горячий напиток, отдаленно напоминающий кофе.

Сотрудник СБУ подивился такому уровню развития сервиса в регионе и купил себе большой бумажный стакан кофе вкупе с не менее крупным круассаном. Выпечка была только что из печи, поэтому слегка обжигала пальцы даже через бумажную салфетку. Попивая горячий кофе и заедая его горячей булочкой, Анзор медленно пробирался к выходу, как вдруг ему в голову пришла идея. Он быстро отнес покупки в машину, выключил двигатель и запер двери. А затем отправился к администрации бензозаправки.

Уже через тридцать минут, он с довольным видом вернулся в свой BMW, откусил уже успевший полностью остыть круассан и отпил еще теплый кофе. Все же, как он и предполагал, у администрации было установлено видеонаблюдение и часть дороги попадала в кадр. Белый микроавтобус, груженый свыше всякой меры, проехал тут позавчера. Анзор был на верном пути.

Спустя еще два часа, он нашел свидетелей существования микроавтобуса, официанты придорожного кафе в деталях рассказали про своих недавних гостей. Тоже подтвердили и записи с камер уже кафе. Удивительно, но он даже смог опознать своего позавчерашнего визави на грузовике.

Почуяв след, Анзор прибавил скорости. Становилось ясно, что ниточка найдена, осталось ее только размотать. Он пока не стал звонить и радовать своего босса. Лучше было все же найти их и только потом сообщать, а то ведь всякое может случиться. Тоненькая ниточка может и оборваться. И если ему повезло сейчас, то это совершенно не означает, что будет везти и дальше.

И так проезжая от одного объекта придорожного сервиса к другому, сыщик постепенно пробирался по пути, по которому только позавчера двигались его подопечные. Кофе уже был выпит, а от круассана остались только крошки на кожаном сидении. Так по показаниям видеозаписей удалось понять, что туристы свернули с основной трассы и воспользовались региональной трассой, уходящей вглубь региона.

Ситуация осложнялась. Ведь если на трассе, по которой ежедневно проезжают тысячи машин, все места оборудованы более-менее по последнему слову техники, то в провинции найти что-то подобное скорее из области фантастики. Хотя и тут Анзор ошибся. Съехав с основной дороги и начав углубляться в регион с заметно меньшей плотностью движения, он уже и не надеялся найти заправки, которые могли бы пролить свет на передвижение уже набившего оскомину белого микроавтобуса. Но только проехав несколько километров, он обнаружил, что в сельской местности и небольших городках, заправочные станции с успехом заменяют продуктовые магазины. Местные предприниматели устанавливают их по основным дорогам, и в полном соответствии с трендом, оснащают их полным комплектом видеонаблюдения.

Правда с магазинами волшебная «корочка» не так помогала, как на заправках. На месте администраторы ни под каким соусом не поддавались на уговоры. И только под угрозой тюремного заключения они соглашались и вызывали владельцев которые уже с легкостью допускали сыщика к требуемым видеоданным. Процесс шел крайне медленно и уже настало время обеда, а он все еще не нашел белый микроавтобус. Неоспоримым преимуществом ориентирования по продуктовым магазинам было то, что можно было подкрепляться практически прямо во время сбора информации. Но время подгоняло и Анзор, проанализировав карту местности, решил, что туристы явно не будут пробираться в зону ведения боевых действий. И видимо должны осесть где-то во вполне определенном квадрате. Именно по этой причине, он сразу же решил действовать методом половинного деления.

Выбрав самый близкий к линии фронта населенный пункт, он отправился туда, убедился, что никакого белого микроавтобуса там не было, затем вернулся на половину пути назад и проверил видеорегистраторы там. Спустя каких-то три часа, он уже вышел на участок дороги между двумя магазинами, где в первом из них он смог засечь туристов, а в другом уже их не было. Между этими двумя точками не было никаких крупных населенных пунктов, но было несколько деревень. Он решил внимательно ознакомиться с самим участком дороги. Если он не найдет никаких зацепок, то можно сказать, что еще один день насмарку. Найти микроавтобус по многочисленным деревням и хуторам будет непросто. А если они еще и не будут сидеть на месте, то вообще дело труба.

Но, тут ему в голову пришло озарение. Ведь Вячеслав Мясников приобретал туристическое снаряжение, какие-то продукты. А туристы были позавчера одеты в защитную форму. Это означает, что они почти наверняка встанут лагерем где-то за пределами населенного пункта. Иначе зачем им были нужны палатки? Но в таком случае все намного хуже, вокруг полно места, где можно разбить палаточный лагерь. Достаточно только опушки, небольшого прудика или ручейка. Но как назло, в этом регионе нет никаких водоемов, по крайней мере, на его карте.

Он ехал и размышлял, посматривал по сторонам, стараясь найти хоть какую-то зацепку. Приметил грунтовую дорогу — ответвление от асфальтовой. Она уходила вверх по холму через поле и скрывалась из виду. Было хорошо видно, что дорога наезженная. И именно туда свернул BMW. На ухабах машину слегка потряхивало, мягкая подвеска исправно глотала большинство неровностей, стараясь по-прежнему предоставлять как можно больше комфорта для водителя. Но Анзор особо и не спешил. Широкие шины периодически проскальзывали на засохших в грязи колеях, срабатывала система стабилизации и даже если бы он вдавил педаль в пол, быстрее двигаться не вышло бы.

С трудом добравшись до вершины холма он с удивлением обнаружил там небольшой шлагбаум и сидящего возле него часового в форме рядового украинской армии. С дороги их видно не было. Как только часовой заметил приближающийся автомобиль, он встал, направив автомат на машину, беззвучно что-то проговорил, видимо что-то наподобие «Стой, кто идет». BMW плавно остановилась, стекло водительской двери медленно соскользнуло в дверной проем.

- Слушай, служивый, не подскажешь, а ты не видел тут случайно белый минивэн? Ну микроавтобус такой небольшой. В нем люди.

Что бы усилить мозговую деятельность щуплого солдата, Анзор высунул в окно руку в которой была зажата пачка дорогих импортных сигарет. Сам он не курил, сигареты забыл кто-то из его знакомых или сослуживцев. А тут подвернулась такая удачная возможность и сбыть ненужный товар и получить интересующую Анзора информацию. Да и солдатика стоило побаловать, все же службу нести, это не у тетки в Таганроге пироги кушать.

Часовой молча подошел, взял в руку пачку сигарет, убедился, что она почти полная, убрал сигареты в нагрудный карман и плотно его застегнул. Потом немного постоял и с подозрительным прищуром посмотрел на водителя BMW:
- А зачем они вам, тебе?
- Да, понимаешь, отстал я. Решили с ребятами съездить отдохнуть с палатками, а я на работе задержался. А у них ни один мобильный не отвечает. Я даже и не знаю где их теперь искать. Ну так видел?
- Ну, насчет ребят не знаю, а вот белый «Мерседес» позавчера у командирской палатки наблюдал лично. Там еще какие-то прокаченные американцы были. Что-то толи покупали, толи продавали, я так и не понял, но командир с прапорщиком потом упились так, что и не описать даже. В какаху в общем. В полные дрова. В дупель, в сиську, вусмерть, в канаву, в пятку, в крендель, в пластилин, в полено, в зюзю, в хлам, в бревно, в дребадан, в стельку, в пятку, в дрыщь, в валенки, в подмышку… — солдатика явно понесло.
- Э-э-э, да я вижу ты филолог! — осмелился прервать молодого Анзор.
- Да, не без этого! — с гордостью заметил солдат, а потом уже грустно продолжил, — прямо с третьего курса и взяли.
- Слушай, а как мне попасть к командиру? Где мне его найти?
- Ну он у себя, наверное, в командирской палатке. Только у меня приказ, никого не пускать. Так что разворачивай оглобли и проваливай откуда приехал.
- Да подожди ты, не торопись. Давай подумаем, как я все же смогу повидаться с командиром? Может быть мне лучше дойти до него пешком?
- Нет, все равно не могу пропустить, — солдатик даже приподнял немного дуло автомата, направляя его на водителя.
- Ну а если так? — Анзор вытащил свое служебное удостоверение и в развернутом виде сунул его под нос часовому.
- Да мне все равно, у меня приказ моего командира!

От такой дерзости Анзора даже немного переклинило. В первый раз в своей жизни он получил такой наглый и самое главное, такой правильный отказ. Но оправившись от состояния тотальной растерянности, он все же нашелся как договориться с солдатом.

- Ну вот, это уже другое дело, — часовой сворачивал полученную купюру, — я сейчас отвернусь, а вы, ты, объезжай медленно шлагбаум справа, там вон уже наезжено. Ну я как будто тебя не заметил, отвлекся. Только давай быстро.
- А как командира-то найти?
- Там самая большая палатка на главной улице.
- На улице?
- Да найдешь, езжай уже! — солдат демонстративно отвернулся от Анзора и с необычайной пристальностью начал разглядывать абсолютно пустое голубое небо.

Делать ничего не оставалось как объезжать шлагбаум. Какие наглые пошли нынче студенты, но одно успокаивало — он на верном пути.

Найти командирскую палатку оказалось действительно нетрудно. Она одна выделялась цветом. Если все остальные палатки в лагере были светло-зеленого цвета, то командирская была заметно темнее и насыщеннее зеленая. Да и заблудиться в армейской планировке было невозможно. Весь лагерь состоял из нескольких параллельных «улиц», а на самом видном месте как раз и располагалась штабная палатка. Анзор подкатил на автомобиле прямо к ней. Заглушил двигатель, вышел, потянулся и осмотрелся.

Вокруг не спеша, то тут, то там перемещались военные. Если посмотреть со стороны и абстрагироваться от зеленой формы и одинаковых палаток, то может сложиться впечатление, что попал в какой-то лагерь любителей авторской песни, устроивших очередной сейшн на свежем воздухе. Никто никуда особо не спешил, да и активной деятельности тоже не наблюдалось. Военнослужащие скорее маялись от безделья, чем готовились к какой-то серьезной задаче.

Сотрудник СБУ смело вошел в палатку, но тут же зажмурился от нестерпимой вони. В воздухе пахло в основном спиртом и формальдегидом, мясными колбасками и сивушными маслами, ароматом соленых помидоров и просроченного сыра. Похоже, что тут отмечали что-то очень важное и делали это, ну никак не меньше недели.

- Эй! Есть тут кто живой? — поинтересовался гость.

В ответ ему было только молчание. Делать было нечего и Анзор двинулся вглубь палатки. За ширмой, отделяющей вход и собственно остальную зону, ему открылась очень живописная картина. Прямо на импровизированном столе, на животе, лежал человек в полевой военной форме. Одна его рука зажимала бутылку с каким-то пойлом, а другая лежала в пластиковой тарелке с порезанными солеными огурцами. Человек не подавал признаков жизни, поскольку был мертвецки пьян. С другой стороны, из-за стола торчали чьи-то ноги в военных ботинках. Лежащий за столом человек был без штанов, а спал он, нежно обнимая здоровую, десятилитровую бутыль с какой-то мутной белой жидкостью плотно заткнутую морковкой. «Морковный самогон?» — такое сыщик видел в первый раз.

Но тут откуда-то из глубины самого темного угла палатки донесся шорох, затем грохот пустой стеклотары и наконец в луче света, раздвигающего мрак сквозь небольшое окошко, появилось бледное тело. Это было именно тело, поскольку на человека вышедший был похож только отдаленно. Он был абсолютно голым, за исключением черных носков и черных же семейных трусов. Тело стояло и покачивалась в такт сердечных ударов. Бледная кожа была пронизана тонкими синими венами, которые маскировала недельная грязь немытого тела. Стоящий хоть и пытался смотреть на Анзора, но его голова совершала безнадежно немотивированные круговые движения и покачивания.

- Что здесь? — осведомилось тело.

И именно тут, вместе со словами до Анзора долетел почти чистый запах спирта. И еще странно, но тело спросило «что здесь», ни «кто здесь», именно «что».

- Мне нужен командир. Я из СБУ! — четко, командным голосом произнес Анзор.
- А, поднимите мне веки, ничего не вижу! — промычало тело и попыталось сосредоточить свой взгляд на Анзоре.
- Повторяю еще раз, и медленно, — Анзор вытащил удостоверение и поднес к глазам своего оппонента, — я из СБУ. Мне нужен командир. Где он?

Тело зафиксировало взгляд на удостоверении, недоверчиво хрюкнуло, улыбнулось кривоватой улыбкой. Потом перевело замутненный взгляд на лицо Анзора, потом обратно на удостоверение. Улыбка медленно сошла с физиономии пытающегося стоять ровно тела.

- А, э, а он на учениях… Да… На учениях! — тело подбоченилось, потом посмотрело на стол, на котором и рядом с которым дрыхли два мужчины.
- На учениях, говоришь. Значит так и запишем! — Анзор уже понял, что ему нагло соврали, но ему нужна была информация, а выводить на чистую воду пьяных лгунишек не входило в его задачу. — Так, ну а ты у нас кто такой?
- Я? Ну, я, это, я… — тело явно пыталось понять, кто же он такой и вообще зачем он тут.
- Да, кто ты такой! — Анзор произнес это со всей строгостью, с какой только мог. А еще подошел на шаг ближе, хотя его уже и подташнивало от нестерпимой вони, и уставился телу прямо в глаза.

Тело моментально осознало, кто тут главный и что сейчас будет, поэтому мобилизовало все внутренние ресурсы, вытянулось в ниточку и четко, без запинки произнесло:

- Юрий Сенько! Денщик!
- Денщик, говоришь?
- Да, так точно!
- Так, Юрий, теперь от тебя потребуется информация, врать мне бесполезно, понял?
- Да, так точно!
- Говори, позавчера к вам приехала группа людей на белом микроавтобусе, среди них были иностранцы. Помнишь?

Тело задумалось, взгляд уполз в правый верхний угол. Было почти отчетливо слышно, как заскрипели покрывшиеся алкогольной ржавчиной шкафчики долговременной памяти в голове у Сенько или это бурчало у него в кишечнике? Наконец, собравшись с мыслями, Юрий выдавил:
- Да, был такой автомобиль. Приезжал позавчера!
- И где они сейчас?

Денщик опять задумался, снова перевел взгляд вправо вверх. Потом резко покачнулся, и бочком двинулся к окошку. Анзор последовал за ним, пытаясь подстраховать того от падения. Все же на ногах Сенько стоял не так прочно, а если бы он упал, то не факт, что нашел бы в себе силы подняться еще раз. Но Юрий не упал, видимо сказывалась какая-никакая, а закалка, да тренировка. Потом он резко наклонился, пошевелил в каких-то бумагах и вытащил оттуда обрывок карты.

- Они тут! — Сенько тыкнул пальцем прямо в карту.
- Ты уверен?
- Абсолютно, позавчера они сообщили по рации о своей… — Юрий запнулся, — да, они там. Я абсолютно уверен!
- Смотри у меня, ведь я могу вернуться…

Анзор взял обрывок и не прощаясь вышел из палатки на свежий воздух. Глубоко вздохнул, а сзади послышался шум стеклянных бутылок, а затем глухой удар, как будто мешок с картошкой уронили об пол. Как следует провентилировав легкие, Анзор сел в свой BMW и выдвинулся к точке на карте, обозначенной денщиком командира.

***

- Ты чего пихаешься? — Джузеппе со всей силы толкнул Марка в бок.

Марк перестал дергаться во сне как ненормальный. Сел в кресле и стал ошарашенно пялиться на Маркони.

- Ну чего ты смотришь? Всю спину мне отбил! Как так можно? Разбудил! — возмущенно и немного обиженно продолжил свой монолог Джузеппе.
- Ой, извини, — почти шепотом ответил Марк, все еще с трудом осознавая окружающую обстановку.

А обстановка была такова — солнце уже встало, и поднялось достаточно высоко. Светило поднявшись по небосклону, уже успело разогнать ночную прохладу и начинало как следует разогревать атмосферу. Кроме Маркони и Марка, в салоне потрепанной «Нивы» находился еще и Шейн, он активно посапывал на заднем сиденье. Но Вальтера не было.

Откуда-то издалека доносилось эхо канонады. Сначала было слышно, что где-то что-то бухает, а потом через некоторое время докатывались отголоски бабаханья.

- Это артиллерия лупит, — прокомментировал затихшим компаньонам ситуацию Марк, — вот так и нас вчера так же накрыло.
- Да, кстати. А что же произошло? — поинтересовался Маркони.
- Ну, как что? Нас банально расстреляли. Сначала засекли позицию при помощи беспилотника…
- Ну вы же его сбили! — Джузеппе был явно взбудоражен развитием событий вчерашнего дня. Тогда правда было недосуг интересоваться вообще чем-либо, все находились в состоянии жуткого стресса. Но сегодня, после ночного отдыха вопросы так и лезли в голову.
- Ну да, сбили, — продолжил Марк, — но видимо он уже успел сообщить наши координаты. В современной войне такие малые летальные аппараты дают сто очков вперед любой разведке.
- Черт, как же так! — в сердцах пробубнил Маркони.
- Да, запускаешь такого, он летает незаметно, с воздуха все снимает, передает на землю, делает привязку с точностью до трех метров и все.
- Так уж и до трех? — поинтересовался молчавший доселе Шейн. Он, покряхтывая, пытался перевернуться на другой бок, но тесный салон не давал рослому мужику как следует даже повернуться, не то чтобы расположиться с комфортом.
- Сынок, — обратился Марк к Шейну, хотя они оба были примерно одного возраста, — ты слышал что-то про GPS?
- А, ну да. Точно! Оно! Забыл совсем.
- Кстати, как там твоя задница?
- Да побаливает немного, но вроде пока еще живой.
- Нам бы тебя в госпиталь доставить, да побыстрее. Вдруг туда грязь какая попала. Бактерии там всякие.
- Ха! Да я этих бактерий одной левой. Достаточно только пары бутылей бренди и с ними будет покончено! — расхрабрился Шейн.
- Это хорошо, что у этих беспилотники старые, которые неавтоматические. Их можно легко засечь по интенсивной радиопередаче. В нашей армии уже заступают на работу полностью автономные аппараты. Таких только если в бинокль отслеживать или автоматикой с оптикой. Когда они в полете, то никакой информации не передают. Только все запоминают, а потом уже сливают все сразу. Вот такие машины по-настоящему опасны! — продолжил Марк нести свет знаний в массы, — Кстати, что-то не видно Вальтера, где он?
- Ах эти проклятые повстанцы! — скрипя зубами процедил Джузеппе.
- Чего? — не понял Шейн.
- Да как они нас так быстро разбомбили! — пояснил Маркони.
- Я совсем неуверен, что это были повстанцы, — высказался Вальтер, просунувшись в открытое окно передней двери, — вернее я уверен, что это были не они, если конечно за ночь обстановка на фронте не поменялась кардинально и войска поменялись позициями с повстанцами.
- Чего-чего? — заинтересовался Картер младший.
- Я повторяю, для тех, кто не понял, — Вальтер повысил голос и понизил темп речи, — стреляли со стороны армии. Оттуда, откуда мы вчера прибыли и куда мы сейчас направляемся.
- Постой, ты хочешь сказать, что это армия нас вчера пыталась уничтожить? — потрясенный Маркони от неожиданности даже перестал моргать.
- Я это уже сказал, Джузеппе. И чего уж тут.
- Согласен с Вальтером, — Марк одобрительно закивал головой, — на войне всякое бывает. Могли нас засечь и свои же, но с другого батальона. Приняли за повстанцев, навелись и стерли с лица земли.
- Но, ведь это же нонсенс! — возмутился Джузеппе, — Как же так! Мы же не стороны конфликта!
- Мы на охоте, и каждая сторона имеет на нас зуб. Повстанцы за то, что мы убиваем их, а правительство за то, что мы действуем неофициально, — прояснил ситуацию Вальтер, — возьмите лучше — перекусите.

Через открытое окно Вальтер сгрузил в машину штук двадцать наливных яблок, да несколько десятков крупных желтых слив.

- Ого, какой урожай! — Картер сориентировался первым и утянул к себе пять самых крупных яблок и две пригоршни слив.
- Эдак мы с унитаза слезать не будем! — пошутил Маркони, зажёвывая сразу три сливы.
- Сидеть на унитазе лучше, чем умирать с голоду и обезвоживания! — огрызнулся Марк. — Ешь давай!
- Да, я ем, ем! А что ты думаешь насчет армии? Как нам теперь отсюда спасаться?
- Хороший вопрос! Противостоять армии мы явно не сможем. У нас и оружия-то совсем почти нет, только вон винтовка Шейна, да то, что было на нас навешано. И не понятно, как армия на нас будет реагировать, возможно, что они нас ищут и вообще.
- Это точно, — поддакнул Вальтер, — вчерашний эпизод это полностью подтверждает. Еле ноги унесли.
- Я считаю, что нам надо выбираться из этой зоны максимально скрытно, а потом либо в гостиницу за паспортами и сразу в самолет, либо топать в американское посольство.
- А мне тоже? Я ведь итальянец! — гордо заявил Маркони.
- Нет, топай в итальянское посольство, если оно конечно тут есть. Если нет, то все, труба тебе!
- Ой! — Маркони аж поперхнулся сливой.
- Да не боись, шутка! Возьмем тебя с собой конечно! Не оставлять же тебя тут одного!
- А по кому ты вчера стрелял ночью? — поинтересовался Маркони.
- Ну, это, — Марк начал закатывать глаза и пытаться вспомнить хоть что-то, — мне показалось, что какой-то зверь подошел ко мне, типа понюхал, я проснулся, испугался и давай в него стрелять.
- Вокруг я заметил какие-то следы, — продолжил Вальтер, — в одном месте немного крови. Все же ты в кого-то попал, Марк. Но зверь исчез и я не смог проследить куда именно. Может быть это был волк или собака.
- Волк? Тут лесов-то не так уж и много откуда тут волки? — поинтересовался не в меру любопытный Джузеппе.
- Ну, может быть степной волк, откуда я знаю, что тут у них обитает!
- Солнце уже высоко, может быть все же отправимся в путь? А то так за разговорами мы далеко не уедем. — Шейн озвучил очень грамотное замечание.

Уладив все мелкие формальности и оправившись, группа из четверых вооруженных людей уже сидела в «Ниве». Марк выжал сцепление, качнул пару раз педалью газа и повернул ключ в замке зажигания. Стартер принялся энергично прокручивать двигатель, затем что-то смачно чвакнуло, стукнуло и двигатель завелся. Работал он категорически неустойчиво, но не троил как вчера. Слышалось отчетливое трение механических деталей и едва уловимый скрежет.

Машина тронулась, по полю решили не гнать, дабы не вытрясти последние жизненные силы из людей, да и из техники. Поля и фруктовые деревья медленно проплывали за окном, а под колесами сама-собой возникла разбитая проселочная дорога. «Нива» резво раскачивалась на ухабах, перегретые накануне амортизаторы за время ночной стоянки остыли и заново обрели возможность к сглаживанию всех резких движений.

- О, гляди, там дорога! Давай туда! — Вальтер отдал распоряжение Марку, — Шейн, смотри в прицел, что ты там будешь видеть впереди. Информируй.

Шейн с легкостью снял огромный прицел со своей винтовки, так и торчащей сквозь заднее стекло, наподобие пулемета «Максим» времен Первой Мировой установленный на тачанке. И принялся сквозь него разглядывать окрестности.

Когда автомобиль выпрыгнул на асфальтовую дорогу, все вздохнули с облегчением. От тряски на проселке ничто не спасает, даже самая лучшая амортизация. Однако, дорога не была слишком уж с хорошим покрытием, да и походила она больше на какой-то всеми забытый местный проезд. Всего одна полоса, без разметки и прочих претензий. Но все же лучше, чем голая земля с ухабами и рытвинами. Встав на твердую поверхность дороги, Марк получил возможность притопить. Но, автомобиль отчаянно не хотел разгоняться свыше 60 км час, да и ехал он неохотно уже на третьей передаче.

- Стойте, там, что-то есть! — прокричал Шейн, не отрываясь от оптического прицела.

Машина резко остановилась, на дороге осталось пара черных следов от левых колес, кузов немного развернуло.

- Эй, поосторожнее там! — пробурчал с заднего сидения Маркони.
- Что там? — осведомился Марк.
- Вижу какую-то деревню. Подождите… Никаких блокпостов, военных не вижу. Сейчас попробую приблизить…
- Ну, что там? — Вальтер не мог ждать пока Шейн насмотрится.
- Да вроде ничего необычного. Я никого не увидел. Ничего подозрительного.
- Так, давайте объезжать, — предложил Джузеппе, — мало ли кто там в деревушке прячется.
- У нас похоже какие-то проблемы с машиной начинаются, — глядя на приборную панель произнес Марк, — температура поднялась, да и быстрее полтинника мы не могли разогнаться.
- Объехать-то было бы здорово, но боюсь, что при объезде мы пойдем дальше пешком. Я предлагаю подъехать поближе и провести небольшую разведку. Шейн, держи деревню и все окрестности под прицелом. Марк, малый вперед. — Скомандовал Вальтер.

Шейн перетащил свою огромную винтовку с полки багажника на заднее сидение, и уперев ее об торпедо, направил стволом вперед. Одновременно он установил свой компьютеризированный оптический прицел сверху на винтовку и прильнул к нему глазом. «Нива» медленно начала продвигаться по направлению к обнаруженной деревне.

- У меня пока чисто, — отрапортовал Шей спустя несколько минут.
- Стоп машина, я на разведку, — скомандовал Вальтер, а после остановки выскочил из двери и пригнувшись исчез в придорожных кустиках.
- Ребята, что вы думаете о сложившейся ситуации? — решил разрядить ситуацию Маркони.
- Да ничего, мы в полной заднице! — в сердцах ответил Марк. — Мы в чужой стране, без знания языка с нашей стороны, да и местные не особо владеют английским или итальянским.
- Да, это точно! — подтвердил Маркони.
- Нам бы отсюда унести ноги без лишних потерь, — продолжил Марк, внимательно вглядываясь в сторону куда исчез Вальтер.
- А я хочу съесть большой бифштекс. Когда отсюда выберемся, обязательно пойду в местный стейк-хаус, и закажу себе самый большой, королевский стейк, — мечтательно произнес Шейн.
- О, а я отведал бы свежих устриц. У нас они в высшей степени вкусные и совсем не пахнут тиной! — поддержал гастрономическую тему итальянец.
- Слушайте, вам дали яблок и слив, не теребите больную тему! Следите лучше за дорогой! - посетовал Марк, — А я, если честно, проглотил бы большую миску с мясной пастой. Длинные спагетти, томатный соус, мясной фарш и несомненно хороший итальянский твердый сыр!
- О, да, итальянские сыры самые лучшие в мире! — подтвердил Джузеппе.
- Правда? А как же сыр из Франции? Я слышал, что именно там самые лучшие сыры, разве не так? — возразил Марк.
- Да нет! Конечно же нет! Во Франции, конечно, хорошие сыры, но лучшие все же в Италии. И никак иначе! — парировал Джузеппе Маркони.

Тут по задней двери автомобиля что-то громко стукнуло. Все вздрогнули, а Марк, одним движением выпрыгнул из машины и уже держал на мушке пистолета того, кто стоял за задней сзади.

- Да, спокойно, спокойно, Марк, это я! — позади автомобиля стоял Вальтер. — Вы настолько увлеклись беседой о жратве, что совсем потеряли контроль над обстановкой, так нельзя! Будьте бдительнее в следующий раз!
- Вальтер, если ты еще раз меня так напугаешь, — пригрозил Маркони, — то я, клянусь пресвятой Девой, пристрелю тебя прямо на месте!
- Кстати, как там ситуация в деревне? — Марк встал с колена и убрал в поясную кобуру пистолет.
- Вроде как все свободно, никаких вооруженных людей, никакой техники. Просто дома. Вроде как видел несколько крестьян в белом. Все тихо и спокойной.
- В белом? А почему в белом?
- Ну, не знаю, вроде ничего необычного. Если там все тихо, может быть сможем раздобыть новый транспорт, а заодно и провизию. Поехали! — Вальтер сел на пассажирское сидение и «Нива» стронулась с места.

Уже через пару минут, гремя двигателем, «Нива» на скорости не более сорока километров в час въехала на центральную улицу деревушки. Вообще-то, в деревне это была единственная дорога, которая петляла между деревенскими мазанками, выкрашенными в яркий белый цвет. Да и сама дорога из асфальтированной перед самой деревушкой плавно перетекла в грунтовую.

- Всем оружие на изготовку! — Вальтер передернул затвор и положил свой автомат на бедро готовый в любую минуту его применить.
- Странное место, — Джузеппе крутил головой из стороны в сторону, стараясь уловить хотя бы что-то подозрительное, — ничего необычного, но по спине пробегает холодок.

Машина все глубже и глубже продиралась к центру поселения. Около домов и на участках, огороженных плетеными заборами, начали появляться местные жители. Поначалу Вальтер обратил внимание на мужчину стоявшего в проеме двери, затем еще на двух вышедших из-за очередного дома. Потом на троих детей и женщину. Ну а позже местных стало уже настолько много что никто их уже не считал.

- Смотрите, они все в белых одеждах! — изумленно произнес любопытный Маркони. — Прямо как в кафе, в котором мы обедали!

И действительно все селяне, и мужчины, и женщины, и даже дети были одеты в белые рубахи с красивой цветной каймой по краям, да и вообще выглядели как с рекламного туристического проспекта. Вот только все выходили из домов, дворов, останавливались и не говоря ни слова внимательно следили глазами за перемещением гостей на машине. Сами они не двигались, только стояли и провожали людей взглядом. От этого становилось жутко и страшно.

- Э-э-э, ребята я предлагаю не останавливаться, давайте-ка проедем это место без остановки, — не сводя глаз с окружающей обстановки произнес Джузеппе.
- Поддерживаю, — откликнулся Марк и чуть притопил газку.
- Эй, вы что? Испугались? — удивился Шейн.
- Да! Что-то тут мне не нравится! Что-то тут не так, как должно быть! Давай ходу! — Вальтер был солидарен с Марком и Маркони.

«Нива», грохоча двигателем, постепенно разгоняясь, смогла вырваться из деревни. И беглецы продолжили свой путь уже по проселку понемногу удаляясь от странного поселения.

***

- Что зябко? — Прохарчук ворошил палочкой прогоревшие угли.

Миклуха вытащил конопатый нос из-под легкой куртки. Повел им из стороны в сторону, шмыгнул и наконец сел и сгорбился. Сразу было видно, что происходит постепенная загрузка сознания, разведчик еще не вполне осознавал где он и даже что он такое.

- Давай, давай, просыпайся уже! — потормошил его за плечо командир разведчиков.

Миклуха уперся взглядом в Прохарчука, состроил немыслимую гримасу и чихнул что есть мочи. И похоже, что эта процедура помогла ему ожить. Он окинул взглядом сидящего около костра командира, сам костер, раскиданные по небольшой полянке банки из-под тушенки с перловой кашей, какие-то бумажки, пока не наткнулся на еще одно тело, закутанное в тряпки. Миклуха толкнул тело, тело не ответило. Он толкнул еще. На этот раз тело как-то странно заерзало, зашевелилось и на свет появился заспанный Тихоня. Он потер кулаками глаза, поправил свою черноволосую шевелюру и сел ни слова не проронив.

- Ну, что бойцы смо́трите? — с легкой иронией продолжил Прохарчук. Он был явно старше своих разведчиков, поэтому легче переносил тяготы и невзгоды военного времени.
- Пить! — только и смог произнести одними губами вихрастый Миклуха.
- Да ты погляди! Ба! Да у меня тут не бойцы-разведчики, ниндзи, а настоящие филейные девицы! Ха, — тяжелое пробуждение изрядно веселило бодрствующего командира, — ладно, ладно, вот еще осталась вода в бутылке и целая банка тушенки с кашей. Налетай!

Командир вытащил откуда-то из-за спины бутылку с водой, подпихнул ее к просыпающимся. А затем провел такое же движение и с невесть откуда взявшейся банкой мясной каши.

Спать без кровати, на голой земле — удовольствие не из приятных, особенно если ты привык к кровати с мягкой периной. Но, когда на тебя наваливается смертельная усталость, когда за день проходишь десятки километров, а ноги гудят от напряжения, любой отдых, даже сон на сырой земле, воспринимается с благодарностью. Именно так и восприняли ночную передышку в погоне за снайперами бойцы ополчения. Отмахать столько километров по полям в поисках пути, выйти наконец-то на дорогу и понять, что враг уехал на машине стоило очень много. Много моральных и физических сил ушло вчера. Но приказ Квашина нужно было выполнять и ускользнувших прямо из-под носа снайперов нужно во что бы то ни стало найти и уничтожить. Они готовы были сбить ноги в кровь, спать просто на земле, питаться консервами и не чистить зубы, и все только ради выполнения поставленной задачи.

Ни Прохарчук, ни тем более Миклуха или Тихоня, не были профессиональными военными. Напротив, они обладали самыми что ни на есть мирными профессиями. Да и опыта боевых действий, если честно, они набраться как-то не успели. Так, только вспоминали свой опыт по игре в «войнушку», да компьютерные стрелялки. Хотя у ребят голова варила хорошо, убивать в бою они не умели. У них просто не было опыта. Но злость уже кипела в их жилах, злость за то, что свои же убивают своих же, что неведомая сила посылает на смерть их же братьев, настраивает их против них. От всего этого могла пойти кругом голова, но ребята предпочитали не думать о причинах всего происходящего. Они просто выполняли приказы.

- Слушай, — начал разговор Миклуха, засовывая за обе щеки кашу с мясом, — и как мы будем наших снайперов искать? Ну вот нашли мы вчера где они на дорогу выехали. Ну и дальше что? Мы что же собаки-киборги, чтобы рыскать по дороге и искать по запаху след? Или будем прочесывать вообще все по кругу?
- Да, мне тоже интересно! — вклинился смуглый Тихоня.
- Ребята, вы же живете в век высоких технологий! Оглянитесь вокруг и найдите возможности!
- Ну, наше летательное средство-то уже сбили! И что нам теперь, Тихоню запускать на воздушном шаре? — Миклуха заулыбался с зубами, перемазанными кашей и мясом.
- Не, ну, а чего сразу меня-то? — возмутился Тихоня.
- Да ты просто у нас самый легкий! — возразил Миклуха и заулыбался еще шире, от чего у него с зубов начала сыпаться на землю каша.

Командир разведчиков молча достал из нагрудного кармана старенькую «нокию». Мобильный был потертым донельзя, но при этом удивительно, но он держал заряд неделю. А все потому что это был просто телефон, без всяких дополнительных наворотов в виде цветного экрана или навигации.

- Бойцы, — начал Прохарчук торжественно, — я не зря упомянул про XXI век. У меня в руках изобретение хоть и века предыдущего, но все еще актуального в использовании. Да, это мобильный телефон. И сейчас мы соединим современность с тем, что всегда было в ходу в нашей местности. Я обзвоню всех наших и сочувствующих, попрошу дать информацию — не видели ли они «Ниву» Михалыча где. Или чего подозрительного.

- Слушай, я всегда знал, что ты настоящий гений, ну а теперь я в этом абсолютно уверен! — промычал с набитым ртом Миклуха.
- Ну, я тоже этот вариант предполагал, — скромно подвел итог беседы Тихоня.

Солнце уже поднялось довольно-таки высоко над горизонтом и полностью разогнало утренний туман, который успел собраться в ложбинках. Хоть деньки нынче и жаркие, но ночи-то прохладные. Аж озноб берет. Ребята закончили завтрак, собрали все банки и бутылки в пластиковый пакет и сложили мусор в рюкзак. Все же это их земля и негоже им же самим ее загаживать, как каким-то оккупантам.

Прохарчук начал обзвон своих контактов. Минут сорок он общался с разными абонентами по телефону, здоровался, представлялся, передавал информацию о трагической гибели Михалыча, старался узнавать что-то интересное, важное и полезное. Наконец, он убрал от раскрасневшегося уха телефон и подозвал разведчиков к себе.

- Итак, друзья, похоже, что я кое-что выяснил, — начал он вкрадчиво.
- Чего? Чего там? — от нетерпения Миклуха аж слегка подпрыгнул сидя на месте.

Командир расстелил перед собой бумажную карту. Карта в мобильном это конечно хорошо, особенно когда есть навигация, но бумага, она как-то понадежнее. У неё не сядет батарейка, да и под дождем она не сломается.

- Итак, ребята, смотрите. Пятеро видели машину. Она проезжала тут, тут, здесь, затем ее видели тут и тут, — он проводил сухой травинкой по карте виртуально отмечая места, где видели «Ниву», — что думаете?
- Как-то странно, похоже, что они пробираются на север, но вот эта точка, уж слишком отклонилась на восток, — Тихоня ткнул смуглым пальцем в карту.
- Верно подмечено, именно поэтому я спрашивал, когда именно видели машину. И похоже, что в этой крайней точке ошиблись и видели какую-то другую «Ниву».
- Умно́, — таращась на карту прошептал Миклуха, — и где они сейчас?
- Вот, это-то и есть самое интересное. Судя по полученным данным, похоже, что они где-то вот в этом районе, — Прохарчук обвел травинкой небольшой участок на карте.
- Вокруг Протопоповки? Мужики неладное говорят про эту деревню, — Миклуха наморщил лоб и провел рукой по волосам стараясь приладить свои непослушные волосы.
- А ты что веришь во все, что говорят мужики? — улыбнулся Тихоня.
- Ну, не то чтобы верю, но все равно, говорят место жуткое. Все местные стараются в ту сторону даже и не гулять! Люди там говорят пропадают! — постарался еще больше нагнать страху Миклуха.
- А где сейчас люди не пропадают? — резонно заметил Тихоня.
- Закончили пугать друг друга? Я продолжу. Вот в этом хуторе, — Прохарчук ткнул травинкой в карту, — стоят националисты, они заняли всю деревню и никого не впускают и не выпускают.
- Сволочи, ненавижу! — прохрипел Миклуха, сжимая кулаки.
- Ну так вот, — продолжил командир, — вчера вечером там произошел бой, несколько националистов ранило…
- Проклятые бендеровцы, поубивал бы! — прохрипел Миклуха еще раз, а его глаза налились прозрачной злобой.
- Не перебивай пожалуйста, — совершил еще одну попытку объяснить ситуацию Прохарчук, — на блокпост националистов или как ты выразился «бендеровцев» наткнулась «Нива» с вооруженными людьми внутри. И они с боем ушли в поля как раз в сторону Протопоповки. А затем ночью, даже под утро, с той же стороны доносилась автоматная стрельба. Бендеровцы все опять переполошились, думали это их выбивать пришли.
- Интересно, — в задумчивости пролепетал Тихоня, глядя на карту, — и, если они двигались на север, а затем наткнулись на националистов, потом ушли сюда. То дальше если они будут двигаться, то попадут аккурат на Протопоповку. А вот в эти деревни, что вокруг Протопоповки ты не звонил?
- Звонил. Там никого не видели. Вот тут, — он ткнул травинкой в карту, — тоже слышали стрельбу под утро. Но на этом все.
- Значит, они сейчас либо в самой Протопоповке, либо двинулись через нее на север дальше, но пока до другой деревни не добрались.
- Все верно, Тихоня, молодец, — похвалил бойца Прохарчук.
- Да, только как мы туда попадем? Тут пешком топать целый день! — злоба на врага у Миклухи уже пропала, зато появился здравый смысл.
- Тоже верно. Я думаю мы возьмем такси, только надо выйти на дорогу или перекресток какой-нибудь. Например, сюда, — Прохарчук показал травинкой на ближайшее пересечение дорог. — Если сейчас выдвинемся, то через часик уже будем там.
- Тогда пошли, чего сидеть-то! — Миклуха встал и зашагал по кустам.
- Стой, дурында, не в ту сторону!

- Э, я дальше не поеду. Там Протопоповка, ну ее! — пузатый таксист резко остановил свой потрепанный «фольксваген» очень мохнатого года и вида.
- Да и на том спасибо! — поблагодарил водителя Прохарчук сидевший на переднем сидении.
- Спасибо, сам понимаешь, не булькает! — кинул в ответку таксист.
- Я и рад бы отблагодарить, но сам понимаешь, время — военное, мы на службе, при оружии, без денег! Но зато очень благодарны! — как можно более доброжелательно ответил командир разведчиков.
- Ох уж мне эти военные! — таксист перестал бурчать, улыбнулся, — ладно, чего уж там! Вы же за нас! Только бы побыстрее бы разобраться со всем с этим, страда же скоро! А как убирать, если стреляют то там, то тут?
- Ладно, ладно, еще раз спасибо! — вылезая из машины, Прохарчук поблагодарил таксиста еще раз.

«Фольксваген» лихо развернулся, скрипнул резиной и поднял небольшое облачко коричневой пыли с обочины.

- Ну, что? — ожил Миклуха позевывая.
- Что, что? — не понял вопроса Прохарчук.
- Ну что? Куда идем? По дороге? — поинтересовался Миклуха.
- Не думаю. Мы не знаем сколько их, да и как они вооружены. Не хочется вступать в открытый бой, тем более в населенном пункте. Попробуем обойти деревню с фланга, заодно посмотрим, нет ли там «Нивы» на улицах.
- Уф, отлично! — Миклуху явно радовала перспектива не заходить в деревню.
- Ну что? Тронулись?
- Да, пошли!

***

Чем дальше от позиций армии удалялся BMW, тем хуже становилась дорога. Вначале она была просто не убранной, на покрытии валялись какие-то ветки, палки, сучья от растущих по обочине деревьев. Затем то там, то здесь на некотором удалении от проезжей части стали попадаться обгоревшие остовы автомобилей и боевой техники. Сразу было видно, что тут шла война. А следом за остовами асфальт периодически был искромсан воронками различного размера. Тут были и большие, оставленные тяжелой артиллерией, но чаще попадалась мелочь от переносных минометов, да подствольных гранатометов.

Время уже давно перевалило за обеденное, день катился к вечеру, поэтому Анзор гнал на пределе возможности. Но скорость тут определяли не даишники, прячущиеся в кустах, не усталость водителя и не мощность двигателя. Максимальную скорость движения по разбомбленной местами дороге, определяла цепкость резины на виражах и способность машины резко снижать скорость. Именно тут Анзору пригодились навыки, полученные еще пять лет назад на обучении по скоростному вождению в экстремальных ситуациях. Резина выла на резких перестроениях при выполнении интенсивных маневров, тормозные диски уже раскалились, машина кренилась почти цепляя брызговиками асфальт. Но Анзор уверенно держался у обозначенной у себя в голове скорости в 130 километров в час. Пару раз он уже думал, что сейчас пробьет покрышки об острые края небольших воронок, но способность разгружать необходимую сторону позволяли ему всякий раз пролетать над опасными участками именно той стороной, которой требовалось.

Но, скоро ему пришлось экстренно затормозить. Впереди творилось что-то невероятное. Вся дорога и вся округа были перепаханы свежими взрывами. Нажатый в пол тормоз обеспечил максимальный тормозной эффект, но этого явно не хватило и как в броском боевике, роскошный BMW оставляя черный пунктирный след «проскользил» вплоть до первой крупной воронки, над которой и завис передними колесами. Вернее, не завис, а прямо в нее и опустился.

Анзор вышел из машины. Судя по показанию карт на смартфоне, он прибыл в точку назначения. Но, что же тут произошло? Предвидя не лучший вариант и внутренне проклиная хитрого денщика, Анзор побежал к наибольшему сосредоточению последствий множественных взрывов. Он вбежал в лес, вернее в то, что от него осталось. Артиллерия поработала просто отлично, деревья превратились в зеленое месиво. Но именно там он обнаружил искореженный белый микроавтобус. Походив вокруг, ему удалось найти три трупа, двух он даже смог опознать. Ситуация становилась — хуже некуда. «Что же делать?» — пульсировала в голове мысль со все увеличивающейся амплитудой.

Взяв свой смартфон, он тщательнейшим образом задокументировал все произошедшее здесь в виде фотографий. Снял трупы и их лица. Проверил нет ли раненных в ближайшей округе и тут он заметил уходящие от места обстрела автомобильные следы. Две тонких, но хорошо примятых линии в траве, однозначно свидетельствовали о том, что отсюда уехала автомашина. Появился лучик надежды. Не медля ни секунды, сыщик кинулся к машине, ему с трудом удалось выехать из воронки, в которую он угодил передними колесами, и поднимая столб пыли он помчался по обочине параллельно следам. Съехать в поле он тут не мог, поэтому пришлось одним глазом смотреть за петляющей змейкой примятой травы, а другим набирать на телефоне номер шефа. Шеф не отвечал, вернее молчал его мобильный находящийся в состоянии «выключен или находится вне зоны действия сети».

Внезапно змейка травяных следов свернула в сторону от дороги и начала активно удаляться в поля. Пришлось остановиться и свериться с картой. Вся местность, так или иначе, была покрыта сетью автомобильных дорог и если машина свернула здесь в сторону, то наверняка где-то с другой стороны, они обязательно вывернут на асфальт. Особых вариантов у пропавших туристов не было, они находились в пределах немаленького, но вполне ограниченного периметра из автодорог, и по прикидкам Анзора, всего за один час он сможет проверить весь периметр целиком.

Именно так он и поступил. На средней скорости он двигался по периметру зоны в которой должно было находиться транспортное средство туристов, внимательно присматривался к примятой траве, если встречались выезды на дорогу, то тут он останавливался и старался найти хоть какие-то следы, которые могли дать ему намек относительно оставшихся в живых. Но он потратил уже почти полтора часа, но так и не смог найти никаких признаков. Изредка ему попадались другие автомобили, он останавливал их самым настойчивым образом, но почти сразу же отпускал, поскольку интересующих его лиц в машинах не было.

***

Проехав километров пять, преодолев с большим трудом несколько холмов и достигнув какого-то небольшого леса на пригорке машина вдруг встала. На все попытки ее завести она отвечала лишь странным урчанием из-под капота. Солнце уже успело раскалить воздух до некомфортного состояния, да и в машине без кондиционера было тяжковато. Впрочем, о каком кондиционере могла идти речь, тут бы просто двигаться дальше, навстречу спасению.

- Шейн и Джузеппе, следите за дорогой и опушкой леса. Если что, поднимайте тревогу, — Вальтер произвел назначение, — а, я проверю лес. Марк, разберись с машиной. Постарайся, чтобы она завелась.
- Так точно, долго не задерживайся только, — ответил Марк.

Картер и Маркони выбрались из «Нивы» и расположились под кусом метрах в пятидесяти от того места где под капотом уже что-то колдовал Марк. Солнце палило нещадно, поэтому небольшой кустик был как нельзя кстати. В мощный оптический прицел Шейн видел даже околицу странной деревни с белыми домами. Он мог различать и людей, если бы они там были. Но околица выглядела совершенно пустой. Ни людей, ни машин, никакого совершенно.

- Слушай, а чего ты скажешь про эту деревушку? Чего вы так все всполошились? — осведомился Шейн.
- Ну, как бы это сказать. Дай подумать… Ну, смотри, все люди одеты одинаково. И это очень странно.
- И чего там странного? В некоторых странах Юго-Восточной Азии, многие крестьяне ходят в национальных нарядах. А это белое с окантовкой вроде и есть местная национальная одежда.
- Да, но это еще не все. Ты видел, как они на нас смотрели? Просто выходили, стояли и провожали нас взглядами. Аж дрожь берет как вспомню.
- Ну, не знаю. Как по мне, так нормально смотрели. Я на охоте точно так же смотрю, одними глазами, чтобы не спугнуть добычу.
- Точно! Они смотрели на нас как на добычу! Именно!
- Да, какая мы добыча? Что ты!
- Вот, а еще, я заметил, что кроме крестьян там никого больше нет. Ни собак, которые должны лаять, ни кур, которые должны клевать зернышки, на дороге нет даже коровьих лепешек! Тишина и гробовой покой! Вот, что в этой деревне — гробовой покой!
- Ну, скажем из-за грохота этой колымаги, ты и не мог ничего услышать, куры могут пастись на заднем дворе, а собак эти ребята просто не любят, вот и не держат их на каждом дворе. Может быть у них аллергия на собачью шерсть! В мире много чего бывает.
- Возможно ты прав, — в задумчивости произнес Джузеппе, — только ты это, следи давай там за ними.

- Ну, что, понятно, что не работает? — осведомился пришедший с проверки местности Вальтер.
- Никак не пойму, что с этим адским агрегатом. Вроде выглядит все как должно быть, но не работает.
- Вокруг все спокойно, давай тебе помогу, может быть быстрее управимся.
- Да, кстати, в багажнике нашел инструменты, так дело у нас пойдет быстрее. Именно они все дорогу бренчали на кочках.
- Ну и что? С чего начнем разбираться?
- Надо проверить все как обычно. Подается ли топливо, тут стоит карбюратор, его надо будет разобрать, возможно что-то придется прочищать. Затем понять есть ли искра, доходит ли электричество до свечей. Ну это вот, основное.
- Да, ты мастер, как я погляжу.
- Да, куда там, просто когда-то давно был опыт.

Пара начала разборки с автомобилем с проверки искры. Марк вытаскивал высоковольтные провода со свечей и по одному проверял на наличие электрического разряда между электродом и корпусом двигателя. Вальтер ассистировал — прокручивал двигатель стартером. Все четыре провода давали хорошую, крепкую искру. Затем пришлось выкрутить все свечи, проверить их, заодно провентилировали цилиндры. Они оказались все в топливе.

После проверки электрики приступили к карбюратору. Для этого Марк снял воздушный фильтр, кастрюлю, раскрутил верхнюю крышку карбюратора. Убедился, что в камерах есть топливо, а при нажатии на газ оно распыляется во впускной коллектор. Удивительно, но такая сложная конструкция, состоящая из множества трубочек, жиклеров, насосиков и дырочек, исправно готовила и подавала топливную смесь. По-видимому проблема была не в этом.

- Черт! Все вроде бы работает, но двигатель шумит и не заводится. Не понимаю в чем дело!
- Марк, подумай еще, иначе по такой жаре, нам тут всем конец скоро. Быстро мы никуда не дойдем. Так и подохнем где-нибудь в перелеске. Поколдуй что-нибудь!
- Ну, тут единственный вариант остается, может быть зажигание сбито. Тут какая-то хитроумная система на основе механического распределителя. Но судя по количеству грязи, она отрегулирована нормально. Никуда не сместилась, ничего. Остается только проблема с газораспределителем. Но на это уйдет часа два не меньше.
- Ну так уже и так скоро вечер. Приступай скорее.
- Что у вас тут? — на выручку прибыл Маркони.
- Да все с машиной возимся, никак не можем починить, — ответил Вальтер, — а ты чего с поста ушел?
- Да все везде пусто, в деревне ни души. Никого не видно. В лесу аналогично. Шейн сейчас тоже подтянется. Может поможет чем.

Минут через пятнадцать к «Ниве» пришел и Шейн. После коротких вопросов о состоянии и о том, что проверялось, он, отставив винтовку, принялся наравне с Марком копаться под капотом. В таком состоянии они провели не меньше часа. Солнце тем временем уже начало клониться к горизонту.

- Тут цепной механизм. Успокоитель сломан, но цепь на месте. На валах стоят метки, ничего не перепутано. Я ничего не понимаю, — спустя полуторачасовой операции на открытом воздухе подвел итог Шейн.
- Да, какая-то мистика! Все с машиной в порядке, но она не работает, — поддержал своего коллегу Марк, — мы все уже попробовали. Ничего не помогает.
- Не смотрите на меня, — начал оправдываться Маркони, — я в этой поломке ну совсем никак не виноват. Если у меня не заводится машина, то я обычно проверяю накачены ли колеса, проверяю уровень охлаждающей жидкости, масла и воды в омывателе. И если ничего не помогает, то вызываю сервис. И все. Обычно проблем не возникает.
- Ты, пошути еще… — Вальтеру явно было не до смеха.
- Джузеппе, друг, да ты гений! — воскликнул Марк и потянулся к масляному щупу, — а, я думаю, почему все в каком-то налете!

Марк вытащил совершенно сухой щуп из картера двигателя.

- Смотрите, — продолжил он, — щуп совсем сухой. Это значит в двигателе нет масла!
- Это значит, что двигатель банально стуканул, пока мы на нем ехали без масла. Какой-то поршень заклинило, наверняка оторвало шатун, погнуло клапана. — выдал свой вердикт Шейн.
- И где мы возьмем масло в чистом поле? — поинтересовался Вальтер.
- Да нигде! — взвизгнул Марк, — нам уже не поможет никакое масло. Двигателю конец, его теперь только выкинуть. Мы остались без транспорта, вечером, неизвестно где!
- И что же нам теперь делать? Мы что все умрем? — заголосил итальянец, день на свежем воздухе под кустом, явно не прошел для него даром.
- Мы все когда-нибудь умрем, но я думаю, что случится это не сегодня. Надо выбираться, — Вальтер постарался выдержать тон командира.
- И куда же мы двинемся? — поинтересовался Картер младший.
- Пойдем на север, пока не будет совсем темно, может найдем какой транспорт, — предложил Вальтер.
- Угу, мы итак еле держимся на ногах. У меня во рту пересохло еще утром. С таким обезвоживанием мы не продержимся и пару часов, — в голосе Шейна звучала уверенность в провале задумки.
- Картер дело говорит, — вмешался в разговор Марк, — нам нужны припасы, вода, отдохнуть. Да и ночевать опять в поле — далеко не лучший выбор.
- Что вы предлагаете? — осведомился Вальтер.
- Я предлагаю вернуться в деревню, как-никак там люди, значит есть вода и еда. Переночуем, утром будет ясно куда двигаться, — резко отрезал Шейн.
- Да, но там эти люди! Странные! Да и вдруг они сообщат властям? — Джузеппе такой поворот явно был не по душе.
- Значит попробуем захватить крайний дом какой-нибудь.
- Да как? Деревня вон она, вся на ладони!
- Джузеппе, у тебя есть предложения лучше? Мы одни тут и либо идем туда, — Шейн махнул в сторону леса, либо идем к жилью в деревне, а потом выбираемся при помощи местных!
- Шейн, остынь! Не кипятись! Нам сейчас только этого не хватает! — Вальтер повысил голос дабы урезонить разошедшегося Шейна, — мы не знаем карты местности, может быть всего в двух километров за этим лесом есть река или другая деревня. Нам надо проверить. Я предлагаю так поступить. Сейчас идем на север, проходим пару километров не больше. Если ничего там не находим, то возвращаемся и идем к деревне, которую мы сегодня проехали. Уже должен быть вечер, поэтому сможем занять жилище, не привлекая постороннего внимания. Вопросы есть?

Никто не ответил, только Шейн сверкнул глазами и пробубнил:
- Вот поглядите, еще попомните меня, придется возвращаться.

На том они и порешили. На сборы не ушло много времени, быстро взяв оружие, все четверо выдвинулись в сторону леса. Группа старалась шагать, оставляя как можно меньше следов. Ступать след в след. Но усталость давала о себе знать. Действия были нечеткими, особенно сильно мотало Джузеппе, который уже не то, что не мог шагать в ногу, да и вообще с большим трудом держался в строю.

Не добавлял радости и лес. Дорожки или тропинки в нем не было, группе приходилось продираться сквозь обычные лесные заросли, мимо поваленных стволов деревьев, по палкам и веткам, сквозь густую траву. Если на опушке лежать в кустах или ковыряться под капотом было относительно комфортно, редкое кусачее насекомое подлетало к людям, то в лесу ситуация изменилась кардинально. Под защитой листвы роились целые полчища кровососущих насекомых. Тут ждали своего часа не только комары, но и прочий мелкий гнус. Но особое неприятие вызывали мокрецы и прочие кусачие мухи. Они совершенно незаметно садились на распаренные и взмокшие тела беглецов. И время от времени, кто-то слегка вскрикивал и ударял себя ладонью то по шее, то по ноге, то по руке.

Идти было невероятно трудно, но самое страшное, что в таком глухом лесу даже по солнцу было невозможно ориентироваться. Приходилось постоянно петлять, чтобы обойти очередной труднопроходимый с виду участок. Нет, они конечно пробовали иногда продираться напрямки, но это приносило только больше страданий от новых ран на ногах и больше паутины на лице.

- Стойте! — наконец прокричал насколько ему хватило сил Шейн, — подождите!
- Что там? — остановился идущий впереди Вальтер.

Шейн поставил на землю свою огромную винтовку, оперся на нее, и с трудом отдышавшись, произнес:
- Мы ходим кругами! Здесь мы идем уже третий раз! Вот эту сломанную ветку, я ломал еще в самый первый раз. Она больно хлестнула меня по коленке, и я завязал ее узлом. Двойным узлом. И мы прошли ее уже дважды!
- Ты, в этом уверен? — спросил Марк, утирая пот с лица своими огромными кулачищами.
- Абсолютно, — Шейн сел на корточки стараясь перевести дух. Шагать в лесной прохладе было хоть и не так жарко, как под палящими лучами солнца, но излишняя влажность лесного покрова только делала ситуацию хуже.
- Очевидно, что придется возвращаться. Увы, в этом лесу мы только теряем время. Все назад, Шейн веди нас в деревню!

Никто даже и возразить не посмел Вальтеру. Силы четверых мужчин были на исходе, и они уже готовы были смириться с любой участью. Группа развернулась и поплелась в обратном направлении за Шейном.

***

Обойти хутор разведчикам легко не получилось. Весь он был окружен какими-то буераками, зарослями колючего кустарника и прочим мусором. Группа разведчиков потратила никак не меньше двух часов только на то, чтобы выйти за околицу с другой стороны, периодически они останавливались и командир пристально вглядывался в бинокль на деревню. Но ничего он там не узрел, никакого темно-красного пятна автомобиля, никаких признаков людей в камуфляже, вообще никаких признаков людей.

- Дальше за околицей поле. Я предлагаю обойти его по вооон той лощине, — предложил вариант пути Миклуха.
- Добренько, давайте так и пойдем, — поддержал командир предложение бойца.
- Ой, может быть передохнем немного? Жара, хочется пить. Слепни одолели вусмерть! — Тихоня сел прямо на землю.
- Некогда здесь рассиживаться, отойдем в лесок, там и отдохнем, поднимайся!

Тихоне ничего не оставалось как подняться на ноги и проследовать за своими товарищами. Весьма быстро они углубились в небольшой овражек, который тянулся вдоль поля, разделяя его на две неравные половины. Вначале им приходилось пробираться по высохшей осоке пригнувшись к земле, но по мере того, как овраг расширялся и углублялся идти становилось все легче и легче. Пока наконец можно было шагать уже в полный рост, не опасаясь того, что со стороны их заметят.

- Хорошо, что хоть тут слепней нету. А то привяжутся и летают, летают вокруг. Пока не спикируют и не укусят. И ведь, зараза, не заметно как садятся. А вот кусят — больно, а ничего уже не поделаешь! — вполголоса возмущался природой Тихоня.
- Ты это, скажи спасибо, что тут змей нету! — поддержал боевой дух Миклуха. По его задиристому виду не было видно, что он устал, хотя ему, как и всем остальным, шагать было уже невмоготу.

Тихоня охнул, подпрыгнул и продолжил свой путь уже отчаянно озираясь по сторонам.

- Миклуха, ну ты даешь! Еще про жаб ядовитых вспомни! — устало протянул командир.
- Жаб? — чуть не завыл Тихоня.
- Стойте, я что-то вижу! — резко сказал Миклуха.

Все, как по команде, припали к земле. Острый обломанный стебель камыша, больно ткнул Тихоню в грудь, но он не подал виду, сдержал стон и только поморщился от боли.

- Вон она, «Нива»! — прошипел Миклуха.
- Дай я посмотрю! — командир подполз к Миклухе и взглянул в бинокль.
- Видишь кого-нибудь? — поинтересовался Тихоня все так и продолжающий лежать грудью на камыше.
- Нет, никого, пусто! Миклуха, ты бегом к машине, мы тебя отсюда прикрываем. В случае чего, в бой не вступать, держаться скрытно. Мы же разведчики, а не командос, не забывай об этом!
- Понял, — подтвердил прием задачи Микула и согнувшись в три погибели, помчался к машине.

Он подобрался к «Ниве» скрытно как только мог. Лег около нее, немного полежал, вслушиваясь в вечерние звуки. Обошел ее с одной стороны пригнувшись, затем с другой. Потом выпрямился во весь рост и помахал рукой товарищам. Прохарчук и Тихоня не спеша подобрались к автомобилю. Издалека он выглядел вполне нормальным, но только приблизившись и присмотревшись как следует к состоянию машины для бойцов стало очевидно, что она пережила серьезный бой. Крови в машине не было, но стекла побиты, в кузове дыры от пуль да осколков.

- Что с машиной? — поинтересовался Прохарчук.
- Ну судя по тому, что тут валяются инструменты, да открыт капот — с ней что-то не то. Да и вид такой, словно ее пропустили всю через мясорубку. Не удивительно, что они ее бросили. — ответил Миклуха.
- А сами они куда делись? — продолжил Прохарчук.
- Я думаю, что ушли в лес, вот свежая, примятая трава, — ответил Миклуха.
- Так, я предлагаю аккуратно проследовать за ними, понять — сколько их, взять их тепленькими на привале. Солнце уже садится, через три часа будет уже совсем темно, поэтому до привала не так уж и далеко. Ребята из той деревни, что за лесом мне так и не позвонили. Значит они до них не дошли. Вопросы есть? — раскрыл идею командир.
- Никак нет! — хором ответили разведчики.
- Тише, вы, тише! Оружие на изготовку!

И вся группа, стараясь особо сильно не шуметь, гуськом, один за другим, двинулась вглубь леса. Идти по проторенной дорожке было легче, чем продираться через эти невообразимые заросли кустов, упавшие деревья, да и жесткая трава давала о себе знать.

- Смотри-ка, а тут тропинка стала как бы немного пошире, — прошептал идущий первым Миклуха.
- Да, действительно, — ответил командир, и тут до его слуха долетел обрывок речи на английском. Звук приближался, — все в кусты, быстро и тихо, бой не принимать.

Вся группа, как тараканы, моментально сбежала с тропинки и попряталась в близлежащих кустах. И уже через две минуты мимо них прошла группа из четырех мужчин, изредка перебрасывающихся фразами на английском языке. Первыми шли двое — рослый мужчина с почти лысой головой и бойкий смуглый с черными вьющимися волосами. Они вдвоем тащили огромное снайперское ружье. Следом шло два мордоворота, до зубов обвешанных вооружением, автоматами, пистолетами и гранатами. Вся процессия прошествовала мимо засады и ушла в том направлении, откуда только что пришли разведчики. Когда они скрылись из виду, разведчики аккуратно и бесшумно выбрались из своих укрытий.

- Ты видел их пушку?
- А эти двое последних?
- Их четверо, вооружены до зубов, возвращаются к машине, — подвел итог командир, — что будем делать?
- Подождем пока они обоснуются около машины, там нападем внезапно. Оружия у них явно больше чем у нас, поэтому нужно действовать неожиданно! — выдал свою версию Миклуха.
- А может быть, они идут в Протопоповку? — поделился своим соображением Тихоня.
- Я вообще бы поостерегся от затяжной атаки в этом районе. Национальная гвардия недалеко, да и «бендеровцы» в соседнем хуторе. Вдруг придут на подмогу? Предлагаю аккуратно их выследить, понять куда они идут. Миклуха, ты как самый опытный следопыт, идешь первым примерно на удалении 100 метров от нас. Включи рацию, она у тебя вообще работает?
- Да вроде работает.
- Как только что-то увидишь, даешь нам вызов, только громкость выкрути до минимума. И отходи к нам. Идет?
- Добренько, все ясно. Я пошел! — Миклуха нырнул по тропинке за кусты.

А командир и Тихоня, выждав около двух минут, пошли следом. Так они шли, пока по их расчетам им не оставалось около двухсот метров до опушки и места где стоит «Нива», тут в рации послышался голос Миклухи:
- Они пошли дальше, в деревню. Как меня слышно, прием?
- Понял, жди нас около машины, прием.
- Принял, жду. Прием.
- Хватит приемкать, идем.
- Понял, прием.

Дабы прекратить словесный радиопинг-понг, командир не стал отвечать на уже ставший бессмысленный радиообмен. А через пару минут они уже успешно воссоединились около автомобиля.

- И где они, — командир поднял бинокль к глазам, — ага, вижу.

Группа из четырех мужчин уже добралась почти до Протопоповки, один из них остался и залег за каким-то холмиком, остальные трое двинулись к околице. В надвигающихся сумерках трудно было наблюдать в бинокль, но пока фигуры все еще были различимы.

- Группа, привал. Ждем здесь, пока они не уйдут в деревню. Потом пробираемся, вычисляем где они остановились, врываемся, всех решаем и все. Ясно?
- Так точно.
- Тихоня, я пока тоже отдохну, последи за ними в бинокль, минут двадцать, хорошо?
- Да, конечно.

Командир отошел к самому срезу леса, лег под разлапистой елкой и прикрыл глаза. Ему виделось как он идет по своей родной земле, он видел как колосится пшеница на полях, как поют птицы, и навстречу ему едет обычный комбайн, а не танк. Но все равно он очень сильно громыхает своими гусеницами. От воображаемого лязганья Прохарчук очнулся. Оказалось, что он просто задремал. Но не успев выдохнуть, он услышал, вернее почувствовал все тоже громыхание и лязганье. Откуда? Как? Где танк? Рука молниеносно сжала автомат, глаза напряглись, стараясь выявить источник звука.

Но звонил, скорее просто вибрировал в беззвучном режиме телефон. Каким-то невообразимом образом он ударялся о металлический корпус автомата и издавал тот самый подозрительный и неестественный для телефона звук. Прохарчук расслабился, перевел дух и вытащил телефон. Звонил Квашин.

- Слушаю вас, — шепотом ответил Прохарчук. Звук телефона, в лучших традициях разведчиков был на минимуме, чтобы не демаскировать разговором.
- Да, обнаружили. Ждем удобного случая, — продолжил командир, — двигаются в направлении Потопоповки… Четверо, хорошо вооружены… Будем ликвидировать сегодня… Нет, гвардии в округе не видно, постараемся по-тихому…

Затем Прохарчук замер и с каменным лицом вслушивался в то, что ему говорил по телефону Квашин.

- Да. Я думаю сможем взять… Да, постараемся… Да, попробуем… Если не выйдет, ликвидируем, а так заберем пленных… Я понял… Да… — и Прохарчук дал отбой.

Задача поменялась, теперь в игру вступила политика, а не банальное чувство мести. Снайперов требовалось не уничтожить, а постараться взять живыми и доставить к Квашину. Сделать это было несоизмеримо труднее, чем просто их уничтожить, но вот пользы принести в перспективе должно было больше. Прохарчук умом понимал, что нужно выполнить задачу Квашина, но сердце подсказывало, что снайперов нужно просто убить, застрелить, зарезать.

Осталось только дождаться удобного момента, а он наступит уже совсем скоро.

***

Джузеппе, Марк и Вальтер аккуратно, стараясь не сильно шуметь и привлекать внимание, подбирались к околице Протопоповки. Надвигающиеся сумерки только помогали им в этом. Солнце уже опустилось за горизонт, но небо все еще подсвечивало землю причудливо размывая тени, да окрашивая обычные с виду предметы в кардинально необычные краски. На небе начали появляться первые звездочки, но луны не было.

В воздухе деловито жужжали вечерние насекомые, вылетевшие на свободу в вечерней прохладе. А мужчины шли полусогнувшись, молча и внимательно всматриваясь в темные глазницы приближающихся домов. Вот они уже подобрались к первому домику, вернее к его покосившемуся забору из толстых и тонких прутьев. Остановились. Прислушались. Со стороны деревни не доносилось ни единого звука. Только редкие птицы ухали и каркали где-то за спиной в лесу, который группа покинула некоторое время назад и где остался неработающий автомобиль.

Марк пытаясь не шуметь, начал перелезать через плетень. Но сделать это было непросто. В безветренную погоду каждый шорох, каждый скрип старого дерева разносился оглушающим шумом на всю прилегающую территорию. Джузеппе затаил дыхание, как вдруг у него в ухе раздался голос Шейна:
- Джуз, ну чего там?

Нажав на тангенту радиопередатчика итальянец шепотом проговорил в микрофон, все еще пристегнутый к его запястью:
- Пока все спокойно, никого нет. Деревня выглядит необитаемой.
- Принято.

Рация отключилась, а Джузеппе последовал через покосившийся забор за Марком. Вальтер остался прикрывать их с тыла, ну а самым главным прикрытием был Шейн со своей супервинтовкой, оснащенной мощным компьютеризированным комплексом, включающим помимо всего прочего прибор ночного видения. Именно в него Шейн и смотрел, сканируя окрестности и стараясь узреть хоть что-то вызывающее тревогу. Но он не видел ничего, абсолютно ничего.

Группа уже подобралась к крайней хате и Вальтер помахал рукой Шейну, чтобы тот выдвигался на позицию к ним. Что последний и не преминул сделать. Обустроив огневую точку на заборе, он дал отмашку основной группе на дальнейшее продвижение вглубь деревни.

Ни Шейн, ни Вальтер, ни даже Марк или Джузеппе не подозревали, что за ними пристально следят три пары глаз с опушки леса, с той позиции которую они занимали чуть меньше часа назад. И наблюдают за ними непросто так, а выжидая удобного часа чтобы их уничтожить, отомстить за то, что они пришли на чужую землю и за то, что убили их земляка. Но пока в их сознании витала только одна мысль — хотелось есть, спать, пить. Они чертовски устали блуждать по этой плодородной, но негостеприимной земле. Хотя никакого зла на нее не держали. Все они четко осознавали, что это они сюда пришли как незваные гости и что, собственно, никто и не обещал им теплый и радушный прием. Но тем не менее они не собирались сдаваться, складывать руки. Наоборот, они собирались биться до последнего и никто из них не хотел умирать, как их товарищи днем ранее.

Марк выглянул из-за угла. Улица со стоящими по обеим сторонам неказистыми домиками погрузилась во тьму. Ни в одном окне не горело ни огонька, ни у одного из домов не было видно ни души. Казалось, что беглецы попали в декорации, оставшиеся от съемок какого-то исторического фильма. Белые стены домов создавали иллюзию освещенности улицы отражая свет неба и первых звезд, но так только казалось, ибо если перевести взгляд на соломенные крыши, то ничего разобрать уже нельзя.

Постояв некоторое время и повслушавшись в звуки окружающего мира Марк осторожно вышел на середину улицы и осмотрелся. Он повернулся вокруг своей оси несколько раз стараясь выявить хоть какое-то движение, хоть какие-то признаки жизни. Но деревня оставалась все такой же безжизненной какой и была до этого.

Марк махнул рукой остальным показывая, чтобы они шли к нему. Все трое оставшихся спустя мгновение присоединились к Марку. Никто не показывал своего страха, но оставаться в одиночестве в темноте не желал никто. Выйдя на середину улицы Шейн покрутился глядя в прицел с включенным режимом ночного видения, что-то попереключал на нем, но так ничего опасного и не заметил.

- Чисто, — шепотом произнес он, — странно, ведь днем тут были люди.
- Эй, — стараясь громко не кричать, но и не совсем шепотом произнес Джузеппе одновременно ожидая реакцию ответа хоть откуда-то, но ничего. Вокруг стояла такая же тишина.
- Ну и что будем делать? — поинтересовался Шейн.
- Попробуем вломиться в один из домов, поищем продукты. Воду надо посмотреть в колодцах. Заодно и попробуем переночевать. Все же лучше, чем под открытым небом, — Вальтер явно был раньше командиром, решения он принимал быстро и что важно грамотные.
- Какую избушку будем брать? — с нескрываемым нетерпением поинтересовался Шейн, ему уже откровенно осточертело таскать свою дорогую и высокотехнологичную снайперку на себе. Хотелось растянуться в нормальных условиях и как следует выспаться.
- Да выбирай, что уж там, — улыбнулся Марк. В сумерках различить улыбку можно было только по бледному пятну белых зубов на лице.
- Эммн, я выбираю вот… — Шейн закрутился вокруг своей оси пытаясь по нечетким критериям понять, в какой из окружающих домиков лучше всего вломиться, но выбрать он его не успел.
- Смотрите, смотрите, туда! — чуть громче установившегося уровня протараторил Джузеппе одновременно указывая куда-то рукой.

Все мужчины как один обернулись и выставили оружие наготове. И действительно, там, куда показывал итальянец, горел огонек. Слабый, тусклый оранжевый огонек. Казалось, что он трепыхался на ветру, или же раскачивался из стороны в сторону. Все затаили дыхание, а Марк и Вальтер, повинуясь своим инстинктам, отошли к краю дороги и встали на одно колено прицеливаясь в сторону огонька. А рядом с первым неожиданно появился второй огонек. Он как бы отделился от первого, вышел из него и зажил своей собственной жизнью.

- Что это? — шепотом поинтересовался Шейн. Он вместе с Джузеппе так и остался стоять посреди дороги. Взгляд его был прикован к двум огонькам и он не в силах был заметить, что два его товарища уже находились по бокам улицы в боевом положении.
- Не знаю, — так же шепотом ответил Джузеппе, — ой, они начали двигаться!

Два огонька, все также покачиваясь, начали равномерно увеличиваться в размерах. Не в силах побороть оцепенение Шейн и Маркони так и следили за равномерным покачиванием огней, да за их постепенным увеличением. Но ситуация разрешилась сама собой.

- Здоровы будите! — прозвучало со стороны огней.

А уже через десять секунд можно было спокойно различить двух человек шагающих по дороге с ручными керосиновыми лампами в руках. Тот, что шел первым выглядел тучными и рослым мужчиной, одетым в некое подобие халата из мешковины перевязанным красным поясом. Концы пояса с бахромой развивались на уровне низа халата, а из него самого виднелись синие свободные брюки. Лысую голову мужчины, с большим чубом, украшали шикарные свисающие почти до подбородка усы.

Второй был заметно моложе, его голову украшала не лысина с чубом, а вполне конкретная шевелюра русых волос. Да и на лице растительности не было. Можно было со всей уверенностью предположить, что второй мужчиной с лампой был юношей. Одет он был точно так же, как и идущий первым, оружия у них заметно не было. Но напрягал не их внешний вид, а то выражение лица, с которым люди приближались, их лица не выражали ничего.

- Что он сказал? — слегка покосившись на Джузеппе спросил Шейн и ровно тут он заметил, что Марк и Вальтер куда-то испарились.
- Я, я, я не знаю! — итальянец пребывал в полной растерянности. Кто-то шел прямо на них и что-то говорил на непонятно языке.

Но люди с лампами, остановились в трех метрах от перепуганных до смерти Шейна и Джузеппе. Старший, лысый с усами и чубом, слегка поклонился и провел правой, свободной от лампы рукой от головы и до земли. Со стороны жест выглядел как нечто-то вроде приглашения или радушного приема. Что уже внушало хоть какую-то надежду.

Мужчина с усами посмотрел прям в глаза Шейну и еще раз произнес какую-то фразу, смысл которой ни Картер младший, ни Маркони понять не смогли. Но поскольку пришедшие не показывали никаких признаков агрессии, то оцепенение само собой прошло. А остальные беглецы вероятнее всего просто прикрывают их с флангов, а не сбежали восвояси. Да и с чего бы им сбегать-то?

Стараясь как-то пустить ситуацию в нужное русло, Джузеппе сделал шаг вперед, так же поклонился и жестами начал объяснять то, что они очень устали, что они хотят есть, что жутко хотят пить, да и переночевать где-то было бы совсем неплохо. Итальянцы нация, активно жестикулирующая во время разговора и видимо врожденная способность объяснять что-то, подкрепляя свою позицию жестами, помогла объяснить пришедшим, что же все-таки нужно чужакам в этой странной деревеньке.

Спустя пять минут усатый согласно мотнул головой и повернувшись вполоборота рукой показал, что можно следовать за ним. В этот момент с обеих сторон дороги к двум стоящим вышли Марк и Вальтер. До разрешения ситуации они тихо сидели в тени и держали на мушке мужчин с лампами, а попутно старались отслеживать ситуацию и по периметру. Ничего не поделаешь, на войне, как на войне и нужно держать ушки торчком, а глаза должны быть даже на затылке.

Усатый оценил пополнение прибывших, как-то коряво улыбнулся одними губами, что-то произнес и еще раз махнув рукой, развернулся и пошагал в сторону откуда он пришел. Юноша же остался стоять на месте, а после замкнул колонну пристроившись в хвост к беглецам.

- Смотри, у них керосиновые лампы, — указал Шейн на мужчин.
- Ну и что? — не понял Вальтер.
- А то, что тут нет электричества. Поэтому деревня и выглядит безжизненной. Наступил вечер и все попрятались по своим домам! — разъяснил с легкой долей ликования в голосе Шейн.
- Да, ты прав, у них действительно керосинки, — поддержал Шейна Марк, — никогда таких не видел. Чадят, дымят они не сильно, но специфический запах я улавливаю.
- Ага, как на аэродроме, когда самолеты разогревают двигатели, именно такой запах и есть, — подхватил разговор Джузеппе, — а заправляют самолеты, как известно керосином!
- Ну, не обычным конечно, а авиационным, — Марк видимо имел определенный опыт с авиацией.
- А обычный какой тогда? — решил разъяснить ситуацию Джузеппе.
- Обычный — это осветительный керосин, как раз такой какой используют в лампах. Он воняет существенно меньше, но стоит заметно дороже…
- Слушай, да ты прямо эксперт в керосинах, как я погляжу.
- Ну, не то чтобы эксперт, но стараюсь быть в тренде.
- В тренде чего? Керосинового бизнеса?

Тут все рассмеялись. Сказывалось напряжение последних дней и часов. Но похоже, что все их проблемы сейчас уже сошли на нет. Так за разговорами они дошли до нескольких крупных деревенских зданий. Первым перед ним предстал крупный дом, видимо зажиточного крестьянина или уважаемого деревенского старосты. Как и положено в местных деревнях, дом и вся территория вокруг него были огорожены плетнём. А на некотором удалении стояло нечто похожее на крупный амбар.

Именно к амбару вся процессия и двигалась. Подойдя ближе, тучный усатый мужчина откинул стальную задвижку на воротах, с трудом отодвинул одну половину ворот и указывая рукой, предложил всем войти внутрь. Непонятно почему, но все беглецы повиновались ему без единого слова. Первым вошел в амбар Марк, внутри было еще темнее, чем на улице, но уже следующему входящему усатый вручил лампу.

Внутри амбар предстал как относительно просторное помещение, часть из которого была занята каким-то сельскохозяйственным скарбом, вилами, граблями, ведрами. Вторая же часть была плотно засыпана сеном. Судя по всему, сено было прошлогодним, уже высушенным до почти белого цвета, но тем не менее пахнущего именно так, как обычный горожанин его себе и представляет. Но скота не было и совершенно непонятно для каких целей тут устроили сеновал. В амбаре присутствовал и второй этаж, в одном углу над сеном была сделана небольшая пристройка к которой вела приставная деревянная лестница.

Когда в амбар вошел последний из беглецов, усатый ладонью показал, что сейчас все будет, вышел и притворил за собой воротину.

- Ну что скажешь? — поинтересовался Марк.
- Я жутко устал, — ответил Вальтер, — но у нас нет другого выбора. Похоже, что крестьяне мирные и никакой опасности не представляют.
- Да, мне тоже так кажется, но что-то есть в них такого, что я никак не могу уловить. Что-то подозрительное, мой внутренний я не дает мне покоя. Когда мы проезжали днем эту деревню, еще тогда мне показалось, что тут что-то не так.
- Да, я того же мнения, но людям нужно отдохнуть. А утром найдем путь домой. Все же они люди мирные. Думаю, что договоримся.

Тут воротина опять скрипнула и на пороге появился усатый и еще один. Усатый держал в руках какой-то поднос, накрытый белым полотенцем с цветной вышивкой по краям. Второй был заметно крупнее усатого. Мужчина был выше старосты почти на голову и на столько же шире в плечах. Он держал в руках небольшой короб, сплетенный из древесных волокон. Одет он был точно так же, как и усатый, только ярко красное крохотное пятнышко на одном из бугорков под рубашкой выдавало то, что он был перевязан. А до этого был скорее всего ранен.

Староста поставил поднос перед беглецами и отошел, а вот рослый все так и стоял, разглядывая мужчин перед ним. Он медленно повел носом пристально смотря на каждого из беглецов, потом его взгляд остановился на Марке. Глаза сузились, ноздри начали ритмично расширяться в такт участившемуся дыханию.

У Марка от такого поистине звериного взгляда аж побежал холодный пот по позвоночнику. А усатый взглянул на здоровяка и что-то ему сказал. Здоровяк стрельнул недобрым взглядом на старосту и с силой поставил короб на землю. Резко развернулся и вышел из амбара. Следом проследовал и усатый. Выйдя, они плотно притворили ворота и судя по звуку, надежно закрыли амбар на засов.
Первым не выдержал Джузеппе, подбежал к подносу и сдернул с него полотенце. Его взору открылось несколько круглых караваев белого хлеба с красивыми завитушками. Десяток куриных яиц, пять крупных мясистых помидора, а также один крупный кабачок. В коробе же он обнаружил большую бутыль с водой и пятилитровую баклажку с молоком.

- Ого, да мы пируем! — вырвалось у Шейна, но никто ему не ответил. Все дружно накинулись на пищу. Шутка ли, уже почти два дня без еды.

*** Ночь ***

- Староста, — начал разговор здоровый детина, — ты зачем их сюда привел?
- Слушай, это не твое дело! Привел, значит привел! — огрызнулся усатый.
- Они вооружены, могут много наших отправить к праотцам! — продолжил детина, а остальные мужики вокруг одобрительно загудели и закивали головами.

Староста оглядел всех собравшихся. С виду это были обычные сельские жители в национальных одеждах, может быть немного кожа их была бледноватой в свете керосиновых ламп, но электричества на их хуторе не было отродясь. Как и самого хутора, официально просто не существовало.

- Мужики, послушайте, — начал староста, — эти люди вооружены, это совершенно точно. Причем вооружены очень хорошо. И они все равно пришли к нам. Если помните, то днем они проехали через деревню, но видимо, что-то пошло не так и им пришлось вернуться.
- Да, это так, — согласился упитанный крестьянин с копной соломенных волос и стрижкой «котелок».
- Ну так вот, — староста немного сбавил голос, — они пришли сюда не просто так. Как вы знаете, люди ночью привыкли отдыхать и спать. Они заявились сюда для ночлега, ну и перекусить немного.

И уж точно лучше было препроводить их в надежное место, а не дать им шататься по деревне и вламываться в наши дома.

- Да, это конечно так, но ты посмотри, что они со мной сделали! — прорычал рослый, задрав рубаху и представляя на всеобщее обозрение волосатую грудь в которой виднелось два свеже-заросших пулевых отверстия.
- Слушай, во-первых, это ты сам виноват, кто тебя просил к ним лезть? — возмутился староста и повысил голос.
- Ну, я, это… — рослый не нашелся что ответить, замялся и уставился в землю.
- Вот и я говорю — сам к ним полез, вот и нарвался. Видел же, что здоровые мужики, да еще и при оружии! Ну, это, во-первых, а во-вторых, во-вторых… Тьфу, да ну его к черту это, во-вторых. Сам дурень, да и все! — староста постарался скрыть свое смущение.
- Староста, ну так, а что будем с этими делать-то? Не просто же так мы их приютили! — упитанный сделал особое ударение на слове «приютили».
- Слушай, вот ты нетерпеливый какой! Нужно их брать аккуратно, без шума и пыли. Нам незачем привлекать к себе внимание. Тем более как в прошлый раз. Ты же не хочешь, чтобы сюда пришли войска? Не хочешь же? — староста явно раздражался.
- Да, но… — попытался возразить упитанный, но староста его опять оборвал.
- Никаких «но»! Ждем, когда взойдет луна, тогда и начнем действовать, а сейчас пускай они отдыхают, набираются сил! — староста ухмыльнулся, обнажив длинные и острые зубы.
- Староста, а ведь они по-нашему совсем не понимают! Наверное, иностранцы! — в пятно света вышел парнишка, встречавший беглецов вместе с усатым старостой.
- И что с того? — поинтересовался рослый.
- Ну, небось иностранцы. Американцы какие-нибудь, — пожал плечами парень.
- И ты думаешь, что они как-то или чем-то отличаются от местных? — не понимая к чему клонит парень, спросил староста.
- Ну, я не к этому. Я к тому, что может быть их будут искать. И все такое…
- Если бы их искали, то уже давно нашли бы! У нас тут не сибирская тайга, потеряться негде, сплошные дороги и деревни.
- Ну, это-то так, конечно. Я просто подумал…
- А ты думай поменьше. Отец твой тоже вон думал много, а в результате что? На кол его мужики одели. И все из-за того, что слишком добрый был. Видите ли, человеколюбием он страдал или наслаждался… — староста разошелся так, что начал брызгать слюной, а его чуб мотался по бритой голове из стороны в сторону.
- Дурак он был, да и все! — поддержал местную власть рослый.

Парнишка насупился, склонил голову и казалось вот-вот заплачет.

- Да ладно, ты. Слышь? — староста поднял голову парнишки, у того стояли в глазах слезы, — не серчай. Это я так. Любил отца твоего как брата. Но дурная голова его и сгубила. Надеюсь ты не такой дурной как он? Иди лучше собирай мужиков. Сегодня пируем!
- А если их все же схватятся? Что будет тогда? Рано или поздно придут сюда! — в разговор вмешался старый, с седыми волосами, бородой и седыми же кустистыми бровями крестьянин.
- Та неее, — попытался отойти в сторону староста, одновременно расправляя усы.
- Уж попомните мое слово, попомните еще! — старец поднял узловатый палец и указал им куда-то в сторону.
- Что там дедушка? — парень уже позабыл про свою обиду и всецело был заинтересован вступлением в разговор старика.
- Они придут за ними, будут искать. Люди с оружием. Придут. Будут стрелять, — старик начал пророчествовать.
- Отец, не мути воду! Иди, отдыхай, скушай курочку! И не мешай нам! — здоровяк подошел к старику и угрожающе над ним навис скрежеща зубами и костями кулаков.
- Попомните мое слово, — старик все еще не сдавался, но начал пятиться обратно в темноту.

***

Сыщик уже почти отчаялся найти хоть какие-то следы и готов был уже съехать в поля на своем BMW и следовать на нем по следам прямо с точки их обнаружения, как на очередной остановке ему попалось кое-что. Он нашел точно такие же следы, ведущие из полей, как он нашел полтора часа тому назад. Следы от протектора были узкие, с хорошо пропечатанными шашечками грунтозацепа. Резина явно была предназначена больше для внедорожного применения. В месте, где транспортное средство выруливало на асфальтовую дорогу, он нашел аж целые цепочки следов. Как оказалось, база средства передвижения была не такая уж и большая. Было очень похоже, что остатки туристов сбежали с места трагедии на чем-то подобном квадроциклу или мини-трактору. Это значительно облегчало поиск.

Но еще один момент привлек внимание Анзора. Чуть поодаль от того места, где беглецы выехали на дорогу общего пользования, он обнаружил небольшую лужицу масла. Сотрудник подошел поближе, наклонился, встал на одно колено, потрогал лужицу рукой, затем растер масло пальцами. Масло было черным, но достаточно жидким. Насколько Анзор мог судить по своему автомобильному опыту, это масло из картера двигателя. Трансмиссионное более вязкое и липкое, да и цвет у него обычно немного отличается. Затем он понюхал лужицу низко наклонясь к ней. Пахнет немного гарью. Точно — масло из двигателя. И тут его взгляд привлекла небольшая дорожка из едва уловимых капелек на асфальте. Около лужицы они были хорошо заметны и шли капля за каплей, но уже метрах в двадцати след пропал. Все становилось на свои места. То, что выехало на дорогу имеет проблему с двигателем, из него течет масло. Если скорость снижается капли масла на дороге могут подсказать, проезжали ли тут туристы или нет. Соответственно перед каждым перекрестком, перед каждой свороткой, уцелевшие будут давать, сами того не подозревая, подсказку Анзору.

Именно так он и решил поступить — двигаться по дороге за путеводной масляной нитью. Но уже вечерело и нужно было категорически торопиться. В темноте отыскать путь по едва различимым следам было не так-то просто. Оставляя длинные черные следы на асфальте и под умопомрачительный визг его тяжелый BMW сорвался с места и полетел по дороге. Перед каждым ответвлением на проселок, перекресток или просто разветвлением дороги, Анзор останавливался и старался отследить капельки масла на асфальте. Так он проехал несколько пересечений, пока не добрался до более-менее крупного перекрестка с указателем. Здесь пришлось потрудиться, чтобы найти масляные следы. Солнце уже село за горизонт и даже подсвечивая себе фонариком мобильного телефона, на поиск капель он потратил никак не менее пятнадцати минут. Ситуация осложнялась тем, что по дорогам региона перемещалось множество автомобилей с вытекающими на дорожное полотно техническими жидкостями. Но, с другой стороны, движение из-за антитеррористической операции нынче было очень далеким от обычного, но все равно приходилось вручную отделять старые, уже растекшиеся и проникшие в структуру асфальта капли, от совсем свежих. Тем не менее фортуна продолжала улыбаться Анзору, он опять смог найти верный путь, опять опытный сыщик, один из лучших сотрудников СБУ, смог удержаться на призрачном пути по следу.

BMW сорвалась с места и набирая бешеную скорость, продолжила свой путь. Никаких ответвлений у дороги не было, она как прямая стрела несла тяжелый автомобиль куда-то вдаль. По обочине, как и у большинства дорог, тут росли высокие стройные свечки тополей. Пришлось включить фары и незаметно для себя Анзор начал засыпать. Мелькание темных силуэтов деревьев и титаническая работа, проделанная за день, давали о себе знать. В сон клонило неимоверно. Сейчас бы выспаться и принять душ. Вернее, сначала принять душ и только потом выспаться. Хотя можно и без душа. Внезапно в глаза ударил мощный луч света на половину ослепивший водителя. Не ожидая такого хамства, Анзор потянул на себя рычаг управления поворотниками и тем самым врубил дальний свет в дополнение к ближнему.

Встречный поток света никто и не подумал ослаблять. Делать было нечего, на такой скорости водитель уже просто не видел дорогу и ориентировался по темным силуэтам деревьев. Пришлось сбавить скорость, почти остановиться. И только тут он обратил внимание на то, что встречный источник света не двигается. Он стационарный и расположен от того места где он смог остановиться в каких-то метрах тридцати или сорока. Чтобы разобраться, чьи это шутки он вышел из машины прикрывая рукой глаза и громко хлопнув дверцей.

***

- Я видел какие-то огни, — прокричал Тихоня.
- Что за огни? — встрепенулся Прохарчук.
- Там, за домами. Сама деревня не освещается, но меж домов в бинокль я заметил один или два огонька, — продолжил Тихоня.
- Потом они двинулись в сторону условного запада!
- Что за условный запад такой? — не понял командир.
- Ну, то есть налево от меня. Вроде мы как на севере, смотрим на юг. Значит там, — Тихоня махнул рукой, — должен быть запад, но я не очень уверен.
- Тьфу, ты запутал совсем, — это подошел Миклуха, он что-то упорно пережевывал.
- Э, это ты что жуешь? — поинтересовался командир.
- Да, это так, кальмары сушеные.
- А где ты их взял?
- Ну, у меня с собой были!
- Мы с утра ничего не емши, а у тебя кальмары? — если бы не темнота уже спустившаяся на землю, можно было бы увидеть, как глаза командира лезут на лоб.
- Ну, я это. Чуть перекусил. Ты спал, Тихоня был занят. Вот не мог вас оторвать от ваших занятий.
- Ладно, — затем командир обратился к Тихоне, — значит они ушли влево?
- Ага, влево. Там и сейчас заметно небольшое свечение за одним домом. Вот, взгляни, — Тихоня протянул бинокль командиру.

Прохарчук внимательно вгляделся в темноту деревеньки, повел биноклем туда-сюда. Глаза уже успели приспособиться к темноте, поэтому видел отблески он отчетливо. В деревне явно кто-то был.

- Итак, команда. Ребята, — Прохарчук набрал в грудь побольше воздуха, отчего сделал вынужденную паузу, — у нас новая задача. Приказ поступил от Квашина. Нужно по возможности взять снайперов живыми и доставить к Квашину.

Команда, ребята, молча слушали командира тем временем он продолжил:
- Ну как получится. В принципе планы наши это изменение не меняет. Только действовать нужно осторожнее. Важно, чтобы никто с нашей стороны не пострадал. Выступаем сейчас, пока доберемся они успеют уже уснуть. Вот тепленьких и возьмем.
- Скоро луна встанет, небо чистое, будет светло.
- Отлично, а то впотьмах действовать, меня как-то не очень впечатляет.
- Командир, ты что? Боишься? Боишься темноты? — изумился Миклуха.
- Ну, не то чтобы боюсь, но предпочитаю свет дня, — улыбнулся командир.
- Предлагаю добраться до деревни таким же маршрутом, как мы попали и сюда. Зайдем как раз с нужного боку. — выдвинул идею Тихоня.
- Это опять пробираться по лощине? По этим камышам зловредным? — Миклуха явно был не в восторге от подобной перспективы.
- Ну а что ты предлагаешь? Идти как эти дилетанты прямо по полю? Что бы они нас там заметили и постреляли? Там же даже спрятаться негде.
- Ладно, ты прав, — согласился Миклуха.
- Ну что? Пошли? Выдвигаемся? Все готовы? — поинтересовался командир.

***

Подобраться к деревеньке у ребят вышло как нельзя проще. Маршрут по дну небольшого оврага они уже изучили днем, даже траву успели примять как следует. А вышедшая из-за горизонта полная луна успешно освещала путь не хуже, чем днем.

У околицы группа притормозила. Из хат, расположенных с самого края хутора, не доносилось ни звука, не видно было ни малейшего огонечка. Миклуха подобрался к крайней мазанке, аккуратно заглянул в окно, но ничего такого не увидел. Единственная комната домика была полностью пустой. Ни стола, ни кровати, ни даже стула или лавки.

Разведчики отошли ко второму домику, но и там ситуация оказалась аналогичной. Создавалось полное впечатление, что Протопоповка не деревня, а просто декорация спектакля из жизни сферического украинского национального крестьянства. Не более.

- Странно все это, — приладив в очередные раз свои вихры, выдавил из себя Миклуха.
- Что странно? — поинтересовался Тихоня.
- Ну, странно, что дома есть. А мебели и людей в них нет.
- А может они тут и не живут уже, а перебрались в более удобные дома? — выдвинул идею Прохарчук.
- Может и так, — очень задумчиво произнес Миклуха.
- А они вообще за нас или за кого? — поинтересовался Тихоня.
- Кто? Местные? — переспросил командир.
- Ну да, они.
- Даже не знаю. Их и на карте-то нету. На всякий случай держите оружие на изготовку.

И разведчики двинулись вглубь деревни. Они очень осторожно пробирались вдоль плетней, почти везде шли пригнувшись к земле, и только иногда кто-то подходил к хатам и заглядывал в окна. Но во всех домах, что им попадались по пути, все было точно так же, как и в самой первой хате — никого и ничего.

- Слушай и тут пусто! — изумленно прошептал Миклуха после осмотра очередного домишки.
- Да, как будто вся деревня вымерла очень давно… — прошептал еще тише Тихоня.
- Давайте, смотрите во все глаза, не рискуем! — распорядился командир шепотом.

Пройдя еще несколько домов, преодолев несколько улиц группа наконец-то увидела легкое свечение. Разведчиков от места откуда шел свет отделала всего пара домов.

- Теперь с тройной осторожностью, медленно подходим. Вы двое идете впереди, прячьтесь. Постарайтесь понять откуда свет, ну и далее по обстановке. Я прикрываю сзади. Понятно? Оружие на изготовку. Кто его знает, что на уме у этих местных, — отдал распоряжение командир.

Тихоня выдвинулся первым. Его комплекция позволяла ему передвигаться максимально тихо, да и просачиваться он мог в самые узкие щели. В трех шагах за ним шел Миклуха. Он крутил головой по сторонам и зорко следил за тем, чтобы никто не зашел Тихоне с фланга. Ну а Прохарчук устроился за небольшой кучкой бревен и весь превратился вслух.

Двое ребят аккуратно обогнули один дом, второй, и вышли почти что на освещенную область. Они очень тихо смогли подобраться к небольшим кустикам, за которыми стояли люди с керосиновыми лампами и факелами в руках. Лампы давали ровный белый свет, а огонь от факелов прыгал и скакал, отчего тени на земле плясали и вычерчивали причудливые фигуры. Люди за кустиками о чем-то очень оживленно разговаривали, отчего факелы и лампы производили еще более фантастическую игру света и тени.

Командир из-за своего укрытия очень хорошо видел своих ребят в свете луны, да и свет от факелов тоже вносил свою лепту. С такого расстояния Прохарчук не мог слышать, о чем говорили там, за кустами. До него доносился только непонятный гул, а вот ребята, засевшие у самого края разговора, слышали все. Судя по голосам там собралось никак не меньше дюжины человек, а то может быть и больше. И они все говорили:
- Я тебе еще раз говорю, что если сюда придет армия, то нам никому не поздоровится! И даже если мы все будем в десять раз сильнее и коварнее каждого солдата — нам несдобровать. Против танка или снаряда не попрешь!
- Так я и не предлагаю идти штурмовать армию, у нас свои дела маленькие, местечковые.
- Их будут искать, Искандер все верно сегодня сказал. Придут и найдут что нужно.
- А ты, что боишься? Боишься, что придут? Ну придут и что? Что они тут найдут? Мы всегда работаем так, что ничего не остается. Ни следа, ни мокрого места даже!
- А вдруг они передали свои координаты или у них есть передатчики?
- А если нет? Я не могу упускать такой шанс!
- Ты дурак и батя был твой дурак, и дед был твой дурак и вся порода твоя была дураков!
- Слушай, ты меня не оскорбляй! Не нарывайся!
- Хлопцы! Прекратить! — это прозвучал уже более крепкий и властный голос.
- Это он начал!
- Нет, это он первый!
- Тихо я сказал! — властный голос чуть ли не перешел на крик, стараясь прекратить перебранку, — я сам слышал, что сказал Искандер. Я очень уважаю Искандера, но нам тоже нужно кушать. Я устал от курятины, да случайно забегающих собак. Уже пора подкрепиться по-настоящему, и я беру…
- Тихо, тихо, — чей-то тонкий, но пронзительный голос прервал текущего оратора, — я чую человека, он где-то тут.

Пока говорил обладатель властного голоса, еще слышалось какое-то роптание, но как только заговорил пронзительный — все моментально умолкли. Из-за кустов слышалось только протяжное сопение. Разведчики переглянулись.

- Вот они! За кустами! Хватай их! — прозвучал пронзительный крик и кусты затряслись.
- Эээ, мужики! Вы что творите! — засопротивлялись разведчики, — Мужики-и-и! Вы что!!!
- Черт! — выругался Прохарчук и покидая свое укрытие, ринулся на подмогу своим товарищам.

***

- Стой где стоишь! — прозвучал громогласный приказ, кто-то отдал его через громкоговоритель со стороны источника света.

Анзор пытался разглядеть, что же там за пеленой яркого света, мешающего ему смотреть, он пытался присесть, отойти в сторону на пару шагов, но все попытки были тщетны:
- Кто говорит? Ничего не вижу! Уберите свет в конце концов!

На той стороне немного помедлили, затем отвели луч прожектора в сторону и вверх. От освещенных крон тополей на дорогу снизошел мягкий рассеянный свет. И только тут Анзор заметил баррикаду из бетонных блоков стоящих прямо посреди дороги. Именно оттуда бил луч прожектора, а еще торчало несколько стволов автоматов.

- Не стреляйте, я иду! — ничего лучше Анзору в голову не пришло.

Он медленным шагом, на плохо гнувшихся ногах, еще бы только что чуть не влетел в бетонные блоки, а еще в него целится неизвестно кто, он начал медленно приближаться к баррикаде. Чтобы убедить неизвестных бойцов в своей полной безоружности и следовательно, не представляющего никакой опасности для них, он приподнял руки и обернулся вокруг своей оси.

- Стой здесь! Иди сюда! — прозвучало в мегафон, а затем сиплым голосом, когда Анзор подошел вплотную к первой группе блоков, — ты кто?

Как представиться? Вот, в чем вопрос. В какой части зоны АТО он находится Анзор себе даже и представит не мог. В погоне за туристами он даже и думать забыл про карты, не то чтобы отслеживать зоны влияния террористов и правительства. Если он скажет, что он из СБУ, то в случае если там, по ту сторону баррикад, террористы, то его пустят в расход прямо на месте. С другой стороны, прикинуться местным жителем так же не выйдет. Как-никак национальность, плюс за время командировки он зарос черной щетиной и был больше похож на представителя этнической преступности, чем на колхозника. Но, сохранять молчание тоже было не лучшим выходом.

- А кто спрашивает собственно? — решился на отчаянный шаг сотрудник и вышел из-за нагромождения бетонных блоков.

Из-за блока вышла фигура. Мужчина выглядел странно. На нем была какая-то непонятно серо-синяя полевая форма, высокие черные ботинки, брюки в них заправлены, под широкими «погонами» был заткнут черный берет. При этом из всех отличительных знаков был только какой-то шеврон с костями на рукаве. Длинные волосы мужчины были затянуты на затылке в тугой сальный хвост. Лицо украшала жиденькая треугольная бородка и очки с диоптриями и тонированными стеклами. Мужчина курил сигариллу, ее аромат был слышен еще метров за пять до бетона, такой пряный и одновременно терпкий, совсем непохожий на запах обычных сигарет. Перед Анзором был явно не сельский щеголь. Мужчина стоял и одной рукой помогал себе наслаждаться процессом курения, а в другой он крепко держал черный пистолет, направленный прямо в грудь сотруднику СБУ.

По полученному портрету Анзор попробовал определить, кто же перед ним. В вечерних сумерках определить модель пистолета было очень затруднительно, но это явно не армейская игрушка. Возможно «Глок» или что-то аналогичное импортное и многозарядное. «Глоки» часто используют в тирах, где могут попрактиковаться все желающие в практической стрельбе. У армии немного другая техника, скорее всего это не армия. С другой стороны, глупо было бы ожидать, что местный террорист будет стоять тут и курить дорогой табак, да еще и форма новая, импортная.
Но, размышления были грубо прерваны кем-то из-за бетонного укрытия.

- Микола, ну что с ним разговаривать, давай шлепнем его и делов! — проговорил этот кто-то с ярко выраженным акцентом на котором обычно говорят на западе Украины.
- Постойте! — почти прокричал Анзор, а его мозг после лихорадочного размышления все же выдал решение, хотя отчасти и авантюрное. — Я из СБУ! Вот мое удостоверение.

Расчет Анзора оказался как никогда точным. Только услышав про СБУ и проверив документы, волосатый, так про себя прозвал вышедшего мужчину Анзор, весь как-то высунулся, выкинул в кусты сигариллу и даже немного заулыбался:
- Ребята, так это же свой!

С той стороны баррикад послышался легкий трепет одобрения. И после пятиминутного братания Анзор уже понимал, что это отряд добровольцев, удерживают одну, конкретную деревушку и что сегодня произошло боевое столкновение с террористами на «Ниве». Точно, это был не квадроцикл, а обычная «Нива». После скоротечного боя в результате которого, по словам всех бойцов, бойко наперебой рассказывающих о своей победе, погибло никак не меньше двух десятков террористов, а из их рядов пострадало всего-то трое, причем вполне возможно и от своих же пуль, «Нива» улетела в кювет, а затем и уехала в неизвестном направлении. Тем временем полностью стемнело и никаких шансов найти туристов в темноте у Анзора не было.

Пришлось принять неизбежное и провести еще одну ночь в полевых условиях. Правда, волосатый любезно предоставил топчан, стоявший прямо тут же, за баррикадой под навесом, конечно любезно с его стороны, да и несоизмеримо лучше, чем спать в машине. Наутро Анзор планировал свериться с картой и обследовать все населенные пункты куда могла добраться «Нива» с вытекающим маслом. Но, это будет утром, а как только его голова коснулась импровизированной подушки на топчане, так он сразу же и уснул. И его совершенно не беспокоили кровососущие насекомые то и дело совершающие очередной заход на посадку, ни байки про пропавший бесследно отряд «черепов» решивший взять под контроль Протопоповку, когда обнаружили только автоматы, раскиданные по полям, ни гогот после очередного анекдота.

Но долго спать ему не пришлось. Чуть позже полуночи он услышал отдаленные автоматные очереди, собственно именно они его и подняли с топчана. И повинуясь слепому чувству долга он наспех попрощавшись с «черепами», отправился в направлении далеких выстрелов.

***

- Что там? Что там за шум? — закричал Вальтер, запихивая в себя очередной овощ.

Все подбежали к дверям амбара и прильнули глазами к небольшим щелям между досками. Разобрать что-то конкретное было нельзя. Яркий свет лампы в амбаре сводил на нет все преимущества полной луны на небосводе, да горящих факелов.

- Потушите скорее лампу! — прокричал Марк, после чего Джузеппе одним махом задул пламя.

Амбар погрузился во мрак. Теперь было видно, что на небольшом пятачке, метрах в тридцати от амбара происходит какая-то заварушка. Больше десятки мужчин разного возраста держа в руках факелы и керосиновые лампы вытягивают еще двоих из-за кустов.

- Что там? Что происходит? — тем, кому не хватило места у щелей в воротах, приходилось довольствоваться скудным потоком информации от Марка и Вальтера оккупировавших лучшие наблюдательные позиции.
- Какая-то переделка. Похоже, что местные поймали двух диверсантов. Интересно с чьей они стороны?

Тем не менее события на пятачке разворачивались с ошеломляющей стремительностью. Оттуда уже начались раздаваться душераздирающие крики изловленных диверсантов, злобное рычание, звон металла и еще множество других звуков. На площадке происходило что-то невообразимое. Вальтер и Марк прильнули к доскам и старались разглядеть как можно больше.

Часть мужчин побросала факелы на землю и перекидывала двух пойманных друг к другу. Диверсанты уже были больше похожи на тряпичные куклы, нежели на людей. Они уже не кричали, а только стонали, когда попадали в руки к очередному истязателю. В какой-то момент, наиболее рослый из них, замахнувшись огромной ручищей, со всего размаху наотмашь ударил по голове одному из диверсантов. От такого мощного удара его голова отделилась от тела и описав небольшую дугу, упала за кусты. В тот же момент другой истязатель пробил рукой грудную клетку оставшемуся диверсанту и вытащил что-то наружу. Сами мужчины лишь только издали одобрительный рык и склонились над бездыханными телами.

- Ребята, мне кажется, что нам нужно отсюда уходить и чем быстрее, тем лучше! — Вальтер начал трясти ворота и пробовать убрать наружный засов при помощи лезвия ножа.

Казалось, что действие у площадки затихло, но тишина тут же была нарушена человеческим криком полным отчаянья и злобы. Кричал кто-то новый и на небольшом отдалении. Тотчас крик был заглушен могучим многоголосым ревом. А в ответ начал стрекотать короткими очередями автомат.

- Быстрее! — Марк навалился на воротины и внешний засов поддался.

Ворота распахнулись и теперь уже ничего не мешало беглецам наблюдать развернувшуюся перед ними картину. Перед иностранцами развернулось поистине омерзительное зрелище — два трупа уже лежали на земле наполовину разорванные, часть внутренностей лежала тут же, прямо в пыли. Часть мужчин, о нет, это были не мужчины, а какие-то существа с длинными руками, могучими пальцами с ужасными когтями, острыми ушами и стоящим загривком. А их лица были обезображены огромными ртами набитыми плотными рядами острых и тонких зубов. Все существа рычали и постепенно отпрыгивали в стороны. Из темноты кто-то вел по ним сдерживающий огонь из автомата, отчего существа пригибались к земле, прятались в канаве и всячески негодовали по этому поводу.

Стрелявший на время прекратил обстрел. У него либо вышли полностью патроны, либо он просто перезаряжался. Повинуясь каким-то неведомым инстинктам, Марк и Вальтер, не проронив ни слова, выбежали из ворот амбара и спрятавшись за близлежащими укрытиями, открыли прикрывающий огонь по существам. Последние, видимо почуяв, что силы не равны, разбежались в темноте как тараканы на кухне, когда внезапно включается верхний свет.

Джузеппе и Шейн стояли в проеме и не знали, что делать. То ли стрелять, то ли прятаться. Они находились в состоянии легкого шока. В жизни они конечно повидали много, но такое в первый раз. Может быть у местных аборигенов подобный вид гостеприимства считается за норму, но в их странах оно уж точно не принято.

Стрелок доселе остававшийся в темноте, вовремя сориентировался в ситуации и со всех ног побежал к амбару. В темноте, сквозь рычание недовольных тварей, четко доносился звук побрякивающего металла на бегущем человеке. Еще десять секунд и в проем ворот вбежал, нет, ввалился запыхавшийся молодой человек с автоматом Калашникова. Он задел за порожек ворот и растянулся на полу во весь свой рост.

- Что это было, Марк? — поинтересовался Вальтер.
- Не знаю, но кажется они не переносят свинец. Смотри, там остался один из них, — ответил Вальтер, — пойду посмотрю, что это. Прикрывай.

И действительно среди искореженных тел лежало еще одно тело, но крупнее и с шерстяным загривком.

- Шейн, подойди пожалуйста со своей оптикой сюда, — попросил Марк.

Шейн повиновался и уже через несколько секунд встал снаружи амбара и смотрел в свой компьютеризированный оптический прицел. Он водил ружьем из стороны в сторону, стараясь засечь странных существ, перемещающихся в темноте. Режим ночного видения работал хорошо, но мешала сильная засветка от лежащих на земле факелов. Шейн отошел немного в сторону, стараясь выбрать наилучшую позицию и тут же произвел два выстрела куда-то в темноту. Из темноты донесся визг, который прекратился так же внезапно, как и возник.

Тем временем под прикрытием Марка и Шейна, Вальтер добрался до освещенной факелами площадки. Почти всю ее покрывала алая кровь. Факелы, лежащие на земле, частично запекли ее вокруг себя отчего в воздухе стоял специфический и неприятный запах. Наскоро осмотрев раскуроченных людей, Вальтер не заметил ничего стоящего, а вот существо привлекло его внимание. С виду это был человек. Но только с виду, ведь если приглядеться, то у этого «человека» были слишком длинные руки, по спине росла настоящая шерстяная холка, на руках и ногах зияли огромные когти. Вальтер перевернул убитое чудище и на него в упор уставились два глаза с вертикальными зрачками и ужасный, нечеловеческий рот, широкий и с частоколом тонких заостренных зубов. Из приоткрытой пасти вывалился длинный темный язык. Вальтера аж передернуло.

- Они везде, они наступают! — прокричал Шейн и открыл огонь.
- Вальтер, назад! — прокричал Марк.

Но было уже слишком поздно. Три существа одновременно прыгнули на Вальтера, застрекотал его автомат. Шейн начал беспорядочную стрельбу из своей винтовки, потом она прекратилась. Он замешкался с перезарядкой. И тут Марк заметил, как из темноты на него в полный рост идут пять существ. Они шли полукольцом и совершенно беззвучно. Марк попятился:
- Все в амбар, Шейн, в амбар бегом!

Пятясь и отстреливаясь, Марк заметил, что Шейна уже нет на своем места, а там копошатся двое существ. Но спасительный амбар уже рядом, и при помощи Джузеппе он смог захлопнуть ворота и запереть их изнутри черенком от лопаты.

- Что с Вальтером? Где Шейн? — Маркони был явно возбужден таким поворотом событий.
- Похоже, что их больше нет с нами!
- О ужас! Что это вообще за существа? Что происходит? — итальянец был почти не в себе.
- А это лучше узнать у нашего гостя! — Марк повернулся ко все еще лежащему на земле Прохарчуку, перевернул его на спину.

Прохарчук от сильного удара о землю отключился, так и пролежал без сознания весь скоротечный бой. Он был без сознания и сейчас, только лицо успела залить кровь из разбитого носа.

- Следи за ним и не спускай с него взгляда, я пока проверю наше убежище, — Марк зажег лампу и принялся изучать устройство амбара.

Он обошел его по периметру. Амбар был сделан добротно. Из толстой доски, без особых щелей, да и основные несущие конструкции были выполнены из отличного дерева, правда уже успевшего рассохнуться от старости, но вполне еще надежно выполняющего свои функции. Окон не было. В одном из углов он обнаружил под слоем брезента старый мотоцикл с коляской.

Затем настала очередь второго этажа. Легко взобравшись по лестнице Марк очутился на небольшой внутренней пристройке. Которая в целом использовалась как некое хранилище старых вещей. Но ничего путного тут не было. Только какая-то аграрная рухлядь. Но на втором этаже было небольшое окошечко. Оно не было застеклено и выходило в сторону от главного входа в амбар. Марк погасил лампу, чтобы видеть, что происходит на улице.

А происходило там не самое приятное. Существ было уже множество. Несколько десятков. Они бродили вокруг амбара, кто-то терзал тела убитых людей. От увиденного ему стало не по себе. Если ничего не предпринять, то скоро они будут ужинать и им самим. Нужно действовать!

Марк спустился на первый этаж и постарался привести в чувства Прохарчука. Он шлепнул ему пару раз рукой по щекам, затем плеснул остатками воды ему на лицо. Похоже, что вода подействовала. Командир закашлялся, отрыл глаза и согнувшись сел.

- Ты кто такой? Что здесь происходит? Отвечай! — Марк еще несколько раз шлепнул Прохарчука по щекам, но ответа не последовало.

Командир только таращился то на Марка, то на Джузеппе. Но молчал и ничего не говорил. Боец прибывал в полном ступоре.

- Покорми его, я постараюсь нас отсюда вытащить.

Марк расчехлил мотоцикл, выкатил его к воротам. Проверил наличие топлива, и приступил к оживлению агрегата. Принимать бой с таким количеством врагов было бессмысленно. Да и в амбаре сидеть вечно не получится. Рано или поздно существа доберутся до них. И хоть перед смертью он заберет с собой не менее десятка тварей, погибать все равно не хотелось.

***

На великое счастье попавших в западню в Протопоповке, в мотоцикле было не только топливо, но и сам он содержался во вполне исправном состоянии. Вот только запылился, да и наверно его не использовали уже несколько лет. Необходимо было только подкачать топлива, да завестись. Но прежде предстояло как следует разместиться на машине.

Прохарчук уже полностью пришел в себя и осознал, что сейчас лучше сотрудничать, иначе погибнет и он тоже. Поэтому он молчал и старательно улыбался Марку и Маркони. Со стороны может быть такие улыбки и были бы неуместными, но в отсутствии знания языка ничего лучше придумать было нельзя. Командир еще надеялся, что в самый удобный момент он повяжет врагов. Ну или просто пустит в расход. А сейчас нужно было сотрудничать и выглядеть максимально миролюбиво.

- Ты доверяешь этому? — Джузеппе махнул головой в сторону Прохарчука.
- А что делать? Нас осталось двое. Вдвоем мы не сможем отсюда выбраться. В крайнем случае пустим его в качестве отвлекающего маневра. Пусть эти твари отвлекутся.
- Марк, ну это же мерзко!
- Захочешь жить, и не на такое пойдешь. Слушай план. Сажай этого в коляску, проверь его автомат, чтобы был заряжен. Становись у ворот, как только я заведу двигатель, убирай эту палку и бегом садись за мной. Надеюсь, прорвемся.

Прохарчуку долго объяснять было не нужно, он забрался в коляску и уселся поудобнее с автоматом на изготовку. Маркони отошел к воротам и уже встал на изготовку, держа руки на черенке.
Но тут откуда-то сверху прозвучал очень знакомый, но в то же время очень чужой голос:
- А про меня, что уже забыли?

Марк среагировал моментально, встав на колено, он направил свой автомат туда откуда прозвучал голос и включил фонарь подсветки. На втором этаже стояла фигура. Фонаря хватало только для того, чтобы осветить нижнюю часть, но было видно, что это ноги Вальтера. Да и говорил он на английском.

- Вальтер? Да ты это как? Ты же, тебя же, те трое… — Марк был изумлен, но что-то подсказывало ему, что расслабляться рано.
- А вот так! — ответила фигура и спрыгнула на землю почти с трехметровой высоты.

Теперь света было достаточно. Перед ними стоял Вальтер. Вернее, то, что когда-то было им. Одежда, даже все обмундирование было его. И шрам на лице и шее остался. Но глаза. Глаза были не Вальтера и даже не человека. Вертикальные зрачки говорили о многом.

- Что, вы решили покинуть эту гостеприимную деревушку? Ну зачем же! — существо постепенно обходило мотоцикл, пытаясь встать на одну линию с Марком и подойти к нему как можно ближе.
- Джузеппе, давай! — неожиданно прокричал Марк, нажал на спусковой курок и разрядил половину рожка прямо в грудь существа. А затем ногой несколько раз нажал на стартер мотоцикла.

Двигатель взревел, Джузеппе выдернул черенок и бегом запрыгнул на заднее сидение мотоцикла. Марк рванул с места выбил передним колесом воротину и понесся со все увеличивающейся скоростью по улице. Но на машине осталось только двое. Прохарчук и сам Марк. Крепкие когти кого-то из существ впились в нежное итальянское мужское тело и с легкостью сдернули его с заднего сидения. А дальше остальные уже закончили дело.

Существа явно не ожидали такого развития событий и побросав обгладывание тел, кинулись в погоню. Свет единственного фонаря выхватывал их длинные тела из темноты и Прохарчук всаживал в них по три пули. Вскоре и второй рожок был пуст, а существа все прибывали и прибывали. Но тягаться со скоростью техники они не могли несмотря на всю свою ловкость и прыть. Машина, издавая жуткие звуки, вынесла людей почти на самый край деревни. Тут от бешеной тряски у мотоцикла заклинило переднее колесо и провернувшись через него мотоцикл, вместе со своими ездоками, описал небольшую дугу по воздуху. Пролетев не меньше метров пяти, люди с силой грохнулись о землю, а мотоцикл упал рядом с ними, проехался по грунту около метра и застыл колесами вверх. Но его единственная фара продолжала гореть и слепила своими лучами Прохарчука.

Едва очухавшись Марк моментально сиганул в сторону близлежащего строения, небольшого сарайчика и притаился там. А Прохарчук отодвинулся в другую сторону и занял позицию около крупного камня. Вдалеке уже виднелись прыгающие тени нагоняющих их существ. Грянул первый выстрел, затем второй. Люди старались не подпускать их очень близко. Поэтому одиночными держали существ на расстоянии. Прохарчук не видел Марка, в один момент ему даже показалось, что на того кто-то напал, послышалась длинная очередь, ругательства по-английски, но потом все пошло опять своим чередом. Марк отстреливал нападающих на дальних подступах.

Патроны постепенно кончались, а существа все прибывали и прибывали. В таком темпе люди смогли бы держать оборону еще минут пятнадцать, от силы двадцать. А потом пришлось бы сдаваться, подняв лапки кверху. Но навряд ли это помогло бы.

Вдруг Прохарчук услышал, что автомат Марка перестал выдавать раскаленный свинец. Что-то у него случилось. В темноте за лежащим мотоциклом ничего видно не было, только доносились звуки борьбы, закончившиеся нечеловеческим воплем, а потом стрельба возобновилась с новой силой. Видимо Марк сумел отбиться от незаметно подкравшейся твари. Прохарчуку и самому стоило держать ушки на макушке и контролировать подступы с тыла.

***

Отчаянье уже почти завладело разумом Прохарчука. Положение становилось безнадежным. Существ было слишком много, а патронов слишком мало. Однако, спасение пришло внезапно и совершенно не оттуда откуда можно было бы ожидать. Когда казалось, что надежды на спасение уже никакой не остается, до слуха Прохарчука донесся отдаленный рокот, который постепенно нарастал. Вскоре появился и источник рокота, заливавший всю дорогу ярким светом ксеноновых фар. На дороге показался автомобиль. Разобрать марку и модель против слепящих фар было невозможно, но фары высветили сразу всю панораму боя.

Прохарчук уже отчетливо видел Марка и лежащих рядом с ним двух бездыханных существ. А также орды выстроившихся в ряд и готовых к нападению существ на границе светового пятна от автомобиля. Машина, взвизгнув тормозами и прошуршав широкими шинами по грунтовой поверхности деревенской дороги, остановилась, открылась дверца и водитель крикнул со слегка кавказским акцентом:

- В машину быстро!

Заставлять себя ждать Прохарчук не стал, он стремглав подбежал к автомобилю, теперь он уже видел, что это немецкий BMW, открыл заднюю дверь и ввалившись в салон, с силой захлопнул и заблокировал дверцу. Удивительно, но не знавший языка Марк последовал примеру разведчика и взгромоздился на переднее сидение яростно закричал водителю:

- Go, go, go!

Двигатель взревел и тяжелая машина сдвинулась с места. Разогнаться на пыльной дороге водитель не мог, широкие шины шлифовали землю, поднимали тучи пыли, скорость росла черепашьими темпами. А существа тем временем прибывали и окружали двигающий автомобиль плотным кольцом.

Прохарчук приоткрыв окно, начал разряжать магазин своего автомата на всё наступающие орды. Сделав две короткие очереди, автомат утих.

- Вот зараза! Патроны кончились! — в сердцах воскликнул Прохарчук.
- Откинь спинку заднего сидения, там в багажнике полно оружия, живо! — подсказал водитель.

Прохарчук начал поиски защелки, помогающей откинуть спинку сидения. Он понятия не имел где в таких машинах они должны располагаться. Вершиной его автомобильного знания была «Таврия», которую он с братом купил с рук несколько лет назад. Но там сидения никоим образом не откидывались. Тут умолк автомат Марка, так же открывшего окно и отстреливающего тварей.

- Давай быстрей, что у вас тут происходит вообще? — водитель явно нервничал. Да и как не занервничаешь, если такое творится не в фильме, а наяву.

Наконец спинка поддалась и открылся доступ в багажник. В нем было темно, но сунув руку, Прохарчук нащупал ствол автомата. Он рванул его на себя и вытащил новенький «Калашников» с пристегнутым магазином. Тут на крышу что-то глухо опустилось. Автомобиль присел, амортизируя дополнительный вес. Марк выхватил нож и начал пробивать крышу автомобиля стараясь попасть в ногу твари что на нее запрыгнула.

В этот момент на капот прыгнуло еще одно существо и со всего размаху пробило правой лапой лобовое стекло вцепившись в куртку водителя. Водитель страшно заверещал, начал отбиваться руками, вилять по дороге, а Марк всадил в страшную лапищу нож так, что он прошил ее насквозь. Существо отпрянуло и выпустило из своих цепких лап Анзора. Прохарчук наконец-то совладал с автоматом и выпустил долгую очередь прямо сквозь лобовое стекло.

Автомобиль продолжал вилять по дороге, отчего верхний наездник видимо слетел с крыши, поскольку там никакого движения и шума больше не было слышно. Однако водитель завалился набок и уже не подавал признаков жизни. Вся его грудная клетка была разворочена, а липкой кровью был залит не только руль, но и вся передняя панель. Марк держался за руль левой рукой, нога мертвого водителя все еще давила на газ, а правой давал короткие очереди из автомата, переданного Прохарчуком.

Владелец BMW оказался на редкость запасливым хозяином. В багажнике обнаружилось несколько автоматов, около двух десятков снаряженных рожков, коробка противопехотных гранат. Все это добро помогало в активном противодействии, в борьбе с настоящими полчищами существ. Гранаты летели в открытые окна, автоматы не переставали стрекотать ни на секунду. Весь салон автомобиля наполнился пороховыми газами, глаза щипало, а в горле першило. Так за боем они не заметили, как автомобиль выехал из деревни и оказался на проселочной дороге в чистом поле. Да и существа отстали, они не хотели покидать своей деревни, своего убежища. В свете задних фонарей было видно, как они стояли на границе и злобно кричали, поднимая вверх свои длинные руки.

- Вырвались! — переведя дух и утерев чью-то кровь с лица, сказал Прохарчук оглядываясь назад, на эту адскую деревушку, в которой он потерял своих боевых товарищей, да чуть и сам не сгинул.

Из-за кутерьмы событий он уже и думать забыл про приказ Квашина. Этот незнакомец, с которым он вынужден был пробираться к спасению, стал его боевым товарищем, братом по крови. И теперь-то он никак не может его арестовать или просто убить.

Преследования никакого за ними не было. Существа остались в деревне. А BMW продолжал неспешно колесить по проселку приближаясь к лесу, возникшему на горизонте. Вот уже в окне мелькнула покинутая красная «Нива», вот начался лес, по которому петляла дорога, пока наконец автомобиль не встал. Что случилось было совершенно непонятно, да и разбираться как-то не хотелось. Марк и Прохарчук вывалились из салона, отползли немного в лес под прикрытие разлапистых деревьев и прислонившись к одному из них спинами замерли.

- Марк, — протянул руку Марк.
- Прохарчук. Ой, Алексей, я. Алексей, — Прохарчук пожал протянутую руку и улыбнулся.

Марк улыбнулся в ответ.

*** Утро ***

Слишком обессиленные и прошедшие через настоящий кошмар, Марк и Алексей Прохарчук, сидели облокотившись на ствол дерева. Сидели долго, прошло несколько часов и на востоке уже начало подниматься солнце. Лес постепенно наполнялся красками жизни. Защебетали птички, зажужжали насекомые.

- Ну ты как? — спросил Прохарчук своего новоприобретенного боевого брата.

Все это время, пока они лежали так, у дерева, в нем боролись два начала. Одно никак не могло оспорить приказ командира Квашина, второе отчаянно ему сопротивлялось, ведь брата не предают и не подставляют, хотя, с другой стороны, ведь никто и не узнает. Но перед глазами все время проплывали картинки расстрелянных машин, убитого Михалыча. Собрав волю в кулак Прохарчук все же пришел к решению, что он не будет ни брать в плен, ни убивать врага-снайпера. И отпустит его на все четыре стороны.

На вопрос Марк не ответил, он только приподнял левую руку и соединил большой и указательный пальцы изобразив знаменитое американское «Оkay». Прохарчук встал, это оказалось сделать не так уж и легко. Мышцы ныли и гудели. Он прошелся по подлеску, размял ноги. Потом взглянул на Марка, тот был весь в крови. И непонятно было, чья она, его или может быть существ.

- Слушай, ты знаешь… — Алексей запнулся, — а ведь меня послали убить тебя. Сначала послали уничтожить, а потом просто доставить к ополченцам. Но ты не думай, я ничего этого не буду делать. Согласен? Ну все, мир! Мир, дружба, жвачка!

Алексей поднял правую руку со сжатым кулаком, согнутую в локте, и улыбнулся. Марк одобрительно хмыкнул в ответ.

- Бабу́шка! — вот и все, что смог ответить Марк с ударением на средний слог. Языковой барьер между братьями по оружию все еще оставался. И поделать с этим ничего было нельзя.

Алексей ходил по лесу, вдыхал полной грудью влажный лесной воздух, преисполненный ароматами растений, прошлогодней травы, грибов, цветов и листьев. Он наслаждался жизнью, он был искренне рад тому, что живет. На задворках сознания у него горела мысль про Тихоню, про Миклуху, но сейчас он думал только о том, что он живой и это просто замечательно. В голове играла музыка, лесные птички только аккомпанировали ей. Жить было хорошо.

Но вдруг лесную идиллию разорвала автоматная очередь. Прохарчук обернулся на звук и увидел стоящего Марка с автоматом, направленным прямо на него. Из дула поднимался сизый дымок. Алексей взглянул на себя, на грудь и увидел расползающиеся красно-бурые пятна крови. Никакой боли он не чувствовал. Только небывалая слабость постепенно одолевала его, ноги становились мягкими и непослушными. Тело само собой обмякло и осело на землю.

Марк подошел, присел на корточки над Прохарчуком, потрогал пальцем свежую рану, засунул окровавленный палец к себе в рот, зажмурился. Открыл глаза и взглянул на окровавленного разведчика глазами с вертикальными зрачками.

- Я еду домой, — произнес по-английски Марк, развернулся и пошел по лесу на север, таща в одной руке автомат.

Силы покидали Прохарчука, дышать становилось трудно, тело не слушалось, голову постепенно заполнял туман небытия. Последнее, что видел Алексей, был уходящий Марк с разодранной до мяса спиной.

*** Послесловие ***

В современном мире, где все управляется четвертой властью, войны и вооруженные конфликты стали лишь ареной для отработки технологий манипулирования массовым сознанием. Люди верят в то, что сообщает им пресса, какой бы невероятной ни была бы информация. А прессой управляют власти. Ведь именно через средства массовой информации, при «демократии», власть управляет своим народом. А порой это управление заходит в такие причудливые дебри, что на свет появляются настоящие зомби, готовые положить на алтарь власти или вдолбленной им в голову идеи, собственные жизни, жизни своих детей, друзей, знакомых и близких. И если взглянуть со стороны, то «зомби» действуют вразрез с обычной житейской логикой, хотя в иллюзорном мире самих «зомби» все в порядке, они герои и действуют за правое дело. Поэтому события, произошедшие с «туристами», могли быть вполне и реальной историей, только произошедшей немного в альтернативной реальности, выдуманной журналистами, выполняющими свой «долг перед родиной». Хотя кто знает, в какой из реальностей живем и мы с тобой, читатель.



Добавить комментарий