История Натальи Веревочкиной невероятная, но возможная

История Натальи Веревочкиной невероятная но возможнаяГлава 1

- Дедуль, ты у меня прямо такой хороший-хороший! – Ната обняла старика за морщинистую шею уткнувшись лицом в седую неорганизованную бороду.

- Ой, Ната, да ты что! – старик покачнулся и отшатнулся под бурным напором внучки. – Завалишь меня так! Осади! Осади говорю!

Непокорная внучка еще некоторое время потискала деда за бороду, как будто это вовсе и не дедова борода, а теплый и пушистый животик плюшевого кота. Вдоволь наигравшись с растительностью на лице своего пращура, девятнадцатилетний подросток, студентка дизайнерского колледжа с разбегу плюхнулась на тахту. Она немного поерзала на месте и основательно смяла цветастый плед верблюжьей шерсти. Дед привез его еще с Союза и ни в какую не желал с ним расставаться. Прекратив вертеться, Ната раскинула длинные руки по спинке тахты из мягких валиков, закинула ногу за ногу и уставилась на деда, нервно выписывая в воздухе правой туфлёй окружности.

- Ну, чего уставилась, егоза? – спросил дед, аккуратно присев на краешек стола. Привычкой усаживаться на стол или подоконник, оставляя одну ногу твердо стоять на полу, дед овладел еще в первые годы после эмиграции. По его мнению, так он не будет выделяться перед местными.

Ната не ответила, а только поправила оборки на коротенькой юбочке, прекратила вращать ступней и еще пуще вперилась взглядом в деда.

- Да ладно, говори уже! Почему глаза у тебя такие масляные? Влюбилась? – дед прищурился, наклонил голову и плотно сжал губы словно показывая, что не промолвит ни слова более.

Ната помедлила, опустила глаза, еще раз тщательно оправила все складочки, а затем резко вскочила и слегка подпрыгнула: «Дедушка! Я познакомилась с замечательным парнем! Ты прав как всегда!»

- Тише, тише, пол проломишь мне, – поспешил успокоить дедушка внучку глядя на прогибающиеся под весом молодого и здорового тела доски, – так мне и придется жить в одном пространстве с миссис Хаарп. А она тетка превредная!

- Дедуля! – Ната не только не обратила никакого внимания на брюзжание хозяина квартиры, но и закрутилась волчком. – Неделю тому назад я встретила его! В кафе в соседнем квартале от колледжа! Мы туда постоянно ходим с девчатами попить кофейку, да съесть круассан. А тут я пошла одна, Джоли и Марго должны были подойти попозже. А там он! Высокий, атлетически сложенный, русые волосы. А какая у него осанка! Сразу угадывается аристократ!

- Да кто он-то? – не выдержал дед, и схватив Нату за руку, усадил ее обратно в скомканное покрывало на тахту.

- Боб! – Ната постепенно начала возвращаться в чувства. – Он так на меня взглянул, что я поперхнулась кофе, а он подошел и помог мне.

- Что? Постучал по спине? – недоверчиво осведомился хозяин квартиры.

- Да нет же! – Ната опять взвилась с тахты. – Подошел сзади, обнял меня своими руками за живот и с силой надавил. Из меня все застрявшее и вылилось. Вот так мы и познакомились.

Выпустив на волю пар своих эмоций, она расположилась на тахте словно прилежная школьница и продолжила свой рассказ: «Потом мы еще несколько раз встречались в том же кафе. Он учится в частной школе где-то там неподалеку. А вчера он пригласил меня в Ротари клуб! У него там родственники или что-то такое. Там, наверное, так классно!»

- А ты отцу говорила?

- Нет еще, ты первый!

- И чё же он занимается, помимо того, что учится в частной школе и посещает, эти самые, клубы? – устав сидеть на краешке стола, старик пересел на кухонный стул и откинулся на спинке, раскачиваясь на двух ножках. – Чем живет-то?

- Ну, – Ната задумалась, приподняла глаза в сторону и потолку, явно задумалась, – я не думаю, что он чем-то таким занимается. Ну, в смысле, работает. Похоже, что у него обеспеченные родители и они подкидывают ему регулярно немного деньжат. А так он борец за природу!

- «Гринпис» что ли? – дед качнулся на стуле немного активнее и ему пришлось ухватиться за скатерть дабы сохранить баланс. – Слыхал про таких. Говорят, что они отрабатывают заказы конкурентов: блокируют работу заводов, громят склады и топят морские платформы.

- Да не деда, у Боба не «Гринпис». Он хочет создать свою организацию, которая действительно будет бороться за натуральную чистоту природы, за чистый воздух, за воду, животных, птиц, рыб, пингвинов, – Ната увлеклась перечислениями, пока не смогла продолжить ряд. – У них даже было несколько акций недавно.

- Да? И что же они делали?

- Я пока точно не знаю, но он готовится выступить против надвигающейся технологической сингулярности! И ищет соратников!

- А это что за чудище такое? – дед еще раз качнулся свыше допустимой амплитуды, но скатерть вновь спасла его, только стеклянные баночки с солью и перцем слегка звякнули друг об друга, будучи сдвинутыми со своего места.

- Ну как тебе сказать? – внучка призадумалась и начала объяснять сложное понятие, тщательно подбирая слова. – Ты заметил, что техника вокруг постоянно обновляется. Вот я, например, меняю свой телефон каждые три месяца, поскольку выходит новая модель с лучшими характеристиками. А отец на новой машине каждые полтора года. И чем дальше, тем время использования технических продуктов сокращается. Новинки разрабатываются все быстрее, а стоят они все дороже. Скоро докатимся до того, когда будем выкидывать свой телефон и покупать новый, как только у него сядет батарея, а новый автомобиль будем получать каждый раз, сразу же как у старого заполнится пепельница. И стоить они будут сущие центы!

- Ну так это же вроде и неплохо, – дед призадумался, – тогда, может быть, куплю новый телевизор с эффектом присутствия.

- Ну как же ты не понимаешь! – Ната взвилась со своего места и начала расхаживать взад и вперед по студии деда. – Нет, ну как же ты этого не понимаешь? Ведь на все это изобилие тратятся ресурсы планеты. Чем больше мы потребляем, тем больше страдает наша планета и будущие поколения! Настанет момент, когда на Земле невозможно будет дышать без маски.

- Да-да, – поддакнул дед, качнулся и, не удержав баланс, растянулся по полу, накрывшись стянутой со стола скатертью.

- А кто от этого получает прибыль? – не обращая никакого внимания на падение и со стальным блеском в глазах продолжила пламенную речь Ната. – Да все те же транснациональные корпорации! А правительство и государство им потакает! Вот против них Боб и выступает!

- Да, – протянул, кряхтя и вставая с пола дед, – помнится я тоже раньше выступал против власти! Как сейчас помню. Урвала мамаша Витька где-то с десяток пузырьков стеклянных с тушью, а мы-то их и утянули! А тушь дефицитная была, чертежники за ней гонялись как за очень ценной вещью. Если сами найти не могли, то стряпали ее из изношенных грузовых покрышек. Но мы не продали ее страдальцам-инженерам, а употребили на благородное дело. Тем же вечером пошли и закидали ими местный исполком. Хорошо постарались!

- Что такое этот твой исполком? – недоверчиво спросила уже успевшая остыть от революционного задора Ната.

- Ну здание это, здание исполнительной власти, местной, – неожиданный вопрос сбил настрой, но дед моментально настроился на прежний лад. – Так их закидали, что фасад не парадный, а весь в черных оспинах такой! А тут глядь, бежит к нам постовой и свистит. Мы с Витьком, отошел он в прошлом году, царствие ему, наутек. А он за нами! И все хорошо обернулось, если бы не дворник. Подставил он подножку Витьку и взяли его.

- И что же?

- Ну как что? Матери его выговор на работе, друга моего заставили все кляксы оттирать. Да куда там! Тушь морозом прихватило, она как бетон стала. А начали кипятком поливать, так отошла еще и штукатурка. Но меня, Веревочкина, он так и не сдал! Молодец парень, да и мужик он был отличный. Вот сюда помог перебраться, его ж выслали, как борца с советской властью. Так что ты, внученька, носишь фамилию с давними корнями противоборства с властью! Уважай ее. – Дед набрал побольше воздуха в грудь. – А еще…

Глава 2

Пластиковая трубочка совершает оборот за оборотом, прочерчивая зыбкие дорожки в кофейной пенке внутри бумажного стаканчика. Ната сидела в кафе и откровенной скучала. Ее подружки уже убежали, а Боб почему-то задерживался. Девушка задумчиво взглянула на часы и небрежным движением руки заказала еще порцию кофе.

Именно в этот момент ее окатило влажным и шумным воздухом Манхеттена из открывшейся двери. Девушка резко развернулась на крутящемся стуле и в лучах полуденного солнца увидела его. Боб стоял в дверном проеме и, привыкая к полумраку кафе, старался взглядом найти Нату. За спиной у него стоял еще кто-то. Ната не выдержала, спрыгнула со стула и застыла в радостном ожидании долгожданной встречи. Прыжка оказалось достаточно, чтобы ее заметили. Боб мотнул головой, увлекая своего спутника в указанном направлении.

- Боб, привет! – воскликнула она и помахала ему рукой на уровни талии.

- Натали, добрый день! – Боб улыбнулся и добавил уже своему спутнику, - знакомься, Ната.

- Ник, – протянул руку незнакомец.

- Ната, – совершив ритуальное рукопожатие, ответила девушка.

Когда все уселись по стульям вокруг крошечного кофейного столика, официантка наконец-то принесла свежую порцию кофе, а Ната смогла получше рассмотреть спутника Боба. Хотя особо рассматривать-то было нечего. Так, обычный парень, каких миллионы на улицах любого крупного города. Темные волосы, непонятная стрижка, небритый подбородок, а на вид лет двадцать пять или около того. Зато как Ник контрастировал с Бобом, с его роскошными русыми волосами, аккуратно зачесанными назад, с его ровной и загорелой кожей, без единого прыщика или волоска щетины. Ну а глаза. В них Бобу она боялась и взглянуть, чтобы не потерять самообладание.

- Натали, - начал Боб, - помнишь, что я тебе говорил, что я борец за природу, против ее варварского и интенсивного уничтожения?

- Да-да, конечно!

- Тогда ты, наверное, помнишь, что основной нынешней угрозой всем нам выступает все подбирающаяся к нам технологическая сингулярность?

- Помню-помню, – Ната закивала головой.

- Ты с нами? Ты хочешь защитить мир? Ты желаешь спасти нашу экосистему? Ты поможешь мне? – Боб придвинулся плотнее и Ната почувствовала тончайший аромат его одеколона. Дорогого одеколона, от запаха которого вдруг стало как-то совсем легко-легко, а в голову начали лезть какие-то непонятные мысли о младенцах в кружевных чепчиках, больших автомобилях и морском круизе по Карибам в каюте первого класса.

- Очень хочу! И готова участвовать!

- Тогда смотри и сохраняй втайне, – голос Боба понизился до уровня заговорщика, – на следующей неделе компания Google, в своем кампусе в Калифорнии, проводит грандиозную конференцию по искусственному интеллекту. А что сильнее всего приближает нас к технологической сингулярности и гибели планеты под ворохом промышленных отходов? Искусственный интеллект, только дай ему волю, сразу же постарается стать доминионом на Земле. Операцию будем проводить там.

- Ой, а как мы туда попадем? Если признаться, то я за пределы Нью-Йорка, Джерси и не выбиралась почти никогда. – Ната сконфузилась, с одной стороны, боясь показаться невеждой, с другой, опасаясь, что ее воспримут, как некий современный аналог синего чулка или просто зубрилы. – Ну, еще на Лонг-Айленд с родителями летом часто выбираюсь, а так не бывала в калифорнии.

- Как и все. На самолете, – Боб кинул взгляд на девушку и, заметив ее смущение, улыбнулся, – да ты не опасайся, все будет хорошо! Вылет послезавтра. Миллионы американцев регулярно летают между Нью-Йорком и Сан-Франциско и все в порядке. Билеты я вам уже купил. У тебя как со временем?

- Да вроде ничего, учеба уже закончилась, а летние семинары… Ну, их можно переносить, а некоторые даже и прогуливать. Девочки, в случае чего, прикроют. – ответила Ната, но очень неуверенно. Что-то в речи Боба ее насторожила, но вот что, она пока не очень понимала.

- Ну и отлично, – подхватил инициативу Боб, - вылет завтра с утра, прилетите, освоитесь, получите оборудование. У Ника в городе есть то ли знакомые, то ли родственники какие-то. У них и остановитесь. Конференция начинается в понедельник и продлится до четверга включительно. Именно в четверг, на заключительной церемонии и проведете акцию. Да, Ник?

- Угу, – промычал Ник, доселе беззвучно изучавший карточку меню и стройные ножки официантки в зале.

- Подожди-подожди, – откуда-то из глубины сознания, с огромным трудом пробравшись сквозь склизкие и липкие мысли, на поверхность выбралось то беспокойство, что зародилось в голове у Наты минуту до того. – Что значит вам? А ты разве не поедешь?

Боб сложил руки домиком, вздохнул и, наклонив голову, уставился на Нату исподлобья:
- Натали, я мозг организации. Ее интеллектуальный центр. Я планирую и подготавливаю акции, мне нельзя рисковать. Если меня задержит полиция, то работа всей нашей организации будет поставлена под удар. Поэтому поедите вы с Ником, а я останусь здесь и займусь координацией.

- Подожди, как же так! – Ната откинулась на стуле и уставилась недоуменными глазами на Боба. – Я полагала, что мы с тобой поедем туда. И, вообще, не в курсе ни про какого Ника.

- Ната… – попытался было ответить Боб, но девушка не оставила ему ни единого шанса.

- Ты же мне говорил, что твоя организация проводит всяческие акции, протестует против загрязнения окружающей среды и все такое, – Ната отчаянно захлопала ресницами, – а тут, а тут…

- А тут очень важное мероприятие. Намного ответственнее, чем все то, чем мы занимались ранее. Это очень важно для нас. И разумеется, для планеты.

Ната ничего не ответила, а только насупилась, а глаза стали постепенно наполняться слезами. Ник ей был неинтересен и все ее внутреннее существо восставало против того, чтобы лететь на другой край страны, с каким-то Ником, когда Боб останется тут.

- Ты подумай, ты новичок, а тебе доверяют такое важное мероприятие. Оно будет вершиной нашего противостояния мировому капиталу! Ник опытный участник…

- Нет, я не хочу, – Ната скрестила руки на животе и еще больше насупилась, – да меня и папа не отпустит.

- Ната, – в мгновение ока Боб преобразился. Вместо богатого щеголя, упивающегося своей ненавязчивой идеальностью, за столом вдруг оказался деловой человек, ценящий время и четко знающий свои цели, – если ты хочешь быть с нами, если хочешь защитить планету от разграбления, то тебе же нужно с чего-то начинать? А тут отличная возможность проявить себя в настоящем деле, показать на что ты способна, постараться вывести нашу организацию на новый уровень, заявить о нас. Нам нужно признание.

- Да, но… – постепенно отходя от шока и глубокой обороны, Ната постепенно воспринимала доводы разума.

- И никаких возражений, – Боб облокотился о столик и, приблизившись к Нате, продолжил свою тираду не дав развиться противоречию, – ведь участники, впоследствии, станут настоящими соратниками. Мы будем вместе управлять нашей организацией. Вместе и пойдем очень далеко.

Ната не ответила ничего, лишь поморгала длинными ресницами. Да и как тут ответишь, когда Боб так проникновенно смотрит в глаза, словно питон своей жертве. Взгляда не отвести, а хваленая сила воли сосредоточенно собиралась где-то в районе пяток.

- А операция простая, меня уже обеспечили углеродными нанотрубками в объеме четырех фунтов. Они у Ника. Так что обратной дороги нет, вернуть нанотрубки не сможем. Поэтому ты либо с нами, либо, извини, нет.

Боб замолчал и с явно скучающим видом стал ждать ответа. По его ничем не обремененному лицу можно было прочитать, и что если вдруг Ната и откажется, то он с легкостью найдет ей замену.

- Хорошо… – тихо произнесла Ната и опустила голову.

- Хорошо, что? – уточнил Боб.

- Я согласна, – совсем тихо ответила Ната и глубоко вздохнула, стараясь обуздать все накатывающие слезы.

- Молодец! Доверие в нашем деле — чертовски важная штука!

- Только, – начала Ната и осеклась, глянув на Ника.

- Что только? – зефирным голосом поинтересовался Боб.

Ната еще раз посмотрела на Ника, опустила глаза, немного помолчала и с очень большим трудом произнесла:
- Только чтобы мы жили в разных комнатах, и чтобы он не приставал и…

Но не успела она договорить, как Ник рассмеялся. Он старался подавить свой смех, но ничего не выходило. Тело юноши содрогалось в конвульсиях хихиканья, он весь раскраснелся, а в уголках глаз начала проступать влага.

- Ник, ну неприлично же так, дама просит. А, насколько тебе, должно быть, известно — желание леди есть закон. Успокойся пожалуйста.

- Да-да, хорошо. – Ник постарался взять себя в руки. – Конечно же, жить будем в разных комнатах, да и на вашу честь, милая Натали, я никоим образом покушаться не намерен. Даже и в планах не было.

И еще, – девушка кивнула, удовлетворившись ответом Ника, – я хочу быть главной. Я хочу руководить этой операцией.

Боб и Ник переглянулись.

- Если уж мы и говорим о соратниках, то я хочу быть настоящим, проверенным в деле и, самое важное, ответственным. – Голос Наты из заискивающего стал твердым, видимо, какие-то разумные вещи все же у нее в голове периодически крутятся и тут как раз улучился удобный момент.

- Ник опытный активист, – Боб замялся, посмотрел на Ника, – но пускай он сам решит.

- Да без проблем! Хочешь быть главной — будь ей! Я не против!

Глава 3

- Ну, как тебе Сан-Франциско? – Ник пнул пустую жестянку ногой. – Не надоело по холмам лазать?

- Жарко тут, хотя и осень! – Ната тяжело дышала, карабкаясь вверх по холму с аккуратно расставленными цветастыми домиками по сторонам. – И почему же у тебя твои друзья забрались в такую глухомань?

- Да ладно тебе, нормально все. Тут все улицы такие. Завтра возьмем машину и будет легче.

- Ну почему мы сразу не арендовали авто? – Ната остановилась, оперлась о какое-то жиденькое деревце и в изнеможении уставилась на своего компаньона.

- Ну как же? Ты же сама говорила, что будем использовать общественный транспорт и все такое. А общественный транспорт тут не везде ходит. Да, тут есть трамвай, да такси и каршеринг, но у нас, у американцев такая уж судьба. Мы всегда и везде на авто. Давай я тебе помогу.

Ник снял с девушки объемистую сумку из цветного кож зама и присвистнул.

- Чего это ты сюда натолкала столько? Кирпичи что ли?

- Не, вода очищенная. Чтобы не было дегидратации. И в многоразовых бутылках.

Ник выразительно вздохнул.

- Тут же арабские магазинчики на каждом шагу, зашел и купил воды, ну или колы.

- А как же бутылка? Они загрязняют природу вокруг. А кола — это же сущая отрава! Ты что?

- Ну, бутылку можно и сдать на переработку, – предположил Ник.

- Можно то можно, но никто этим и не занимается, – Ната состроила недовольную рожицу и перевела тему. – А скоро мы на месте будем? Карабкаемся-карабкаемся по этим бесчисленным холмам.

- Ты знаешь, сдается мне, что мы уже на месте.

Парочка остановилась около деревянного дома, своим запущенным фасадом с облупившейся грязно-персиковой краской заметно выделявшегося на фоне остальных строений. Ник огляделся и со словами, что им кажется сюда, осторожно приоткрыл калитку. Во дворе все сигнализировало о том, что за домом уже давно не следили. Заросшая бурьяном лужайка, какой-то мусор, да пара обгорелых шин.

- Нам точно сюда? – поинтересовалась Ната и инстинктивно встала за спину Ника.

- Да, похоже на то, – прошептал Ник, а громче добавил, – эй, есть тут кто?

Никто ему не ответил, но вместо этого со страшным скрипом приоткрылась входная дверь с засаленной ручкой. Ник, постоянно озираясь, осторожно подошел к входу.

- Эй, я вхожу, – прокричал он в дверь и почувствовал, что сзади в его футболку кончиками пальцев вцепилась Ната.

Но все страхи и меры предосторожности оказались напрасными. Помещения внутри покинутого дома предстали перед парочкой борцов за экологию в полном соответствии с внешним видом здания. Полное отсутствие мебели, толстый слой пыли на полу, редкие фантики от батончиков, да пара неуклюжих граффити на стенах в коридоре.

- Похоже — тут никого, – расслабившись, произнес Ник.

- А мы точно там? – поинтересовалась Ната и только тут заметила, что обеими руками держится за футболку Ника.

Ник начал было отвечать, но тут с улицы послышалась громкая музыка, визг шин тормозящего автомобиля, а затем приближающаяся развязанная речь.

- О, похоже, что это они! – Ник поспешил наружу.

Во дворе их поджидало три странных типа, три долговязых молодых негра в полной боевой раскраске. Ната, благодаря кинофильмам, конечно, предполагала, как выглядят шаблонные жители чернокожих гетто, но троица ввела ее в настоящее оцепенение. Долговязые и тощие шоколадные фигуры, с приспущенными штанами, торчащим нижним бельем и огромным изобилием цепей с аксессуарами золотого цвета. И несмотря на искренне теплую погоду все трое носили трикотажные лыжные шапочки.

Наконец, обладатель самого большого доллара, висящего на груди, сделал небольшой шажок в сторону Ника и, картинно выкинув вперед руки, поинтересовался:
- Чо, бро надо на нашей территории?

Задав вопрос, молодой человек застыл в позе и с гримасой не подразумевающей длительного ожидания ответа. Ник только было набрал побольше воздуха в грудь, а заодно и смелости для ответа, как из-за его спины выскочила Ната.

- Здрасьте, я Ната, – затараторила она, и показала на Ника, – это Ник. Мы приехали из Нью-Йорка.

- Нам то что с того? – настороженно отшатнулся чернокожий парнишка от протянутой для рукопожатия Натой руки.

- Мы активисты экологического движе… – попыталась продолжить Ната, но ее резко оборвали.

- Что вы делаете на нашей территории? – вперед вышел второй паренек, от первого его отличало несколько большее количество мускулов и сдвинутая на заросшее редкой черной бородкой лицо бейсболка.

- Мы прибыли сюда, чтобы совершить сделку, – начала неуверенно Ната, – у нас тут должна быть встреча с продавцами. Нам нужно два квадрокоптера.

Первый парень помолчал с десяток секунд, потянул максимально паузу, поводил черными глазами с яркими белками по чужакам на своей территории, затем сделал едва уловимое движение правой рукой, как бы останавливая мускулистого:
- А деньги вы принесли?

- Да, конечно, – радостно закивала и заулыбалась Ната.

- Покажи!

Ната было полезла в сумочку, висящую у нее через плечо. Черная и гладкая лямка сумки периодически напоминала ей автомобильный ремень безопасности, о чем Ната порывалась отпустить остроту перед Ником. Но девушка все никак не могла улучить удобный момент. И тут ее движение резко остановил своей рукой Ник.

- А покажите товар. Деньги у нас, но мы хотим видеть товар, прежде чем за него платить! – голос Ника был тверд и уверен.

- Сначала деньги! – парень в кепке сделал еще полшага вперед и угрожающе наклонился вперед.

- Покажите квадрокоптеры, иначе мы уходим! – лицо Ника выражало твердую уверенность. А вот Ната перекатывалась с пяток на носки и глупо улыбалась, не зная как скрыть смущение оттого, что руку ей так и не пожали.

- Ладно, – паренёк кивнул головой.

Получив условный сигнал, мускулистый скрылся из вида. Еще минута и он уже тащил внушительного вида картонную коробку из-под микроволновки. Протиснувшись между своими друзьями, он не очень аккуратно плюхнул коробку о землю. Верхняя часть распахнулась и стали видны части квадрокоптеров. Завидев искомые части, Ната снова потянулась к сумочке в порыве показать деньги.

- Минуточку, – Ник слегка пнул коробку ногой, – а откуда я знаю, что аппараты рабочие? Они же юзанные! Нужно провести испытания, проверить их.

Долгих препирательств не последовало. Было очевидно, что негры, во-первых, ни черта не смыслят в дронах, а во-вторых, дав небольшую слабину Нику, они уже дружно пели под его дуду. Хотя им это и претило.

Все пятеро расположились в самом центре заросшей лужайки. Ник, встав на одно колено, аккуратно вытащил оба квадрокоптера, внимательно осмотрел их. Проверил как вращаются винты. Затем выудил из коробки пульты управления и по очереди запустил летательные аппараты в небо. Те послушно выполняли пируэты, описывая дуги и кольца. Хозяева территории, позабыв о своих смурных настроениях, с детским любопытством задрали головы вверх и, раскрыв рты от наслаждения, внимательно следили за шоу, что устроил им Ник.

- Дроны хоть уже и повидали виды, но вполне рабочие, – подвел итог Ник, укладывая их обратно в коробку. – А что с термитом?

- Каким термитом? – недоумевал чернокожий паренек.

- Ну как каким? – сделал круглые глаза Ник. – Вы должны были раздобыть еще и термит!

- Никакого термита нет. Мне никто не говорил! – разговор начинал переходить на повышенные нотки.
- Тогда минус двести баксов! Ната отсчитай.

Ната судорожно начала копошиться в сумочке, стараясь вытащить оттуда нужную сумму, но ей это не удалось, и она вытащила сразу всю пачку зеленых хрустящих банкнот. С деньгами на свежем воздухе пошло уже куда легче и, отдав примерно треть из пачки в руки чернокожего, она попятилась к выходу влекомая рукой Ника.

- Термит сделаем сами. Из материалов хозяйственного магазина. – Ник оглянулся по сторонам, как только они оказались за калиткой. – Только чует мое сердце, что мы от наших продавцов, так просто не отделаемся.

И парочка припустила вниз по улице, обогнув криво припаркованный прямо у входа «Эльдорадо» без крыши. Ната ступала легко, чай не в гору подниматься. А Ник чертыхался на каждом шаге. Громоздкая коробка перекрывала ему все поле зрения и каждый па грозил стать последним, если только его нога встретится с каким-либо незамеченным небольшим препятствием.

Оглушительный шум из колонок «Эльдорадо» достиг ушей удаляющейся от места сделки парочки ровно в тот момент, когда они смогли добраться до ближайшего перекрестка. Ник вздрогнул от неожиданности, обернулся остановившись. Автомобиль тронулся и на все увеличивающей скорости начал к ним приближаться. Две торчащие из автомобиля тощие фигуры, да еще и активно размахивающие руками не предвещали ничего хорошего. Так говорил опыт Ника, а его сознание было с ним заодно.

- Быстрее направо! – скомандовал он.

Однако Ната, почувствовав что-то неладное, метнулась в совершенно противоположную строну.

- Блин! – взревел Ник и припустил за ней вслед, не успевая вернуть девушку на нужное направление.
Парочка перебежала дорогу, свернула за двухэтажное кирпичное здание закрытого магазина. А музыка приближалась все ближе и ближе. Уже были различимы голоса пассажиров автомобиля. Ник, не раздумывая долго, перекинул коробку с квадрокоптерами через деревянный забор.

- Давай сюда! – прокричал он, запрыгнул на забор и протянул руку Нате.

Закинуть, вернее затащить, девушку на препятствие оказалось не так легко. И только со второй попытки им удалось перевалиться на другую строну. Парочка упала в высокую траву, а Ник хрюкнул от напряжения когда на него приземлилась Ната.

- Тихо, молчи, – прошептал он и прижал палец к губам.

Автомобиль повернул на улицу, проехал примерно до середины и остановился. Ник и Ната лежали в траве и боялись пошевелиться. Музыка притихла, стали отчетливо слышны разговоры, состоящие в основном из недоуменных ругательств по поводу того, что беглецы куда-то запропастились. Послышался звук открывшихся дверей, топот, вернее шлепанье, ног в кедах по асфальту, удары по закрытым дверям. Наконец, их бесплотные поиски завершились и чернокожие уехали восвояси. Еще с минуту парочка лежала в траве все прислушиваясь к звукам и шорохам.

- Ух, слезай с меня, – не выдержал Ник.

- Что, вообще, произошло? Почему мы убежали? Почему они за нами гнались? – Ната отползла с Ника и начала отряхаться от успевших налипнуть на нее травинок.

- Ну, местная шпана хотела изъять у нас все наши деньги, которые ты так неосторожно им показала.

- Шпана? Я думала, что это обычные продавцы с eBay. Ну странные немного, конечно, но на то у нас и существует многогранное общество, благодаря ему наша страна первая в мире. И мы должны уважать предпочтение других наших граждан в одежде…

- Да уж, первая в мире! – Ник не выдержал и перебил пропаганду Наты. – Первая по преступности, это да, это точно!

- Да ну что ты говоришь! – Ната закончила прихорашиваться и уже озиралась по сторонам в поисках калитки.

Ох, ты мне кажется пару ребер сломала, – кряхтя, Ник поднялся с лужайки. – А эти ребята — никто иной, как мелкие преступники. Которые толкнули нам незарегистрированные коптеры. И получается, что мы стали их подельниками.

- Погоди, это как это? – Ната уперла руки в бока и с вызовом посмотрела на Ника.

- В этом штате, как, кстати, и в нашем, продажа и использование незарегистрированных квадрокоптеров такого размера и грузоподъемности запрещено. Даже какой-то небольшой срок заключения могут дать, если поймают. Вот мы и купили их на «черном» рынке.

- А почему же нельзя было пойти по закону? Ну, купить зарегистрированный новый?

- Во-первых, новый дороже. А с финансами у нас туго. Во-вторых, как ты будешь откручиваться, когда полиция придет к тебе домой, а в руках у них будет беспилотник, зарегистрированный на тебя?

- Что, получается, что я тоже преступница? – голос Наты задрожал. – Я думала, что у нас все будет более-менее по закону…

- По закону? – Ник хихикнул. – Да любая деятельность против корпораций, правительства, банков и прочих структур у нас, так или иначе, противозаконна. Это в какой-нибудь Намибии можно просто так и безнаказанно, если тебя не поймают охранники, разумеется, громить инфраструктуру или прерывать операционную деятельность. У нас все по-другому. Чуть что — ты террорист.

- Как твои ребра? – поинтересовалась притихшая Ната.

- Спасибо, вроде нормально.

- Я не думала, что все так может быть серьезно. Ну там полить краской государственных чиновников, перекрыть трубы со сливом токсических отходов, заблокировать работу нефтяной платформы. Это же все хулиганство и не более.

- Любое дело, за которое берешься нужно воспринимать как серьезное. А Боб он более радикален, нежели краска и трубы. В прошлый раз мы планировали вывести из строя делегатов на съезде ООН, они там должны были ратифицировать какой-то акт или резолюцию в отношении северных морей. Так Боб удумал потравить всех кишечным гриппом! Когда все не смогут отойти от унитаза в течение недели, то такие мелкие резолюции отойдут на второй план и о них вообще забудут.

- И что же произошло?

- Боб раздобыл вирусы где-то, припер их в банке. Но то ли его обманули, то ли вирусы не стоило добавлять в горячие блюда в столовой. Но никто даже не приболел. Полное фиаско!

- Да, я понимаю.

- Ладно, пошли чтоль?

- А как?

- Как-как, через забор!

Глава 4

- Вот оно! – воскликнула Ната.

И действительно, арендованный автомобиль несся по скоростному шоссе, но водитель и пассажирка успели разглядеть из-за буйной листвы вдоль дороги зеленое здание корпорации EverNote. На следующем съезде машина плавно съехала на дорогу местного трафика и осторожно поколесила к зеленому зданию. Пришлось сделать несколько кругов, прежде чем удалось найти удобное место для парковки, откуда открывался удобный вид на здание и откуда можно управлять квадрокоптерами не привлекая внимания.

Автомобиль припарковали немного поодаль от места запуска, а дронов отнесли вручную за кусты на небольшом пригорке. Ник и Ната спрятались за кустами и приготовились к старту. Первым пошел с зарядом самодельного термита. Воздушная машина, взревев двигателями, взлетела и начала стремительно набирать высоту. Ник пристально следил за ней, а когда она оказалась над территорией EverNote то взял в руки бинокль.

- Хреновая оптика, – пробормотал он.

- Да и звук дрона слышен даже отсюда, я думала, что они куда тише, тем более на таком расстоянии!

- Ничего не вижу, я подойду ближе. Оставайся здесь пока.

Ник вылез из-за кустов и короткими перебежками, с биноклем и пультом дистанционного управления, начал подбираться ближе к забору вокруг комплекса. Вообще, идея провести тренировку на чем-то аналогичном зданию-цели, пришедшая в голову Нате, оказалась вполне здравой. Во время симуляции можно выявить множество недочетов и несостыковок. Квадроокоптер, повинуясь встроенному автопилоту, завис над строением и ждал новых команд с пульта управления, пока Ник побирался к забору.

Позиция около ограждения оказалась не такой удобной, как казалось ранее. Ничто не скрывало пилота от посторонних взглядов. Но хорошо, что во время выходных административный квартальчик просто вымер. Ни на улице рядом, ни на парковке — ни души. Ник пристроился поудобнее и начал заводить квадрокоптер на систему вентиляции офисного здания. С земли позиционировать летательный аппарат можно было только очень условно. Высокий парапет на крыше закрывал от взора конструкции вентиляции, поэтому Ник, повинуясь своей интуиции, старался завести дрона на нужную позицию по косвенным признакам. Ему нужна была труба приточной вентиляции и в том месте, где она уходит непосредственно в здание, дабы воздушные фильтры не отфильтровали нанотрубки и не помешали реализации задуманного.

Вроде бы воздушное позиционирование удалось, коптер завис над квадратной металлической трубой и начал постепенное снижение. Сейчас достаточно только совершить маневр приземления, а вот на настоящей операции нужно будет поджечь еще и термит, который прожжет дыру в трубе и откроет путь для манипуляций второго дрона.

Ник обернулся в сторону кустов, дабы помахать Нате в знак того, что все удалось, но заметил только ее руку, машущую в сторону в листве.

- А что мы тут делаем?

Незнакомый и низкий голос, прозвучавший прямо над ухом, заставил сердце Ника уйти в пятки. Он резко обернулся и обмер. Прямо перед ним за сеткой забора стоял охранник в полном форменном обмундировании и зеркальных солнцезащитных очках. Белоснежными крепкими зубами, не менее крепкий охранник пережевывал зубочистку. Ник совсем не заметил, увлекшись пилотированием, как лощёный секьюрити подобрался к нему вплотную. Хорошо, что их разделяла почти двухметровый забор. Но плохо то, что еще два молодца-секьюрити уже бежали со всех ног к нему. И не за сеткой по территории автостоянки, а прямо по улице.

- Здрасьте, - икнул незадачливый оператор квадрокоптера и бросился со всех ног наутек.

Набирая скорость, Ник подумал, что какой-то странный этот Сан-Франциско. Уже второй раз он убегал от погони. Госпожа Фортуна явно над ними подшучивала.

- Не высовывайся, сейчас я пришлю сюда дрон, в машину и жди на шоссе! – прокричал немыслимой скороговоркой Ник, пробегая мимо кустов с девушкой.

Броситься к ней и попытаться уехать на машине он не мог, охранники, воспользовавшись беспечностью Ника, слишком близко подобрались. Сразу же отправить квадрокоптер в автоматическом режиме на место взлета он тоже не мог — демаскировать свою напарницу он не хотел. Поэтому пришлось поддать газку по улочке в надежде что охранникам надоест за ним гнаться, либо он спрячется где-нибудь в укромном месте.

Но реальность оказалась неизмеримо суровее. Ник только и успел отправить дрона на медленной скорости к месту старта, в надежде, что Ната его заберет, да свернул в ближайший проулок, как получил мощный удар под ноги. Не ожидая такой прыти от преследователей, он пролетел добрых пять футов и сгруппировавшись совершил тройное сальто по асфальту. Ник в одну сторону, пульт управления в другую. В этот же момент он почувствовал, как его схватили сзади за футболку. Короткий удар локтем наудачу назад, слышен хруст и сдавленный стон, хватка ослабевает и Ник вырывается на свободу.

В едином порыве Ник попытался развернуться и подхватить валявшийся от него в каких-то пяти шагах пульт. Охранник стонал и катался по асфальту держась обеими руками за физиономию. Но только Ник потянулся было к устройству, как из-за угла, оттуда, откуда он только что выбежал, выехал полицейский дредноут. Длинный автомобиль в черно-белой окраске медленно выплыл и остановился как хищник, оценивающий ситуацию перед броском. Ник тоже замер не в силах пошевелиться. Время превратилось в сгущенное молоко с сахаром, такое же тягучее и захватывающее. Нужно что-то сделать, но нет никакой возможности к действию.

Первым не выдержал охранник, превозмогая боль, он смог оторвать руки от своего расквашенного носа и, перевернувшись на четвереньки, он попытался встать. Не выдержал и водитель в полицейском автомобиле. Взревел двигатель, заскрипела сжигаемая об асфальт резина, а сирена в дополнение к включенной «люстре» издала коротенькую мелодию, осторожно привлекая внимание.

Ник не ожидавший такой прыти от служивых, отпрянул назад, упал на спину и барахтаясь словно жук, перевернутый вверх тормашками, попытался встать на ноги. С какой-то попытки ему удалось подняться, и он бросился во весь упор наутек. Скрыться от моторизированных преследователей несоизмеримее сложнее, нежели от пеших охранников. На кону каждая миллисекунда и любой миг задержки может оказаться критическим.

Несмотря на падение и ссадины, Ник моментально вошел в спринтерский режим и на максимальной скорости начал уходить от все еще стоящего на карачках поверженного охранника и валяющегося на асфальте пульта управления. В его мозгу сейчас пульсировала только единственная мысль — куда ему свернуть, где найти укрытие от настигающего его автомобиля. Как назло дома на улице шли один за другим и никаких заборчиков, никаких переулочков, никаких калиточек. Одно было ясно, что до конца квартала он не добежит, его спеленают надежно и профессионально полицейские из патрульного автомобиля.

И когда биение сердца уже начало отдаваться в голове ударами молота по наковальне, а легкие разрывались от тщетных попыток впитать побольше кислорода из воздуха Калифорнии, наполненного ароматами тысячи трав, между строениями промелькнул небольшой зазор. Совсем маленький, там и два человека разойдутся с трудом, а о том, чтобы сунуться туда на автомобиле и речи даже и не было. Так проход между двумя кирпичными стенами зданиями. Ник долго не раздумывая, нырнул в проход. Есть ли там вообще выход или же лаз оканчивается милым тупичком с парой мусорных баков он даже и не задумывался. Важно было свернуть с дороги. Полицейский автомобиль с шумовыми эффектами остановился в тот же самый миг у него за спиной.

Судя по всему, выбраться на другую сторону квартала через проход было можно, где-то впереди показался кусочек неба. Поворот, еще один. Мусорные баки, удачно расставленные вдоль стены и не менее удачно сброшенные за спиной беглеца, а затем и чертыхающийся патрульный, завязший в разбросанных бытовых отходах. Еще пара усилий и вот он выход на улицу. Ник поднажал из последних сил, сделал небольшое усилие и выпрыгнул на дорогу.

Не снижая скорости, он пересек ее и спрыгнул прямо в заросли вдоль дороги. Местность с этой стороны дороги оказалась первозданно запущенной. Ник проскользил по насыпи добрых несколько футов и мягко погрузился в болотные заросли. Кусты каких-то разлапистых растений покрывали его с головой, а вода доходила до щиколотки. Но страх перед преследователями заставлял двигаться вперед и все дальше. Ник остановился и присел, спрятавшись в тени растений, только когда услышал шум приближающегося автомобиля.

Глава 5

- Ник! Я так волновалась! – Ната с перекошенным от волнения лицом подбежала к Нику, когда тот ввалился в дверь квартиры друзей.

- Ух, – тяжело перевел он дух, – и не говори, чуть не схватили меня…

- Уже темно на улице! Ты даже не позвонил!

- Ну, я телефон на операции и не беру, чтобы не вычислили потом меня, – Ник присел на придворный пуфик.

- А чего ты грязный-то такой?

И действительно внешний вид Ника вызывал много вопросов своей неопрятной неопределенностью. Лицо и волосы оказались перемазанными какой-то серой массой и с прилипшими засохшими травинками, одежда же, некогда цветная, превратилась в неразличимое бурое месиво. А об обуви и говорить не стоило, вместо определенной формы фирменных «шузов» там внизу виделись какие-то бесформенные обноски.

- Ну как чего. Сидел в болоте четыре часа. Потом шел пешком, стараясь особо не светиться. Хорошо, что какие-то хиппи потом меня подкинули, видимо, за своего приняли, – Ник устало облокотился об стену. – Слушай, а пожрать у нас ничего нету? А то оголодал как волк.

- Ой, сейчас! – Ната подпрыгнула на месте и переместилась в кухонную зону. Именно переместилась, поскольку в модных квартирах-студиях, функциональные зоны отделялись друг от друга лишь условно.

- Да, мяска какого-нибудь, пожалуйста.

- Слушай, звонил сегодня Боб, – начала, между прочим, Ната, – дату проведения акции перенесли.
От услышанного Ник даже перестал на время дышать.

- Как это?

- Ну, там будет максимум посещаемости в это время. Будет выступать какой-то корифей по теме искусственного интеллекта. Куда соберутся все. – Ната размашисто начала намазывать бутерброд ореховым маслом.

- Но, мы же не готовы! – к Нику вернулась способность дышать.

На бутерброд упал ломоть сыра, несколько веточек зеленого салата и кусок копченого мяса.

- Да, ну что там готовится, вроде все протестировали. И все работает.

- Эта, а ты дрон спасла? – недоверчиво спросил Ник получив из рук Наты тарелку с бутербродом.

- Да, он сразу же прилетел, я его в машину и по газам. Заплутала там немного на развязке, но вроде смогла найти нужное место, – Ната налила большой стеклянный стакан молока.

- Он не пострадал?

- Да нет, я очень аккуратно все сделала, – Ната передала стакан Нику и облизала пальцы от масла.

- А вот пульт управления от него я потерял, – Ник сделал два жадных глотка из стакана и капля молока тонкой струйкой стекла с уголка его рта.

- Как это?

- Ну охранник меня завалил, я его выронил, – еще два глотка, – потом хотел его подобрать, а тут копы.
Глаза девушки округлились и она впала в кратковременный ступор.

- Да-да, еле убежал. Хорошо, что не открыли огонь на поражение. Видимо подумали, что я какой-то гик, который решил сделать удачное селфи на фоне любимой компании.

- Ну ты герой, – в изумлении протянула Ната, – но ничего, новый пульт купим завтра. Деньги еще остались.

- А вот и не купим! Модель редкая! С доставкой неделя уйдет! Даже если приплатить!

- А что же делать?

- Отменять операцию. Плюс я засветился с квадрокоптером перед охраной и копами. Да мы и около Гуглоплекса не были, не провели разведку. Где там машину ставить? Откуда производить запуск?

- Нет, не можем мы отменять операцию, ведь речь идет о нашем будущем! О нашей планете! О наших детях! Разве нельзя использовать пульт от второго дрона?

- Можно конечно, – Ник немного подумал, – только придется перепрограммировать его каждый раз и использовать их только по очереди.

- Ник, ты гений! – Ната опять подпрыгнула на месте и хлопнула в ладоши. – Боб будет очень рад! И вся планета спасена!

- Боб? – Ник удивленно приподнял брови на все еще чумазом, в болотной тине, лице.

- Ну да, он же мозг нашей организации, он от всей души радеет за природу и борется за нее, как только может! Не жалеет себя, средств и времени! – Ната подняла глаза к небу, словно Боб небожитель, а не глава радикальной экоорганизации. – Правда, он душка?

- А скажи-ка Ната, сколько тебе лет-то?

- У девушки такой вопрос спрашивать неприлично! Ты что не знал? – Ната закатила глаза от услышанного форменного невежества и беспардонства. – Ты что, с полей Техаса?

- При чём тут это? Просто хочу понять, ты действительно такая дурочка или просто прикидываешься?

- Ник, ты что? Сдурел? – девушка до максимума округлила глаза и села в изумлении на кухонную табуретку.

- Видишь ли, я тебе сейчас расскажу правду об этом мире, но ты, главное, не обижайся. Я так понимаю, что твои родители тебе ничего подобного не рассказывали.

- Ник, ты что? – уже тихим голосом пролепетала Ната глядя на то, как суровеет лицо ее компаньона.

- Так вот послушай, все в этом мире происходит по одной лишь причине. Знаешь по какой?

- По божьему промыслу?

- Я имею в виду не случайности, а действия людей. – Ник всем своим видом стал настолько серьезным, насколько мог. – Так вот слушай. Если что-то где-то происходит, значит, это что-то кому-то выгодно. За любым действием нужно искать бенефициара, который получит со всего этого прибыль. Явную в деньгах или любую другую. И этот кто-то прикладывает усилия к тому, чтобы событие произошло. И случилось именно так, как нужно этому человеку, компании, организации. Если что-то где-то произошло, не ругай силы природы, а сперва всегда ищи того, кто получит выгоду с этого. Ищи бенефициара и тогда поймешь, что произошло и почему оно произошло.

- Да, но… – девушка хотела возразить, но задумалась.

- И никакой любви к природе у Боба нет и в помине. Прими это к сведению. Его цель — власть. Пускай пока небольшая, но со временем и благодаря его действиям он вполне может получить ее сполна. Разумеется, получает он ее нашими руками, а сам сидит в безопасности и если где-то вдруг произойдет какая-то накладка, то он уж точно выйдет сухим из воды.

- Ник, да что ты такое говоришь! Боб очень милый человек! Он мне очень нравится, я уверена, что он искренен со мной и действительно хочет защитить нашу природу, наших потомков!

- Эх, сколько же воды он налил тебе в уши! – Ник покачал головой и, встав на ноги, начал расхаживать по студии взад и вперед несмотря на усталость. – Пойми же, никого не интересует сохранность природы за пределами его огорода. Все что внутри ограды — мое и я за это готов любого пристрелить, а все что за уже не мое. Оно чужое, оно общее. Всем на него плевать!

- Ты хочешь сказать, что тебе и всем вокруг все равно на вырубку лесов на Амазонке? И на загрязнение пластиком Тихого океана? И на химию в питьевой воде в местах добычи сланцевой нефти?

- Именно так. Это волнует только местных, поскольку они страдают от грязной воды и ушедшего из-за вырубок зверя! – Ник остановился и ударил кулаком по ладони. – А всех остальных интересует только прибыль, деньги или власть! Пойми это и прими!

- А как же остальные экологические организации? Они же борются за природу и против ее разрушения теми, кого интересует только прибыль!

- Они всего лишь инструмент в конкурентной борьбе! Пойми это! Они выполняют заказы конкурентов или же просто занимаются рэкетом, если конкурентов нет. Все эти акции — проплаченные так или иначе!

- Нет, Боб не такой! Ты что! – голос Наты задрожал.

- А, я кажется понимаю, в чем дело! – Ник заулыбался. – Ты неравнодушна к Бобу!

Ната промолчала, лишь надула губки и скрестила руки на груди.

- Тебя, как и всех дурочек до тебя, подкупила его напускная аристократичность и высокопарные слова про природу и прочие радости жизни. – Ник растянулся в улыбке. – Чего еще он тебе наплел? Жениться? Поехать на Багамские острова?

Ната сжалась еще сильнее, но ничего не ответила.

- Я открою тебе страшную тайну, - Ник понизил гол, театрально осмотрелся по сторонам. – Боб, как бы это сказать, он гей. И на девушек не смотрит даже.

- Что? – Ната в мгновение ока преобразилась в разгневанную фурию. – Что ты такое говоришь? Боб патриот своего дела и он не лжец! Он так же как я и ты борется за наше дело!

- Ну, скажем, я получаю от него деньги за проведенные операции. Так что я вовсе не идейный. И я не готов рисковать своей головой в случае неудачи. А ошибок мы наделали множество! – Ник опять заметался по комнате взад и вперед. – Правда, если операция прошла не совсем удачно или мы ее отменили, я все равно получу какое-то вознаграждение.

- Ты чудовище, настоящее чудовище! – Ната закрыла лицо руками и беззвучно зарыдала.

- Ну да, крушение иллюзий всегда происходит через боль. А тебе сейчас больно. Очень больно. – Ник подошел к ней, сел на корточки и взял мокрые от слез ладони в свои крепкие руки. – Я тоже проходил через это. К сожалению, не один раз.

Ната всхлипнула, посмотрела на Ника глазами полными слез. Как-то притихла, видно было, что девушка внутренне о чем-то крепко размышляет.

- Операцию нужно отменить или проводить по прежнему плану, – тихо и спокойно произнес Ник.
Ната отрицательно замотала головой.

- Ну сама подумай, мы потеряли пульт управления, мы чуть было не попались полиции, мы даже еще не были на месте проведения операции. Может быть там и места-то подходящего не будет и наше оборудование вообще не годится для поставленной задачи.

- Ник, мы проведем операцию, – едва слышно проговорила Ната и опустила голову.

- Ну как же ты не понимаешь? Мы провалим все… – Ник помолчал немного. – А потом нас схватят и отправят в тюрьму. А мне как-то больше нравится на свободе.

- Ник, мы не можем отменить операцию. Я не могу.

- Почему?

- Я дала обещание. А если мы, Веревочкины, что-то пообещали, то мы обязаны сдержать наше слово.

- Слушай, Веревочкина. Ты сама-то одна сможешь все провести? Сможешь запустить дронов? Сможешь завести их на цель?

- Нет, не могу. Мне нужен ты… Ты знаешь, у меня дед с раннего детства мне говорил — дал слово, тогда уж держи его до последнего. Чего бы это тебе ни стоило.

- Да, твой дед тот еще крендель, – Ник улыбнулся, постаравшись разрядить ситуацию. В глубине души он уже был готов идти за Натой куда угодно, да и за проведенную операцию его куш обещал быть куда весомее вознаграждения за отмененную операцию. – Ты позвонишь Бобу?

Ната задумалась. То, что рассказал о Бобе Ник сознание понимало и всецело ему доверяло, а вот душа… Сердце непонятно щемило, а где-то внутри выли и царапались дымчатые оренбургские кошки. Однажды она читала как в блокадный город завезли целый состав дымчатых кошек, чтобы те избавили продуктовые склады от грызунов и дали шанс на выживание окруженным жителям. Вот целый вагон таких кошек и терзал душу.

Хочет ли она сейчас увидеть Боба или хотя бы поговорить с ним? Скорее всего нет, не готова она была сейчас к тому, чтобы встретиться лицом к лицу с человеком, которого боготворила каких-то тридцать минут тому назад. Или же просто услышать его голос и не разрыдаться вместо ответа.

- Нет, я напишу ему сообщение через сеть, – Ната взяла свой телефон и начала вводить текст. Ее руки дрожали, а влага в глазах мешала попадать по кнопкам.

Глава 6

Событие, на которое должны были собраться все или почти все светила по искусственному интеллекту начиналось в 8 вечера. Ната и Ник решили прибыть на месте действия, к комплексу Гуглоплекс всемирно известной корпорации Google еще днем, дабы иметь возможность осмотреться и выбрать и подготовить наиболее удобную площадку для действия. Но не тут-то было. На скоростных шоссе образовались какие-то непонятные заторы, которые Ник поначалу относил к ремонту дороги. Но позже оказалось, что дело вовсе не в дорожных работах и не в гипотетических крупных авариях. Действительность поразила своей прозаичностью. Транспортная система оказалась неготовой к такому наплыву желающих посетить мероприятие в кампусе Google. Отсюда и возникли затруднения в движении.

- Похоже, у нас проблемы, – невесело протянул Ник въезжая на формальную территорию кампуса Google.

- И что же делать? – Ната крутила головой в разные стороны, но надвигающиеся сумерки не оставляли ей ни шанса найти удобное место.

На фоне фантастического заката, окрасившего горы и небо в холодные синие оттенки сверху и в жгучие красные с желтым цвета снизу, регулировщик остановил арендованный автомобиль. Не полицейский, а обычный рабочий в светоотражающем жилете и с полосатым жезлом. От отчаянно жестикулировал и направлял прибывающие автомобили в разные стороны, видимо стараясь распределить потоки страждущих по свободным парковкам.

Поначалу Ник подумал, что именно из-за этого малого на шоссе и образовались пробки, но потом смекнул, что если бы не этот регулировщик, то движение бы вообще встало. Как только их автомобиль вплотную приблизился к нему, тот дал им отмашку двигаться направо.

- Послушай, дружище, – Ник приоткрыл окно и обратился к рабочему, – а есть ли возможность поехать на парковку поближе к центру? У меня супруга подвернула лодыжку и боюсь сможет добраться до конгресс-центра, пожалуй, только к утру.

- Извините, сэр, – регулировщик наклонился и смерил взглядом Нату, стараясь определить по внешнему виду, есть ли у нее вывих или нет, – никак нельзя. Все ближайшие парковки зарезервированы для участников. Но на территории кампуса есть бесплатные велосипеды, веломобили, а заодно и курсируют электрокары. Будьте добры, не задерживайте поток, проезжайте.

Регулировщик еще раз махнул рукой и пришлось ему подчиниться. Машина петляла среди бесчисленных зданий, зеленых скверов и небольших парковок. На некоторых встречались свободные места, но Ник старался найти хоть что-то расположенное недалеко от возвышающегося прямоугольника здания цели.

- Плохо, – наконец, с досадой произнес Ник, припарковавшись на обочине какого-то переулочка.

- Что плохо? – поинтересовалась Ната, которую уже мутило от бесконечного кружения по кампусу.

- Далеко от конгресс-центра. Придется тащить квадрокоптеры через половину кампуса, да и у самого центра нет рядом никаких укрытий. Будем действовать с большого расстояния. Иначе никак. А тут уже и темень. Да и толпы. Ты посмотри, сколько народу! Спрятаться негде. Ну или почти негде.

Но несмотря на обилие посетителей, стекающихся к конгресс-центру — решение все же нашлось. Ник и Ната, выждали некоторое время, пока основная масса посетителей оказалась уже внутри здания, а за его пределами наблюдались только спешащие опаздывающие. Но им не было ровно никакого дела до парочки, задержавшейся около разлапистого куста с двумя объемными коробками. Впрочем, опустившаяся темнота недурственно скрывала действия конспираторов от посторонних глаз.

Изредка по улицам проезжали автомобили службы местной охраны, но из движущегося автомобиля разобрать что происходит за кустами сможет только обладатель феноменального зрения. Впрочем, как разведал Ник у своих знакомых, охранная служба кампуса Гуглоплекс особого служебного рвения не проявляла. Все же публика здесь была немного специфическая. Ботаники да очкарики и максимум на что они способны, так это на легкий бунт в социальной сети или двух.

- Далековато до здания, – промямлил Ник глядя в бинокль и держа в руке модернизированный пульт управления. Вчера ему удалось настроить оба квадрокоптера на один пульт, а заодно он приделал отражатель на антенну, сузив тем самым диаграмму ее направленности, а заодно повысив дальность.

- А ты видишь цель?

- Да, у этого конгресс-центра вентиляционные короба на крыше хорошо просматриваются, а сейчас еще и подсвечиваются. Но мы слишком далеко. Я боюсь дрон недотянет до нужного места.

- Давай попробуем.

- Не вопрос.

Дрон завизжал пропеллерами и резко взмыл в небо миновав освещенную зону, не будучи замеченным никем. Ник пилотировал беспилотный летательный аппарат ориентируясь на крохотный белый светодиод. И если бы зевака сейчас взглянул в небо, то он подумал, что это самолет, летящий где-то там далеко в небесах либо просто спутник, несущийся по земной орбите. А высокая орбита полета делала совсем незаметным шум от пропеллеров. Он просто растворялся в оживлении вечернего Маунтин-Вью. Тут важно было не отвлечься и не потерять огонек из вида. Ник напрягся, всматриваясь в небо через оптику бинокля, и даже покрылся липкой испариной от нервного напряжения.

- Черт, – проронил он, когда Ната уже не различала сигнальный огонь квадрокоптера в вечернем небе.

- Что? Ты его потерял?

- Нет, он не слушается меня… Он потерял сигнал и начал плавный спуск!

- Что же делать? – взволновано спросила Ната.

- Ты стой здесь, готовь к запуску второго. Я туда, когда отработает первый, запущу второго.

Пока Ник, стараясь не привлекать внимания, поспешил к месту посадки, дрон уже успел успешно приземлиться и в теории ожидал новых команд от оператора. Но Ник подбирался к месту падения все ближе и ближе, минуя парковки, многочисленные автомобили, живые изгороди и заборчики. А дрон не взлетал, не реагировал на его команды на взлет. И только когда оператор уперся головой в металлическую сетку забора в человеческий рост он смог понять проблему. Беспилотник опустился плавно и не пострадал, но приземляясь он задел одним из роторов свисающую с дерева лиану. Теперь же электроника не давала сигнала на взлет, так как считала, что один из двигателей поврежден.

Ник огляделся. Забор длился в обе стороны на приличное расстояние, но что было хорошо, его не контролировали охранники. Ворота с обеих сторон были открыты и любой присутствующий мог свободно попасть на территорию. А здание было вот оно, прямо перед глазами. Пришлось напрячь мышцы и перемахнуть забор. Помогло шальное детство, когда еще мальчиком Ник частенько убегал от хулиганов района. И тут, совсем неожиданно, давно забытые навыки пригодились для дела.

Лиана намоталась не на один ротор, а захватила сразу два. Нику потребовалось добрых двадцать минут, чтобы распутать растение и не повредить летательный аппарат. Лиана оказалась непросто чрезмерно прочной, но и с редкими, неимоверно неприятными колючками. Освободив аппарат и проверив то, что он не был поврежден Ник оттер кровь с рук о футболку и подал команду на взлет.

Коптер зажужжал пропеллерами и быстро начал набирать высоту. Мероприятие в самом разгаре и время уже начинало поджимать. Дрон поднялся в воздух, проделал небольшую дугу и плавно опустился на крышу здания. Вообще-то, с этой позиции металлические воздухопроводы просматривались не очень хорошо, но вроде бы, самый крайний, кусочек которого отчетливо возвышался над крышей, должен быть именно тем, что нужно.

Ник нажал кнопку на пульте. Дрон поджог заряд термита у себя под брюхом. Небольшая вспышка озарила крышу, затем яркое свечение ушло куда-то вглубь и совсем исчезло. Пошевелив рычажками пульта управления, Ник убедился, что квадрокоптер героически сгорел в жаре термита, коим нужно было прожечь дыру в воздухопроводе. Теперь оставалось запустить второго дрона и с его брюха распылить нанотрубки в вентиляцию. Попав в воздушный поток, они минуя входные фильтры очистки разнесутся по всему зданию и дело сделано. Вот только видела ли Ната вспышку и включила ли второй квадрокоптер.

Пошевелив рычажками и подав команду на взлет, Ник присмотрелся к удаленному кусту, именно там, где должна была сидеть Ната. Но никакого взлета он не зафиксировал. Нату тоже видно не было. Он было попробовал помахать руками, но быстро понял, что она его просто не увидит. Далеко, да и стоит он в тени. Позвонить ей никак, телефоны они оставили дома, даже зажигалки у него с собой не было, чтобы подать знак огоньком. Придется бежать к ней или хотя бы выбраться на освещенный участок и подобраться поближе к ней. Ник не помнил, вернее, не обратил внимания и не спросил, как у Наты со зрением и решил все же пробежаться до куста. Вдруг ко всему прочему, та еще ничего и не видит, а очки носить стесняется. А он будет размахивать конечностями и привлекать ненужное внимание.

- Ну ты как тут, – едва отдышавшись, поинтересовался Ник.

- Где ты был? Почему так долго? Уже скоро конец конференции! – девушка явно нервничала.

- Все нормально, дыра в систему вентиляции пробита, – Ник смахнул испарину со лба. – Я тебе махал, ты не видела?

- Ой, я и не высовывалась даже.

- Ладно, давай второй запускать. Готовь его, я на новую позицию. Как улетит, уходи к машине, я подойду.

Бегать во влажном воздухе прибрежного городка даже вечером — некомфортно. А нервы и переживания, вообще, скушали все силы, футболка на Нике уже полностью промокла, ткань набухла и немного растянулась. Когда он перемахивал через забор край мокрой футболки зацепился за кусок проволоки в верхней части сетки и футболка располовинилась. Часть осталась висеть на заборе, а часть пыталась прикрывать торс Ника.

Чертыхаясь, он сорвал ошметок ткани с забора, отчего он пораскидал кучу ниток вокруг. Но собирать их Ник не стал, да и что найдешь ночью в траве. Пришлось запихнуть то что осталось в задний карман джинсов и нажать на кнопку взлета. Ник обернулся. Вдалеке, за кустом он заметил убегающую тень, видимо, это была его сообщница и небольшой объект, стремительно уносящийся ввысь. Дрон взлетел.
Ник приник к биноклю. С позиции от конгресс-центра вести летательный аппарат было куда легче. Огонек светодиода не сливался с огнями города, его было отлично видно на фоне черных гор. Полет до здания прошел отлично, но вот с заходом на посадку возникли проблемы. Мощная вентиляция создавала ощутимую турбулентность и квадрокоптер бросало над крышей из стороны в сторону. Мощная труба засасывала воздух с такой силой, что второй попытки захода могло и не быть. А если дрона засосет в трубу, то сигнал на выброс нанотрубок может до него не пройти сквозь металл трубы.

Ник сделал несколько глубоких вздохов, постарался успокоиться. От ароматов растений, выбрасывающих в вечерний воздух ароматические масла после жаркого денька, на душе вдруг стало легко-легко, разум очистился и, не беспокоясь о результате, он нажал на кнопку сброса одновременно с выключением двигателей.

Дрон начал медленно оседать, постепенно опоясываясь темным туманом из нанотрубок. Он задел край трубы, облако резко дернулось и начало растворяться в воздухе. Коптер же накренился и соскользнув с трубы, кувыркаясь и испуская темные струи, полетел по направлению к земле. «Черт!», выругался про себя Ник и, оценив объем не попавших нанотрубок в вентиляцию как примерно половину, перемахнул через забор.

Там он еще раз обернулся и обомлел. В отсутствие сильного ветра потоки разогретого воздуха от земли, клубясь и закручиваясь, поднимали зловещие драконьи головы. Нанотрубки успешно разлетались около стены здания, заражая все вокруг. Ник стоял и смотрел на танец протуберанцев, на то, как один из них извиваясь, и почти не теряя окраски, дотянулся до высоты сначала второго, а затем и третьего этажа. И тут почти сразу же растворился, исчез без следа.

Из оцепенения Ник вышел внезапно. Как будто в голове сработал пожарный датчик. Он вздрогнул всем телом и поспешил к машине. С каждым шагом, с каждым отталкиванием от асфальта он бежал быстрее и быстрее. Нику казалось, что вот-вот какое-то неведомое существо его нагонит и схватит, совсем как в детстве, когда выходишь из комнаты и выключаешь в ней свет. Точно такие же ощущения нагоняли его и сейчас. Липкий страх намертво приклеился к спине и все подгонял и подгонял прочь от опасной зоны.

- Ну, как там? – Ната уже сидела в машине с заведенным двигателем.

- Половину засыпал, но вторая половина мимо, – глотая слова, в тщетной попытке отдышаться, протараторил Ник. – Давай, поехали!

- Э, не могу…

- Почему?

- Нас заставили!

И действительно, оглядевшись, Ник заметил, что вплотную к переднему и заднему бамперам припаркованы автомобили. И когда они только успели?

- Давай, отодвигай их! Отодвигай аккуратно! Бампером!

Ната начала аккуратно двигать сначала машину запершую ее спереди, затем сзади, потом опять спереди. А Ник все вглядывался в ту сторону откуда он прибежал, ему все казалось, что темный призрак углеродных нанотрубок ползет за ним простираясь над поверхностью с твердым и неминуемым намерением его поглотить и проглотить. Но пока все было спокойно. Никто за ним не гнался, никто не преследовал. Никакого серого тумана. Ничего. Постепенно Ник успокоился.

Сумев наконец-то немного отодвинуть седан сзади, Ната вырулила на улочку и тихонько покатила в сторону выезда. Маршрут пролегал как раз мимо куста, где они изначально расположились. Ник попросил закрыть окна поплотнее и включить рециркуляцию воздуха. Когда их автомобильчик выплыл на парковку, где он сигал через забор, где-то вдалеке послышались сирены скорой. Ник пригляделся, дрон все так же лежал у стены. И никого вокруг.

Внезапно внезапно Ната нажала на тормоза, машина, клюнув носом, остановилась и тут о ее капот что-то ударилось. Это был человек. Чернокожий мужчина в темном костюме, светлой рубашке. Его тонкий французский галстук болтался на шее, едва удерживая разорванный ворот сорочки. Мужчина, широко открыв рот, жадно глотал воздух. Дышать ему мешал распухший язык. С другой стороны, он не видел или не понимал куда шел. Он пучил и таращил глаза. Ник с трудом понял, что они открыты, так как белки были черны как его кожа.

- Ой, мамочки! – завизжала Ната.

- Не останавливайся, давай езжай! – прокричал Ник.

Двигатель взревел, машина дернулась, откинув мужчину в сторону. Проезжая мимо, даже сквозь закрытые окна Ник услышал страшный хрип от безудержных попыток дыхания. Через несколько десятков футов они заметили еще одну группу шатающихся. Мужчины и женщины, медленно выползали из конгресс-центра через слегка приоткрытую дверь.

- Не останавливайся, гони! Гони! – Ник схватил Нату за плечо не в силах оторвать взгляд от того, что происходит на улице.

Люди старались выбраться из здания. Сил идти у них не было. Как Ник мог разглядеть в мягком свете электрических фонарей у них всех присутствовали одни и те же симптомы — почерневшие белки глаз, жуткое удушье, розовая пена изо рта.

- Что это такое, Ник? Что это? Ник! – Ната почти свалилась на визг, когда они чудом разминулись с тремя скорыми и вырулили на шоссе.

- Похоже, что это наших рук дело, Ната, – угрюмо произнес Ник.

Глава 7

- Быстрей, быстрей! Включай телевизор!

Молодые запыхавшиеся люди ввалились в жилье, в котором они разместились всего несколько дней тому назад.

- Ты видела, сколько скорых и полиции туда рвануло? Наверное, всех собрали с города и окрестностей! Уф! – Ник отер рукой пот со лба. – Я посмотрю на страничку Боба, он должен какой-то анонс сделать и выдвинуть требования.

- Да, давай! – Ната уже сидела у телевизора, развалившись в крутящемся кресле и упорно щелкала каналы. Ее существо разрывали противоположные чувства. Она наконец-то сделала что-то важное и сложное сама, но при этом ее не покидало чувство что сделала она нечто ужасное. – По телеку пока ничего!

- Так, у меня тут что-то есть! – Ник передвинулся с планшетом к крутящемуся стулу и присел на корточки. – Смотри, вот страница Боба и его соратников. На первой странице он пишет…

- Чего пишет? – Ната смотрела в планшет, но продолжала перещелкивать каналы в поиске новостей о Гуглоплексе.

- Сейчас, какая-то тут ерунда, про природу и ресурсы… А, вот. Он пишет, что все попытки запустить искусственный интеллект опасны и он будет всячески пресекать их. Во имя природы, во имя окружающей среды!

Ник выразительно посмотрел на Нату.

- Вот чудик-то!

- Да, он таков.

- Слушай, а как ты думаешь, что с теми людьми там? Они выглядели ужасно! Всю дорогу я боялась даже про них спросить. Мне так страшно, мне кажется, что мы совершили что-то плохое! Ник?

Ник внимательно посмотрел на девушку, развернул кресло и взял ее за плечи.

- Ната, я думаю, что дело дрянь. Никто не рассчитывал на такой эффект. Мы…

- Тише, новости… – Ната прошипела на Ника, одновременно выкручивая громкость на телевизоре на максимум.

По плоскому экрану поплыли панорамы кампуса Google с высоты птичьего полета, видимо, снимали с вертолета. Ночью с воздуха снять что-то качественно нельзя, но даже с такой высоты можно было различить многочисленные парковки, здание конгресс-центра и с дюжину маячков на автомобилях спецслужб.

- Тревожные новости пришли сегодня из Маунтин-Вью, – начал голос за кадром. – Около половины девятого на номер Службы спасения пришло около трех десятков вызовов. Все вызовы сообщали об одном и том же. Люди задыхались на мероприятии, проводимом в кампусе компании Google. Оператор службы направил к зданию конгресс-центра, где проводилась конференция по искусственному интеллекту, несколько бригад скорой помощи и полицейский экипаж.

Дальше на экран вывели картинку, снятую, возможно, камерой на полицейском, поскольку она дергалась в такт перемещениям и захватывала изображение с широким углом. Сначала в кадр попало все здание с несколькими бедолагами, распластавшимися около выхода. Оператор задержался около них, проверил пульс, глаза…

- По предварительным данным, от неизвестного вещества пострадало около трех тысяч человек. Порядка сто пятидесяти человек в критическом состоянии находятся в клиниках Сан-Франциско, Маунтин-Вью и Сан-Хосе. Власти не исключают, что от проведенного теракта в ближайшие сутки появятся жертвы, так как в реанимацию продолжают поступать пострадавшие в тяжелом состоянии. Симптомы у всех примерно одинаковые — тяжелая форма легочного фиброза, крайняя степень конъюнктивита, различные нарушения мозговой деятельности.

Картинка сменилась на больничные палаты реанимации. Десятки пострадавших, врачи и медсестры, мечущиеся между ними, приборы для вентиляции легких, капельницы.

- Нет, этого не может быть! Три тысячи человек! Пострадавшие! Жертвы! – Ната воздела руки к лицу и замерла с перекошенным лицом уставившись в телевизор. - Как же так!

- Да, что-то, похоже мы переборщили…

- Нет, этого не может быть! Все же было нормально! Какой теракт? Это же была простая и обычная мирная акция, мы же просто хотели заявить о себе! Я не верю, может быть это не тот Гуглоплекс?

- Нет, это тот Гуглоплекс. И все это наших рук дело, – Ник отрицательно покачал головой и машинально обновил страничку на планшете.

- Да они просто нагнетают ситуацию! Гонятся за журналистским счастьем и раздувают из мухи слона! Вот негодяи! Тысячи пострадавших! Сотни в реанимации! Ха! Как бы не так! А ведь еще и картинки такие жалостливые выбирают. Что б слезу выбить.

- Ната, не хочу тебя расстраивать, но думаю, что они не преувеличивают. И ты знаешь что?

- Что? – с вызовом ответила Ната.

- Боб убрал с сайта свое послание.

- Как убрал?

- Вот так вот, только что оно было, а потом раз и его нет.

- Вот мерзавец. Ник, как ты думаешь, мне дадут скидку в сроке? Ведь я же просто сидела в машине. Я ничего такого и не делала. А может быть, если я сдамся меня простят?

- Не думаю. Обвинение в терроризме не подразумевает никаких поблажек.

- Ну а если мы рванем куда-то и затаимся? А, Ник?

- Мы слишком много наследили. Слишком много. А делом о терроризме будут заниматься все службы. У них не спрячешься. – Ник опустил голову и тяжело вздохнул.

- Как же так, я еще так молода. У меня папа, дедушка. Ведь учеба, а потом свадьба, покупка новой квартиры с видом на Гудзон. Дети наконец. И что? Вместо всего этого издевательства в Гуантанамо?

- Слушай, ну может быть еще выкрутишься как-то, не паникуй раньше времени.

- Ну, допустим, я буду сотрудничать со следствием. Прокурор будет просить 15 лет, мне скостят 5. Я выйду на свободу за хорошее поведение лет через семь. Конечно, не совсем молодость, но все же еще можно будет успеть все наверстать. Семь лет для меня бесконечно большой срок. С другой стороны, скрываться под чужим именем где-нибудь в Мексике или Эквадоре двадцать, или двадцать пять лет. Это ж сколько я не увижу своих родственников. Хотя дедуля может и семь лет не протянет.

- Да, ситуация поганая и мы себя сами в нее поместили. Ната, я думаю…

- Погоди-погоди, тут выгодным все же, наверное, будет сдаться и сотрудничать. По крайней мере, так родных хоть буду видеть иногда, да и обучение закончу удаленно… Получу профессию, а своим объясню как-то.

- Ната…

- Как ты думаешь, Ник?

- Ната, на забывай, что в этом деле ты не одна, - Ник глубоко вздохнул, затем продолжил. – Боб организатор и он должен понести основное наказание. Я выполнял всю работу. Причем не очень профессионально. Я чуть не попался на испытаниях дронов, убегал от полицейской машины, дрался с охранником.

- Да, но ты ведь убежал!

- А потом десять раз прыгал через забор, а там наверняка камеры везде стоят. Потом второй беспилотник с нанотрубками, он упал с крыши и его найдут моментально, если не сразу. А там и до отпечатков недалеко. Сравнят их с теми, что на потерянном пульте. Ах да, еще и разорванная футболка со следами пота. Тут уж кому в бега подаваться, так это мне. Прямых улик уйма!

- Да ну Ник, ты же… – Ната осеклась. Сначала она хотела что-то сказать по поводу его преступного прошлого, но подумав, поняла, что толком не знает ничего о прошлом Ника.

- Да, я же… – Ник глубоко вздохнул. – Ната. Я иду в полицию сдаваться. Я не выдам тебя и буду сотрудничать со следствием. Постараюсь прикинуться дурачком, вдруг поможет.

- Ник, ты…

- Подожди, дай мне договорить, – глаза Ника блестели от влаги, но он держался. – Я не выдам тебя, никак не упомяну. Ты, главное, не делай глупостей там. А Бобу передай, что он должен перевести тебе мой гонорар, ты его передашь моей двоюродной сестре. Наличными!

- Ник, я…

- И каждый год он должен передавать ей вдвое, нет, втрое большую сумму до тех пор, пока я не выйду на свободу! Иначе я сдам его и все его организацию.

- Ник, ну как же так. Ведь мы вместе действовали, я тоже виновата!

- Ты еще очень молода, зачем тебе портить жизнь. Тем более что я… Ты мне нравишься… Ты мне понравилась с того первого знакомства в кафе… И я не хочу чтобы ты страдала, – голос Ника дрожал, слова застревали в горле. – Ната, я могу тебя попросить, если тебе это тоже подходит…

- Да, да, да! Конечно!

- Ты мне нравишься… И если к тому моменту как я выйду, ты будешь свободна, не согласишься ли ты, если я приглашу тебя на свидание?

Вместо ответа Ната разревелась. Натурально, нисколечко не сдерживая себя. Так она ревела в детстве, когда упала с качелей и когда умер ее любимый хомячок. Как звали хомяка она уже и не помнила, но вот то щемящее чувство, когда что-то близкое и родное вдруг исчезло из ее жизни захватило ее с головой. И непонятно почему сейчас ей было точно так же больно от невозможности что-то исправить, от неспособности спасти человека, который перевернул ее мировоззрение за прошедшие несколько дней.

- Ник…

Ник из нежеланного партнера самопроизвольно превратился в близкого человека, которому можно доверять и который выручит в трудной ситуации. И похоже, что между ней и Ником пробежала искорка взаимной симпатии, даже нечто большего, чем симпатия. Ната чувствовала какое-то странное единение с Ником и возможно, что это и было то чувство, что воспевают поэты. Любовь постепенно овладевала разумом девушки.

- Ник… Я буду ждать тебя! – она размазала слезы по лицу рукой и кинулась ему на шею. – Ник, ты самый лучший, ты самый замечательный человек на свете!

- Ната…

- Подожди, милый. Ты лучший, ты мой герой. Я… Я люблю тебя! – Ната впилась губами в губы Ника. – Я буду тебя ждать столько, сколько нужно! Десять лет, сто, вечность или две!

Ник закрыл за собой дверь, бегом спустился по лестнице на первый этаж, вышел на освещенную электрическим светом улицу, постоял перед подъездом, вытащил из кармана жвачку, положил ее в рот и медленно разжевал. Затем он двинулся вниз и, повернув за угол, достал смартфон.

- ОК, Гугл!

Смартфон пискнул, показывая, что готов обработать голосовую команду.

- Дай ближайший автобусный рейс до Мексики!



Добавить комментарий