Как проинвестировать, что бы не попасть

Чем больше риск, тем больше премия

Искусству инвестиций не обучают в школе, к сожалению. Ему не обучают и на профильных высших и специальных образованиях, а это уже стыд и позор. И подавляющее большинство взрослых людей в нашей стране и не подозревают, что же такое кроется за таким страшным словом, как инвестиция. Да, мы слышали, что во время кризиса надо инвестировать в себя, чтобы по завершению оного, как стрельнуть в небо со всей своей накопленной инвестициями мощностью. Но вот как именно инвестировать и самое главное зачем, так и остается загадкой.

Специалисты обучающиеся экономическим наукам, да управлению, как правило, немного знакомы с тем, что же такое инвестиция и как нужно к ним относиться. Некоторые знают, как правильно можно рассчитать инвестиционный проект, куда нужно применить внутреннюю норму доходности и чистую приведенную стоимость. Но и на этом получается почти все. Что уж греха таить, мы россияне, совершенно неграмотны в плане применения как своих личных финансов, так и корпоративных. Ну не было у нас долгой и счастливой истории про то как наши деды вкладывали деньги в предприятия, разорялись, потом снова вкладывали и тем самым пополняли круговорот денежных средств в природе.

В 2013-2014-х года, в России проходили весьма важные изменения на внутреннем рынке. Наконец-то страна перестала быть бездонной бочкой, в которой можно продать все что угодно. Время сумасшедшего спроса закончилось, и мы выбрались наконец-то на уровень насыщения и товарами, и услугами. Что это означает? А то, что маржинальность любого бизнеса уменьшилась и зарабатывать только за счет административного ресурса стало заметно тяжелее. На первое место в цепочке получения прибыли становятся знания и умения по заработку денежных средств. Компаниям надо еще серьезнее конкурировать между собой, еще тщательнее продумывать стратегии развития и выживания на рынке. И конечно же компаниям просто необходимо вкладывать деньги в свое будущее.

Ситуация с разномастными санкциями, да с курсом валют еще больше добавила пороха в пороховницы местной экономики. Она, исправно кормившая нас полтора десятилетия и даже не сильно пострадавшая во время глобального финансового кризиса 2008-го года, наконец-то изменилась. Старые схемы либо уже не работают, либо скоро перестанут работать по тем механизмам, к которым все привыкли. Добро пожаловать в эпоху высокой волатильности! Отрадно, что компании начали считать деньги, задумались над оптимизацией собственных структур. А расслабившемуся населению наконец-то кроме брюзжания по поводу отсутствия хамона на прилавках местных продуктовых ларьков, придется вкалывать, как это делают в таких странах как США, Японии или Европейском союзе.

В нашем общем мире на планете Земля, функционирует весьма несправедливая денежная политика. С одной стороны, она конечно же заставляет каждого из ныне живущих что-то делать, а не просто лежать в теньке под пальмой и жевать цитрусовые, ведь иначе ты остаешься без денег и прочих средств к существованию. А если в твоей стране развитая социальная политика, как раз и опекающая таких бездельников любителей цитрусовых, то работать тебе нужно за себя и еще за того парня, а заодно еще того и вон того. Но, с другой стороны, пока деньги, кровь экономики, даются в рост, у этой самой экономики есть только два пути. Первый — увеличиваться в массе за счет создания новых ценностей, укрупнению рынка, роста капитала и прочих факторов, нацеленных на укрепление и увеличение. Второй — сброс излишнего неработающего жирка. Именно этот сброс и называется банкротством. В таких процессах, компании, не нашедшие свою нишу на рынке, своего покупателя, или просто неграмотно ведущие свои дела, просто перестают существовать. Они исчезают, унося с собой в небытие все свои долги. Снижая тем самым денежное давление. И процесс этот совершенно нормальный, без него никуда, ведь деньги-то выделяются под проценты.

И то, что подобные случаи происходят постоянно и повсеместно ни для кого не секрет, хотя все еще вызывают удивление обывателя. Как-так, компания обанкротилась? Почему это в разгар сезона исчез туроператор? Все происходит именно так, как и должно. Конкурентное давление либо расширяет экономику, либо схлопывает неэффективные компании, либо компании, оказавшиеся в ненужном месте в ненужное время. Увы, даже если фирма ведет очень грамотную политику в отношении своих собственных средств, предпочитает не влезать в кредиты, то даже в этом случае она будет ощущать давление внешней среды в виде стоимости своих же собственных капиталов. Да, владение денежными средствами тоже стоит денег. И если ничего с ними не делать, то они постепенно (и очень быстро) тают и сходят на нет. А одним из способов сохранения и даже приумножения денег является их инвестирование.

Вкладывать деньги можно в разных направлениях, но стоит четко и всегда отдавать себе отчет в том, что чем более рискованная инвестиция, тем больший у нее доход. Другими словами, если вкладываться в надежные инструменты и с более-менее гарантированным доходом, то заработанный процент на таких операциях всегда будет небольшим. А вот, если вкладывать средства в рискованные мероприятия, то в этом случае все деньги можно потерять, а можно и заработать достаточно много. И задача инвестора выбрать именно тот инструмент, то направление инвестиции, которое обеспечит достаточный уровень дохода и сопоставимый риск вложения.

Традиционно считается, что самыми надежными вложениями являются: а) банковский депозит, б) государственные ценные бумаги. Но даже в этом случае, риск того, что все деньги пропадут имеется. У банка может быть отозвана лицензия, а государство может объявить дефолт. Вкладывать средства во что-то более существенное, например, в драгоценные металлы также не выход — биржевые котировки на них слабо предсказуемы и в итоге проинвестировав свои средства в золото, по результатам года доход по нему может быть даже ниже, чем официальная инфляция (просто потеряли деньги). В розовых мечтах примерно 99.5% населения, в качестве беспроблемного дохода, витает в том числе и игра на бирже, где можно очень быстро обогатиться. Но биржевая игра, вернее спекуляция на бирже, занятие для очень неслабонервных людей и в большинстве случаев за ваш счет обогатятся крупные биржевые игроки (market makers), да брокеры. И если человеку или компании хочется заработать хоть немного больше, чем почти ничего (см. надежные вложения), то стоит рассмотреть другие варианты. Например, инвестирование в уже существующие или новые направления бизнеса.

Матрица Бостонской консалтинговой группы, обычно применяется для оценки направления бизнеса

Матрица Бостонской консалтинговой группы, обычно применяется для оценки направления бизнеса

Увы, не инвестировать нельзя, даже направления бизнеса приносящие постоянный доход («дойная корова») будут существовать не вечно и рано или поздно, конкуренты доберутся до священного животного и тогда будет уже слишком поздно. Деньги должны работать и приносить новые деньги, иначе все пойдет прахом (а при неумелом инвестировании все пойдет прахом гораздо быстрее).

Инвестировать можно разными способами, инвестировать нужно с умом. Давайте пробежимся по самым основным стратегиям инвестиций, понятиям и попробуем понять хотя бы основы.

Инвестстратегия сверхконсервативная

Сверхконсервативная стратегия инвестирования пришла к нам из далеких 90-х годов, когда в атмосфере висел терпкий дух предпринимательства и люди делали деньги буквально из воздуха. Ах, скольких отчаянных голов мы не досчитались с того времени, смогли выжить лишь самые удачливые, да и самые осторожные. Вот именно осторожные и используют ультраконсервативную стратегию применения денежных средств. Все действие напоминает старый анекдот, как раз из тех времен:

Встретились два предпринимателя, один другому и говорит:

- Слушай, тебе нужен вагон китайской тушенки по 90 рублей за банку?

- Да, нужен!

- Ну тогда по рукам, через неделю!

Оба ударяют по рукам, и один уходит искать вагон китайской тушенки, а второй сумму по 90 рублей за банку.

Особенность этой стратегии заключается в максимальном минимизировании всех возможных рисков. И такая схема может применяться по большому счету на уже сложившемся рыке. Как правило, такой стратегией пользуются компании, которые занимаются посреднической деятельностью, покупают в одном месте и продают в другом. При приобретении определенного товара или услуги, они уже имеют у себя в кармане оплаченный контракт на поставку. При этом в контракте у покупателя оговорены штрафные санкции за оплату не вовремя, за неприем товара и прочие возможные и невозможные коллизии которые могут возникнуть при взаимодействии между посредником и покупателем. А от поставщика, посредник еще и потребует отсрочку по платежу, вкупе с обязательством принять невостребованный товар.

При сверхконсервативной стратегии компания защищает себя от всех возможных рисков по максимуму и одновременно получает очень низкую маржу. Зарабатывать на подобном инвестировании можно только в очень коротких циклах возврата инвестиций и на больших объемах. В противном случае операционные затраты на инвестиции будут больше чем полученный с нее доход. Но, такие операции весьма и весьма популярны, поскольку позволяют работать в сегменте тех самых «дойных коров». Получая низкорисковый низкомаржинальный но стабильный доход. Эдакий крепкий тыл, которые позволит пережить в случае чего трудное время.

Но, предприниматели стараются увеличивать маржинальность за счет применения некоторых трюков. Во-первых, сверхконсервативная стратегия может приносить хороший доход если само инвестирование осуществляется по предварительному сговору. Наверное, каждый из предпринимателей сталкивался с деловыми людьми, которые ничем в принципе не занимаются, кроме как оказывают услуги нужным людям. Вернее, даже не так, сводят одних людей с другими людьми, дают выходы на крупные компании, помогают продвигаться к кормушкам поближе. Такой бизнес, построенный на связях, вполне имеет место быть в условиях неидеального рынка, когда у всех его участников отсутствует информированность о тех процессах, услугах и товарах, которые существует на конкретном определенном рынке. И подобный способ ведения дел характерен не только для России, но других стран.

Венчурная инвестстратегия

Инвестирование в венчурные проекты по своей сути подразумевает намного больший риск для инвестора, нежели различные вариации консервативных инвестиций. Но, за большим риском следует и большая маржинальность. Важно только действительно понять, что дополнительный риск несет в себе дополнительную премию, ведь часто бывает так, что весьма рискованные затеи совершенно неспособны приносить никаких баснословных доходов. И любой предприниматель или инвестор, должен себе отчетливо представлять, что всего его вложения в проект могут просто пойти прахом, не принеся никакого дохода вообще.

На чем же зарабатывают в рискованных инвестициях? Способов получить доход тут множество. Во-первых, это обычная прибыль, которую должно приносить любое коммерческое предприятие. Вкладывая деньги в развитие, предприниматель вполне резонно ожидает получить значимый доход со своих вливаний. Конечно, цели инвестирования могут быть различными, например, социальная поддержка, но базовое инвестирование заключается все же в получении прибыли на вложенные финансовые средства. Во-вторых, развитое предприятие может быть с успехом в последствии продано. Такая практика принята у чистых венчурных капиталистов, ведь их задача заработать именно на старт-апе, когда вложив тысячу можешь получить миллион. А управлять не очень понятным и знакомым бизнесом им совершенно не резон. Пусть этим займутся увлеченные люди и профессионалы. Кстати, продажа бизнеса может быть осуществлена как на сторону, так и другим участникам самого старт-апа.

Тем не менее, из-за высоких рисков, при венчурном инвестировании лишь единицы из сотен проектов добираются до хоть сколько-нибудь ценного дела. Остальные разоряются, идут ко дну и исчезают. Но, венчурного инвестора это совершенно не останавливает. Дело в том, что при подобном роде инвестирования ресурсы идут не в один единственный проект, а распределяются по нескольким. Тем самым высокий риск хеджируется. И в конечном итоге, инвесторы все равно получают свои прибыли. Однако, подчас одному инвестору нет никакой возможности осуществить инвестирование сразу в несколько проектов. Банально не хватает средств. И тут уже нельзя в полной мере применить стратегию хеджирования. В таком случае, разумно вступать в объединения, инвестиционные или венчурные фонды, где благодаря аккумуляции ресурсов из нескольких источников удается подключить сразу несколько проектов, понизив тем самым риск.

Что делать с рисками?

Риск и предпринимательская деятельность идут рука об руку, без риска зарабатывать деньги нет никакой возможности. И даже в самой консервативной стратегии, риск все равно присутствует, хотя он и сведен к минимуму. А, что можно еще сделать с риском? Если в сверхконсервативной стратегии, риски перекладываются на плечи других участников цепочки, а так же страхуются (подписываются заранее договора, указываются штрафы за неисполнение, предусматриваются нормы возврата и прочее), то при венчурном инвестировании подобные схемы почти всегда не могут быть использованы. Как правило, венчурный проект затевается с целью вывода на рынок чего-то совершенно нового, чего раньше на рынке еще не было. Да и сроки по выводу могут быть существенно больше, нежели при сверхконсервативном подходе («длинные деньги» в таком случае, обыкновенно вообще не интересны), а заключать договора которые начнут исполнятся через месяцы, да, что уж там, даже через годы можно далеко не с каждым субъектом хозяйственной деятельности. По этой причине рискующие инвесторы предпочитают использовать методику понижения риска. Я уже подробно писал о том, как можно обходиться с рисками в «Советы начинающим бизнесменам, или вернейшие способы как не испортить свою жизнь», поэтому сильно углубляться в тему работы с рисками не буду.

Предположим для венчурного проекта, путем небывалых мозговых усилий, было определено три риска с характеристикой «Showstopper», а так же с десяток рисков категории «Высокая вероятность, Серьёзные последствия». Шоустопперы способны поставить крест на всем проекте. К таким рискам можно отнести, например различные правовые факторы, будь то местное законодательство, либо отсутствие лицензии. Что бы понизить категории этих рисков необходимо провести ряд работ, которые как раз и направлены на понижение уровня риска. С каждым риском нужно работать индивидуально, разрабатывать свои методики и тактику. Нет единого универсального совета, как можно убрать тот или иной риск. Все в руках творческих людей — бизнесменов, в их головах должны вырабатываться стратегии и тактики.

Но, по большому счету, подобные риски сводятся к тому, что у команды проекта просто нет достаточных знаний о той или иной сфере деятельности, факте. И уменьшение степени риска как раз и направлено на то, что бы понять причину возникновения этого риска. Так, например, если для транспортировки морским транспортом опасных грузов требуется лицензия, а за работу без лицензии может наступить ответственность вплоть до закрытия компании с конфискацией всего её имущества (вон он шоустоппер), то вполне разумно было бы такую лицензию получить. Но, а для того, что бы её получить компания-грузоперевозчик должна соответствовать определенным требованиям. Методика понижения риска в подобном случае может быть применена следующая — проводится аудит готовности компании к получению лицензии, по результатам аудита происходит устранение выявленных недостатков, а затем уже можно либо провести еще раз проверку, либо сразу подавать на лицензию. Что в таком случае произошло? Компания повысила свой уровень знаний и компетенций в определенной сфере, понизила тем самым риск того, что дело не пойдет из-за отсутствия лицензии. Да, это долго, да, это затратно. Ну, а кто сказал, что будет легко?

В реальной жизни, приходится сталкиваться еще с одним весьма неприятным фактором, который можно отнести к рискам. Речь идет об уровне сбыта будущей продукции или услуги. И вот тут уже супротив бизнесменов играет по большей части чистая случайность. Ведь, как строятся все инвестиционные планы в венчурных проектах? Делается предположение о том, что потраченный миллион рублей, будет возвращен в течение следующих шести месяцев работы новорожденной компании. И конечно же рисуются графики сбыта, восходящие к краю «миллимитровки» диаграммы доходности и прочее-прочее-прочее. Но, тут сразу же должен возникать вопрос, а на основе чего делаются все эти выкладки?

Увы и ах, по большому счету все выкладки, которые идут в разрезе понимания того, каков же будет сбыт, делаются почти и исключительно только на предположениях самих бизнесменов. Исключения есть и тут, но подобные проекты уже не относятся к венчурным. Спрогнозировать будущее, в том числе и будущий сбыт невозможно, можно лишь попробовать его угадать. Даже различные маркетинговые исследования, всего лишь гадания с хрустальным шаром. И нужны они по большей части для прикрывания своей пятой точки в крупных корпорациях. Исследования рынка могут нам дать динамику их развития, могут показать структуру в разрезе товарных групп, могут оповестить о предполагаемых действиях конкурентов, но они никогда не дадут нам информации о том, каков же будет уровень сбыта нашего собственного продукта. Как бы этого нам не хотелось бы. Единственным способом, дающим более-менее адекватный ответ можно назвать лишь тестирование рынка, но даже в таком случае, спустя некоторое время ситуация может поменяться на полностью противоположную и все сведения полученные от тестирования уже не будут достоверны.

По этой причине, заботиться о как можно лучшей информированности о рынке можно и даже нужно, это снижает риск, но полностью устранить риск в проектах не получится никогда. И это нужно понимать.

Проект, программа или что?

В эпоху непрофессионализма, когда обычного продавца называют менеджером, а необразованного клерка — менеджером проекта, с терминологией творится полная неразбериха, которая вносит еще больше суматохи в бизнес-среду. Необходимо понимать, что проект отличается от обычной деятельности тем, что в рамках проекта, создается что-то новое, инновационное, чего не было раньше. Если ваше предприятие выпускает 3D-принтеры, то изготовление нового принтера, это ни коим образом не проект, а обычная производственная деятельность. А вот создание новой модели принтера печатающего сапфировыми каплями на подложках из платины, уже можно назвать проектом, если под эту деятельность привлекаются существенные ресурсы, а не просто один инженер проектировщик в рамках своего рабочего времени.

У проекта всегда есть начало, есть четко-выраженные жизненные циклы и цель, при достижении которой проект считается завершенным. И именно для достижения этой цели мобилизуются все ресурсы. Цель должна быть четко поставленной и достижимой. «Запуск линии по производству принтеров на сапфировых каплях» это да, это цель проекта. А «Наращивание производства принтеров на 15% в месяц» это уже не цель проекта, а цель программы. Программа именно и отличается от проекта тем, что она не имеет четкого окончания, да и жизненные циклы у программы не выражены так наглядно, как у проекта. Кстати, «Увеличение удовлетворенности клиентов от услуг химчистки-прачечной» так же можно назвать программой, хотя, если в прачечной применяется процессный подход, то это может быть обычными задачами процессов (как постоянное совершенствование деятельности).

Проценты соотношения

Но вернемся обратно к инвестированию. Какой же метод инвестирования правильный? Никакой и все вместе. Имеют место быть как сверхконсервативные методы ведения бизнеса, так и венчурные. И те и другие существуют на вполне законных основаниях и нет причин тому, что бы они не могли бы применяться. Кроме того, в обычной жизни зачастую применяются и вовсе смешанные стратегии, которые нельзя отнести ни к одной из классических стратегий. Ведь такова жизнь, она полна случайностей и неопределенностей. Хотя, экономисты дают следующий совет, что в обычных условиях, примерно 80% от капитала должно инвестироваться (вернее ре-инвестироваться) в консервативные направления, тем самым будет снижаться риск полного разорения, а оставшиеся 20% вполне могут быть потрачены на рискованные мероприятия.

Но, заданный учеными мужами процент вовсе не панацея, каждый волен выбирать себе тот порог который ему комфортен, либо же находится в рамках заданных должностями инструкциями. И даже тут, не все поддается четкому научному обоснованию. На уровень склонности к риску каждого конкретного индивидуума, влияет его биологическая сущность. Тяготение к риску или же его органическое не восприятие зависит в том числе и от того, кто по натуре является человек принимающий решения. Так, известно, что женщины реже склонны рисковать, а мужчины наоборот, более рискованны. Да и среди мужчин и женщин, есть свое расслоение (во всем виноваты их гены) к особям которые любят и могут больше рисковать, и наоборот.

Выводы

Все инвестратегии хороши, все инвестстратегии могут применяться, но для любого их применения нужна голова на плечах и чистый разум. Кстати о разуме, разумность для проведения инвестиций является, пожалуй, одним из ключевых факторов успешности, но тут категорически важно не попасть в ловушку повторяемости. А попасть в нее очень легко. Достаточно один раз провести удачную операцию, и не важно какая она, венчурная или консервативная, как потом будет очень огромное желание проводить все последующие операции именно таким же способом. А среда-то меняется, и то, что принесло успех еще позавчера, уже завтра приведет к полному фиаско.



Добавить комментарий